КОМУ МНОГОЕ ДАНО ... (Часть 4-я)
Однажды, возвращаясь по парку из библиотеки в здание Секретариата, Павел столкнулся с группой туристов, шедших в штаб-квартиру ООН на обычную экскурсию. Невдалеке от Павла двое молодых мужчин восточной наружности что-то обсуждали на арабском языке, который Павел ещё недостаточно освоил; во всяком случае он никак не мог уловить смысл беседы, хотя заинтересовался ею. Павел даже не заметил, как мысленно дал себе команду на чтение мыслей. Через несколько секунд он уже понял, о чём идёт речь. Незнакомцы обсуждали возможность проведения в зданиях ООН крупного террористического акта.
Войдя в здание вслед за экскурсантами Павел немедленно связался с охраной, в которой у него уже были знакомые люди. Были срочно оповещены соответствующие службы и за террористами было установлено наблюдение.
Через несколько дней Павел узнал, что двойка арестована. На квартире, где это произошло были задержаны ещё трое граждан стран Ближнего Востока, там же было найдено несколько десятков килограмм взрывчатки.
На вопросы спецслужб о причинах возникших у Павла подозрений по отношению к двум "экскурсантам" Павел отвечал, по возможности, уклончиво, утверждая, что подозрительны были фразы , сказанные на арабском языке, с которым он хорошо знаком.
Последствия произошедшего инцидента оказались весьма далекоидущими, как для ООН, так и для Павла. Через пару недель его вызвали к одному из заместителей Генерального секретаря и предложили возглавить новый отдел Организации - Комитет по конфликтам. В приватной беседе Павлу сообщили, что основная цель вновь созданного по инициативе Великих держав нового Комитета - служить прикрытием секретного подразделения ООН по борьбе с мировым терроризмом. Часть сотрудников нового Комитета должна была , в основном, заниматься именно
антитеррористическими функциями, а остальные члены комитета даже не должны знать об этом.
Сотрудников ПАТ (подразделения антитеррора) предложили подбиратьсамому Павлу с привлечением к этому нескольких руководящих работников спецслужб Великих держав.
На первом же совместном заседании, были намечены основные направления деятельности. Особо важным был признан ближневосточный участок. Решено было создать секретный отдел документации ПАТ, в который участвующие страны обязались представить важные разведывательные документы и досье на основных фигурантов, связанных с международной террористической деятельностью.
Комплектование Комитета и ПАТ шло хотя и трудно, но достаточно быстро, ибо Павел принял решение при подборе сотрудников использовать свои паранормальные способности.
Чтение мыслей претендентов, как при личной беседе, так в период их ожидания встречи в приёмной, позволяло Павлу осществлять приём людей абсолютно надёжных, в чьей компетентности и добросовенности не было никаких сомнений. Привлёк к работе в ПАТ Павел и двух своих старых друзей, бывших студентов МГИМО. В свободное время Павел начал посещать лётную школу, где в короткое время овладел навыками пилотирования, получил в своё распоряжение небольшой лёгкий самолёт, который использовал в своих перемещениях по США.
Между тем сложившееся острое положение на Ближнем востоке непозволяло надолго затягивать начало работы ПАТ, причём Павел понимал, что основная нагрузка падёт на его плечи.
"Кому много дано, с того много и спросится", - частенько повторял Павел свою любимую поговорку.
Направление первого загранвизита было однозначно ясным : Даудовская Арабия. Именно там, по всем данным, находился центр и основное гнездо террора, возглавляемое людьми непосредственно входящими в руководство страны, а также связанных с ними денежно-нефтяными тузами.
Павел вылетил в Арабию с одним из своих сотрудников, имея при себе рекомендательное письмо самого Генрального секретаря ООН и его личное послание главе государства, которое Павел должен был передать непосредственно в руки монарха. Однако принял его не король, а его
брат, возглавлявший МИД. Прерогативы для беседы были даны Павлу самые широкие, он весьма расчитывал на успех, но разговор не получился. Министр отказался обсуждать тему поддержи даудовцами террористических организаций, категорически отрицая предъявляемые Павлом факты и сведения, в надёжности которых у Павла не было сомнений. Наглость собеседника дошла до того, что он объявил некоторые из представленных ему документов фальшивками ООН.
Возмущённый Павел пошёл на то, что при подготовке к визиту не
собирался делать: "включил" чтение мыслей. То, что он "услышал" за те пару минут молчания, наступившего в конце беседы, произвело на Павла такое впечатление, что он, не удержавшись, сказал собеседнику пару не вполне корректных фраз по-русски. То-ли министр владел русским языком, то-ли ему удалось понять смысл сказанного по другим признакам, но он молча встал и с непроницаемым лицом вышел из кабинета. Через несколько секунд вошли двое непредставившихся Павлу арабийцев и предложили немедленно покинуть здание. Один из них добавил, что с этого момента Павел здесь persona non grata .
Через час самолёт с Павлом на борту уже шёл на взлёт, покидая негостеприимную Арабию.
Первая неудача не смутила Павла. Не прошло и недели, как с аналогичным визитом он направился в крупнейшую аравийскую страну Гупт. Перед поездкой Генсек ООН предпринял некоторые предварительные меры и Павлу удалось нанести визит непосредственно президенту.
На этот раз обошлось без эксцессов. Никаких прямых отказов на конкретные предложения о принятии мер к террористическим организациям Павел не получил, но разговор всё время носил столь уклончиво-дипломатический характер, что по его завершению Павел осознал полную его безрезультатность. Даже предложение Гупту выступить с осуждением
террористических действий, в безукоризненно вежливой форме было, практически, отклонено.
Следующим пунктом посещения оказалась Сурия. Здесь Павлу расчитывать на какие-либо существенные результаты не приходилось. Видимо, получив определённую информацию из Арабии, сурийцы ещё до поездки сообщили, что посланника ООН примут только на уровне заместителя МИД и визит должен быть кратким.
Приём был демонстративно некорректным. Из аэропорта машина привезла Павла не к зданию министерства, а въехала за ограду неприметного особняка на окраине города.
Заместитель министра с 2-мя помощникам появился в приёмной лишь через 40 минут после назначенного времени. Не было не только рукопожатий, но даже и стульев; разговор вёлся стоя. Более того, с самого начала заместителем министра было заявлено, что никакого разговора об
аравийском терроризме не может быть и речи, ибо террором занимается другая сторона. Ситуация обострилась, когда Павел решил, наконец, кончить бессмысленный разговор и вручить собеседникам послание Генсека ООН. Зам. министра категорически отказался принять его. После
нескольких неудачных попыток Павел положил письмо на стоявший в углу столик и направился к выходу. Неожиданно один из помощников замминистра схватил письмо и попытался насильно засунуть его Павлу во внутренний карман пиджака. Такой наглости Павел не ожидал и, к
собственному удивлению, сорвался. Коротким ударом он отправил наглеца в нокаут. В следующее мгновенье второй помощник выхватил пистолет, но никаких шансов против Павла у него не было: на полу лежали 2 тела, подававшие слабые признаки жизни. Бледный зам неподвижно
замер в центре комнаты. К Павлу вернулось спокойствие. Простой расчёт показывал, что необходимо отключить на некоторое время и третьего, чтобы успеть оказаться в аэропорту до того, как поднимется шум.
 Павел вышел из приёмной во двор и подошёл к калитке. На улице стояли 2 лимузина, в которых дремали шофёры. Использовать авто было рискованно, "отключать" водителей Павлу не хотелось и он принял решение добраться до аэропорта своим скоростным бегом.
Вскоре самолёт ООН вырулил на взлётную полосу и поднялся в воздух, не запрашивая разрешения на взлёт и не отвечая на запросы диспетчерских служб. Через несколько минут он уже был вне границ Сурии.
Несмотря на то, что все трое пострадавших довольно быстро и без последствий пришли в себя, международный скандал разгорелся не на шутку. Руководство ООН негласно выразило Павлу свою поддержку, но официально он был снят с должности, оставаясь лишь руководителем
секретного ПАТ.
После длительного перерыва, связанного с изменением внешности и анкетных данных, изготовлением новых документов, Павел был вновь принят на официальную должность одного из отделов ООН. Знали об этом лишь несколько руководителей ООН и сотрудники ПАТ.
Очередным заданием Павла стало участие в группе наблюдателей за военным производством и оборудованием одного из крупнейших арабийских государств - Ирата.
Долгое время, несмотря на решения ООН, Ират отказывался впускать на свою территорию ООНовских наблюдателей, но угроза прямого вооружённого вмешательства заставила иратское руководство сделат вид, что оно согласно на международные инспекции; в действительности же
этим проверкам чинились всевозможные препятствия. Павел прибыл в страну с негласным заданием проникнуть на один из объектов, где, по некоторым данным, велись работы по созданию неконвенционального оружия. Объект находился недалеко от столицы. был окружён высоченным
каменным забором и тщательно охранялся. От допуска туда наблюдателей ООН руководство Ирата под самыми разнообразными предлогами категорически отказывалось.
Выбрать способ проникновения предстояло самому Павлу, который понимал, что единственным его шансом является использование своих необычных физических возможностей.
Павел ещё ранее убедился, что при уставке более "100" скорость его перемещение плохо контролируется человеческим взглядом. На это и была сделана ставка; перепрыгнуть же трёхметровый забор не представляло для него никакого труда. О расположении помещений в здании английской агентуре удалось получить достаточно подробные сведения от одного из
иратцев, участвовавшего в строительстве объекта. Расчитывал Павел и на свои недавно им обнаруженные некоторые гипнотические способности, и на прекрасное владение языком.
Павел тщательно проработал план предстоящей операции, стараясь учесть все возможные случайные обстоятельства. В первую очередь необходимо было избавиться от непрерывной слежки, организованной иратцами за каждым из наблюдателей ООН. Сразу же по выходе из гостиницы за каждым из них увязывался "хвост" не менее, чем из 2-х агентов служб безопасности;
пара машин следовала и за каждым автомобилем ООН"овцев.
Впрочем, избавление от "хвоста" проблем для Павла не представляло. В середине ночи он спрыгнул из окна гостиничного номера на 4-м этаже и помчался к цели. Преодолев несколько десятков километров, он сходу перепрыгнул ограду здания и оказался около одного из входов, который не охранялся. Его железные двери были заперты на 2 огромных висячих замка. На замки у Павла ушло несколько секунд, после чего он спустился по лестнице в подвал, в ширкий и длинный корридор, в конце которого виднелась ещё одна дверь. Замков не было видно, но дверь
не открывалась. Оглядевшись Павел увидел на стене шифровой замок. Цифровой код был ему неизвестен.
- "Придётся взламывать", - принял решение Павел и ударил в дверь плечом.
Дверь с грохотом упала, открыв перед Павлом панораму какой-то огромной таинственной лаборатории, уставленной различными агрегатами и оборудованием непонятного назначения. Но не успал Павел сделать и шага внутрь помещения, как раздался оглушающий рёв сигнальной
сирены. Такую возможнсть Павел учитывал. Щёлкнув несколько раз минифотоаппаратом, он выбежал из лаборатории, пробежал корридор и распахнул входную дверь. Двор был ярко освещён,
а у самого входа Павла встретила целая свора овчарок. Преодолеть эти препятствия Павлу не представляло труда, и через мгновенье он был уже за забором.
Казалось, что всё кончилось благополучно, но местные спецслужбы тоже оказались "не лыком шиты": двери гостиницы, в которой жил Павел были уже закрыты и у двух её входов стояла многочисленная охрана.Павел понял, что добраться до своих вещей в номере ему не
удасться. Впрочем, все нужные документы у него были с собой.
Через минуту он был у аэропорта, однако, перепрыгнув высокую ограду в его дальнем конце, быстро понял, что и здесь уже приняты беспрецедентные меры по его задержанию. Аэропорт был забит солдатами, вооружёнными до зубов. ООН"овский самолёт, на котором он последнее время летал на Влижний Восток, стоял в тупике с убранным трапом и задраенными дверьми. Перед носом самолёта стоял тяжёлый бронетранспортёр.
Дальнейшее походило на фантастический супербоевик. Павел с разбегу врезался в борт бронетранспортера так, что тот откатился на десяток метров, пару раз перевернувшись. Затем Павел мощным прыжком вышиб дверь самолёта и, оказавшись внутри, в несколько секунд
запустил двигатели, так что сидевший в самолёте экипаж даже не успел сообразить, что происходит. Промчавшись по траве до взлётно-посадочной полосы самолёт пошёл на взлёт, и только тогда ошарашенные происходящим солдаты открыли огонь по удаляющемуся самолёту.
После посадки в ближайшей дружественной США стране, в самолёте было обнаружено с десяток пробоин от пуль, по счастью, не задевших жизненно важных узлов и механизмов.
Скандал, вызванный происшедшим, всколыхнул весь мир. Большинство стран Ближнего Востока отказались сотрудничать с ООН и некоторыми из входящих в неё стран. Усилилась поддержка различных террористических организаций. Волна террора ширилась во всём мире, захватывая и ранее благополучные в этом отношении страны. Становилось ясно, что даже с помощью мощнейших современных вооружений и при использовании суперметодов, которыми располагал спецкомитет ООН и сам Павел, достичь победы над террором силовыми методами не удастся.
                 (окончание следует)