книга первая
Книга первая.

Калики перехожие.

И идут они солнцем палимые,
Ветром гонимые.

Рождество.

Вначале было слово,
Да видимо хреново
Произнесли то слово.
Быть может он устал,
Шесть дней не ел не спал
В итоге обложал.
Быть может и лукавый
Тут руку приложил,
Он с главным не дружил.
Теперь поди гадай,
Поди теперь узнай,
Что лучше ад иль рай.
Что ближе, что далеко,
Что низко, что высоко,
Все так неоднобоко.
Но повесть не о том,
Пишу мой первый том
О калике своем.
Родился он недавно
На берегах Двины
Как раз посредь зимы.
Так кто-то дунул, плюнул,
Плохая рифма вон
Явился он.
Назвали моего героя
Не в честь, мои друзья,
А просто от души - Илья.
Что ж, первые мгновенья
Он редко вспоминал,
Но говорят орал.
А после все как у людей,
Ел, спал, кричал сильней,
Ну в общем без затей.

Веселосадичное.

Письмо Татьяны к Илье.
Писать покуда не умею
Мала еще, да мал и ты,
То дело вот как разумею,
Я мямлить буду, ты молчи.
Тем более кровати рядом
И воспитатели ушли,
Судьба связала детским садом
Тебя, меня и кашу с щи.
Так вот имею три конфеты,
Одну себе, другую мне,
А третью, обходя приметы,
Я здесь оставлю на окне.
И Боже упаси кого-то,
Кто знает страшный сей секрет,
Искать там на окне чего-то,
Тому сломаю я хребет.
Ну вот пожалуй все, мой друг,
Болтать мне нынче недосуг.
Поспим, а после погуляем,
Так как мы делаем всегда,
Иль на ромашке погадаем,
Поиграем вместе в города.
А помнишь, мы вчера сбежали,
Нас воспитатели искали,
Жених-невестой обзывали
Ребята с нашего двора.
Ты нравишься давно уж мне,
Ты лучше Жени и Сережи,
Те бьют меня по голове
И обзывают кислой рожей.
С тобой мы дружим, не деремся,
А вот как в школу соберемся,
То за одним столом с тобой
Учиться будем, будешь мой.
Я и читать уже умею,
Немножко правда, ну хоть так,
Но время есть, поднатарею,
И вряд ли попаду в просак.
А нынче спать, я так устала,
Колючка это одеяло,
Когда поженимся смотри,
Пять эскимо мне подари.

Уныловошкольное.

1 класс.

Проснули
В лоб поцеловали
Два бутерброда, два яйца,
Дошли до школы
Опоздали.
Урок
Ответ
И звезды дали
Пора домой, Ура!

2 класс.

Проснули
В лоб поцеловали
Два бутерброда, два яйца,
Дошел до школы
Извиняли.
Урок
Ответ
Пятак в журнале
Пора домой, Ура!

3 класс.

Проснули
В лоб поцеловали
Два бутерброда, два яйца,
Дошел до школы
Не прощали,
И в пионеры не приняли.
Урок
Не знаю
Два в журнале
Отличники ха-ха.

5 класс.

Проснулся
Дома никого
Ну опоздал и что с того.
Зато в футбол я лучше всех,
И очекариковский смех
Давно не слышен на уроке,
Мы с Лёхой по журналам доки,
Любую подпись и оценку
Себе поставлю лично сам.
Все в норме
Трам-там-там!!

6 класс.

Тяжко, тяжко, тяжко+

7 класс.

Проспал.

7 класс.

Ремень - весомый аргумент.

8 класс.

Тяжко, тяжко, тяжко+

9 класс.

Неужто прогулял?!

9 класс.

А зря я прогулял в тот раз!

И в ухе крик застрявший с детства,
Пинок - Удар - Затрещина.,
Теперь находят свое место
И вот в общении трещина.
Баллада о солдате.



Мне было восемнадцать
Жизнь только началась,
Но в ящичке почтовом
Повесточка нашлась.

Вот так радость, вот везуха,
Лыба просто до ушей,
Прям от уха и до уха,
Хоть завязочки пришей.

Что ж, ребята, молвил я,
Выпьем водочки друзья,
Никого не забывает
Значит Родина моя.

В обезъяннике сказали
Годен в лучшие войска,
Плачут по тебе медали,
А возможно ордена.

Будешь спортом заниматься,
Из ружьишечка стрелять,
По науке упражняться,
Вкусно есть и сладко спать.

Поезд мчится чух-чух-чух,
Не залеживайся дух,
Лучше зад свой подними,
Деду пива принеси.

Я не дух, я человек,
Плоть и кровь есть как у всех,
Если старичок больной,
Пусть водичку пьет родной.

Ночью старенький пришел,
В тамбур не спеша увел,
Восемь бед один ответ
Слишком уж здоровый дед.

Явилось озаренье мне
В слегка побитой голове,
Что старших надо уважать
И пиво вовремя давать.

Вот так радость, вот везуха,
Лыба просто до ушей,
Прям от уха и до уха,
Хоть завязочки пришей.

Добирались очень быстро
Месяц - полтора и там,
Может это и не кисло
Слаще только во Вьетнам.

Ну вот село Кукуево,
Где родина Радуева
Хаттаба и Бен Ладена
Другого и не надобно.

Служба наша хороша,
В орденах моя душа,
В день по ордену вручают
Никого не забывают.

Так лопата и скребок
Все что выучить я смог,
Также можем мы летать
Как? А деду наплевать.

Что нам Ньютон, Что Эйнштейн,
Прапор скажет эйн, цвейн, дрейн,
Мигом водочка и сало
И по новой если мало.

Что нам стоит дом построить,
Трехэтажный особняк.
И фонтаны посреди
Генеральша отдохни.

В общем Родину мы любим
И она нас каждый день,
Командиров не осудим
Все для вас, ведь нам не лень.

Вот так радость, вот везуха,
Лыба просто до ушей,
Прям от уха и до уха,
хоть завязочки пришей.

Письмо Ильи к Татьяне.

Два года, солнышко, в разлуке,
Давно уж ты с другим,
Но не отдам я свои муки
Без них совсем один.
С тобой я часто говорю,
Смеюсь и ссорюсь даже,
На фотографию смотрю,
Гляжу на счастье наше.
Ты помнишь Малые Карелы
Вокруг снега, снега,
И поцелуй твой неумелый,
И клятву " навсегда"!
Твои кривые ножки стали
Прямей мечей дамасской стали,
А эти груди крем-брюле
Ну где найти такие мне?
Частенько ночью вспоминаю
Так раза три подряд,
Люблю тебя и обожаю,
Прощай мой яд.

Семь дней не есть, семь дней не спать,
И год с постели не вставать,
Готовить в чайнике омлет,
И делать торты из галет.
Есть мухоморы и тащиться,
Не мыться месяц и смириться,
Подпрыгнуть и достать луну,
Слепить снегурку к Рождеству
А после+.впрочем все могу.
Наш паровоз вперед летит
В коммуне остановка.
Повержен будет враг, разбит,
В руках у нас+.лопата.




Песнь о студенте.

Действующие лица:

Лена - студентка (отличница).
Андрей - студент (отличник)
Вася - студент ( любит травку)
Степан - студент ( любит водку)
Илья - студент ( двоечник)
Дарья Владимировна - преподаватель ( прозвище добрая)

Действие первое.

Лена и Андрей
Лена

Готовилась, готовилась,
А все зазря
В три ночи успокоилась,
Уснула я.

Андрей

Бери пример с меня коллега
Еще Ульянов в прошлом веке
Науку эту приоткрыл,
Учиться он любил.
И сердцем, сердцем не зубрешкой
Тогда никто тебе подножки
Да и захочет не поставит,
А только бал прибавит.

Те же и Вася

Друзья, а где ау-у-ау короче кабинет
Да и вообще какой предмет
Так нынче расписания нет
Где лекция не знаю
Без вас я пропадаю.

Лена

Начнем с того, что сессия прошла,
Экзамены уже у нас.
И плохи, брат, твои дела
Коль не готов сейчас.

Андрей

Ты что-то, Вася, не в себе
И цвет лица зеленый,
Да и к небритой бороде
Прилип овес вареный.

Вася

То не овес.

Андрей

Да знаю, знаю пробовал не раз
Голландский - вот атас!

Те же и Степан
Вася

Что синька чмо
Известно всем давно,
Но вот пример неутомимый
Кто вечно жаждою томимый
Предстал во всей красе.
Дивлюсь природе человека
Ведь он последние полвека
Не просыхая пил.
Но нас, друзья, не этим удивил,
А тем, что будучи бухой
Экзамен сдал восьмой.

Степан

Здорово други!

Лена

Видали здоровей+и потрезвей.

Вася

Послушай, друг Степан,
Ты пьян, но не болван.
Открой секрет успеха
Тебе я не помеха,
Отныне мы вдвоем
Любого прошибем.

Степан

Косяк есть враг коньяк.
Коньяк есть враг косяк.
Сие благое знание!
И наше сочетание
Лишь делу повредит.

Андрей

Вот гений в простоте
Завидую судьбе отпетых идиотов,
Но правда и боюсь
Как Рим боялся готов.

Лена

Так сколько бы веревочка не вилась
Конец для них всегда один,
Об просвещение варварство разбилось
Плохой финал - их общий властелин.

Те же и Илья

Я вижу все готовы, в сборе,
А вон и добрая идет,
На лекциях я с ней не спорил,
Посмотрим, что нас нынче ждет.

Действие второе.


Учащиеся заходят в аудиторию,
готовятся и по очереди идут отвечать.

Добрая и Лена
Лена

Суть данного вопроса
Я так волнуюсь, так волнуюсь,
И эти сопли с носа
И вас слегка тушуюсь.

Добрая (участливо)

На лекциях ты бойко отвечала.

Лена (плача навзрыд)

Когда бы формулу я знала,
Иль это вот определенье,
Всю ночь читала я, читала,
А утром как с похмелья.
Все вроде помнишь хорошо,
Но вот местами так темно.

Добрая

Я вижу вы готовились усердно,
Да и в зачетке все прилично
И поступлю не милосердно
Коль не поставлю вам отлично.
Следующий+

Добрая и Андрей
Андрей

Тра-та-та-та, тра-та-та,
Тра-та-та-та, тра-та-та,
Тра-та-та-та-та - все!

Добрая

Что ж, очень быстро прочитали,
И может быть не все я поняла,
Но чувствуется материал вы знали
Пятерка и спасибо от меня.
Следующий+

Добрая и Вася
Добрая

На лекциях частенько вы смеялись,
Сегодня-то не весело чего-то,
Сидите молча, цветом поменялись,
Как будто проглотили бегемота.

Вася

Сожрал сейчас бы и слона,
Три дня не ел, не пил,
Так пожалейте пацана
Вот час уж не курил.
А папа мой финансовую помощь
По адресу окажет непременно,
Для смеху же возьмите овощ,
Пожарьте с зеленью и будет офигенно.
Вот коробочек с нужною приправой
Разжился в Турции я этою забавой.

Добрая

Пожалуй за совет в кулинарии
Трояк вы честно заслужили.
Следующий+

Добрая и Степан
Добрая

Мой друг, в стороночку дышите,
А лучше вовсе не дышите.
На лекциях вы часто спите,
Руками машете, кричите,
Плюетесь на пол и сорите,
Не стыдно вам, ну говорите.

Степан

Прощенья нет мне - вот ответ.
Отнял покой мой ваш предмет
Точней+когда вы говорите,
Когда вы смотрите вот так,
Когда вы у доски стоите,
Картавите на слове мрак
Я слышу сердце лишь свое,
Удар, удар и кровь в лицо.

Добрая (плача)

Иди, Степан, и вправду мрак,
Поставлю уж тебе трояк.
Сле - дующий.

Добрая и Илья
Илья

Так врать я с детства не любил,
За мной грешок не все учил.

Добрая

За честность вас благодарю,
Вам два и я спокойно сплю.

Действие третье

По заведенному древнейшему обычаю уже
обстрелявшиеся ждут последнего.

Лена, Андрей, Вася, Степан

Ну что?

Илья

Да как всегда.

Лена

По справедливости оно выходит,
Вот я учу ночами напролет,
Так мне в зачетке все отличненько выводят,
А лодырей другая участь ждет.

Андрей

Не всем дано, не всем быть в кабинетах,
Ценить бордо, печататься в газетах.
Кому летать, ну а кому в охрану,

Вася

Кому бухать,

Степан

Кому марихуану.

Илья

Тут видно уж судьба,
Везет вам мне же+

Постскриптум.

Все персонажи и имена кроме главного героя вымышлены,
поэтому любые иски не имеют судебной перспективы.


Пионерлагерный очерковый.

Курить и пить,
И пастой мазать,
И танцевать, и убегать,
И драться, по деревьям лазать,
И письма громотно писать.
Влюбляться после разлюбляться,
Теряться после растеряться,
Смеяться после рассмеяться
Ах рифмы, больно хороши,
Курить бы меньше анаши.

Пэтэушнобыдловатенькое.

Там город подберезовик
Среди снегов стоит,
И речка промысловая
Под белым льдом бежит.
Гостиный двор гостинцами
И пряником и блинцами
Вам чрево ублажит.
На берегу церквушка
Так люди по осьмушке
Собрали и построили
Затем, чтоб впредь не вздорили.
Зимою лыжи, сани.
Сиреневые бани весна подарит вам.
А летом на рыбалку.
По осени смекалку придется проявить,
Грибов чтоб раздобыть.
Короче приезжайте и вволю отдыхайте.



Калики перехожие.

О Боже мой - слепой, глухой, немой!
Тебя отныне и вовеки проклинаю.
С балкона только шаг и кончен путь земной,
Сегодня душу дьяволу вверяю.

А помнишь ведь еще вчера
Игра, игра, игра, игра!
И так вот с ночи до утра
Не спавши и не жравши я.

Лукавый шарик на рулетке
В висок стучится тук, тук, тук.
Крупье в оранжевой жилетке
Тебе бывает редко друг.

И тридцать шесть дразнящих цифр,
А в общей сумме шесть, шесть, шесть.
Вот правда где, совсем не миф,
Меня решили черти съесть.

Так в картах есть своя забава,
Когтистой загребущей лапой
Тебе предложена отрава,
Смухлеваная тихой сапой.

И сколько, брат, ты не старайся,
Имей хоть тысячу голов,
Сиди смотри и улыбайся,
Костюм себе раздаст тузов.

Об автоматах говорить
Лишь матом может вся страна.
Спиртягу верно лучше пить,
Пожалуй сходим мы с ума.

Тут белая горячка на лицо,
Так человек общается с бутылкой
И умоляет, просит дать еще,
Слюну разбавить ржавою горилкой.

А помнишь ведь еще вчера
Жена и двое ребятишек,
Давно счастливая семья
Распродана за пару фишек.

Друзьями верными обложен,
Пикник, рыбалка, после баня.
Теперь разрыв в долгах умножен,
Верна лишь мать - седая няня.

Зима, весна, а может осень
Какая разница уж все равно.
У времени мы не попросим,
Чтоб вспять погнало колесо.

Нас одиночество обнимет,
Нас смерть поманит за собой,
Последнюю рубаху снимет
Бандит с железною рукой.

Вслед неудачник, простофиля,
Комками будем получать.
Пешком бродить за милей милю,
Работу черную искать.

И ту горбатую копейку
Как дань, почти по волшебству,
Мы все, построившись в линейку,
Покорно отдадим ему.

Успеху - вот кто нами правит.
Эй, гражданин прохожий,
Взгляните, может позабавит,
Я - калик перехожий!

А помнишь ведь еще вчера+
Сегодня жалко мне себя.
Бежит украдкою слеза,
Господь! С тобою до утра.



Калики перехожие 2

И идут они солнцем палимые,
Ветром гонимые.
Через казино в автоматы,
Через офис к лопатам.

И хотят они назад возвернуться,
Эффект бабочки повторить,
Но напрасно их спины гнутся
Проще было бы все забыть.

Позабыть о квартирах, дачах,
О любимой не вспоминать.
Но хотят они все удачи,
Но хотят они куш урвать!

Что ж творите вы горемычные,
Автомат подкручен у нас.
И крупье в казино отличные,
Облапошить нетрудно вас.

Нам уж денег девать-то некуда,
Власть накормлена, все путем,
Только алчность сбирает рекрутов,
Скоро зоны строить начнем.

Эй вы, калики перехожие,
Алкаши, наркоманы прохожие,
В стойло всех вас поставит она,
Королева людей - мечта.

В стойло загонит вас всех
Современный наш бог - успех!



А впрочем что поэт?
Лишь сгусток чувств, эмоций.
Без вычисленья лет,
Без добавленья порций.

Поэт в любом из нас,
Но ставки высоки,
И думаешь под час,
А это мне с руки?

Не лучше ль повториться,
Надежней и верней
Чего-нибудь добиться,
Чем метить в журавлей.

А я ведь козерог ,
Мне бабу и подушку,
Но жребий бросил рок,
Я у него на мушке.



Проходит все, пройдет и это.
Не каждому похлопают в дорогу,
Не каждому некрологи в газетах,
Не каждому в сопровожденье роту.

Смешно, а мне хотелось бы однако,
Салюты как Кибальчишу.
Пусть глупо, но зато не враки,
А пуще я любви хочу.



Всего по чуть-чуть, всего понемногу,
А в общем и целом дорога до Бога.



Волшебный край!
Там в стары годы
Души порывов властелин
Походкой рассмешив народы
Смог тростью управлять один.
Там мимо острова на стрежень
И поля русского король
Не гнулся и стоял как стержень
Наш богатырь до, ре, фа, соль.
Там где-то дива молодая
На взлете только засияв,
Пьеро навечно оставляя,
Ушла последний кадр отсняв.
Иванов грозных обличитель
Печатал жуткую обитель
Гнилых хоромов на горе,
Что много лет уж на земле.
Свободу запирая в клетку,
Душили много-много лет.
Ее включали мы в розетку
И ели вместе с ней обед.
Среди всеобщего обмана,
Среди лесов, полей и рек,
Искали легкого дурмана,
Искал надежду человек.

Волшебный край!
В передовые годы
Рекорды за рекордом шли,
И не было дурной погоды,
Лишь серп и молот для души.
Но нам от сотворенья мира
Сложней программа отдана,
Три наказанья, три кумира,
Любовь, Свобода и Игра.
И вот уж первый человечек
Примерил маски на себя,
Другой от лавочек и печек
Ваял калина красная.
С боями правда продвигалась,
Где наглостью, где исподволь,
Аккордом Гамлета врезалась
В наш мозг тогда поэта роль.
И Бендер с Кисой - два начала,
Два вдохновения, две звезды,
И тройки гений величавый,
Ну и Рязанова холсты.
Отец сажал меня в салазки,
А дома был в гостях у сказки.

Волшебный край!
А нынче что?!
Все больше липкое искусство.
Бывает так нахлынут чувства,
Эмоции хоть отбавляй,
Ну мир животных выручай.
Но ведь сказал кумир отменно,
Не на вчера, не на сегодня, навсегда!
Все будет типо офигенно,
Вот Мандельштам, вот молодца.
А я, что я, что ну да ну,
Я тоже Букиных смотрю.



Так много ли для счастья надо?
Пожалуй, чтобы в шоколаде
Одну кредитку Била Гейтса
С пинкодом разумеется.


Унитазария

В той стране полно историй,
Миллионы серий там,
Чувств, эмоций просто море,
Сердце рвется пополам.
Рафаэль ушел к Мишель,
Настю любит Михаэль,
Петя убежал из дома,
В Катеньку влюбился Рома,
И его ревнует Тома
Хочет Кате отомстить,
Тут оборвалася нить.
Будет завтра продолженье,
Разметутся все сомненья
Желаю в общем здравия
Стране Унитазария.



Последние часы, минуты и секунды
Живу без славы и без денег.
Один без вспоможения хунты
Пусть прутик, но сильней чем веник.

Сильней свободой и мечтами
Хоть и несбывшимися даже,
Непройдеными городами
В костюме белом или в саже.

Сильней умом своим пытливым,
Невежеством открыто-милым,
Максимализмом до бровей
И покаянием сильней.

Но вот зачем мне эта сила,
К чему сизифа мышцы мне,
Ведь без любви ничто не мило,
Не Прометей я на скале.

Власть, деньги, почести глупцов,
Любую финишную ленту,
Триумф, лесть пришлых подлецов
И верность купленных клиентов.

Отдам за женский завиток,
За мимолетное касанье,
За обещание в залог,
За взмах ресниц, любви признанье.

Но вот секунда по спирали
Как пуля в матрице прошла,
И в новостях уж сообщали,
Что в гору у меня дела.

Смотрите на него, смотрите,
Да он ли это наконец,
В костюме важном и в зените
Лучей сжигающих венец.

Самоуверенностью-шпагой
Насквозь, смотрите, всех насквозь,
Кольцо с бриллиантом бедолаге,
А Самому лишь руку вскользь.

Полночных оргий повелитель
И благочестия гонитель,
Да кем же нынче стал поэт
Не знал еще такого свет.

"Уж лучше было б как вчера, -
Так мама чаду говорит, -
Сегодня в телефон беда
С утра и до утра стучит".

Так может быть остановиться,
Как остальные повториться,
Ведь так надежней и верней,
Чем метить только в журавлей.

Но одиночество съедает,
И страсть к игре усугубляет.
Познай же самого себя
Такая ставочка моя.



О, чиновник, ты могуч,
Ты гоняешь стаи туч,
Можешь даже бегемота,
Вытащить ты из болота.
Аль откажешь мне владыка?
Тут такая закавыка,
По кредиту неплатеж,
А банкирам невтерпеж.
Коль подаришь мне свободу,
Напишу тебе я оду.



Осень.

Ворота открываю кнопкой.
"Ваш пропуск, номера машин,
Уже договорились с Вовкой?
Забрать вам нужно восемь шин?
Минутку., Слушаю., Да., Пропускаю.
Ну проезжайте, только позвонили."
Заметочку в журнале оставляю,
Там прибыл, убыл, чтобы не забыли.
Зевнул, глотнул, пустил кольцо,
Да и уставился в окно,
Чтоб стих про осень наслагать,
Ведь время надо же занять.
Унылая пора, очей очарованье,
Тьфу это ж главный написал.
Ну не подлец, про все заранее,
Куда не глянь, про все сказал.
Что ж нынче смертным остается?
Ловить последний вздох лучей
Не щедрого к поморам солнца,
Да и дровишек для печей
Кому, кому, а Вельску точно
Не плохо б запастись.
И дому старому крепись
Устало предложить.
Собрать гербарии в альбомы
Из фишек в разные цвета.
А вот потом закон природы
Их обанкротит и земля
Покроется сухой подушкой
И цветом в общем-то одним.
Пока Зевес из белой пушки
Не выстрелит, ну а засим
Снега, снега, снега, снега,
Ух как до лета+ много времени.



Автопортрет.

И лик в зеркальном отражении
Надменен, он над всем.
Он с субъективностью в сражении
И объективности проблем
Доставит непременно.

Взгляд отвлеченный и усталый,
Но стоит только подмигнуть
И этот малый уж немалый
Кредит вам выдадит под суть
Противоречий совершенства.

Так слово обвиваясь и скользя
По воздуху, по венам, по душе,
Вас за собою уводя,
Не остановится нигде
Пока надежда есть.

Пусть полусилуэт свои черты
Еще не полностью дорисовал,
Но вы уже раскрыли рты,
И не закроите пока я не сыграл
Тот самый вальс бастон.



Так в городе большом
Ты верно изменилась,
Как часто голышом
Ё Все это время снилась
Подруга дней младых,
Удачливых моих.
Как часто обнимал я воздух
Тепла не чувствуя однако,
Как часто представлял я отдых
С тобою в Турции, Монако.
А нужно только угадать
Семнадцать или два,
А может двадцать шесть как знать,
Иль пять моя судьба.
Чет, нечет, красное поставить,
Вторую дюжину заставить,
А может просто зеро-шпиль
И сказку превращая в быль
Кричать: "Я знал, я знал,
В число, в число попал!".
Но чу, пусть невозможное возможным
Я сделал наконец.
Пусть казино мне должным
Осталось. Что ж гордец
Ты вспомнишь ли ее,
Ту, что однажды потерял,
Что у себя отнял.
Навряд ли друг сердечный,
Ведь знаешь ты давно,
Что в речку хоть ты тресни
Два раза не дано.
А значит лишь мечта,
Лишь муза для тебя,
Лишь лучик в темноту,
Который проглочу
И песню напишу.

Песня.

Как же , как же ты могла
От меня уйти тогда,
У другого, у плохого,
Целовать уста.

Как же, как же одиноко
И кровать пуста,
У соперника под боком
Шепчешь до утра.

Волосы свои бросаешь
Не ко мне на грудь,
Не меня не понимаешь,
Не со мной уснуть.

Утром не ко мне отстань,
Не хочу сейчас,
Не со мною после брань,
Не со мной экстаз.

Как же, как же ты могла
От меня уйти тогда,
У другого, у плохого,
Целовать уста.

Трилогия.

Сухарик 1.

А в чем же счастье?
Увы, того не знает смертный,
Да и бессмертный знает ли?
Так в чем же счастье?
Быть может и в сухарике оно,
Коль с голодухи вам дано.

Сухарик 2.

И уровень тотестерона
Сухарик может быть поднял,
Я вспомнил встречи у пирона,
Я вспомнил как вас потерял.
Я вспомнил волосы-кудряшки
Лишь после бани, а потом
Вновь расчесавшись как монашка
Ты становилася лицом.
И многое еще я вспомнил,
Но валентиновы помарки
Про чувственность не мой конек,
Его забрал уже Петрарка.

Сухарик 3.

Муха села на сухарик,
На последнюю еду,
Вставлю-ка в пневматик шарик,
Муху-суку застрелю.



Прошел давно дебют,
Уж миттельшпиль в разгаре,
Но шахами все бьют и бьют,
Чтоб впредь другие знали.

Чертята эти изведут,
Их имена известны нам.
Одних лень, жадностью зовут,
Тщеславие, их много там.

И с каждым днем куда сложней
Коммуникабельным казаться,
Да будь ты хоть в сто раз сильней,
Тем даже тяжелей общаться.

Пока ты собственное я
Не отнесешь в могилу,
Ну или проще говоря,
Убей себя и будешь милым.

Убей желанье быть заметным,
К чему та череда апатий.
Быть скромным, даже неприметным,
Путь к призу зрительских симпатий.



Идут про выборы дебаты,
Крик, слюни, слезы, смех,
А я б в разбойнички, в пираты,
Честнее б грабил всех.

Никто не любит, не звонит,
Нет денег, счастья нету.
И организм по швам трещит,
И нет на юг билета.

За что же, Господи, за что
Мне наказание такое.
Нет, это даже не дерьмо,
Здесь на лицо другое.

Какой-то злой шутник наверно
Спектакль задумал новый,
Что ж вышло у него премьерно,
На бис уже готовый.

А было время, что за время,
А впрочем что же было?
Уже лысеет мое темя,
Уже в боку заныло.

Так пожалейте же меня,
Подайте миллиончик,
Пол царства, бабу и коня,
Да юмора укольчик.



Калики перехожие 3.

Как хорошо мне на работе,
Ведь я охранник ,все дела,
Так в мыслях я уже в полете,
По вам скучаю господа.

По вашим сладким разговорам,
По вашей жизни за забором,
По миллионам на словах,
По кошелькам, что просто ах.

А, что, вам ключик, вот держите,
Проверить двери, хорошо.
Задумался, вы уж простите,
Ответ: "Да ладно, ничего".

И он ушел, приятный запах,
Так пахнет лексус и пежо.
Моя ж последняя рубаха
Давно годится в решето.

Ну ничего, я отыграюсь,
Я с вами буду господа,
Полгода только вот помаюсь,
Долги отдам и вновь игра.



Калики перехожие 4.

Огни ночные привлекают,
Зовут и манят, садят на иглу,
Гипнотизируют, ципляют,
Без них я нынче не могу.

Две штуки есть, ловлю таксо,
Успею ль выпить, вот вопрос,
В игре все деньги ё-мое,
Хоп, двадцать шесть, неси поднос.

Так, нос уважил и в число попал,
Неужто впрямь сегодня повезет,
Ну, сука, тридцать шесть, я знал
Крупье все деньги заберет.

Быстрей, быстрее отыграться,
Ведь только был червонец мой,
Неси поднос, мы будем драться,
Эй, дай расставить же, постой.

Крути, гаденыш, все закрыл,
Ну, ну ведь можешь, можешь.
Ай, восемнадцать-то забыл,
Обидно же до дрожи.

Штукарь последний разменяю,
Мне надо срочно все вернуть,
Ушли все, я один играю,
И в голове такая муть.

Удар, удар, еще удар,
Да как же ты перескочил.
Не шарик просто, а кошмар,
В сто первый раз меня убил.

Конечно мне не привыкать,
Из дома деньги воровать.
На стол зеленый жизнь свою
Я однозначно положу.



Калики перехожие 5.

А кажется не для себя,
Как будто для других,
Ну или проще говоря,
Для близких и родных.

Для мамы постараться бы,
Ведь я ей столько должен,
Хотя бы раз удался бы
Тот день.

Я вижу этот день во сне,
Мои пятьсот рублей
Мне возвращаются вдвойне,
Снимите поскорей.

Я снова ставлю, вот удача,
Поймал джекпот и чуть не плачу.
Бегут семьсот бесплатных игр
О чудо! Из мышонка тигр.

Невероятнейший прыжок
По пищевой цепи.
Смотрите люди, ведь я смог
В богачество пройти.

Билет на самолет в Москву,
С собой жар-птицу заберу,
Подарков маме накуплю,
А впрочем все что захочу.



Калики перехожие 6.

Пойдем же братцы до конца,
До стенки, до упора.
Мы человеки без лица
И даден залп с авроры.

Награбленное грабь,
Воруй ворованное, друг.
Мораль и прочее оставь
И сайку за испуг.

Доколе будем мы терпеть
Буржуев в лексусах,
Доколе будет нас иметь,
Картежный падишах.

Разбогатеем или сдохнем,
А после встретимся в аду.



Живучее создание человек,
Пожалуй невозможного немного,
Так проживи хоть целый век
Ты в хижине убогой,
А все же пусть и иногда
Улыбкой озариться фейс,
Как Рональдинье с чипсом лейс.
Не перестанешь удивляться
Себе, другим и Ксении Собчак.
Вопрос: "Ну разве можно так?"
Задашь не раз.

Живучее создание человек,
Порой спасает только смех.
Кто знал, тому уж не забыть,
Весну, победу, пораженье
И секса сладкое варенье,
Любви, любви, любви.
Вот, что и правда не забыть.
Пусть даже вовсе нет ее,
Ты думал, ты хотел,
Среди других важнейших дел
Ты знал, что главное наверно,
Все было мало, все примерно.

Граф Пурнаволок отвечает на вопросы Россиян,
зарубежных гостей и внутренних органов.

Вас спрашивает школьница
Из села Кукуево,
Когда у нас построится
Ларек и будет курево.

Вопрос хороший и по существу,
Вот, вот на днях инвестора найду,
Пивасик, сникерс, сигареты,
Ну и для бабушек конфеты.

Пришла повестка, делать что,
Андрей Пропавший беспокоит,
За мною дверь, а я в окно,
Этаж девятый, ноги ноют.

Крепись, дружище, мы с тобой,
Живым врагу пусть только трусы,
Монгол трепещет и ковбой
При имени одном урусы.

Мат-факультет вас беспокоит,
Наш старый препод Пирельман
Вчера сказал, что нас приколит,
Болеет или наркоман?

Сказать по правде факультетов
Таких крутых я не встречал,
Но вам откроюсь без секретов,
Я б Пирельмана избегал.

Я слесарь-монтажник лет двадцать пять,
И слесарь-монтажник была моя мать,
И батя, и дед, и восемь детей,
Почто же нас кличут "проклятый еврей".

Право не знаю, серьезный вопрос,
Ваш бедный народ пролил столько слез,
Чуть что-то не так, ату их и бей,
Ну чем тут поможешь проклятый еврей.

Я полковник Ф.С.Б.,
Изучаю карате,
Слушай, гнусная вонючка,
Ждет тебя большая взбучка.

Вкратце объясню тебе,
Мастер спорта по стрельбе
Лучший кореш у меня,
За себя спокоен я.

Это Дана беспокоит,
У меня одна беда,
Как найти того, кто строит,
Очень шуба мне нужна.

Нет проблем, пойду на стройку,
И как раз займу прослойку,
Тех, кто первая беда,
Будет шуба у тебя.

Вот тут по пенсии вопросик,
По пенсии-то как у нас,
Ведь пенсия-то с гулькин носик,
Как жить на пенсию сейчас.

Вопрос насущный, актуальный,
Вопрос мудреный, небанальный,
Вопрос раскрывает вопросов вопрос,
Один вопрошает, другой чешет нос.

Хай, звонит вам младший Буш,
Напарник по битью баклуш,
Чем сочинять такую чушь,
Поедим лучше в Мулен-Руж.

Во-первых, Джоржи, ты не русский,
А я болтаю со своими.
И деньги ты спустил на пушки,
Не пустят нас туда пустыми.

Мы защитники свободы,
Пацифистами зовут.
Защищаем небоскребы,
Приходите, все придут.

Против лома нет приема,
Если голова из лома.
Меньше надо "защищать",
Меньше будут прилетать.

Привет, товарищ, я Зюганов,
Я коммунист, Зюганов я,
И если у тебя нет планов,
То в мавзолее в три часа.

Мне это дюже надоело,
Ильич давно уже не пьет,
Надюша типа не велела,
Нет, правда, это не пойдет.

Граф, беспокоит дух Крылова,
Тут Пушкин с Гоголем со мной,
Коль за перо возьмешься снова,
То станешь сочной отбивной.

Да как не стыдно вам коллеги,
Завидовать таланту моему,
Поэт родился в коей веки,
А вы ему угрозы, тьфу!

Друг сердечный, не кури,
Это легкие твои,
Ведь загнешься в тридцать пять,
Не кури, прошу опять.

Как же не курить, роднули,
Коли жизнь така пошла,
Неудачи, словно пули,
Продырявили меня.

Вот еще вопрос хороший,
По бегущей по строке,
Президент о чем-то просит,
+Это личное уже.

В ухо крикнул старший смены:
"Ты обедать-то пойдешь?",
И реальности сирена
Говорит мне - пора перекусить.



Три сестры.

Игра (младшая сестра)

Что наша жизнь - игра,
То всякий знает.
Кисмет и божья воля,
Всем этим управляю я,
Да друг с подругой,
Случай и Судьба.
Подвластен мне любой расклад,
Любой в любого и наоборот.
Глупцы бывает поспешат
И говорят: "Смотрите вот,
Я сделал себя сам,
Всего добился, все успел,
Теперь советы вам раздам,
Чтоб не были вы не удел".
А я в тени, меня не видно,
Да и разглядывать не станут,
Поверьте, каждому обидно,
Когда аплодисменты грянут,
Делить со мною пьедестал.
Хоть мастер и предупреждал,
Что смертен человек.
Но то с улыбкою, халатно,
Ведь нынче двадцать первый век,
А все же смертен он внезапно.
И пусть не все в моих руках
Есть право неподвластные,
Но их, как и воды в песках,
Так значит неопасные.

Свобода (средняя сестра)

В пустыню, в горы, в степь, на остров,
Да мало ли куда еще.
Пожитки оставляют просто,
Ну и с собою никого.
Что вертихвостка им предложишь,
Какие кости бросишь им.
Ничем ты заманить не можешь
Того, кому не важен грим.
Насытившись тобой, как шлюхой,
Без сожаления бросают.
Летаешь ты навозной мухой,
За тем, кто больше оставляет.
А я же у всего живого
В крови еще с тех первых дней,
Так что дороже дорогого?
Свобода - нет меня сильней!

Любовь (старшая сестра).

Куда же мне до вас сестрички,
Хожу всегда в простой сорочке,
И ростом, право, невеличка,
Так, посижу здесь в уголочке.
Поплачу, после повздыхаю,
Быть может посмеюсь украдкой,
И отчего не понимаю
Меня зовут большой загадкой.
Мне шум порой надоедает,
Смотреть мешает волшебство,
Но более всего пугает
Не смерть, а одиночество.
Да и чем больше говорю,
Тем чаще, сестры, устаю.



От рабства к рабству,
От сохи к сохе,
От паствы к пастве,
Так что же мне.

Себе оставлю путь,
Мои года, мое богатство,
Былое не вернуть,
Не упросить Начальство.

Лишь в будущем минута,
И в ожидании - счастье.
Но все мы в лапах спрута -
Былых обид напастей.

Не выжечь, не забыть,
Давно не чистый лист,
Понять, потом простить,
Два пальца в рот и свист.



И стих печатая красивый,
Я думаю о том,
Что если даже вкось и криво
Неважно, был бы гром.

Нуждаюсь я в аплодисментах,
Другой дороги нет,
Нуждаюсь даже в оппонентах
И это не секрет.

За мной лишь яма два на два,
Так отступать негоже.
Виновен в том, что мне судьба
Пихает в зубы вожжи.

Виновен в том, что упустил,
Вдвойне за то, что смело.
Виновен в том, что не забыл
И ждать не надоело.

Дорогой верною неверно
Пройду свой путь сжигая,
Но это только лишь наверно,
Лишь только представляя.

И стих печатая красивый,
Я думаю о том,
Что доброе-то не убило,
Что шансы есть кругом.


Мой город.

Я за богачество руками,
Ногами, даже головой.
За огромадными горами
Меня давно ждет город мой.
Там в злате все, все в серебре,
Разврат, вино и казино.
Как не хватает нынче мне
Твоих лучей тепло.
Пусть лицемеры лицемерят,
Холопам труд, власть господам,
Жрецы пускай во что-то верят
И догмы насаждают вам.
Мне лишь бы город отыскать,
Где мог бы я богатым стать,
Где мог бы получить свободу,
Я к Атлантиде и под воду
Спущусь.