Dominik

Мусор
Был хороший, ясный день. Солнце, небрежно разбрасывая лучи, грело кожу приятным поглаживанием. Мягко веял приятный ветерок пробегающий по телу тёплым шёлком. Воздух был чистым и свежим, как в горах, и слегка прохладным, что приносило особенное наслаждение. Всё было Идеально… В этом чёртовом месте всегда всё безупречно, и именно это больше всего и злило Василия.
Давайте посмотрим на нашего Васю повнимательней… У него круглое лицо с пышными щеками и большим носом-картошкой, который сломан где-то посередине, отчего в одном месте вмят, а в другом чересчур горбат и крив. Болезненная кожа , покрасневшая от выпитого, усеянная мелкими прыщиками. Небольшая, грязная борода, местами переходила в мелкую щетину, свидетельствующую о том, что у Васи утром появилось желание побриться, но после нескольких движений – порыв бесследно исчез. Толстые, как у африканца, губы едва могли скрыть кривые желтые зубы. Одни были такого цвета из-за того, что были сделаны из золота (конечно же фальшивого) а другие являлись попросту нечищеными. Изо рта, как и от всего Васи в целом, постоянно несло страшнейшим перегаром. Знающий человек мог различить отдельные тона палёной водки, дешёвого «вина», и какого-то одеколона, который был выпит, когда всё упомянутое закончилось.
Глазёнки у Василия маленькие, и чаще всего заплывшие. Белки розового цвета, с мелкими лучиками лопнувших капилляров. Чёрные зрачки иногда блестят, будто покрыты водной пеленой, либо затуманиваются, словно под слоем тумана, как у слепца. Эти метаморфозы в основном зависели от количества выпитого. Но в какой бы стадии не находились его глаза, они всегда выглядели хитрыми, словно замышляющими некую мелкую, но весьма пакостную мысль…Виной тому, скорее всего, были густые, толстые брови, похожие на двух жирных гусениц, усевшихся погреться ему на лицо. Шевелюры как таковой у Васи не было, а была неуклюже выстеганная лысина, с бледной кожей, сильно отличавшейся по цвету от лица. На ней виднелась россыпь родимых пятен и пара мерзких бородавок. Уши же были маленькими и неуклюжими, отчего создавался неприятный резонанс с остальной внешностью.
Из одежды у Василия была большая шапка-ушанка, сделанная из шкур собак, а может, из медлительных котов, не успевших скрыться от живодёра (во всяком случае, пахло от шапки именно кошками). На широкую, и заплывшую жирком волосатую грудь накинута давно нестиранная тельняшка. Вася всегда огорчался оттого, что она закрывала большую татуировку на бочкообразном пузе, где был изображён огромный морской якорь и дуговидная надпись «Я ТАКОЙ!»
Нет-нет, не подумайте…Вася не был матросом (хотя из-за маленького роста его бы с радостью взяли на любую подводную лодку), но он любил себя таковым считать. Однако, предпринять какие-то реальные шаги по осуществлению этой затеи ему было попросту лень. Ладно…что-то я отвлёкся от описания.
Поверх его тельняшки был накинут жёсткий серый бушлат, какие носят заключённые в тюрьмах. Ну и, наконец , на Васю была надета лёгкая безрукавка оранжевого цвета, с белой, светоотражающей полосой на спине (почти такая же форма была на всех дворниках).
Плотные, холщёвые штаны, все измазаны масляными пятнами и усеяны большими заплатками, в большинстве своём, совершенно разного цвета.
Вместо пояса у Васи обычная плетёная верёвка, которую он завязывал бантиком.
На ногах у него были старые валенки, стоптанные до такой степени, что наружу выглядывал большой палец с кривым, грязным ногтем. В его руках была длинная, чуть ли не с его рост, метла. Всего лишь одна плохо отшлифованная палка, из-за которой толстые, как сардельки, пальцы Васи, были всегда усеяны мелкими занозами. На её конце маленькой бечевкой были привязаны веточки. Вот, собственно, и всё.
Так…что же я забыл упомянуть…Аааа, вспомнил!
Из его спины росли огромные былые крылья, раза в два больше него самого. Правда, будет верным сказать, что они должны были быть белыми, но поскольку всепоглощающая лень распространялась и на них, то они пребывали в прескверном состоянии. Перья были грязные, измазанные копотью, или ещё чем-то чёрным и мерзким. На нижних кончиках крыльев налипло пара десятков жвачек - оно и не удивительно: обычно Вася помогал крыльями подметать то, что пропустил метлой. Иногда даже крылышки вздрагивали от укуса очередной блохи, решившей поживиться ангелом.
Василий ненавидел эти крылья, из-за дурацкой субординации - ему нельзя было их снимать. Хорошо хоть внешность ему дали самому выбрать. Если бы вы знали, как его раздражали все эти женоподобные ангелочки, прыгающие по облакам и предпринимающие огромные усилия, чтобы оторваться от зеркала.
Вы когда-нибудь видели нечто идеальное? Понравилось? Верю что «да», но проживи вы в таком окружение вечность-другую, и тогда я бы посмотрел, как бы вы завыли от скуки. Вот и Василий был не в силах терпеть этой дурацкой праздности, входившей в моду на небесах, решился на то, что было противопоказано его натуре как таковой – он начал работать… дворником.
Работёнка, скажу вам, не из приятных…Поскольку небеса сами по себе бесконечные - подметать их довольно долго. Конечно, можно было просто разок щёлкнуть пальцами, и весь рай был бы чистым, как после создания, но единственное, что было альтернативой уборке – это игра на арфе.
Василий согнулся пополам и выблевал весь свой завтрак вместе с тоннами выпитого спирта в кучу мусора, которую он успел намести за последние триста лет. Упоминание об арфах в его мозгу уже имело стойкий рвотный позыв. Он лучше бы всю бесконечность вылизал вдоль и поперёк собственным языком, чем ещё раз сел за этот дьявольский инструмент.
Кое-как оклемавшись, Вася выпрямился и мотнул головой, отгоняя дурные мысли о музыке. Покопавшись в карманах бушлата, он достал помятую пачку Беломорканала. Отвратительные папироски, скажу я вам, но гораздо приятней было чувствовать горечь и раздражение во рту от кислого и мерзкого курева, чем приятный аромат благовоний.
Положив папиросу в рот и чиркнув спичкой, Василий уже нёс к ней заветный огонёк, когда над головой прогремел властный голос:
-Я ВСЁ ВИЖУ! – голос был с повелительными и осудительными нотками…впрочем, он всегда был таким. Горько вздохнув, пришлось отбросить курево.
-Да иди ты…- Вася вовремя осёкся, вспомнив, что ОН ещё и всё слышит. Громко скрипнув зубами, он сплюнул в кучу мусора, лежащую рядом.
Хмм… давайте-ка на этом чуть заострим внимание.
Довольно интересно выглядел мусор, собранный с небес… даже несколько неожиданно. Стеклянные бутылки из-под водки, да и других спиртных напитков занимали в нём далеко не последнюю роль. Не только Вася был ангелом-алкоголиком, пытавшимся затушить скуку… Также здесь была куча разнообразных мелких вещичек: жвачки, окурки, облинявшие перья, сломанные доспехи, и уйма осточертевших арф. Вон, вообще, валяется вонючая пачка зелёненьких долларов (вонючих потому что кто-то решил этой пачкой подтереться). Упаковки из под различных чувство – заменителей. Ангелам зачастую, было лень что-либо делать, чтобы вызвать эмоции, гораздо легче было их приобрести по сходной цене в ближайшем магазине в раю. Кроме пачек кое-где валялись использованные и сломанные образцы, на вид ничего интересного собой не представляющие. Они похожи на гитарные струны, слабо мерцающие различными цветами в зависимости от выбранного чувства.
Также в этой куче валялся сломанный компьютер, с давно пожелтевшей пластмассой и через силу мигавшим монитором.
Туда-сюда ползали полчища маленьких (да и больших тоже), коричневых тараканов. Небольшой кучей было свалено устаревшее и надоевшее оружие. Уйма ненужной, практически истлевшей макулатуры, с неправильными сведениями и данными. Особенно забавно смотрелся потрепанный букварь лежавший сверху, поверх которого была накидана пара порно журналов…
Грустно вздохнув, после осмотра мусора, Вася решил найти наконец-то подходящую урну. Приставив ладонь к бровям, он вгляделся вдаль и ещё раз сплюнул от вида осточёртевшего пейзажа. До самого горизонта простирались уплотненные облака в бело-розовую клеточку. Иногда они просвечивались, и можно было увидеть испытательный полигон под кодовым названием «Земля». Опасное место, скажу я вам… Создано для выгуливания животного под именем «Смерть» и проверки новых природных катаклизмов. Ангелам строго-настрого запрещалось спускаться на неё в виду того, что она была недоделана, да и просто несовместима с жизнью. Но если бы Вася знал, как спуститься, он давно бы наплевал на это «строго настрого».
Ещё, на небесах попадались громадные чёрные колонны, уходящие до бесконечности вверх (что они там могли держать - одному Богу известно). То тут, то там виднелись лестницы также, зигзагами уходящие куда-то ввысь. Но не стоит обольщаться, поднявшись на одну ступень, вы всё равно оставались на месте, по-прежнему стоя на той же первой ступени… Поднимался ли вслед за вами пол или просто прокручивалась лестница - неизвестно... Судя по всему всё это было обычными декорациями, настолько похожими друг на друга, что складывалось впечатление, что их вообще откопировали и расставили по поверхности. Единственным исключением был собственно сам Вася, со своей кучей мусора, которая ужасно не вписывалась в этот мир, что, собственно, несказанно радовало нашего уборщика. Остальные ангелы - не в счёт. Практически все они были фабричного производства, спущенные с одного конвейера, и отличить их было просто невозможно.
А, ну да…есть ещё и Бог. ОН был один, но, поскольку был он ВЕЗДЕ, то также не являлся особенно уникальным. Как и собственно его статуи, разбросанные везде по раю.
Сделаны они из хорошего белого мрамора, чем-то даже похожего на кожу, и выполнены по его точному ОБРАЗУ и ПОДОБИЮ.
Однако, большинство из них имело кучу дефектов, что не могло не радовать Васю.
Он мотнул головой, отводя взгляд от статуи, находящейся в трёх шагах от него, и продолжил поиски урны.
Скрипнув зубами и прошептав пару проклятий, Василий ещё раз вгляделся в «ближайшую» урну, которая находилась у самой черты горизонта и до которой мести было около пяти столетий. В Васе сочетались удивительные свойства, которые чаще всего не могут вообще существовать вместе: он был ужасно, бесконечно ленив и одновременно до глубины души презирал праздность и стабильность…
Сальные глазки Васи вновь скользнули взглядом по статуе, а потом ещё раз осмотрели кучу мусора. Пьяный налёт в зрачках слегка рассеялся, и вместо него загорелся азарт.
Вскинув руку, наш ангелочек посмотрел на часы на правой руке (даже не спрашивайте, почему не на левой ). Вася очень любил их, это был не «Ролекс» и никакая из этих модных и дорогих марок, а обыкновенный «Луч», с треснувшим стёклышком и простым, потёртым кожаным ремешком. Но самое главное то, что сейчас часы показывали время обеда…
Каждый образованный ангел знал: несмотря на то, что Бог - ВЕЗДЕ всё слышит и видит, во время еды ОН смотрел только в свою тарелку и был занят лишь своими мыслями. Именно в такие минуты ангелы расправляли крылья и позволяли себе немного отдохнуть от «идеальничества».
Со злорадной ухмылкой (не самое приятное зрелище - с его-то физиономией) и довольным хихиканьем (в мультиках так смеются дьяволята) Вася потёр злорадно ладонь о ладонь и достал из кармана открывалку для бутылок. Если вам интересно , самая обыкновенная открывалка с красной деревянной ручкой и слегка ржавой «клешнёй». Их можно найти почти в любом киоске или магазине, где продают спиртное. Правда, Вася по началу всё же пытался открыть пиво зубами, но золотые зубы свидетельствовали о том, что этот опыт не прошёл для него даром.
Подойдя к статуе и, недолго прицеливаясь дрожащей рукой, Вася воткнул открывалку ровно посередине лба ОБРАЗА и ПОДОБИЯ. Ржавая сталь вошла хорошо, словно протыкала не мрамор, а тёплый воск.
Пара машущих движений, на манер вскрытия консервной банки - и дело завершено. Взяв ОБРАЗ за волосы, Вася дёрнул их вверх, и макушка с возмущённым звуком «чпок» отделилась от головы. Зажмурив один глаз, как это делает человек, смотрящий в подзорную трубу, Василий посмотрел Внутрь статуи. Пусто. Темно.
-Ау!- крикнул Вася.
- ау-ау-ау-ау-ау…-отозвалась эхом Пустота.
Всё шло просто замечательно, по чётко придуманному идиотскому плану. Вася достал из кармана бушлата маленький, красный квадратик, с одной стороны которого торчала жёлтая верёвочка. Резко дёрнув за неё, кубик покрылся непроницаемым, белым маревом, и, когда оно рассеялось, перед Василием стоял кругленький, пурпурный пылесос с длинным хоботом со щёткой на конце.
Направив его на груду отходов, он с удовольствием наблюдал, как гора мусора завертелась в огромном торнадо, всасываясь в пылесос и одновременно уменьшаясь в сотни раз.
Пара секунд - и работа была завершена.
Василий достал из пылесоса маленький серый пакетик с получившимся спрессованным и уменьшенным мусором и подошёл к статуе. Последний раз взглянув на пакет, Вася бросил его в Пустоту.
Василий, взяв макушку ОБРАЗА и хорошенько плюнув на края, водрузил её обратно на голову.
Уперев руки в бока, он с гордостью посмотрел на своё творение – шрама практически не было видно «Вот и нету больше мусора»- подумал тогда Вася, потирая ладонями, словно стряхивая с них пыль.
Неожиданно статуя удивлённо моргнула и в недоумении огляделась.
-Г-где я?- спросила она дрожащем голосом.
-Аааа!!!- вскрикнул от удивления Вася, и рефлекторно оттолкнул от себя статую, которая с какой-то стати ожила. Но, видимо, он недооценил вложенную в толчок силу, потому что ОБРАЗ, взмахнув руками, пытаясь хоть за что-то удержаться , упал с постамента спиной назад. К величайшему удивлению Васи, ПОДОБИЕ, не встретив сопротивления – прошло сквозь облака и понеслось навстречу Земле.
Ошарашено наблюдая за происходящим, Вася краем сознания отметил интересный факт: для того, чтобы покинуть небеса - нужно всего лишь пасть…
Он мотнул головой, удивляясь своему спокойствию, которому в следующую секунду нашлась замена в виде страха и планки…
Скрестив пальцы и зажмурив глаза, Вася стал всеми силами надеяться, что эта «нелепица» всё же разобьется и умрёт, потому что, если она выживет, то у рая, и у него в частности, будет куча проблем.
Ведь статуя захочет вернуться…а внутри у неё столько мусора…