Dominik

Любимый котёнок
Любовь это фикция, придуманная богом. Цепи, связывающие нас вместе. Самообман. Пустота...
Ты хочешь находиться с кем-то рядом только потому, что ты к этому привык. Подсознательно ты ощущаешь какую-то выгоду. Жажда выгоды – вот тот бог, который дёргает нити сознания.
У всякого безумия есть своя логика…Даже у любви.
Тот, кого мы любим – становится основой мироздания. Все остальные – жалкие пародии и неуклюжие карикатуры. А объект нашей любви становится подобен чёртовой черепахе, на которой стоит этот грёбаный мир.
Карла говорила, что любит своего питомца. Сейчас Карла улыбается шире, чем когда-либо. Не скажу, что её сердце бьются также быстро как когда-то, или что она настолько же счастлива, как в тот момент, когда она впервые увидела его. Возможно, что сейчас она вообще не счастлива. Но тогда…тогда она была в восторге!
В каком-то смысле – сейчас она слилась воедино со своей любовью.
Карла…Прекрасная, милая девочка. Наивная и молодая. Любящая простые песни и глубокие стихи. На её лице всегда улыбка, глаза постоянно сияют. И конечно, она не могла устоять, когда увидела котёнка... Маленький тигрёнок, словно тёплый клочок жизни, лежал перед ней. Пушистый и беспомощный, требующий ласки и заботы. С первого же взгляда – она влюбилась в него. Он стал ей лучшим другом. Она кормила и воспитывала его. Шептала ему свои мысли, доверяя то, что не написала бы и в своём дневнике. Целыми неделями плакала, когда он болел. Месяцами она приходила к своему любимцу, не пропуская ни единого дня.
Любовь вызывает в человеке алчность. Жажда постоянного присутствия этого чувства. Попытка оградить объект своей любви от мира. Подобно садоводу, который строит высокий забор вокруг своей любимой розы, для того чтобы пробегающий мальчишка не мог сказать, что она не красива…Так и Карла всегда пыталась быть со своим питомцем только наедине.
Её сердце радостно трепетало, когда котёнок мурчал и бежал ей навстречу.
Прыгал ей на руки и холодным носиком, приветственно упирался в её щёку.
Однажды, мурчание перешло в рык.
Однажды, он не прыгнул ей на руки, а повалил её наземь.
А она смеялась. Смеялась до тех пор, пока тигр не рассёк ей лапой живот.
Тогда она начала кричать...
Начала вырываться.
Она вырывалась, а тигр ел её ноги, она кричала, а котёнок впивался зубами в живот и вытягивал кишки.
Кричала до тех пор, пока котик не укусил её за лицо. На вкус любовь - как обычное сырое мясо с кровью.
Кожи на лице практически нет.
Голый, кровавый череп и большая улыбка, обнажающая челюсть. Сейчас Карла улыбается шире, чем когда-либо. Не скажу, что её сердце бьётся также быстро как когда-то. Возможно, оно уже и не стучит вовсе.
Сомневаюсь, что она настолько же счастлива, как в тот момент, когда она впервые увидела его.
Но тогда…тогда она была в восторге!