"А" и "Б". Маленькая повесть (Часть 6-я
К 5 часам Долин вновь сидел в кабинете, однако ясности в его голове за истекшие часы не прибавилось.. Ничего интересного не удалось извлечь из бесед с сотрудниками журнала и капитану Агапову.
- Никакой зацепки в этом деле я пока не вижу, кроме Вашей смутной идеи о стихах, но тут скорее попахивает мистикой и чертовщиной, а не реальными обстоятельствами. Выйдем на пару минут в коридор, пока здесь приберут, - сказал Агаповв, увидев заглянувшую в дверь Таю.
Они вышли из кабинета, продолжая обсуждать возможные варианты связи четырёх смертей с фигурирующими уже в деле стихами. Увязать эти обстоятельства им никак не удавалось.
- Думаю, не помешало бы встретиться с Вашей дочерью, - сказал Агапов на прощанье. - Попросите её завтра подойти ко мне в редакцию часам к четырём.
- Хорошо, - ответил Долин, и они распрощались.
На следующий день вечером Долину позвонила дочь и возмущённо поведала ему о безобразном поведении следователя, пригласившего её и не пришедшего на встречу. Она прождала его почти целый час.
То, что ожидание это было совершенно напрасным, ибо капитана Агапова уже не было в живых, стало известно Долину только через несколько дней, когда его вызвали в ГУВД к следователю по особо важным делам полковнику Назарову.
                    *****
Беседа с Назаровым, к удивлению Михаила Аркадьевича, носила явно неофициальный характер. Полковник ничего не записывал, пригласив Долина побеседовать на уютном кожаном диване.
- Я прочёл все относящиеся к делу бумаги покойного капитана, -- сказал Назаров. - Кроме Ваших показаний в деле нет никаких зацепок. Ваши предположения серьёзными назвать трудно... Однако я хотел бы ознакомится с ними напрямую.
При словах "покойного капитана" у Долина внутри всё похолодело. Назаров, видимо, почувствовал это.- Да, - сказал он, - и капитан Агапов тоже. Причём, кажется, опять Вы были одним из последних, с кем он разговаривал. Не считая его домашних. Таковы, Михаил Аркадьевич,
обстоятельства. Причём общим для всех странных смертей этого дела фактором является Ваше участие. Ну, и ещё стихи, разумеется, но ничего смертельного, кроме названия, я в них не обнаружил... Впрочем, Вы, кажется противоположного мнения?
- Вы меня подозреваете?
- Видите ли, скажу прямо: нет абсолютно никаких оснований или причин для такого рода подозрений, но Ваша причастность, - пока не знаю в каком виде, - к этому делу для меня несомненна.
Первоначальное волнение вдруг оставило Долина и он спокойно произнёс: - Я полностью разделяю Ваше мнение. Моё участие в происшедшем... Нет, - в происходящем, - для меня тоже вне сомнений, но, увы, я пока не могу в этом разобраться. Кое-какие мысли на этот счёт у меня есть, но.. Очень сырые.
- Не хочу Вас долее задерживать, Михаил Аркадьевич. Постарайтесь оформить ваши сырые мысли в правдоподобную версию. И желательно побыстрее. Думаю, это в Ваших же интересах.
Выйдя на улицу, Долин медленно побрёл к дому, на-ходу обдумывая создавшееся положение. Для него становилось всё яснее, что никто лучше него не может разобраться в этом запутанном деле. Если он не распутает его, то дело либо придётся закрыть, - что вряд ли, - либо
повесить все трупы на него - Михаила Аркадьевича Долина. Третьего, пожалуй, не дано.
Полковник Назаров, вызвал Долина в редакцию, где снова начался сбор информации о сотрудниках, уже через день, к вечеру. В этот раз он уже не был столь любезен, как в прошлый.
Кроме него в углу кабинета за столиком с компьютером сидел молодой человек в мундире с погонами старшего лейтенанта.
- Я готов выслушать Вашу версию - начал Назаров официально.
Михаил Аркадьевич почувствовал в этих словах и тоне неприятный оттенок. Он пожал плечами, помолчал. Затем, как будто приняв какое-то важное решение, напряжённым голосом
задал вопрос:
- Вам не кажется товарищ полковник, что мы здесь имеем дело с чем-то необычным, не
укладывающимся в стандартные рамки?
- Что Вы хотите этим сказать?
За дверью послышалось шарканье, ассоциировавшееся у Долина с таиной уборкой.
Михаил Аркадьевич задумался. Мысль, пришедшая ему в голову, требовала очень осторожного подхода к разговору. Любая обмолвка могла стать роковой.
- Я просто констатирую некую таинственность, я бы даже сказал мистику всех обстоятельств происшедшего. Разве Вы этого не чувствуете?
- На что Вы намекаете? Хочу Вас сразу предупредить, что склонить меня на путь обсуждения всякой чертовщины Вам не удастся. Меня интересует какова Ваша роль в этом деле.
По-моему об этом мы договаривались в прошлый раз?
- Да, конечно, но случай столь сложный, что я просил бы Вас подождать до завтра. Если мои смутные предположения не верны, то я об этом Вам завтра же сообщу.
- Ну, а если верны?
Долин на секунду задержался с ответом, обдумывая формулировку.
- Верных предположений я, тем более, скрывать не буду - наконец сказал он.
- Хорошо. Жду Вас здесь завтра в 9. И непременно с ответом.
                     *****