Dominik

Одержимость
В один и тот же миг, всё человечество ощутило этот запах. Словно сам воздух начал пахнуть по-иному. Все чувствовали себя как рыба, которую перенесли из аквариума в болотную воду. Люди оглядывались в поисках его источника, собаки лаяли в недоумении. Даже космонавты начали опасливо принюхиваться.
А на небесах тысячи звёзд гасли, словно закрытые гигантской ладонью. Как будто кто-то дёрнул за рубильник и теперь, лампочки, освещающие бесконечность, - погасли.
Запах дорогих духов и табачного дыма витал по всей вселенной. Люди подняли взоры к ночному небу.
Галактика озарилась белым светом...

- Проходите. Я уверен что вы найдёте то, что ищете. – человек в белом ворсистом халате глянул на вошедшего покупателя. В его взгляде промелькнуло недовольство. Так смотрит метрдотель элитного ресторана на вошедшего бомжа.
- Спасибо. А..А где можно их посмотреть? – на мужчине надета гавайская рубашка, заправленная в короткие шорты. На волосатых ногах - потёртые кеды. Мужчина постоянно осматривается по сторонам, не понимая, что же он делает в таком дорогом магазине. Голос дрожит, лицо вспотело, в руках он мнёт свою кепку. Человек в ворсистом халате испытывающее смотрит на него. Вошедший не выдерживает и дрожащей рукой тянется к карману. Импульсивно. Только потому, что у него выработался рефлекс: волнуешься – покури. Как и большинство из нас – он был обычным рабом ежедневных обрядов и привычек. Средний, серый человек, чьё сердце бешено стучит от воспоминаний. Рука тянется к пачке сигарет точно так, как и в вестернах рука ковбоя тянется к револьверу. Несколько раз щёлкнув зажигалкой, – он наконец-то делает затяжку. Первая затяжка подобна глотку воды среди пустыни. Вдохнув дым – его взгляд проясняется, и он с удивлением смотрит на свои руки. Начинает оглядываться в поисках урны, смотрит на Ювелира, словно ягнёнок на гепарда.
- Ничего…Можете курить. Пройдёмте. – изящная, почти женская рука Ювелира указала на витрину, закрытую чёрной скатертью.
На миг мужчине показалось, что его сердце остановилось. Воспоминания… Словно в перемотке слайд-шоу, мелькало её лицо. Совершенство. Идеал, ради которого можно не только умереть, но и убить. Взорвать мир ради её прихоти. Подобно песне, он снова услышал её слова. Слова его бога. Рядом с ней он чувствовал себя ничтожеством, но стоящим выше всего сущего. Оковы химических реакций, сцепивших душу. Подобно гангрене, от сердца распространялось это чувство…любовь. Слово, которое он говорил на выдохе, шёпотом. Любовь подобна аварии... Вот вы едете в своей обожаемой машине, вам хорошо и удобно, вы чувствуете, что контролируете ситуацию. Контролируете свою жизнь. Она ваша и больше не чья. И вдруг…колесо начинает петлять, машину заносит, и вы видите фары приближающегося автомобиля. И вот...наступает тот миг, одно короткое мгновение, когда вы еще можете нажать на газ и избежать катастрофы. Но вы ничего не делаете… Подсознательно, вы хотите попасть в аварию. Подсознательно, смотря на красную ручку герметической двери самолёта, летящего на высоте ангелов – вы хотите её открыть. Вы знаете, что за этим последует, но всё равно этого жаждете… Удар. Машина врезается в вас, руль ударяется в грудную клетку, и вы не можете дышать. Вы умираете, но Боже, как же бешено и приятно бьётся сердце. Гармония ядерного взрыва.
Любовь…
Эмоции, которые он когда-то презирал, считая нервно - паралитической бомбой, скинутой на человечество. И вот, этот яд заразил и его. Симптомы как при смертельной болезни: тебя бросает то в жар, то в холод, руки трясутся, мысли неразборчивы и хаотичны. И тогда ты понимаешь, какая же это охуительная была ошибка. Ты понимаешь, что нужно было нажать на газ…но уже слишком поздно.
Вы считаете, что любовь, делает человека добрее? Ничего подобного! Он теперь был готов отрезать язык, любому мерзавцу, сказавшему о ней нечто плохое. Он готов был отпилить руки тому, кто поднимет на неё ладонь и выколоть глаза тому, кто скажет, что она некрасива. Уничтожить того, кто сделает её несчастной. Все его мысли и желания сгорели в этом пламени. Он желал застрелить всех ангелов на небесах, чтобы она стала самым совершенным существом бесконечности...
Окатить бензином рай и кинуть зажженную спичку.
Он стал её рабом…её дыханием и пульсом.
Разрушить мир до основания и построить новый, по макету её мечты.
Любовь похожа на сгнивший виноград, который мог бы стать вином.
Вас бьют по лицу, у вас ломается челюсть и крошатся зубы. Вы улыбаетесь… Вашей головой бьют об асфальт, губы рвутся, и с каждым выдохом вы выплёвываете сгусток крови. Но вы улыбаетесь и смеётесь…такова любовь, уничтожающая человека. Саморазрушение…
Материальные ценности – ничто. Наплюй на всё. Деньги – бумага, золото – метал, слова – ветер. Мона Лиза - это всего лишь картина, краски и холст. Её можно сжечь. Пирамиды в Египте – груда камней. История – фарс. Мечты, желания, идеалы - это обман, который нам шептали на ухо с первого удара нашего сердца.
Сжечь все картины, разрушить все статуи, уничтожить всю красоту этого мира и убить всех творцов, чтобы ничто и никогда не могло её затмить.
Появилась Она – и весь остальной мир сгнил, скукожился и умер в конвульсиях. Во всей вселенной существовала только она, и он – её тень. Органический центр мироздания.
Личность умирает, превращая человека в ещё одну собачку, виляющую хвостом…
Так он думал раньше.
Он мотнул головой, отгоняя воспоминания, и подошёл к Ювелиру. От него пахло бесконечностью.
Рука Ювелира легла на шелковую ткань, скрывающую витрину. Взмах - дирижер взметнул палочку ввысь, заставляя оркестр греметь в ожидании.
Девять... Девять драгоценных камней лежат на витрине. Все разные, но вышедшие из-под руки Великого Ювелира. Человек даже пошатнулся, увидев их. Ему показалось, что вокруг не осталось воздуха, он пытался глубоко вдохнуть, но не мог насытиться кислородом. Его как будто на мгновение вознесли на самую высокую гору, вспарывающую вершиной облака.
«Любовь…» - сказало шёпотом бескрайнее небо. Он расправил руки, словно крылья, и прыгнул вниз, в вечность…
Ювелир стоит рядом и довольно улыбается. Улыбка матери, чьё дитя похвалили.
Мужчина больше не смотрел на него. Он был поглощен наблюдением… Дышал тихо и ровно, словно перед ним находилась святыня. «Какой? Какой камень выбрать? Вот этот? Большой, золотой, словно её волосы... Или вот этот, нежно алый, напоминающий её губы? » И тут он увидел его, маленький голубой шар цвета её глаз, прекрасный, как её душа. Казалось, что даже сам камень дышит этой жизнью, излучаемой её дыханьем и взглядом. Его сердце колотилось с такой скоростью, будто за несколько минут оно решило отбить за всю оставшуюся жизнь. Дрожащей рукой он указал на камень.
-Этот - прошептал он, словно боясь спугнуть своё счастье.
Ювелир работал как истинный мастер. Самый первый и самый великий. Взяв в тонкие пальцы пианиста маленький голубой камешек - он прикрепил его к одному из колец Сатурна. Повертев на свету получившееся совершенство – он вручил его покупателю.
- Она скажет «Да», - молвил он тихо.
Сверкнул нож.