Стенли Кубрик Заводной Апельсин
Наверное, этот фильм можно назвать психологической мелодрамой, в которой клубок психологических страстей запутан не хуже, чем у Шекспира. Нельзя не отметить, что фильм жестокий и сохраняет современные мотивы, по сей день. Только с той разницей, что жестокие иллюзии Кубрика, по сравнению, например с Такеши Китано, несколько прикрыты и завуалированы такими тонкими и простыми вещами, как например любовь главное героя к девятой симфонии Бетховена. У Такеши Китано жестокость проявляется напрямую. Не остается никаких догадок по поводу того, жив, остался человек или мертв, он заливает весь экран кровью. Несмотря на то, что в фильмах Такеши присутствуют некоторые ноты поэтизма, Кубрик в своем фильме "Заводной Апельсин" создает поэзию отношений, поэзию совести. Цитата из библии "Относись к другим так, как ты хочешь, чтобы относились к тебе" приобретает в этом фильме идею искупления. Она выходит на первый план. Мысль о вседозволенности молодости, о желании кровавой расправы с теми, кого ты презираешь, к примеру, беспомощного старика - пьяницу. Но тут же возникает множество вопросов – в чем кроется причина презрения, если ты молод и красив?

После непреднамеренного убийства, попав в тюрьму "Заводной Апельсин" начинает веровать в Бога и помогать тюремному священнику, проводить службы. Ходит в библиотеку и изучает библию. Кубрик словно водит нас за нос, потому что мы никак не можем понять мотивов резко изменившейся жизненной позиции главного героя. С одной стороны в каком - то из двух полушарий свербит, что он делает это специально для того, чтобы вырваться на волю, с другой стороны никакие слова не могут убить в человеке надежду на то, что в другом проснется что-нибудь божественное. В итоге "Заводной апельсин" подвергается научному опыту по системе Людовика 14, в котором с помощью специальных препаратов ученые достигают эффекта тошноты от любых насильственных действий со стороны преступника. Выпущенный на свободу он не может защищаться, так как любое насилие вызывает в нем сумасшедший приступ тошноты, с которым он не в силах бороться. И вот именно тут встречаются две разноплановые идеологии. Одна «не убий», подставь другую щеку, если тебя ударили по одной - идеология мести со стороны тех людей, которым парень сделал плохо и идеология современного мира, в котором, чтобы выжить нужно уметь защищаться. И не тут ли Кубриком поднимается вопрос, который мучает большинство тиранов на этой земле – как сделать людей покорными. И еще глубже – к чему приведет эта покорность преступника со стороны общества?

Когда мы смотрим фильм, у нас возникает совершенно естественное отторжение насилия, которое совершается молодыми парнями в своем районе. Но такое же отторжение возникает и в тот момент, когда мы видим, как все общество насильственно отвергает излеченного преступника. Поэтому вопрос, адресованный к обществу, что ты будешь делать, если тебя ударят по одной щеке, становиться актуальным для вчерашнего мальчишки, которому все желают отомстить. Насилие порождает насилие. Но почему совершает насилие человек, который так любит девятую симфонию Бетховена остается загадкой!

Яна Богданова