Dominik

Мои привычки останутся при мне!
ВНИМАНИЕ!В данном тексте используется ненормативная лексика.

Я отказываюсь от этой грёбаной реальности! Я самодостаточная единица совершенства! Во всяком случае, - по своей шкале…Так или иначе, мне абсолютно насрать на чужое мнение. Кто я? Совершенно никто. Я не президент, не гений, не великий художник и не творец вообще. Я, блядь, побочный продукт этого поколения. Во мне нет никаких чувств, кроме, пожалуй, эгоистических. Я не чувствую единства с обществом, ибо оно мне отвратительно. Я ни на секунду не почувствовал горечи, когда узнал про детей Беслана. Мне насрать. Я их никогда не знал. Я не испытывал страха, наблюдая, как рушатся небоскрёбы в Нью-Йорке, мне было весело! Я смотрел, как люди выпрыгивают из окон, и ради забавы считал секунды до их приземления.
Я никто. Я совершенно пуст и мне хорошо! Я сожгу свою сраную жизнь без остатка и без оглядки, мне не нужны и не важны чужие ценности. У меня своя шкала и свои боги. Пусть я гангрена или раковая опухоль на теле общества – мне всё равно! Пускай цивилизация сгниёт со мной, я буду только рад! Но как тело отторгает болезнь, так и общество пытается меня вылечить. Сделать меня похожим на весь остальной онанирующий организм этого мира. Им не нравится, что я на них не похож. Им абсолютно поебать, если я вдруг умру через секунду, но пока я жив, они будут пытаться меня изменить. Потому что я – это символ краха их идеалов. Я – плевок в их лицо. Я насрал на всё то, ради чего они тратят свою жизнь. Мне всё равно как на меня смотрят, мне до фени жизнь и мнение других, и я не хочу что-либо оставить в этом мире после себя. Всё сгниёт в это чёртовой вселенной, и нет нужды пытаться что-то изменить. Я сожгу свою жизнь, наслаждаясь свободой от чужого мнения!
У меня свои средства для отсечения моего прогнившего Я, от этой реальности. Одним из таких методов являются наркотики. Наркоз от мерзости жизни… Я впускаю это дерьмо в своё тело, пытаясь сжечь все, что осталось у меня внутри, и получить удовольствие. Наркотики - психическая защита от этого мира. Первый эшелон, который шлёт всю бесконечность на хуй. Всё становится простым и понятным, всё разделяется на чёрное и белое, но тебе абсолютно забить на обе эти стороны, ты становишься тонкой, практически несуществующей границей между ними. Пустотой. И это, блядь, просто прекрасно! Моей ауре позавидовал бы даже Будда.
Я долбанный, уторчанный нигилист. Я смотрю на мир без привычных условностей и установок. Я могу смеяться над любым проявлением зла – я свободен от его понимания. Я становлюсь совершенством. Пустотой. Мне не страшно от мысли, что где-то в мире идёт война, мне абсолютно безразлично кто живёт, а кто, блядь, подыхает. Мне начхать. Мне никто не нужен! У меня своя битва! Я против всего мира, против реальности и чужого мнения. И будь я проклят, если проиграю! Они не получат моё сознание! Я не растворюсь в их грёбаном обществе!
Пожалуй, всё это началось с травки и гашиша. О, как приятно было притормозить свой разум и не думать не о каких долбаных проблемах этого гнойного мира. Я растворялся в себе, смешиваясь с воздухом и светом. Я был наполнен чем-то прекрасным. Я становился идеалом, и всё казалось простым, но абсолютно ненужным. Всё дерьмо мира, становилось таким же чистым, как снег. И я радовался мысли о том, что буду жить вечно. Знание, что я лишь кусок мяса, который, в конце концов, сгниёт – исчезало. Я переставал видеть того священника, который будет стоять над моей могилой и перечислять те малые заслуги, которых я достиг. Ради развлечения я даже стал ходить в городскую больницу, чтобы посмотреть, как там дохнут люди. И мне было весело! Я позволил дьяволу ввергнуть меня в ад. И мне насрать на рай и на огненную гиену! Я получал удовольствие от хаоса и разрушения. Я кайфовал от наблюдения сгнивающего мира, который катится к анархии. Я вне понимания горя существования!
Время и пространство разлагалось под действием наркотика, а потом и вовсе исчезало. Я жил в этом охуительном мгновенье и все, что было за его рамками – было мне безразлично.
Но мне стало этого мало. И милый, слабый гашиш с травкой ушли в беззаветное прошлое. Так же со временем отпал и мескалин. Мне нужно было мировоззрение нового уровня. То, которое сможет меня закопать поглубже от этой реальности. Я снова хотел ощутить ту отрешённость от этой жизни. Я хотел то, что толкнуло бы меня подальше от осознания чужой правды, надежд и мечтаний. ЛСД также не дал мне этого самозабвенного счастья. Этот грёбаный наркотик не способен даже привести к безумию. Он не может стереть те рамки логики и морали, которые сковывают меня. ЛСД- это не более чем медиум для раскрытия сущности бытия. Он позволяет заглянуть в себя, увидеть всю мерзость и плесень скопившуюся там. Он заставляет проблеваться от самого себя и этого мира. Он не закрывает глаза, а открывает. И это плохо. Мне нужен был этот маленький частный раёк, над которым смеются непосвящённые, которым никогда не постичь этого блаженства.
Не помогли и другие новшества, такие как L.B.J или Т.Н.С. (Химка-синтетический каннабинол) L.B.J. - это смесь кислоты, беладонны и героина. Я испытал самый дерьмовый и грязный приход в своей жизни от этой дряни. Беладонна в таком количестве - смертельный яд. Я блевал всю неделю подряд, а мозг будто сверлили огромной, ржавой дрелью. Потом моё сознание бросили на съедение червям, и я месяц провалялся в реанимации. Зато мне было охуенно весело! Даже от саморазрушения можно словить кайф. Прохожие твердили мне, что я на дне этой гавёной жизни, но я ощущал себя самим Господом Богом! Дайте мне ядерный заряд, и покажу, как я люблю этот мир!
У меня нет никаких связей с этой жизнью. У меня нет ничего, чтобы я боялся потерять. Мои «друзья» это те, с кем я принимаю наркотики. Нас объединяет нечто воистину родное, как общая тайна или цель, мы все пытаемся сбежать от реальности. Их любовь растёт пропорционально сумме денег в моих карманах. Когда они на мели, а мой бумажник полон бабла – я их бог. При желании они будут мне поклоняться и глотать стекло по приказу, но как только они получат своё, я для них стану также важен, как куча говна на улице. Возможно, даже меньше. И мне, собственно, на это поебать. Они тоже не важны для меня. Мы играем в одну игру по общим правилам. Мы научились жить на собственном уровне реальности. И в этой реальности все хотят наебать. У нас другая шкала жизни. Если, к примеру, для вас человек с карандашом в руках - это не страшно, то поверьте, торчок на мели с карандашом в руках, - это охуенно опасно. А «кристально чистая дрянь»- скорее всего, означает, что в неё намешали не слишком много, слишком токсичных веществ, и вы, возможно, не откусите себе язык в одном из сортиров. Мы все играем в своеобразную игру «Кто следующий?». Кого из присутствующих в этом притоне жизни я увижу в гробу? Вполне возможно, что вся эта шваль, окружающая меня, будет смотреть на моё бледное лицо, пытаясь вспомнить, что же я такого сделал в жизни, за что можно будет выпить.
Наркотики вырезали из человека нечто совершенно новое. Отдельное поколение, которому насрать, на свою и в особенности - чужую жизнь. Будь моя воля, я бы собрал всех на корабль и утопил бы. Я стоял бы на корме тонущего корабля, как капитан, потягивая гашиш, вытираясь платочком, пропитанным эфиром. Улыбаясь, закинутый кислотой, я бы смотрел, как подыхает этот мир.
И вот я здесь. Где? Блядь, я не знаю! Какой-то ебаный, очередной притон, куда меня выблевала жизнь. Я и все остальные закинуты под завязку. Парень-хиппи сидящий напротив меня, машет руками, изображая птицу. Этот бедный ублюдок дошёл только до первой стадии ЛСД. Я не уверен, но вроде у меня это поебень уже перешла на новый уровень. Главное успокоиться…и выровнять ёбаное дыхание. Синдром паники – это когда под действием наркотиков на тебя накатывает просветление, и ты вдруг понимаешь в какой же жопе ты сейчас находишься. Внезапный скачок в реальность. Главное успокоиться и наслаждаться колебанием красок. Наверно, нечто подобное ощущают буддийские монахи. Я уже не плоть, а душа, которая витает где-то рядом и держит в руках билет в рай. Ощущение такое, будто меня положили в теплую ванну, содрали кожу, вырвали мозг через ноздри, и сделали миньет. Казалось, что язык распух во рту, и я не мог им даже пошевелить. В каждый дюйм моего тела словно забивали ржавые гвозди. Ёбеный приход мучил меня сильнее ломок. Слишком много грязного дерьма! Чувство эйфории сменялось чёртовыми болями. Голова начала чесаться, и я подумал о том, что неплохо бы снять с себя скальп. Ни одна часть моего тела не подчинялась законам тяготения. Все это было возбуждающим, призрачным и хрупким, и производило впечатление безмерного чуда происходящего в адском котле. Я видел горные цепи, которые вздымались и обрушались словно волны. Появилось всепоглощающее чувство растворения, и расслоения. Я перестал ощущать присутствие окружающего мира, проблемы существования меня не волновали. Я дематериализовался.
ДМТ, ЛСД, мескалин, амфетамин,героин - что из этой дряни я принял и в каких количествах? Я чувствовал поднимающуюся из моего нутра, словно рвота, паранойю. Скоро сладкий мирок разорвётся на ёбаные клочья, и я останусь с ублюдочной реальностью один на один. Мысль о тёх грёбаных тисках, которые будут сдавливать моё сознание, повергало меня в начало пути к депрессии… Надеюсь, я не принимал барбитурат, эта хуйня вызывает склонность к суициду.
Я всмотрелся в лица бессловесных ублюдков, окружающих меня. Наверно, кто-то из них - ёбаный маньяк, и он только и ждёт, пока я закрою глаза, чтобы выпустить мне кишки и высосать весь кокаин из моих вен. Я знаю этих злаебучих уродов… Каждый из них хочет моей смерти. Почему? Блядь, я не знаю, но я в этом уверен! Мне надо выйти! Мне надо быстрее убежать в ванну, пока один из этих козлоедов не откусил мне голову. С потолка свешивается чёрная макака с красными, горящими глазами и дрелью в руках. Чёрт, надо бежать, иначе оно проебашет во мне туеву кучу дырок! Ноги, чёрт, словно кость вырвали нахуй и напихали ваты. Ничего! Прорвёмся. Ползком…ползком… по заблеванному полу, на котором раскиданы пустые шприцы. Чужая блевотина размазалась у меня по лицу, и чей-то баян воткнулся мне в ногу. Насрать! Болезни – это как магия вуду. Если в них не верить, то на тебя они не действуют. Я уже почти добрался… Вон она, дверь в сортир, где я могу не боятся этих мудаков. Ещё немного…Главное чтобы эта злоебучия выдра не заметила, что я ползу около неё. Она может привлечь внимание макаки!
- Эй! Ты куда ползёшь?
Игнорируй это уёбище. Если оно не услышит ответ – оно перестанет меня видеть. Быстрее…быстрее. Макака на потолке начала сверлить свои глаза, из которых потёк гной.
-Чего такой угрюмый? Улыбайся!
Бля, у этой твари зубы с мою кисть! Надо игнорировать её… А то сожрёт с дерьмом как пить дать. Потом ещё придёт и посрёт на мою могилу. Ебанутая блядюга! Выкопает труп и будет пинать его целый день, пока я не превращусь в мягкую отбивную, и тогда оно сожрёт меня снова! Почему оно не хочет отебаться от меня!?
-Ну и иди на хуй!
Получилось! Трюк сработал! Это животное потеряло интерес ко мне, а макака занята самоуничтожением. У меня есть шанс добраться! И Вот он! Долгожданный сортир, зияющий на горизонте словно оазис. Затратив некоторые усилия - я дотягиваюсь до умывальника. Бля..ни срать не ссать больше не хочется, поскольку как только я пересёк заветную черту сортира, я сделал и первое, и второе в свои штаны. Блядь, в смысле в трусы, поскольку, судя по всему, штаны у меня кто-то спёр. Зачерпнув немного жидкого дерьма из трусов, я по вкусу определил, что последнее, что я ел, - это, наверно, говно.
Ненавижу зеркала. Даже под транками они мне не нравятся…Какой же он мудак, этот смотрящий на меня Я. Вне зеркала, я наверняка лучше… Всё бы ничего…, бледная, жирная кожа покрыта прыщами, лохматые, грязные волосы, пустые, мёртвые глаза, это всё не проблема. Но то животное в комнате было право. У меня печальное выражение лица. Такой вид, что мне подсунули кусок реальности под нос. Грустный клоун, ёб твою мать!
Бля, а я наверно знаю, где нахожусь! Это флэт одной моей знакомой по героину. Девочка гот, любящая закинутся барбитуратом. Эта тварь тащится от всякой мерзости. Работает в морге и прётся от разрезания трупов. Только это животное могло положить рядом с мылом на умывальнике скальпель. Хотя…спасибо тварь. Надо улыбаться! Я засовываю скальпель себе в рот и посасываю словно леденец. Язык – змейка, нынче говорят популярен. «ЛСД разрушает нервную систему», так вроде трындят по телику. Бля, хорошо жить без ёбаной боли. Я разрезаю обе щеки до кости челюсти и становлюсь похож на очень весёлого человека с улыбкой хэллуинской тыквы. Кровь стекает на пол, как слюни у какой-нибудь ёбаной собаки.Покажу этот прикол этому животному в комнате. Этой твари должна понравиться моя улыбка.