Рома Файзуллин

Динокризис(Совсем недавно)
"Стал сегодня говорить с ее стенами,
Пробовал лезть на них, кричал раме оконной.
Шаги безумия легки,
Но оглушают отзвуком пустой комнаты.
Ты встретишь меня у реки,
Вот и отмыли стены… кома, ты?"
7 раса

«Да, нет - ты все узнаешь из газет,
Нет, да - из газет ты не узнаешь никогда…»
СПЛИН



Ну, и куда я буду тебе колоть?... Где у тебя вены?

Нету… Сейчас появятся. – немного растерянно ответил я Алине.

Давай другую руку. – продолжила она.

Я вышел из подъезда и направился к ближайшему магазину. Жизнь не так уж плоха, мир стал многим лучше… Телефонный звонок, доносившийся из автомата в стене магазина привлек мое внимание. Я подошел и снял трубку.

Алло.

В ответ только молчание, и стук идущего поезда…

Ну и хуй с Тобой. – подумал я и положил трубку.

Зашел в магазин, проследовал в винный отдел. Взял банку коктейля «Секстрим», эту ароматизированную дрянь якобы с соком фейхоа. Продавщица на кассе выбила 42, 50 и механически поблагодарила за покупку. На обратном пути я остановился у газетного отдела, что располагался прямо у входа. Интересно есть у них здесь «Бельские просторы» - подумалось мне.

Есть, есть. И там кстати, стихи которые ты мне посвятил. Я уже прочла…

Простите…?

Я поднял взгляд(как, скажете вы, можно поднять взгляд? А вот у меня получилось.) и только сейчас понял, что все это время я шел, смотря себе под ноги. Очень красивая девушка, примерно 162 ростом, к короткой черной куртке, джинсах и сапогах на высоких каблуках. Смотрела на меня своими большими, зелеными глазами, так, как Она это умеет…

Простите, но я Вас не знаю.- продолжил я.

Знаешь.- настояла Она.

Хорошо. Знаю…- чувствуя, что я в данной ситуации прав менее Ее, согласился я.

Спасибо.

За что?

За стихи, которые для меня.

У меня все стихи для Тебя, но я не считаю, что Ты должна благодарить меня за это.

Ну Ромка… Ну нет. Так не бывает. – с внутренней безысходностью(кого?) протянула Она.

Так не бывает, но так есть. – перебил я. Я Тебе звонил. У Тебя недоступно. Потом номер стер. Много раз стирал, но всегда находил эти цифры на стенах серых зданий, где мне, так нравится гулять одному… И скажи мне, разве имеюя право на эту глухую радость, это паралоновое счастье, что сейчас по – домашнему уютно бьется в каждой клетке моего тела, делая мир теплым, а сердце молчаливым…?

Ты не спрашивал моего разрешения. – ответила Она.

А что Ты могла ответить?! И могла ли вообще, хоть что – то ?!...

Не перекладывай на меня ответственность за свою жизнь. Лучше расскажи как ты. – спокойно продолжила Она.

Пожалуйста, перестань…Дальше уже нельзя. Нельзя дальше…

«Бельские просторы» только в киосках от Рос. печати. У нас их нет.

Что?

Вы спрашивали, есть ли у нас «Бельские просторы»?- удивленно смотря на меня на меня проговорила продавщица.

Ах, да. – вспомнил я.

Я толкнул дверь и вышел из магазина. Шагов в пяти от входа, стоял человек; среднего роста, небритый, довольно бомжеватого вида.

Извините. Сигаретой не угостите? Или мелочи…- сиплым голосом протянул он.

Сигарет… не курю, а вот мелочь дам. – ответил я и, пошарив в корманах пуховика протянул ему горсть серебристых монет.

Благодарю. – искренне ответил человек. И я, медленно пошел по направлению к дому.

Динозавр ест Цветок! – крикнул он мне во след.

Динозавр, съел Цветок…- не оборачиваясь, ответил я.