"А" и "Б". Маленькая повесть.(Часть 9-я)
- Наша комиссия предлагает компромисс - произнёс Янус Янусович, появившись на трибуне.
- Компромис очень прост и несомненно может удовлетворить всех.
Двуликий последовательно наклонил голову сначала назад, а затем вперёд, обращаясь и к президиуму, и к залу.
- Для этого достаточно принять не один из вариантов, а оба предложенных одновременно. Ну, и кстати, "мочить" немедленно совсем не обязательно; думаю, лучше - отложенные санкции и, желательно, без свидетелей.
На некоторое время воцарилась тишина, все обдумывали гениальное предложение.
Через мгновенье почти одновременно начали хлопать в ладоши и Господарёв, и Ариман; это хлопанье плавно перешло в общие дружные аплодисменты.
- Полагаю, что надо принять и законное решение о передаче соответствующей информации исполнительным органам, - продолжил Янус Янусович - Выделить уполномоченных, разработать методику...
- Ну, здесь проблем не будет, - прервал его Ариман. - Создание информационной сети поручим Тае Засланской, а для передачи информации используем последние научные достижения: компьютеры с интернетом. Нет возражений? Ну, и ладненько. Спасибо Янус
Янусович.
Переходим к голосованию. Кто "За", кто "Против" - прошу голосовать.
Голосование, как всегда, прошло блестяще. При одном воздержавшемся - Бессмертном Кощее - депутаты проголосовали единодушно "За".
После голосования слова потребовала Яга, предложившая свои услуги по доставке информации однако, поскольку сравнение ступы с интернетом по всем параметрам не выдерживало никакой критики, Ягу со свистом прогнали с трибуны. Вслед за этим вновь громыхнул оркестр, исполнив столь знакомые конторщикам мелодии.
После заседания Ариман слез с ковра, лёгким движением руки отослал его, подошёл к Тае и пригласил её в свой роскошный кабинет. В опустевшем здании Владимир Демьянович и Тая в течение нескольких часов плодотворно проработали над отдельными нюансами предстоящей
компании.
                   *****
Михаил Аркадьевич уже несколько недель с тревогой ожидал очередного вызова в УВД. И чем больше дней уходило в нетерпеливом ожидании, тем тревожнее становилось у него на душе.
Наконец через месяц раздался долгожданный звонок. Долина приглашали к полковнику Голикову на завтрашний вечер.
Вечер был дождливый и хмурый. Почти таким же хмурым был и полковник, не предложивший Долину даже снять плащ. Он вышел из-за стола, и разговор начался стоя.
- Я доложил Вашу информацию, - начал полковник, неопределённо махнув в конце фразы рукою куда-то вверх. - Там отнеслись серьёзно. Не могу сообщить подробности, но Ваша гипотеза, повидимому, прошла проверку. И успешно.
Долин вздрогнул. "Успешность" проверки он понимал вполне отчётливо.
  - Интересно, и много у них "проверенных"?, - мелькнуло у него в голове.
Полковник молча походил по кабинету, взглянул на часы и уселся за стол. В дверь постучали.
- Войдите, сказал полковник, с некоторым, как показалось Михаилу Аркадьевичу, облегчением. В кабинет вошёл молодой улыбающийся мужчина в штатском.
- Михаил Аркадьевич, если не ошибаюсь, - сказал мужчина, протягивая руку. - Николай Иванович, можно просто Николай. Вам, ведь, уже за 60, если не ошибаюсь, а мне...
Тут он неожиданно прервался, подошёл к столу, обменялся парой не понятных для Долина фраз с полковником Голиковым и, вновь повернувшись к Долину, неожиданно произнёс:
- Должен Вам предложить проехаться не надолго с мной. Если не возражаете, - продолжил он с такой улыбкой, что возражать не очень и хотелось.
- Вы, если не ошибаюсь, бухгалтер, - произнёс Николай, когда машина тронулась.
- Был. - Ответил коротко Долин.
- А теперь?
- Теперь... Теперь - поэт. - Неожиданно для себя сказал Михаил Аркадьевич.
- Вот и прекрасно. Великолепно. С такой профессией нигде не пропадёшь, тем более, что и пенсия идёт. Всё у Вас будет хорошо. Просто замечательно.
Когда, после подписки Долиным о неразглашении государственной тайны в кабинет Николая Ивановича вошли два дюжих санитара и пригласили Михаила Аркадьевича пройти с ними, ему уже был вполне ясно, что будет всё и замечательно, и великолепно, и прекрасно.
                        *****
                 (окончание следует)