Dominik

Через мучения к началу
Что мы оставляем после себя? Всё, что мы когда-либо любили, – истлеет и исчезнет. Всё, что мы сотворили, – забудется. Всё, что мы знали, - станет ложью.
Так что же от нас останется?

Сначала это был лишь маленький пучок жизни. Ещё не существующий, но уже нашедший место в этом мире. Чем больше он набирался сил, тем крупнее становился.
Всё это время он был слеп, но однажды, не в силах больше терпеть, взорвался и впервые увидел небо…Оно было невообразимо прекрасным, от быстрой, едва заметной смены дня и ночи. Солнце и луна сплелись в единую радугу на небосклоне. Облака проносились настолько стремительно, что даже не верилось в их существование. Мир практически пуст. Многих вещей нет потому, что им не придумали названия.
Для него существовало лишь это поле, с травой, меняющейся быстрее, чем волны в океане. Этот лес, танцующий в чередующихся цветных нарядах.
И бесконечно глубокие, вечные небеса, трепещущие в хаотичном изменении.
Однажды он ощутил внутри себя частичку чужой жизни. И тогда он начал изменяться.
Вокруг него росла плоть. Когда-то мягкое нутро грубело и покрывалось жёсткой коркой. В тело вливался сок жизни, меняя его цвет и делая мягче. Он полюбил свою оболочку, забыв о ценности отяжелевшего ядра. Он высасывал всю жизнь, текущую по венам мира. Алчность всегда безгранична, ненасытна и не уменьшается ни при изобилии, ни при скудости.
И он продолжал пить, пока однажды энергии в нём стало так много, что он не смог удержаться на месте и пал вместе с десятками собратьев на грубую землю.
Шло время, и его тело начало гнить и разлагаться. Он ощущал, как в нём копошились черви, доедая остатки плоти.
Нелегко жить после смерти, Иногда приходится на это потратить всю жизнь. От него осталось лишь нетронутое ядро, которое под гнётом времени и дождей поглотилось землей. Время есть отношение бытия к небытию…Оно отсекает бренное.
Не было воздуха. Не было света. Было лишь море отчаяния и капля надежды, которая хранила в себе стремление к вечному. Надежда, сопровождающая нас всю жизнь, не покидает нас даже в час смерти. Она слилась с верой, и они начали расти, медленно прорываясь сквозь огрубевшую оболочку и толщу земли. Миллиметр за миллиметром ввысь.
Пока однажды они не достигли поверхности и не поглотили первые лучи солнца. Они тянулись к нему… Всё выше и выше, постепенно крепчая и раскидывая ветви, на которых начала появляться новая жизнь.
Белые цветы, впервые увидевшие небо, постепенно превращались в абрикосы…