Dominik

Долина теней
Новый человек открыл глаза. Причиной тому стала боль, будто раскалывающая череп тупым топором. Человек лежал на спине, на потолке висела надпись «ВСТАНЬ!». Огромные красные буквы на белом фоне. Серая краска потолка покрыта мелкими лучинками-трещинами. В углах видна обвисшая от мелкого мусора паутина.
Боль повторилась. Конвейерная лента вновь продвинула человека вперёд, и он снова ударился головой о стену. Для того чтобы Новый Человек открыл глаза – ему надо причинить боль. Для того чтобы Новый Человек сделал свой первый вздох – ему надо причинить боль. Для того чтобы Новый Человек начал жить – его надо столкнуть с реальностью.
Когда Человек сделал свой первый шаг – он сделал его по направлению к смерти.
Он идёт по следам на каменном полу. В тусклом свете одинокой лампочки – следы кажутся чёрными.
Человек, похожий на манекен, – идёт по ним к старому деревянному шкафу.
Для того чтобы Новый Человек сделал шаг – к нему нужно протянуть руки.
Человек, в чей разум не было вложено знаний, - идеален. Человек, имеющий внешность, сравнимую с ангельским обликом, – уродлив. Ни один цветок мира не сравнится с красотой ядерного взрыва. Чем ближе человек к совершенству, тем он ближе к Богу, с каждым шагом к Богу, вы становитесь всё менее ему интересны. Чем вы дальше от Бога, тем больше он хочет, чтобы вы вернулись.
Новый Человек ещё верит в совершенство. Он надеется на бессмертие. Но на рентгене не видно души.
За маской черепа кроется улыбка Человека.
Открыв шкаф, он не заметит скорпионов и тараканов, он увидит лишь маленькие белые коробочки с чёрными таблетками внутри. На каждой упаковке написано название препарата, также являющегося ядом. Новый Человек, словно мартышка, тянется к первой таблетке. Идеально созданная мартышка, похожая на ангела. Органическое уплотнение пустоты, по воле случая обретшее пульс. Чёрная таблетка, словно пуля, лежит в коробке с надписью «любовь».
Пуле всё равно, какой марки одежда на тебе надета.
Пуле всё равно, сколько знаний у тебя в голове.
Человек проглатывает свою первую Любовь.
Вкус приторно сладкий. Словно чифирь на дне чашке, засыпанный сахаром по края. От такой сладости хочется блевать сильнее, чем от горечи. Хочется вырвать себе язык, чтобы не ощущать этого вкуса. Вас как будто топят в бочке с мёдом. Ваши лёгкие заполняются этим вязким веществом. Кажется, что оно уже течёт из ваших ноздрей. Желудок полон, и каждый глоток делается с таким усилием, будто вы пьёте раскалённый свинец. Рассудок вздрагивает от отвращения. Глаза слипаются. И вот…капсула проглочена.
Любовь - это пустота с привкусом сахара. Единственная ценность любви - в боли от её исчезновения. Можно сомневается только в добрых поступках. Зло всегда искреннее. Боль всегда правдива. Она является печатью жизни. Христос велик, потому что умер в муках. Подавился бы он косточкой от курицы – он бы не был богом.
Кожа на левой груди приподнялась бугром размером с кулак. На миг можно было разглядеть очертания ладони, словно скользящей под ней. Костлявые пальцы напоминали извивающихся личинок, кисть - как громадный паук. Бугор рос до тех пор, пока с лёгким хлопком и хрустом сломанное ребро не прорвало кожу. Из уголка губ потекла тоненькая струйка крови. Звук разрываемой плоти похож на звук упавшего арбуза.
Если вам интересно, какой звук раздается, когда раскалывается голова – ударьте молотком по дыни.
Для того чтобы стать богом, нужно взять в руки оружие.
Самый лучший способ познать ценность руки – это отрубить её.
Окровавленное сердце Нового Человека упало в грязь. Оно словно дышало – продолжая сокращаться, выталкивая тёмные сгустки жизни.
Новый Человек положил сердце себе на ладонь. Держать чьё-либо сердце в своих руках - это обладать властью, с которой ничто не может сравниться.
В цепях и оковах, растянувшихся по всему миру, боги и ораторы держат тысячи сердец.
Каждый человек, в которого кто-то влюблён, – миниатюрный бог.
Новый человек может стремиться к свету, но он всё равно утонет во тьме гроба.
Новый человек может быть умным и сильным, но, как и слабого, – его собьёт проезжающая мимо жизнь.
Смерть связана с самим существованием Человека. После гибели сердца Человек становится сильнее.
Новый Человек может совершенствоваться, но это не спасёт его от саморазрушения.
Ветер перемен будет шептать советы до последнего удара его сердца, по пути туда, где свет похож на тени, а тени – наши смерти.
Новый человек покачнулся, но не упал. Он не мог умереть, пока не испробует всю жизнь до конца.
В шкафу не было таблетки Истины, но россыпью была раскидана Правда.
Новый Человек проглотил её, Правду, выдуманную для его поколения. Ложь, которая временно рассматривается как аксиома. Тонкий налёт безумия на реальности.
За возможность говорить правду у Человека из дёсен по оси выкрутились зубы. Он тонул в агонии боли - экскурсовода жизни. Представьте, что сверлят не зубы, а всю десну сразу. Представьте, как вы захлёбываетесь собственной кровью. Представьте запах тухлого мяса. Вместе с кровавой слюной зубы падают в холодную ладонь, сжавшуюся потом в кулак. Звук такой, будто кто-то сломал охапку хвороста.
Представьте червей, копошащихся в вашем будущем.
Беззубому всегда легче говорить правду. Правда – иллюзия. Колебания воздуха. Всего лишь слова.
Новый Человек – раб. Всего лишь слуга. Всегда, Отныне, Вечно. Раб Идей, которые раскинутся бесконечными морями вокруг него, поглощая города и народы. Прислужник каменных истуканов стоящих на постаментах. Слуга своих желаний, вещей и страстей. Оковы стали частью его тела. Встать с колен невозможно, можно лишь переползти к другому идолу. Метаморфоза кнута, погоняющего Вечность к обрыву. Человек в постоянном поиске Бога, у которого Кнут более всего похож на пряник. Горький, тошнотворный пряник, разрезанный на семь миллиардов кусков.
Свобода есть утрата всех надежд.
Эмоциональная фата-моргана. Безумие, избавляющее от боли бытия.
На небесах, Бог одет в смирительную рубашку. Подтверждение этому, можно найти - выглянув в окно.
Сжигая собственную мечту – мы расширяем горизонты.
Если бы я был богом, я бы объявил, что воздух - это грех. Какое бы я наслаждение ощущал от каждого вдоха…
Новый Человек не стал глотать таблетку Религии, отдающую пластмассой, внутри которой - Бесконечная Пустота. Грех - попытка заполнить пустоту. Он божественен, ибо вырос в раю. Христианство – всепрощающая пилюля дурмана – опиума. Последнее убежище демона. Человек может уничтожить целые поколения, но стоит ему раскаяться, поглотить уготованную дозу опиума – и он в раю рядом с младенцами и святыми - играет на золотой арфе, источающей крики бессмертных. Ад пуст.
Человек проглотил Ненависть. Основу самозащиты от жизни. Таблетка обожгла язык, словно раскалённый кусок железа. Если любовь живёт в животе, то ненависть - в сознании, они сжигает нашу душу, заставляя сердце вместо крови гнать по венам огонь. Кулаки сжимаются в пучки энергии, жаждущие уничтожения. Вращаясь словно сверло, пилюля, похожая на пулю, начала свое движение к воспоминаниям.
Человек покачнулся в наркотическом дурмане энергии, которую может подарить только ненависть. Глаза закатились, и были видны только бельма с лопнувшими капиллярами.
Самый лучший способ познать жизнь – это саморазрушение.
Ослеплённый, он не заметил пропасть, простиравшуюся перед ним в ожидании новой жертвы. Сделав шаг – Человек делает его в сторону Смерти.