Один
По тёмным коридорам пробежал ветер. Под потолком помигала и с треском потухла лампа. Вокруг всё безмолвствовало. Откуда-то донеслись звуки патефона. Но и тот скоро умолк. Мерной поступью по миру шагала ночь.
Вдруг скрипнула дверь. В стене появилась тусклая жёлтая брешь. Кто-то что-то крикнул – ответа не последовало. Дверь захлопнулась. По коридору разнеслись шаркающие шаги. Это шёл бывший директор бывшей областной библиотеки. Закурил, остановился. Облокотившись о стену, опустил голову и закрыл глаза.
- Что ж это такое творится? Как же так можно...
Покурив, не спеша пошёл по коридору. Поднялся на второй этаж, щёлкнул выключателем. Света не было.
- И здесь успели…
Некогда уверенный в себе человек, сейчас директор выглядел жалким и разбитым. Последнее решение местных властей лишило его всего, чем он дорожил, ради чего жил. Ещё не осознав полностью происшедшего, он задавал себе одни и те же вопросы о том, как можно было так поступить с ним, с его делом, со всем тем, что он создал и боготворил. Ночь молчала.
Полная луна сверлила окна здания библиотеки. По полу стелились ровные тени оконных рам. Город спал. Спали люди. И только человек не мог уснуть.
Он вспомнил свою военную юность. Вспомнил, как жгли Толстого, чтоб согреться. Но сегодня всем было тепло.
Жгут Достоевского, - подумал директор.
Замечания
Алекс Штамм

Психоделика, в некотором смысле. Не лишённая вдохновения, но быстро сгоревшая в себе.

Сэр Алекс...

Оценка:  6
Алекс Штамм  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

Алекс!Вы полагаете, что облокотиться о стену можно лишь после приёма наркотиков?

WLINA  ⋅   10 лет назад   ⋅  >