Пинчук Евгений

Время в моих руках
День, мягко говоря, не задался. Начиная с раннего утра, случались мелкие и не очень неприятности. Разбилась ваза, подаренная когда-то ныне покойной бабушкой Верой; отключили свет, благодаря которому работали холодильник и будильник. Соответственно из-за этого образовалась лужа, а пельмени слиплись в один большой комок бесформенного теста; а так же я проспал работу.
Постоял в пробках большого города, и окончательно разругавшись с начальством (опоздал я уже ни на час и ни на два) был “вышвырнут” как бездомный пес, использовавший в качестве туалета подъезд, преимущественно заселенный пенсионерами.
Даже девушка, с которой я встречался уже полгода и собирался в этот вечер сделать ей предложение руки, сердца и предоставления своей жилплощади, не пришла на свидание. Заказанный столик в дорогом ресторане, ужин и оркестр пропали даром. Нет, конечно, хоть такой исход меня и не радовал, но есть сильно хотелось. Поэтому я поел, выпил вина и случайно разбил тарелку, впрочем, за нее было заплачено заранее. Можно было хоть весь столик сломать. Но я такого делать, конечно же, не стал.
Чтобы хоть как-то поднять себе настроение, я решил прокатиться на заказанном лимузине и искупаться в небольшом, компактно размещенном в этой дорогой машине бассейне. После получасового купания, я оделся и попросил водителя остановить машину около одного из ночных клубов столицы.
Зашел на танцплощадку и сразу обратил внимание на одну из многих молодых симпатичных девушек. Таких порой называют – “бартер”. Ты знакомишься с ними в каком-нибудь модном месте или обычной подворотне, покупаешь несколько банок коктейля или пива, они отдаются тебе и вспоминают об этом инциденте лишь, когда нету денег или просто от нечего делать. Есть точно такие же, только чуть подороже. Те не ведутся на дешевые банки; им нужны дорогие бутылки, машина и квартира. У меня стоял лимузин, поэтому мне было без разницы какого типа она.
Я подошел к ней, и сразу обняв за стройную талию, потащил к барной стойке, дабы продлить знакомство. Она не сопротивлялась. Толи потому что я в этом заведении был уж очень солидно одет, толи потому что девчонка была изрядно пьяной. Она улыбалась и что-то постоянно говорила. Я конечно же не слушал, а опрокидывал очередную стопку, предварительно заказанной водки.
Мы решили уединиться и отправились в уборную. Она начала раздевать меня и вдруг зазвонил мой телефон. Видимо я изрядно выпил и не смог удержать мобильный от ее изворотливых пальчиков.
-Да? – спросила, продолжая смеяться и раздеваться.
- Толика можно? Спросила моя девушка, не пришедшая на званый ужин, слегка растерянным голосом с надеждой ошибиться номером.
- Толика? А мы с Толиком трахаемся! Тебе срочно?
Вообще я кое-как отобрал мобилу и отвесил девушки пощечину не малой силы, разбив ей губу. Ну, та естественно убежала. А я сел на пол и проговорил идеально подходящие для данной ситуации слова:
- Хуже быть не может…
Оказывается не только в фильмах эта фраза приводит к плачевному результату.
В туалет ворвались два парня лет двадцати, видимо тоже имевших виды на мою новую знакомую. Что мне предстояло, я уже знал и пытался смириться.
Били сильно. Занятия по карате и приобретенный мной черный пояс, на последних соревнованиях, мало значат, когда изрядно выпитое и смешанное спиртное бурлит в желудке. Сопротивляться я, конечно, пытался, но лучше бы не стоило. Мой точный удар попал парню в переносицу, а поскольку тот был не малых размеров, вместо того чтобы упасть и не встать, ответил мне тем же, но куда с большей силой и чувством.
Очнулся я все в том же туалете с ужасной головной болью. Открыл глаза. Тусклый свет немного ослеплял, но глаза быстро привыкли. Я потрогал руками опухшее лицо и попытался подняться. Все тело ломило, поэтому встать я смог только после третьей попытки. Вроде ничего не сломано. Сколько я пролежал я не знал, поэтому сразу потянулся за телефоном, которого естественно не было. Не было и денег и обручальных колец. Даже золотой крест с цепочкой сняли. Ладно, хоть одежду оставили. Хоть она и была грязная и порванная, лучше возвращаться в ней, чем без нее. Тем более что в потайном кармане пиджака лежала купюра, достоинством пятьсот рублей. Хоть на такси уехать.
Я подошел к двери. Открыв ее, я обнаружил совершенно пустой танцпол с выключенным светом. Звуков музыки так же не было. Да и вообще никаких звуков. Абсолютная тишина. Даже на кладбище слышны пения птиц и колыхания травы от ветра. А тут ничего. Страшно конечно не было. Похмелье тоже давало о себе знать. Тацпол был довольно большой, круглой формы; по бокам находились множество таких же дверей, из которой только что вышел я. Идеальная симметрия. Четыре черных одинаковых двери, различавшихся лишь по надписям, которые сейчас впрочем, были не видны, поскольку электронные таблички пред уходом кто-то выключил, дабы сэкономить энергию.
Напротив туалета, метрах в пятидесяти, а так же справа и слева на точно таком же расстоянии была одна из дверей, в которую я вчера вошел. Осталась узнать какая. Не закрывая дверь туалета, чтобы свет хоть немного пробивался в сплошную тьму, я пошел прямо. Дверь была не заперта. Открыв ее, я не увидел ничего нового. Лишь не просветная тьма впереди. Я сделал шаг и услышал под ногами хруст. Я руками на ощупь нашел там пачку сигарет и зажигалку в ней. Зажег и подкурил сигарету. Все еще держа палец на кнопке, я посмотрел вперед.
Зажигалка горела слабо, но этого хватило, чтобы увидеть картину, которая скрывалась за этой дверью. Это было красиво. Вход был в готическом стиле украшен кровами пятнами. Кровь смешивалась и рисовала узоры. А на потолке висели какие-то нитки. Да, очень красиво. Я докоснулся до стены и провел ей рукой, как слепой трогает предметы, пытаясь понять что это. Идеально гладкая стена. Только вот я ощутил на руке влажность, а на другой резкую боль от накаленного метала зажигалки. Тьма.
Чрез минуту, когда зажигалка остыла, я снова зажег ее и осветил руку, которая была в крови. Вариант с краской отпал сразу же. Во-первых, она даже и пахнет по-другому, а во-вторых, я недавно красил машину вместе с другом. Стало жутко. Жутко и очень страшно. Создатели фильмов ужасов, вероятно, сочли бы меня трусом. Нет уж ребятки, я вам не актер, привыкший к темным декорациям и искусственной крови. Я просто обычный человек. И если мне не страшен вид разбитого носа, и я смогу спокойно находится в морге, то здесь мои нервы сдавали. У меня было какое-то состояние не понимания реальности. Хотелось проснуться в теплой кровати или том самом туалете, из которого только что вышел. Но проснутся, не получилось, поэтому я просто стоял и смотрел во тьму.
Наконец я кое-как смог себя контролировать. Если же еще раз обратится к Голливуду, то фильм бы был самый продолжительный. Но это был не фильм. Мне не нужно было позировать пред камерой и изображать страх, который у меня и так был не малый. Мне не нужно было двигаться так или этак, не нужно было никуда спешить. А еще не было никакой страшной музыки.
Я оставил дверь открытой и проследовал к следующей, ожидая увидеть нечто подобное. Открыв дверцу, я так же не увидел ничего. То есть снова тьма. Я чиркнул зажигалкой. Но тьма не рассеялась. Я не увидел ни стен, ни пола не потолка. Я поднес зажигалку к стене. Но так же никакого эффекта. Я выключил поток пламени и потрогал рукой стену. Холодная каменная стена. Сухая и гладкая. Видимо крови тут не было, но зажигалка, не сумевшая осветить мне путь, сработала как отталкивающее предзнаменование. Я не закрывая дверь, прошелся до последней, еще не открытой мной деревянной дверце.
За ней была улица. Я вздохнул с облегчением. Три мусорных контейнера, какое-то двухэтажное кирпичное здание и деревянный забор по сторонам. Я вышел на улицу и сразу почувствовал этот запах мусора. Меня сразу удивило, что дверь не заперта, а на улице вечер. Обычно в такое время клубы уже вовсю работают. Но удивление мое было недолгим, сменившимся на восторг и радость свободы. Я как узник, отсидевший многие годы в холодном подземелье, вырвался на свободу.
Забор был не большой, но перелезать его с разбегу я не стал. Я залез на контейнер, уперся руками в забор, уже готовый совершить рывок, но что-то меня остановило. Я всмотрелся в окружающий мир. Разрушенные дома не оставили меня без внимания. На улицах было полно мусора: газеты, старые вещи, пачки из под сигарет, провода. В общем, все, что обычно находится в мусорных баках сейчас стремительно, под движением ветра, разлеталось по городу.
Я слез с одного из таких баков, только железного, гордо называющимся “контейнер”. Открыл крышку и стал копаться в мусоре. Я искал газету. Я уже реально верил что это либо не мой мир, либо я не в своем времени. И действительно подтверждение этому нашлось достаточно быстро, под горой пустых бутылок. Газета была намокшая и оборванная, но кое-какие отрывки я смог прочитать.

…после этого инцидента в центре города, правительство объявляет военное положение в стране… США, как предполагалось раньше – зачинщик этого событии, так же пострадала от нашествия жуков, завезенных в их страну, относительно, недавно… угроза уничтожения человеческой формы жизни появилась не на Земле, как утверждалось ранее, состав этих существ науке просто не известен. Их не уязвимость, всеядность и численность не могут быть предписаны к рукам человека…
“МК” 2021

Дата подтвердила мои опасения. А страх вызвали то ли рисунки, то ли фотографии, такие же расплывчатые, как и текст. Большие колорадские жуки на улицах любимого города и много трупов на дорогах. Картина не очень страшная, если считать что это желтая пресса. Но вот, то что я сам только что увидел развалины, давало ощущение правды.
Я услышал звук шагов. Снова поднялся на контейнер и увидел женщину со светлыми волосами, кидающую пакет с провиантом мне в лицо. Я, конечно, такого не ожидал, и увернутся не смог. Вслед за пакетом чрез забор махнула и она.
Черный длинный плащ, изрядно помятый и дырявый, смотря просто замечательно с ее фигурой. Волосы светлые, но запачканные в грязи, длинной чуть ниже плеч, были свернуты в пучок. В руке она держала обрез, а за поясом был не малых размеров нож. На лице был небольшой шрам. Взгляд, которым она меня рассматривала, откровенно говоря, не радовал.
- Ты кто? – спросила она и опустила дуло обреза в землю.
Ну, этот вопрос был уместен. Поскольку тут была она хозяйка, а я явился без приглашения.
И тут я узнал в ее чертах ту, вчерашнюю (ну в моем понимании времени) симпатичную блондинку, которую наградил пощечиной. А еще я увидел за поясом, свой телефон, тока уже изрядно поцарапанный.
- Эта вещь, - еле смог выдавить из себя я и указал на телефон.
Женщина быстро вытащила телефон и начала что-то там искать. Затем она развернула его ко мне, и я увидел в потрескавшемся дисплее свое фото.
- Ты не изменился, - сказала она и подошла ко мне ближе.
- Зато изменилась ты и весь окружающий мир.
- Время идет, мир меняется, как и должен. Но почему ты такой же? Почему?
Она обняла меня нежно, и мы завершили то, что начали вчера. Вся эта история с жуками началась на следующий день после моего избиения. Жуки сначала просто убивали, потом поедали трупы. Убитые, они распадались на части, как черви и жили своей жизнью. Ядерное оружие, газ, огонь – все было бессильно. За несколько лет они уничтожили почти весь животный мир. Человечество объединялось в группы. Вариант апокалипсиса, предложенный еще много лет назад в книгах по исследованиям ядерного оружия, был похож на этот. Повсюду насилие и убийства. Люди убивали себе подобных ради куска мяса или территории, на которой меньше жуков. Жуки ушли так же внезапно, как и пришли. Но ушли не все. Остались те, которые изредка убивали оставшихся людей. Ночной клуб стал отличным убежищем для его хозяина, а так же друзей и подруг, коей считалась моя новая знакомая. Но в отличие от нее им повезло меньше. Кто-то из них умер в очередной вылазке за продуктами; кто-то погиб, отстреливаясь от нашествия; кто-то сошел с ума и был безжалостно убит бывшими друзьями.

Светловолосую блондинку звали Ксюша, и ей уже было за тридцать. Я смирился со своим положением пришельца из прошлого. Возможно, мне повезло, ведь я избежал апокалипсиса и получил жизнь, не слишком хорошую, но жизнь. Теперь мы вместе ходили на вылазки. Это было опасно, но интересно. Иногда мы бежали мимо сотен жуков, иногда отстреливались от прочих банд, иногда просто находили животных, годных для еды. Жили мы по меркам этого времени шикарно. Такое пространство для двоих было огромным. Словно непобедимая крепость клуб отпугивал мелкие группки людей. А на крупные находилось оружие. Оружие, которое было только у нас. Огнеметы, ракетницы и прочая тяжелая утварь в пух и прах разрывала на части огромное количество народа.
Я прожил так уже полгода. Мне вполне нравилась такая жизнь. Я редко вспоминал о прошлом. Прошлое для меня уже было в книгах, которые были отобраны у городской библиотеки. Было интересно читать газеты, вышедшие после моего исчезновения. Я увидел множество электронных новинок, которые раньше считались фантастикой. Машина, не использующая никакого топлива, кроме окружающей среды. Оружие, стреляющее звуковыми импульсами и направленным светом. В борьбе с жуками, человечество старалось как можно быстрей уйти в будущее, получить возможность на победу. Не получилось. Прогресс шел очень быстро, но вскоре остановился на месте. Лаборатории были разрушены, ученые убиты. Страны потеряли правительство и развалились. Лишь очень маленькие городишки и деревни продолжали какое-то время существовать как раньше. Но вскоре жуки добрались и туда. А за жуками и люди, жаждующие выжить. Жуки не щадили никого. Они безжалостно убивали стариков и детей. Убивали и жестоко растаскивали на части, поедая большой стаей. Убивали и скот, пожирали растительность и деревья. Вскоре опустели пруды, озера и океаны. На месте лесов образовались пустыни. Конечно, маленькие рыбки иногда попадались в сеть, растения росли в малых количествах, кошки заменили другую живность в отношении мяса. Можно было жить, но не всем. Был и каннибализм: поедали свежесваренных младенцев, а так же жарили, будучи испеченную мать. Ужасов было много и не многие, как например мы, могли позволить себе разводить кур и выращивать овощи.
Спустя несколько месяцев к нам прибилась еще одна пара. У них были семена табака и немного специй, мы с радостью их пустили. Но этой же ночью я проснулся от какого-то шума. Увидев, как они собирают наши овощи и оружие, я без колебаний убил обоих. Убивать вообще стало для меня нормально. Я, не колеблясь, мог убить любого. Любого, кроме той, что когда-то ударил.
Вместо солидного костюма я теперь носил черный плащ, на подобии парня из “матрицы”. Повсюду было оружие. Я постепенно стал вроде авторитета бывший столицы. Навел связи с другими выжившими и начинал строить свою империю.

Я проснулся в шесть. За дверью кто-то шебуршал. Я быстро оделся и подошел к двери, открыв которую я увидел двух бродяг, которые рылись в нашем мусоре. Я наставил ствол на одного из них и спустил курок. Вдруг я почувствовал, что другой махнул ножом и поранил мне бровь. Я убил и его. Рассек, не то что бы сильно, но кровь текла. Я закрыл дверь и направился к туалету. Я уже и не вспоминал, что здесь произошло, поэтому начал просто обрабатывать рану.
После ее обработки, я решил продолжить спать. Открыл дверь и увидел то, что было несколько лет назад. На танцполе множество людей, в стороне стоит Ксюша, и ее успокаивают те два парня.
Я посмотрел на свою одежду. Тот же плащ. Оружие. Все при мне. Неужели снова скачок? Опять туда же. И завтра начнется нашествие. Какого это жить и знать, что скоро умрут почти все, кого ты когда-то знал. Что уже завтра эти существа начнут убивать и плодится.
Я увидел на себе взгляд той не разлучной двоицы и той девушки, Ксюши. Они направились ко мне. Я стоял спокойно. Сейчас я был трезвый, и у меня было много оружия. Они были очень удивленны, что спустя всего пару минут после такого избиения, я вышел без единой царапины, не считая конечно только что заклеенной, да еще и другой одежде.
- Вы все равно умрете, - сказал я, хотя они ничего не слышали из-за музыки.
Я навел оружие на одного и выстрелил, без колебаний, как обычно. То же самое я сделал и со вторым. Лишь Ксюшу я не стал убивать. Это сейчас она стервозная малолетняя девчонка, потом она будет умной женщиной и воительницей.
Конечно, музыка мгновенно прекратилась. Раздались крики. Пусть кричат. Какая разница умереть сейчас или завтра. Если я показался им ужасом, что будет, когда придут жуки. Прибежала охрана, которая так же отправилась в мир иной. Я же направился к машине, ждавшей меня.
Водитель, услышав шум, нервно поглядывал на дверь. Когда я вышел оттуда в другой одежде и с оружием в руке, тот испугался, но в машину сел. Я сказал ему свой адрес, и он отвез меня домой. Я собирал вещи и рассчитывал деньги, которые будут нужны мне для постройки убежища. Потом я лег спать, а когда проснулся, у моего дома были Вы…

- Он точно псих, – сказал доктор в очках, - убить четырнадцать человек в шумном и спокойно поехать к себе домой.
- Да доктор, я полагаю, что ему поможет только пожизненное содержание в вашей клиники, – сказал человек длинного роста в черных брюках и черной рубашке. – Вы не против, если я зайду к нему в палату, в последний раз?
- Да, да конечно.

Человек зашел в палату и покрутил в руке звуковой брелок, отпугивающих мышей и крыс. Затем он подошел к окну и согнул руки за спину.
- Порой если реальность искажается даже из-за одного маленького происшествие, будущее меняется. Если эту деталь вставить обратно все пойдет как должно, но вот если эта деталь сломается, ее придется удалить. Кстати, Ксюша погибнет в автокатастрофе через три года, а клуб закроют за неуплату налогов.
Он развернулся и прошел к двери. Остановился и сказал:
 - Время вообще странная штука…
Он вышел и любезно попрощался с доктором.