"А" и "Б". Маленькая повесть (Часть 8-я)
  "Закрытая папка. Совершенно секретно, особой важности"
          (только для читателей со спецдопуском)
       Список руководящих работников подразделений
      Особой Специальной Унитарной Конторы (ОСУК)
  
             Палата "А" ("Адские работники"):
Ариман Владимир Демьянович /по паспорту - Воланд Демонович/ - председатель.
Кондрашкин Кондрат Мстиславович - нач. охраны
Кондрашкина Ведемина Кондратьевна - дочь начальника охраны и
                                         секретарша председателя
Сёстры Косцовы/близняшки/ Аида и Гурия -
                                   ответственные за женские дела
Братья Чертовы: Асмодей,Каин, Прокл, Горгоний -
                                   ответственные по мужской части
Адамов Гордей Сатрапович - делопроизводитель

                 Палата "Б" ("Богова служба" )
Господарёв Б-Г - председатель
Архангелов Пётр - нач. охраны
Божественная Ангелина - секретарша председателя
Сводные сёстры Безфамильные Ева и Лилит -
                                     внебрачные дочери председателя
Братья Откровенные: Иоанн, Лука, Матфей и Марк

Примечание: подразделение "Б" представляет собой верхнюю палату ОСУК, но её нижняя палата - спецподразделение "А" функционирует независимо, выполняя важнейшие жизненные функции.

Генеральное Заседание Генеральной ассамблеи Конторы было назначено на день ближайшей оппозиции Марса и Венеры. Таковое заседание обеих палат ОСУК проводились крайне редко и, последние столетия, - в великолепных каменных палатах стиля ампир, возникших по озарению Председателя Палаты "Б", в момент вспышки сверхновой в туманности
Андромеды несколько сотен лет назад. Здание получило звучное название "Дом Генеральных Заседаний" и табличку: "Памятник архитектуры. Охраняется."
На этот раз Главным Председательствующим являлся Владимир Демьянович, поскольку рассматриваемый вопрос был поставлен его Палатой. Докладчиком выступал Гордей Сатрапович, уже долгие годы подготавливавший новый очень важный документ. Он уже раскладывал свои
бумаги на трибуне, по обе стороны которой стояли на страже Кондрашкин и Архангелов, на случай всяких непредвиденных эксцессов. А эксцессы тут бывали. Всякие.
Позади трибуны за огромным столом в президиуме сидело руководство в лице вечных конкурентов братьев Откровенных и братьев Чертовых. Откровенные владели правом первичного отбора электората, на каковое уже давненько претендовали и братья Чертовы, так что отношения
их были демонстративно недружественными. Отдельно на подиуме стоял стол секретариата, в центре которого восседали Ангелина Божественная и Ведимина Кондрашкина, а по бокам располагались 2 пары неразлучных сестричек.
Над президиумом, на 2-х великолепных коврах, парили, сложив ноги по-турецки, Господарёв и Ариман. Один из председателей, как обычно, расчёсывал свою бороду, а другой - поглаживал мохнатой рукой голову нежно обвившего его змия. В зале размещалось множество
малоответственных, но влиятельных сотрудников палат, от Шестикрылого Серафима до Беззубой Яги и спецагентов типа Таи Засланской. Впрочем, как заметил полудремавший, но всевидящий Ариман, Яги на своём месте ещё не было. Видимо, как всегда, перекуривала в туалете.
Ариман пальчиком поманил Таю и дал ей кое-какие указания. Тая быстренько выполнила поручение: Яга, с клюкой в одной руке и авоськой с блестевшей в ней ступой в другой, заняла своё место там, где дамы, объединённые, несмотря на принадлежность к разным палатам, в некий Женский комитет, сидели отдельной компанией.
Впрочем и остальные депутаты разбились на многочисленные фракции, большинство из которых можно было легко отнести к тому или иному политическому направлению по плакатам, висящим над креслами: например, над ортодоксами висело огромное полотнище с краткой, но
доходчивой надписью: "СЛАВА БОГУ!". Напротив него, через проход висел почти столь же краткий призыв оппонирующей партии: "ДРУЗЬЯ! ИДИТЕ К ЧЁРТУ!". Под этим плакатом стояло особое с давних пор никем не занимаемое кресло с памятной табличкой на спинке. На медной табличке
было выгравировано:
                           Бессмертный
                              Кощей
                        Погиб сказочной смертью
                              От иглы
                        Да будет вечной его память

 Про иглу по Палатам ходили разные слухи. Кое-кто утверждал, что она была с наркотой; некоторые утверждали, что это была не игла, а "Игла" с парой килограммов взрывчатки; впрочем были и совершенно необычные слухи об отравленной игле. Как бы то ни было, но кресло в "Доме
Генеральных Заседаний" было за Кощеем закреплено навечно; даже считалось, что за ним сохранился и голос в голосованиях. Помимо этого, мраморный бюст Кощея стоял в одном из дальних углов подиума и с джокондовой улыбкой взирал в зал.
Особо неприязненно к различным слухам о летальном конце Кощея относилась его давняя фронтовая подруга - "летальная" Яга. Это прозвище Яга получила из-за своего древнего помела, которое она изрядно поизносила за последние тысячелетия и лишь недавно заменила на более современную ступу. Впрочем, она до сих пор не забыла свой позорный полёт на метле в Санкт-Петербург в качестве рикши. Воспоминания Яги прервал звучный рёв сирены. Сирена была модным
усовершенствованием давно надоевшего всем стакана с чайной ложечкой, дребезжания которой в стакане почти не было слышно средь всеобщего шума-гама. Тем более, что этот слабый звук не доходил до буфета, где обычно до последнего момента перед Заседанием тусовалась значительная
часть членов Конторы. Впрочем, о "Большом Буфете", как его называли конторщики, можно (и нужно) рассказывать долго и подробно, но это отдельная тема, которая может отвлечь нас от
важных событий начавшегося Заседания, ибо Гордей Сатрапович уже кончил раскладывать свои бумаги на трибуне и постукивает пальцем по микрофону, проверяя качество звука.
Внезапно грянул невидимый оркестр и под Гимн Небесного Союза зал дружно встал.
Музыка была необыкновенной: казалось, что одновременно играли два оркестра, исполняя два разных музыкальных произведения. Все вяло запели, причём, как стало ясно через несколько мгновений, исполнялись не только две разные мелодии, но и два разных текста. Врочем, припев
звучал почти в унисон, поскольку в обоих текстах содержались одинаковые слова, типа "Славься, славься" и "Да здравствует".
Также неожиданно, как началась, музыка смолкла и Адамов вновь
постучал по микрофону.
Мы не будем излагать здесь подробности речи господина Адамова; коротко остановимся лишь на основных его положениях.
Главной посылкой докладчика был тезис о тревожном, с точки зрения Палаты "А", снижении смертности на планете Земля и о росте тамошнего народонаселения, при значительном преобладании душ электората "Б" над душами электората "А"; тезиса, подкреплённого большим количеством статистического материала, демонстрировавшегося Гордеем Сатраповичем на огромном экране, расположенном справа над подиумом.
Диаграммы и графики убедительно свидетельствовали о тревожных тенденциях, обеспокоивших руководство Палаты "А" обострением электоральных проблем.
Покончив с мотивировками и обоснованиями, докладчик приступил к конкретным предложениям, сводившимся, коротко, в общедоступных понятиях, к двум вариантам.
1.Немедленно "мочить" всех, кто будет вслух говорить о смерти. ИЛИ:
2. Немедленно "мочить" всех, кто будет поминать чёрта."Замоченные" подлежали передаче в ведение палаты "А".
Предложения вызвали бурное оживление в зале. Одобрительные крики членов Палаты "А" перекрывались возмущёнными голосами представителей Палаты "Б".
Господарёв прекратил чесать бороду, приосанился на своём ковре и поднял руку. Гул затих. Опустив руку, Председатель разборчиво по складам авторитетно объявил:
" ТАК НЕ ПОЙ-ДЁТ!".
В зале зашумели: Голосовать! Обсудить! Отправить в согласительную комиссию! Передать в комитеты!
Ариман махнул рукой, в зале снова взвыла сирена.
- Слова просит глава Комиссии с трубы - Двуликий Янус Янусович. - Объявил председательствующий в наступившей тишине.
Здесь необходимо пояснить, что в старом здании члены согласительной комиссии, носившей штатное название "Комиссия "А и Б", не имели собственных стульев в зале, а сидели на какой-то всегда тёплой трубе технологических процессов палаты "А" в конце зала. В связи с этим
среди депутатов ассамблеи комиссия в просторечии называлась "Комиссией с трубы". В новом здании им отвели отдельную ложу, но прозвище уже устоялось и стало почти официальным.
К трибуне по центральному проходу медленно прошествовала необычайная даже для присутствовавшего контингента фигура, которая, повернув голову на 90 градусов, проходя между
рядами вежливо раскланивалась в обе стороны.
                                                                                        *****