Dominik

Перворождённый (часть 1)
*Очень старое произведение. Одно из самых первых*
Поколение сменяется поколением. Мироздание сменяется мирозданием, даже боги
меняются вместе с ними. И в этот момент, когда умирал старый мир и рождался новый, в первозданной тьме происходила Великая Война. Последняя война старого мира и первая для нового. В ней сражались миллионы воинов. Старейшины - последние и самые великие войны старого мира и Перворождённые – первые кто был создан в новом мире. Новый Бог был горд своим творением: Перворождённые заключали в себе душу ангела и демона и в сражении были неподражаемы. Но некоторые их них не захотели подчиняться воли своего отца. Видя свою силу они хотели скинуть его и самим создать свой мир, но Врата ведущие к Нему исчезли, а изменники остались в первозданной Тьме.

    ***

Три стрелы торчали из груди, две из них попали в сердце, всё тело было усеяно пулевыми ранениями и как минимум семь пуль осталось в теле, те, что застряли в голове, причиняли большой дискомфорт. Костюм, прослуживший мало даже по человеческим меркам был изодран в клочья, и только чудо ещё держало его на теле.
Иногда забавно, сколь трудно убить того, кто не хочет жить. Но желание мести, вполне достаточно, чтобы сохранить огонь внутри и не рассыпаться пеплом, как это случилось со многими подобными ему. Он слишком много прошёл, чтобы споткнуться о жалость или сожаления.
      Перед Грэем в переулке лежало около двадцати искореженных тел нападавших. На первый взгляд они выглядели как уличная шпана, одетые в свободные, тёмные штаны и длинные белые майки. Вот только смущало наличие у них автоматического оружия и арбалетов с разрывными стрелами… Во всяком случае в большинстве миров данное вооружение должно считаться слегка неправильным. Хотя, видневшееся у них на шее маленькая татуировка изображающая врата, всё объясняла. Это был символ охраны миров, следовательно, они вышли на его след, и скоро могла начаться Большая Охота.
Судя по всему, это были новобранцы, или отряд, просто не знающий, кто же их жертва на этот раз, и по этому они не успели как следует подготовиться к его прибытию. Поскольку даже оружие не было оснащено правильно, и не могло нанести ему непоправимый вред.
   Раны от стрелкового оружия заживали почти мгновенно, гораздо хуже дела обстояли с полностью уничтоженными органами, их восстановление было как минимум неприятно. Но на этот раз вроде обошлось без особых увечий. И тело почти вернулось в нормальное состояние. Обломав древки стрел, которые мешали ранам затянутся, и спрятав револьвер в кобуру (благо она ещё держалась) на спине, он огляделся в поисках портала.
   Надо бы быстрее уходить, пока сюда не подтянуться более опытные стражи. К тому же, этот мир больше не был ему интересен. В нём не было того, что он искал, и надо было двигаться дальше…
  Серый туман на первый взгляд похожий на табачный дым, летал около стенки, медленно перемещаясь из стороны в сторону. Зажмурив глаза, Грэй вступил в портал. Всё тело оковами сковал и холод и жар, пролившейся по телу волнами боли, которая могла бы свести с ума, будь она хоть чуть сильнее. Все органы как будто зажали в тисках, а потом начали по молекуле разбирать, небрежно задевая каждый нерв.
                                                    ***
Когда Грэй вышел с другой стороны, его мутило и качало. Ощущение, испытываемое сотни, а то и тысячи раз не могло никак стать привычным, чему он втайне радовался. По прошествии времён начинаешь ценить то, что может преподносить нечто новое.
    Подняв голову, он увидел в небе закат янтарного солнца, бросающего последние алые лучи, озаряющие причудливый город с домами до облаков.
 В его памяти с туманом грусти промелькнули те далёкие времена, когда он наблюдал за рождением звезд и галактик в первозданной тьме своего мира, и от этих воспоминаний, его оплела тоска, и корни ненависти - снова зашевелились в душе, открывая старые раны.
Он знал, каково это - быть во тьме тысячелетия, надеясь на избавление или смерть. Когда вокруг нет абсолютно ничего, и миллионы лет наблюдать, как облака пыли сплетаются в планеты и галактики. И всё же чувствовать что в одном из этих миров - будет проход к тому, кто ВИНОВЕН в муках, и эта надежда на мщение, единственное, что укрепляло его - становясь частью сознания. Он хотел отомстить за тысячелетия мучений, на которые его обрёкли. Уничтожить обидчика от кончиков волос да мизинца ноги! Он знал, что сколько бы ты не скрывался, его враг, у него была впереди вечность, чтобы найти его! Грэй с глухой ненавистью смотрел небосклон, зная, что Враг всё это слышит. Он всегда слышал, но не отвечал.
    Осмотревшись, Грэй понял, что попал в такой же переулок, из которого и вышел, только мостовая не была завалина трупами. Это схожесть означала, что он сделал прыжок в мир находящийся недалеко от покинутого, возможно он был даже параллелен ему. Грэй почувствовал лёгкую надежду, по-прежнему жившую во тьме его души. Каждый раз, приходя в новый мир, он мечтал, что его путь закончился, потому что его цель могла быть здесь.
            Пора идти, но в начале надо достать одежду, чтобы не привлекать к себе внимание. Презрительная ухмылка исказила его лицо. Ему было отвратительно даже от мысли того, что он вынужден теперь скрываться, но начавшееся на него охота, могла замедлить поиск.
                                                                         ***
          Джону Каллему было девятнадцать лет, когда он с четырьмя своими друзьями и парой знакомых подружек гулял на улице. Их считали в районе местной бандой и не связывались с ними, поскольку, у них даже было оружие: по пистолету и ножу у каждого кроме девчонок и казалось, напади на них хоть целая армия, хоть сам дьявол, они смогли бы дать отпор. Всё это вселяло некую подсознательную уверенность в своём бессмертии, которая была так присуща молодым…
           Джон был влюблён, и опьяняющее чувство эйфории переполняло его, преображая в его глазах весь мир в призме любви. Делая жизнь более идеальной, чем в раю. Он хотел в ближайшем времени сделать предложение своей возлюбленной, тем самым, связав с ней свою жизнь, и встретить старость вместе. Джон даже купил ей кольцо, простенькое: всего лишь золой ободок с маленьким камешком, но для него, оно было дороже всех богатств мира... И он всё чаще и чаще останавливал свой взгляд на её лице, боготворя каждую её черту, репетируя про себя слова, которые хотел сказать ей.
   Джон так же хотел покончить с уличной жизнью и найти нормальную работу, даже никто из друзей ещё не знал, что его зачислили в университет, и он с бумагой подтверждающей поступление, с окрылённым сердцем шёл домой, где его ждала мать и отец, приготовив ему праздник в честь его дня рождения. Будущие представлялось для него светлым и ясным, не предвещавшее неожиданностей и неудач.
       Но вдруг, он замер как вкопанный, и друзья, заметив это, тоже остановились. Джон смотрел в узкий переулок и не мог отвести от него широко раскрытых глаз. Он ничего в нём не видел, но он притягивал... звал его к себе, стирая в сознании мысли оставляя лишь желание пойти к нему. Внутри себя он почувствовал некую пустоту и холод давящую на сердце, и неизбежность марионетки, от которой уже ничего не зависело, и что кукловоду надо сделать лишь пару движений рукой, чтобы прекратить его игру.
  -Пацаны, давайте пойдём этим путём - сказал Джон, рукой указывая на переулок, несмотря на то, что в его голове, какая-та часть мозга вопила и умоляла туда не идти.
 -Лады Джо. Тебе решать. Ты же именинник – протараторил его лучший друг, держа под руку свою девушку, с которой он встречался уже второй год.- Хотя я и не понимаю, что ты там хочешь поймать?
      А и то, правда? Что это ему вздумалось идти в этот переулок? С упорством спрашивал он сам себя, не замечая, что уже вошёл в него - его туда буквально притягивало как магнитом, не давая ему какого либо выбора.
  Друзья медленно семенили за ним, как овечки за пастухом - ничего не соображая, да и не вдаваясь в подробности, куда их ведут. Когда он зашёл за арку отделяющую какой-то дворик от проспекта, его охватило ещё большее волнение, колокольчики в голове звеневшие об опасности, стали огромными колоколами и буквально гремели, что ему надо немедленно бежать, прятаться, делать что угодно, только не стоять здесь, где он ощущал себя как скот на бойне..
Его мышцы уже напряглись, чтобы поднять ноги и кинуться наутёк, но тело не послушалось, и вместо того, чтобы бежать, он начал медленно входить в безлюдный, плохо освещённый дворик. Джеймс попробовал вскрикнуть, но связки отказались работать - изо рта вырвался только стон глухонемого.
     Девчонки за спиной весь путь хихикавшие - тоже притихли, или просто не могли произнести ни звука, как и он.
     И тут он заметил его.. Точно две горящие огненные сферы светили синим пламенем.. Одежда на нём была изорвана и висела жалкими лохмотьями, через которые можно было разглядеть атлетическое тело, а за его спиной, если ему не привиделось, были сложены КРЫЛЬЯ!!
 Существо было похоже на архангела, как его рисуют в библии, вот только эти глаза – в них стояло холодное равнодушие к чужой жизни и смерти, это была глаза акулы, которые не могли выразить жалость или страх... такие глаза могли быть только у дьявола.
   Страх... слово, которое было не достойно описать его чувство, впилось в сердце Джеймса с огромной силой, и стальной хваткой разорвала волю и храбрость на ошмётки.
Хотелось броситься бежать, может умереть самому, но не подпускать к себе это существо, но он не мог и двинуться - невидимые путы стальными кольцами сковали его тело. Он был уверен, если существо захочет, он тут же упадёт и умрёт. Он буквально чувствовал чужие руки держащие каждый мускул его тела и не сомневался, что, то же самое происходит и с остальными. Джон только успел услышать хруст позади себя, как будто падало огромное сухое дерево. Существо перед ними медленно сводило в воздухе руки как будто в замедленном хлопке. Вдруг он почувствовал, как кости внутри него ломаются и, разрывая плоть, вырываются обломками наружу, вместе с кровавыми кусками мяса и кожи. Сознание охватила агония боли, и последняя мысль как трепещущийся мотылёк объятий огнём пролетела в его голове. ЗА ЧТО!?
        Грэй обычно не отвечал на такие вопросы - слишком много их было.
- Мне нужна была одежда – решив, что хоть раз за сотни лет ответ дать можно. Когда он свёл руки вместе, перед ним не было ни одного живого существа.
                                                              ***
Грэй не чувствовал жалости к этим людям - сотни веков было достаточно, чтобы уничтожить сострадание в его душе. Он относился к ним лишь как к материалу, который можно использовать, или манипулировать при необходимости. Иногда как к интересной игрушке, которая может развеять скуку, но которую, потом можно сломать, и выбросить за ненадобностью
     Он взял чуть испачканную в крови одежду человека называющего себя Джоном.
Грэй проверил карманы доставшихся ему джинсов, и нашёл там маленькое колечко. Повертев секунду, и потеряв к нему какой-либо интерес, он бросил его в водосток находящийся рядом. Местные власти найдут тела максимум через пол часа, может даже через час. А ещё через три часа в этот мир, нагрянут стражи - примерно столько уходило времени на вычисление пути портала.
    Оглядевшись, Грэй вышел на пустой проспект, освещаемый лишь несколькими фонарными столбами.
     Теперь, ему надо было найти еду. По своей природе он был хищником, но больше предпочитал кровь, чем мясо. В ней была жизненная энергия, которая требовалась для использования магии, а также обрывки памяти существ, которые часто помогали освоиться в новом мире. Энергия тех людей, что остались в тёмном дворике взбодрили Грэя, но не насытили, а чтобы идти к цели, ему нужна была ещё пища.
      Приходя мимо витрин с одеждой, он остановился, чтоб посмотреть, не видны ли крылья из-под плаща, но, несмотря на величину - их было легко прятать. Широкий плащ, спускающийся до ступней, так же хорошо скрывал и пятна крови на одежде.
    Его отражение в витрине, которое было лишь чуть прозрачным и туманным, с первого взгляда, вполне могло сойти за человеческое. Данная мера предосторожности его унижала, но иначе было нельзя, поскольку, если его личность обнаружится - он мог в одночасье превратиться в загнанного зверя, которого будет преследовать весь город. Люди - удивительные создания…иногда они могут тебе поклоняться, а иногда надо скрываться от них, чтобы не распяли.
      Ночь была его временем, пока земля была погружена в мир теней, его могущество возрастало, но лишенный в данный момент большей части своих сил, он лишь наблюдал за окружающим его миром. Закрыв глаза и сделав глубокий вдох, он увидел эмоции тонкими золотыми линиями окутывающие город. Презрительная улыбка появилась на лице Грэя. Люди…Они везде одинаковы. И этот мир не исключение: его улицы заполнены страхом, местами смертью, и мелкой рябью по городу рассыпаны точки любви и надежды. Ирония судьбы была в том, что Грэй за свой долгий путь знал, что к краху цивилизаций чаще приводит именно любовь, а не ненависть.
  От изучения этого мира его прервал звон колокола, эмоциональные линии, наполнявшие воздух порвались и развеялись в воздухе. Для их наблюдения требовалась концентрация, и раздававшийся шум не давал ему сосредоточиться.
Да и вообще, всё, что было связано с религией, вызывало у него чувство мерзкого отвращения, как к чему-то слизкому и противному испытанному ранее на себе.
 Медленно повернувшись, он побрёл в сторону церкви, внутри него крепла уверенность, что там ему предстоит очень важная для него встреча.
                                                           ***
Эллин Роуз было уже тридцать лет, но, несмотря на возраст, она стремительно шла по карьерной лестнице. Ради работы, Эллин жертвовала многим. Она была красива с точки зрения многих мужчин, но уже давно не с кем не встречалась, считая, что всякие отношения связывают и мешают в достижении цели, и все предложения о встречах резко ею пресекались.
    Роуз работала детективом, и эту профессию она мечтала занять с самого детства. Причина была далеко не в деньгах. На причитающеюся ей зарплату, она с трудом могла оплатить счета за небольшую квартирку на окраине города и позволить себе маленькие излишества при выдаче премий. Причина её увлечения работой была в том, что её затягивало раскрытие тайн и нахождение преступника, она могла ночами не спать, разгадывая какое-либо убийство, собирая по крупицам огромную мозаику реальности. В агентстве её считали одной из лучших профессионалов, и часто привлекали на самые трудные дела в качестве помощника, и большинство коллег в глубине души сильно завидовали её упорству и расчетливости, которые помогали ей находить ключ к разгадке даже в самых запутанных делах.
     Ночь только началась, а она вместе со своим напарником уже ехала на место преступления. Молодого паренька сидящего за рулём звали Эдвардом, его назначали ей в напарники совсем недавно, и он всячески пытался разрядить обстановку рассказывая разные истории и шутки. Эллин не нуждалась в его помощи при расследовании, однако агентство надеялось, что паренёк почерпнет для себя много полезного из общения с ней, и когда-нибудь станет первоклассным детективом.
     Вдали показался переулок, в котором произошло убийство, он был окружен машинами полиции и скорой помощи, в довершении картины всё было оцеплено жёлтой лентой, что подтверждало мысли прохожих, что ничего хорошего там точно не произошло. Выйдя из машины, Эллин подошла к стоящему офицеру, который составлял отчёт.
- Привет Фрэнк, что же на этот раз случилось?- спросила она, закуривая сигарету, являвшейся одной из мелких слабостей, которую она могла себе позволить.
- Убийство.. Если честно я надеялся, что хоть одна ночь в этом городе пройдёт спокойно.- покачав головой Фрэнк повернулся к Эллин лицом - Как тебе всё это ещё не надоело?
- Сколько тел?- спросила Эллин, проигнорировав встречный вопрос своего старого наставника.
- Семь… Правда ту кучу мяса, которую мы нашли трудно назвать телами - Фрэнк прикрыл глаза. Он был уже слишком стар для такого и поэтому в ближайшее время хотел уйти на покой.
- Что с ними произошло? Разборки местных банд?
-Банд? Найди мне банду, которая нападёт на семь вооруженных человек, и без единого выстрела превратит их в кучу фарша на асфальте.
Эллин, была равнодушна - для неё известие о смерти людей была лишь информацией, она не жалела их как должна была бы, или как от неё этого все ожидали. Она лишь одолевалась идеей о поимке преступника, и теряла к нему всякий интерес, как только находила его. Для неё это было своеобразным поединком, в котором она ещё ни разу не проиграла.
 Эллин начала прокручивать в голове возможные варианты происшествия, но ничего дельного под такой случай на ум пока не приходило.
 - Есть ещё что-нибудь необычное?
- А переломанные кости для тебя не кажутся достаточно необычными? – спросил Фрэнк, удивляясь спокойствию девушки.- У одного из хм... тела не было одежды. И похоже они все обескровлены, но поблизости луж не было обнаружено. Убийцы зачем-то забрали кровь с собой и, скорее всего, что нападение было не тут, поскольку жители дома что-нибудь услышали, да и следов борьбы вокруг тел было бы намного больше.
-Что по-твоему тут могло произойти? Может какая-то секта? - спросила Эллин, смотря, как сотрудники скорой помощи выносят мешки с телами. Эдвард ещё не привыкший к виду покойников отошёл в сторону и начал глубоко дышать - успокаивая желудок.
-Не знаю Эллин, это уже твоя задача найти ответы на эти вопросы. Но одно я могу сказать точно - мир сошёл с ума и катится в ад, и я не вижу другого объяснения всему злу, которое творится вокруг.
***
Тела священников и прихожан валялись по всей церкви. Несколько тел лежало рядом с алтарём в луже из собственной крови. Те, кто пытаясь убежать, умерли около дверей так и не добежав до них. Некоторые просто падали на колени и молили о пощаде, никуда не пытаясь скрыться и надеясь на прощение, думая, что это гнев божий.
Всюду на каменных стенах были кровавые следы, многие скамьи для молитв были опрокинуты или сломаны. Разноцветные витражи, изображающие карающих ангелов, в некоторых местах были разбиты.
Грэй не пощадил никого пытаясь потушить свою жажду мщения - ведь все эти люди любили того, кого он так ненавидел.
Его всегда забавляла хрупкость человеческой жизни, но ещё больше он поражался устойчивости этого вида. Он видел, как они медленно превращались из животных в то, чем являются теперь. Когда-то он раскалывал их головы о камни, пытаясь понять…найти то, что ими движет. Зачем?! Зачем они встали на ноги, для чего умнели? Неужели, все эти их перевоплощения служили тому, чтобы осознать наличие внутри себя ненависти, любви и злобы. Для кого они сменили инстинкт на разум? Это оставалось для него загадкой, ради которой он иногда проявлял интерес к поведению людей.
   И он так же задавался вопросом…КАК эти обезьяны, создав и уничтожив в своём воображении сотни богов - наконец нашли истинного? Настоящего Бога. Правда, надо отдать им должное…они же его и распяли. А потом, строили ему храмы и молились, убивали и умирали ради него…что и говорить – другой такой расы, просто нет.
   На священной земле Грэй терял свою магическую силу, и поэтому пришлось пачкать руки. Обычно на такие случаи у него был огромный револьвер, который он нашёл в одном из миров. Стрелял он, пулями соизмеримыми по мощи выстрелу с огромного дробовика. Вся рукоятка, сделанная из сандалового дерева и длинное, широкое дуло было изрезано тонкими, красивыми эльфийскими рунами, которые должны были защитить оружие от старения. Этот револьвер, можно было с лёгкостью причислить к произведению искусства, но мало кто мог себе приставать, сколько морей крови создал этот инструмент.
  Грэй стоял у алтаря в полутемной церкви, и смотрел на деревянную статую изображающую Христа на кресте. Чья-то кровь попала на изваяние, и создавалось впечатление, что лицо, обращённое на него, плакало кровавыми слезами.
Грэй не мог понять, почему они поклоняются именно ему? Они верят в него, но он даже не удосужился спасти их в своём же храме.…Более того, ему всё равно.
-Отец... я найду тебя. Это ты, и только ты виноват в смерти лежащих тут людей. Это в тебя они верили, но ты не пришёл защитить их. Ну же!! Приди и сразись со мной! Чего ты боишься?!- Грэй презрительно засмеялся.- Может, ты и вправду меня боишься…
Неожиданно крест раскололся на щепки, святая вода в чаше на алтаре покрылась льдом, все свечи, на миг затухнув, вспыхнули и их пламя достигло потолка. По церкви начали медленно раздаваться одинокие аплодисменты, с каждым хлопком в стенах церкви появлялись всё новые и новые трещины. В воздухе запахло серой.
-Очень трогательная речь…но можешь не стараться…Он не слышит - сказал глухой, чуть хриплый голос позади Грэя.
Обернувшись, он увидел человека одетого во всё чёрное и держащего в руках деревянную трость. На вид, человек был средних лет. В чёрных как смоль волосах, ниспадающих до плеч, была видна редкая седина. Лицо, усеянное мелкими морщинами, носило на себе отпечаток мудрости и знаний, и только одни глаза выдавали в нём нечто более чем «человек». Вместо обычных глаз у незнакомца было две тёмные сферы, казалось, они были сотканы из самой тьмы. Ни зрачка, ни белка у этих глаз не было, но в них постоянно играл слабый отблеск пламени.
  Грэй ощутил, что он сильно похож на этого незнакомца внутренне - та же пустота, та же ненависть и жажда мщения. Его интриговала чужая сила, которую он чувствовал. Оставалось узнать, насколько велики её пределы.
-Позволь мне представится - тихо сказал незнакомец, однако его голос прокатился по церкви, многократно повторившись, и постепенно стихая - замолк.
-Не позволю - Грэй, достал из кобуры револьвер, и выстрелил в незнакомца.
В миг до того как пуля достигла человека в чёрном, тот исчез, а от стены находящийся за ним откололся внушительных размеров участок плитки с цементом.
- Меня зовут Мефистофель - сказал тихий голос из-за спины. Резко повернувшись, Грэй увидел, что владелец голоса сидит на алтаре, закинув ногу за ногу, и медленно раскачивал тростью.
-И что же тебе от меня надо? – заинтересованно спросил Грэй, решив выслушать сидящее перед ним существо. Ему становилось всё интересней и интересней.… Существа, которых не просто убить - развеивали его скуку.
-Это скорее ты нуждаешься во мне - сказал Мефистофель, спрыгнув с алтаря.- Видишь ли, я знаю, как разрешить твою проблему, и я готов поделиться с тобой этим знанием.
  Знание…напиток, которым невозможно утолить свою жажду, но который может просто надоесть. Миллионы лет, и многие на его пути, которые думали что, что-то знают. Каждый считал, что знания нужны и вечны, однако это чаще было ошибочным утверждением. Неопровержимые истины меняются даже быстрее окружающего мира.
-А какая тебе с этого выгода?- спросил Грэй, с подозрением смотря на Мефистофеля. Ситуация начинала медленно выходить из под его контроля. Поскольку если стоящее перед ним существо, действительно знало что-то о его цели, то это было существенным преимуществом в чужую пользу.
-Мне? Абсолютно никакой... просто окажешь мне маленькую помощь, когда я попрошу. Ну да ладно, перейдём к делу. Совершенно недавно, в одном из миров появились некие золотые врата высотой в полнеба. Эти врата стоят сами по себе без стен или ещё чего-то, однако обойти или перепрыгнуть их никак нельзя. Обычно они закрыты, однако я уверен, если ты дойдешь до них – они распахнуться для тебя и там, за ними, ты найдёшь то, что так долго искал. Одно НО, после появления врат, вся земля в том мире стала в какой-то мере священной, и по этому твоя магия там вряд ли будет действовать. Так что твой путь к ним не будет слишком лёгким.
Грэй стоял, переосмысливая услышанное. Он достаточно прожил, чтобы знать простую истину - что бесплатно ничего не бывает... Подобный оборот речи просто позволял требовать намного больше, чем можно обещать. Однако Грэй понимал, что знание о нахождения врат ценнее, чем что-либо в этом мире
- И как же мне попасть в тот мир?- спросил Грэй, решив, всё же доверится Мефистофелю, хотя обязанность перед кем-нибудь его совсем не радовала.
- Ну, это уж совсем не проблема. Я смогу показать тебе путь к нему. Ну как, по рукам?- сказал Мефистофель протянув руку Грэю.
Его охватило лёгкое беспокойство…Всё происходило слишком просто, чтобы быть реальностью….За этим явно что-то стояло намного большее, чем хотелось бы.
- По рукам!!- сказал он, пожав протянутую ему ладонь, окончательно решив, что другого такого шанса просто не будет.
  В этот же миг всё тело как будто опалили огнём, в глазах начало темнеть, а разум начал затмевается туманом. От невыносимой боли он встал на колени перед Мефистофелем.
   Недалеко от них, начал кружиться серый дымок портала. Человек в чёрном, убрал руку, и Грэй тут же пришёл в себя. Его одолело желание причинить боль в отместку- око за око, но он вспомнил, что судя по всему, таким образом, был заключён некий договор, а так же взята сила для создания портала.
-Вот она - сказал Мефистофель, указывая ладонью на портал- Дверь в мир, который ты так долго искал. Кстати, советую поторопиться. Стражи в последнее время стали работать гораздо лучше, чем в былые времена, и они скоро будут в этом мире. Ну ты ступай, если понадобиться я их придержу.
Грэй медленно повернулся и пошёл к белой воронке дыма. Он ещё никогда не был так близко к своей цели и с чувством радости, которую, он так долго не испытывал - он вступил в портал.