Яна

ЛАСКОТЕНЬ
Пустотень

Коченемся. Ан неверотки в предсказания. Дума не можится,душа не ложится. Так как не житная она. С мого годочка не балакают уж,а потчивают батюшкой. А моя лета не сносная,не летописная. Семен-надцатая. Ладонька така некажиста. Морщиночки у глазу мокроньки,да махоньки. А досуже ли на миру глядать,да подглядывать? Моя сердцевинка,яко не каменистая протвень,яко железякистая. Греючая. Горе-чистая.

А здесь все жду не сошлют ли косточки брякушки отселева подальше. Я житече, да связь имеючи покровную с оными, верховными владателями. Все косонусь муравы,так пот шибет по заспинке,струячится. Эх, подлюдимы стали. Яко со светом необшительны. Нет в зочах интересу.Н ету запой-боли. Не косарится утрушку. Да пыткались петь! Но кузнец молотом не выткает скатерку полубранку. Песнюра не тешится надо мной - петлюра рыдащит,эх песенечка то вральная....Ако отомрет на полтинок мякуточек минутка моя сердцевинка и запять непроходимая лощинка во ногах,а ноги сострели,ходить не зависимы,плясать разучились,да рады бы вертепится,а прикованы. Землятушка не пусает.

Воспоминание

Я иду по вечернему тротуару,где-то мычат моторы,гул машин сливается с троллейбусным стоном переливаясь в обычный городской шум. Впереди меня идет дюжий мужик,который мешает мне прибегнуть к быстрому передвижению моих уставших суставов и заставляет мышцы перерастать в монотонность и навязчивость.

Вдруг какой-то звук пронзает мой слух и мне становится интересно.Я ищу глазами виртуальную точку и не могу понять что происходит,я уже не просто иду,меня подбрасывает вверх на холодных,ледяных качелях. Становится нежно и страшно.Этот крик похож на журавлиные глаза. Крики, крики, крики...Они станцовываются с домами и машинами и все начинает уплывать вдаль,под окончания рук.

Забытый журавлик стоит сейчас передо мной,весь белый и ликующий в своем молчании.Овитый печальными призраками никому не нужного бытия. И вот он начал свой танец. Грациозная кромка у шеи тихо складывалась,выдавая свою игрушечную скромность. Потом он закружился перед глазами,да так и упал навзничь,радостно пел смерть. Яростно клевался своим картонным клювиком в мою ладошку,хотел защитить Родину от меня. И запели песни надо мной,да навсегда протянули нить золотовую,искаженную,за меня выстраданную,вдоль по небушку обобранному,по полюшку сребристому. Повязали меня с журавликом...крики и стоны вечные,как сирую благодать зародили. И вспомянула я о матушке.

Теплынь Материнская

«Да где же все?»-горестно всплакнула мамка. Искала,искала,малиновыми ниточками вязала свитера для своих детишек. В лесочке спелые ягодки,свежие для них собирала,солнышко любовью поила для своих ненаглядных. Она не злилась,нежно берегла, да растирала чуткие,детские лапки.А за кустиком переспелым алмазные бусинки заблестели,уставились в небо,нежностью носы подтянули и голодные ринулись к мамке медведихе. Мамка расцелованием поймала малых ребятушек в объятия свои материнские. Засмеялася,страхи отринула,и давай погонять медвежатушек по лесочку весеннему радостью. Пела на весь лес гимн полям,да прославляла веру в себе. Пойчала детушек своих ненаглядных: "Ах уж вы мои сиротиночки,не бегали бы вы во лесок от мамки родной,страхом не терзали бы душеньку лесеннюю.А я по капельке вас изумрудными кисточками нежностью напою,чтобы с солнцем дарили теплынь матушке-землице. Другим помогали,грустень рассеивать в любовь бесконечную. Роднить и плакать".


Завяли цветы в руках


Это мы с мамой в ссоре. Молчит тишина и не слышит как сердце всей своей несовместимостью хочет помириться с первым другом. Не обидеть я хотела миндальные глаза твои,за них душой ратую,дышу разноцветной нежностью,дарю ладоням твоим радугу-дугу,только бы ты весела была,смела в своих начертаниях.

Спит мама. Квартира дышит. А я ей милой принесу полевой букет из весенних цветов,лучезарить черты улыбкой заутренней.

А ты молчи. Я просто так занесу в комнату твою солнце и подарю благодарень ладоням мягким,родным.

Не обижайся.

Веруй!


Встанем рядом
Встанем врозь
полозь души
стоскует узелок
твоя родина матка - скорбь!


Любовинка

Кончится день и слезы притупятся на моих слезах. Окаменеет лицо идучи, да падучи в поисках тебя. Заберется Любовинка к своей Проматери на плечушко. Все с него видать-перевидать. Припадет к дороге под копытца лошадок. Пусть потопчат с сладостью и упованием. А потом подбиру ее сиротку. Зацелую...зацелую... матку мою-Любовинкую. Взойду на Спас,святой водой омою ее кисти, да отпущу в небеса летать. И улетит она с ладошки свободная...свободная... честная...честная!


Моя собака,которая на луне

У меня была собака. Верная. С утряца встанет попить водички и брызгает в разные стороны мокрые капельки. Чувырхль-чувырхль! А капельки на мордахе переливчатой радугой блестят. Улыбается моя собака. А бывало сядет около меня и тыкается мокрым носом в мой локоть трык-трык. Просто так, трык-трык! Спрашиваю я ее: «Что тебе нужно собака, может хочешь осенних цветочков или весенних звездочек?» А она около меня хряп-тяп отвечает. Лежит, носиком посапывает, а на глазках водичка блестит, мордочка песенку поет. «Хряп-тяп-звездочки тяну к тебе» Пускай не болит ничего у тебя моя собака, которая на луне!


Маленький Ландыш

Высоко дышится струей теплого вечера Маленькому ландышу. Отоприте ему ставеньки в полуночь затемную и он рассеет свой аромат к вам в небеса-небесушки. Посреди дороги потоптанной ,посреди юдоли мирской, поет он песенку для домишек игрушечных. Вечную ,скоростелую песенку.Призывает матушку- землятушку не бросать сирогосына своего любому встречному. Просит матушку за избранного. Он то отплатит благочестием к ней. Склонится ввечеру Маленький ландыш и целует струи ветра твого. А оные уходят потоками в землю. Пройдет мимо недобрый человек, пригнет маленького и пойдет дальше. Маленький насупится, поплачет, поплачет и залечив ранку восстанет вновь для каждого из нас. И все ждал он своего верного человечка, который пройдет небесной тропинкой к его жилищу, преклониться пред лесом и заберет с собой сиротинушку. - Прощай матка моя, землица сыра,прощайте деревца удалые,прощайте птицы певицы –самые красивые создания. Забирают меня. В край далекий невысокий. Простою я там три дня. У девицы черноокой. Разведу лучи небес над головой бренной. Полечу больных моих - влюбленных. Мечтал,мечтал Маленький ландыш ,да и не заметил как сбили его палкой и он умер.


Ласкотень

В жизни сердцу очень нужен Ласкотень. Это такой ночнушный,пушистый котик. Он живет только своим любопытством - миловать. Он зайдет в квартирищу страшную,где застенки теснят детишек и прощаканьем убаюкает в колыбели маленьких чудотворцев. Своей мантией прикроет небесные лица от погодицы дорожной и откроет лица, покуда начнется дождь бумажных,мечтательных кораблей. Заплачет взрослый от одиночества, а Ласкотень подарит ему редкое счастье,в мягких воздушных губах укутает и полетит с ним в страну солнечных начал – яблочек. Только он знает,что там не обижают слезы и милая нежная дружба неиссякаема, даже перед горем,как вечная глубокая усталь земляничных капелек под твоими глубокими глазками. Ласкотень заведет хоровод,созовет птиц в апрель ластаться в дитсво заоблачное. Возьми меня с собой Ласкотень! Ты такой хороший,я вижу добрость твою тихую. Мои игрушки,а особенно мишки всегда плачут,когда ты не снишься мне,и деревья тоже,когда ты не берешь мою любовь. И мне вдруг кажется,что я один – приодин стою в бездомном поле и лечу игрушечно журавлика земляникой и зову тебя Лакотень любовится тайнами. И мой журавлик начинает грустно петь. Петь песню заутренним миндалинкам слез. И вдруг я просыпаюсь и плачу. А ты Ласкотень лежишь со мной рядом. Веришь мне. А я целую и целую твою мягкость,нежную,плюшевую душу. А я плачу и радуюсь, и обнимаю осенний грустель. Обещаю прийтишакать к тебе перед прощаканьем в постель. Ведь ты приходишь только к тем , кто не обижает хороших Жихонь? Не становись взрослым. Я буду лечить тебя от этой дурацкой болезни.