БОЖЕСТВЕННЫЕ СТИХИ. АДАМ. (Главы 3-я и 4-я))
         КРАТКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ
Как говорит молва, Бог очень был разгневан
И якобы прогнал Адама вместе с Евой.
Но это ложный слух. Предвидя результаты,
Бог не предполагал свои уменьшить штаты.
Конечно же, он знал последствия творенья –
Они, почти всегда, приводят к искушенью.
И, разводя в саду и яблони и груши,
Отлично понимал, что деточки нарушат
Все строгие его запреты-предписанья
И жить не захотят по Божьему писанью.
А посему, с утра устроив детям взбучку,
Он через час-другой маленько поостыл
И детские все шалости и штучки
Адаму с Евой полностью простил.
Но слухи всё ж имеют основанья.
Их изложению настанет свой черёд.
Пока ж вернёмся мы к повествованью,
Где мы узнаем, что Адама ждёт.

       РАЙСКИЕ БУДНИ
В раю тепло круглогодично,
И плодоносит садик целый год,
И Ева и Адам ведут себя прилично,
И всё благоухает и цветёт.
Бог, измотавшись в первую неделю,
Полёживает днём, на травке загорая,
А ночью на печи, как сказочный Емеля,
Ночную нечисть к Чёрту посылает.
А Чёрт – наоборот. С утра у печки.
Всё ждёт, когда же человечки
Порочные появятся в аду, в конце концов
Чтоб их поджарить за свершение грехов.
Но человечки – дело непростое:
На их созданье долгий нужен срок.
И Чёрт пока находится в простое,
Надеясь всё же, что своё возьмёт порок.

Адама с Евой райски приодели
(Им в этом деле Бог помог),
Так что теперь им (со второй недели)
Не нужен на фиг фиговый листок.
Чтоб не мозолить Богу глазки
И чтобы тот их ночью не будил,
Адам шалаш соорудил
И там читает Еве сказки...
Иль сочиняет ей стихи,
Которые уж тем, пожалуй, неплохи,
Что хуже сочинить тогда никто не мог,
А лучше? – Разве только Бог?

Но, впрочем, Бог – и так при деле.
В прохладный час, поутру иль вечор,
В саду он занят рукодельем:
То ремонтирует забор,
То месит глину и посуду
Ваяет, чтоб хранить продукты,
То новые плоды и фрукты
Творит и насаждает всюду.
То вдруг решает в назиданье:
«Дам саду новое названье.
И, предложения другие отклоня,
Сад назову я именем Меня.
Сад поначалу выглядел убого.
Теперь – великолепен, как метро.
Ему пора присвоить имя Бога", –
Сказал Создатель, сщурившись хитро.
И, наконец, закончив все делишки,
Бог завалился в травку полежать.
– Мир создан, радуйтесь детишки.
Работа сделана, пора и отдыхать.

             РАЙСКИЙ КРИЗИС
Вот пару лет прошло спокойной райской жизни,
Но белым видим свет мы только лишь до призмы.
Когда же мы рубеж известный перейдём,
То белое цветным становится лучом.
Причём заметим: крайне любопытно,
Что спектр на вид – сплошная красота!
Но если приглядеться, станет видно,
Что есть в нём очень тёмные цвета.
Однажды видит Бог, по садику гуляя:
Бредёт грустя Адам, а Ева – как чужая.
В Адамовых глазах стоит тоска глухая,
И мимо он идёт, отца не замечая.
И снова чешет Бог, теперь уже в затылке,
И ищет он ответ на дне пивной бутылки.
Адаму заодно полкружки наливает.
В чём дело? – у него узнать наш Бог желает.

И, выпив по второй, Адам ругает Еву
И требует, чтоб Бог другую создал деву,
Которая была б блондинкой – не брюнеткой.
И не была б такой беспечною кокеткой.
– Я как-то вечерком по саду прогулялся –
Чёрт с ней, – сказал Адам, – ко мне в шалаш забрался.
– С чего ты взял, Адам? Ты лично всё видал?
– Да нет, не сам, отец. Мне это Змей сказал.
– Нашёл же ты, Адам, кого про Еву слушать.
Ведь это он тогда советовал вам кушать
Плоды запретные ...Змеиные советы
От дружеских довольно далеки.
И, сообщу тебе я по секрету,
Я их недавно видел у реки.
Змий с Евой подозрительно резвился
И даже пару раз вокруг неё обвился.
Послушай-ка меня. Совет тебе я дам...
– Да нет, не надо мне, – ответствовал Адам.
Чёрт с нею или Змей – теперь мне всё едино.
Мне эта разница сегодня не важна,
Поскольку срочно мне нужна
Совсем другая половина.
– Ну, что ж, недаром говорят...
Блин первый, видно, не удался.
И, знаешь, рёбер целый ряд
Ведь у тебя ещё остался.
Однако ты влезаешь в драму,
Поскольку сад мой - не гарем,
И мы живём не по Корану.
Придётся вам покинуть всем
Немедленно мой райский сад,
Познать плоды нерайской жизни.
Пожалуй, ты не будешь рад
Жить даже и при коммунизме
В московском царственном Кремле,
И в вашингтонском Белом доме,
Иль на моей Святой земле
В священных яслях на соломе.
Подумай прежде, чем решать.
Смешно из-за какой-то бабы,
Прелюбодейственно греша,
Жизнь превратить свою в ухабы,
Оставить райское блаженство,
На землю грешную сойти,
Познать её несовершенство,
И напоследок в ад уйти.
– Какой же вредный вы, папаша.
Пугаете, а мне не страшно.
Мне надоело жить блаженно.
Обрыдло мне всё совершенно.
Готов менять я жизнь свою.
Я за ребром не постою.
Блондинку жду я, по заказу.
И не откладывая. Сразу.
– Ну, что ж, начнём эксперимент.
Хоть звёздное расположенье
Мне говорит, что сей момент
Не подходящий для рожденья
Ещё одной тебе жены,
Но, к сожаленью, не слышны
Тебе мои предупрежденья.
Ты глух к Божественному мненью.
Готовься. Ночи не пройдёт –
Получишь ты жену вторую,
Которая с тобой начнёт
Не райскую, а жизнь земную.

И в ту же ночь наш Демиург
Сработал снова как хирург.
Осталось у Адама рёбер мало,
Но женщиной одной – на свете больше стало.
           (окончание следует)