Х@лява

Реинкарнация
Реинкарнация
26.08.07.
Мир оказался довольно странным пластилиновым образованием на периферии сознания. Это радовало и удивляло, теперь больше серого вещества оставалось для размышлений на различные темы.
Семен шел по ночной дороге своего города в сторону центра и удивлялся странностям, творившимся с его телом. Он не помнил откуда идет и где в конце концов ему следует оказаться, но, тем не менее, уверенно шагал по пружинящему асфальту.
На улице было тихо и безлюдно, создавалось ощущение, что все люди вымерли после падения на город нейтронной бомбы. Голова кружилась, ноги не слушались и шли сами (на удивление ровно и легко) а дорога казалась новой, блестящей и интересной. В каждой мышце тела как бы работал маленький генератор, и электричество, вырабатываемое им, приятно щекотало тело и придавало ему легкость.
В некоторых окнах горел свет, из одного даже звучала музыка (кажется, «Аве Мария») но людей в них заметно не было и это настораживало. Судя по украшениям на кафе неподалеку от дома и флажкам на столбах, недавно был праздник. «Спят все. Пьяные», - подумал Семен и побрел дальше, заметив, что в голове зазвучало эхо от собственных мыслей. Улыбнувшись, Семен поднял голову. Вдалеке он заметил бегущую строку на крыше высокого дома. Дом был довольно далеко, строка казалась маленькой расплывчатой полоской, но Семен почему-то точно знал, что сейчас там проплывает очередная реклама фирмы Самсунг. И «Аве Мария» в окне играла из магнитофона этой же марки. Хотя нельзя сказать, что звук самсунговских магнитофонов чем-то отличается от всех остальных.
Первая широкая улица оказалась совершенно пустой, как и голова Семена, он все не мог придумать какими мыслями ее набить, но неожиданно мысли пришли сами, причем в таком количестве, что приятный холодок в голове превратился в непонятный жар, оказавшийся, кстати, не менее приятным. Тем временем дорога становилась все более мягкой (в прямом смысле этого слова) оставаясь в то же время такой же упругой, как и была раньше. Мощность «мышечных генераторов» явно возросла, и Семен подумал, что скоро энергии может хватить для небольшого полета. Тогда эта мысль не вызвала у него смеха.
Через несколько минут, показавшихся Семену часом, за спиной послышался до боли знакомый скрип тормозов, разнесшийся эхом сначала по опухшему сознанию, а затем по телу, дойдя до каждого его кончика.
И действительно, обернувшись, Семен увидел ненавистный силуэт так называемого «бобика» да еще и «с двумя ментокрылыми внутри». Почему-то он даже не удивился, что те были в довольно странной светло-бежевой форме, связав это с недавним праздником.
- Младший лейтенант Михайлов, Архангельское ГУВД, - Сказал низкий голос, разлетевшийся эхом, как казалось, по всем окрестностям.
«Точно загребут - прозвучало в голове Семена в ответ, - состояние у меня странное и глаза, наверно, убитые, вроде не помню, чтоб курил что-то не то, достали, блин, уроды...»
- Документы имеются?
Как ни странно в кармане Семена оказалось что-то похожее на его студенческий, хотя он не имел привычки носить его с собой.
Долго смотрев на фотографию в «студне», милиционер что-то бормотал под нос. Слов понятно не было, и бормотание напоминало загробный шепот из дешевого фильма ужасов. Наконец, разлетающийся эхом по массиву голос младшего лейтенанта спросил:
- Куда направляетесь в такое время?
- В центр, гуляю... воздухом подышать... душновато сегодня днем было... – Начал сочинять Семен и понял, что несет чушь.
- К бегущей строке, наверное, на здании администрации. Вы за сегодня не первый уже, - перебил его второй милиционер.
И точно, Семен только сейчас осознал, что держит путь именно туда, хоть и находилось здание на том берегу (что довольно далеко) а идти было в лом. Посмотрев на расплывчатый силуэт бегущей строки, Семен разобрал там надпись «правильной дорогой идете, товарищи!». «Комуняки, блин», - подумал он и услышал мелодичную, но жутко надоевшую попсовую мелодию, звучавшую из самсунговской магнитолы в милицейской машине.
- Счастливого пути, - Сказал младший лейтенант, протягивая Семену его студенческий билет.
Семену казалось довольно странным, что он не проведет эту ночь в маленькой камере с каким-нибудь наркоманом. «Добрые попались», - подумал он и пошел по направлению к мосту. Что-то давило его к земле, не давая взлететь. (А он уже всерьез задумался над идеей взмыться в небо) Земля странным образом прогибалась от этого давления, и создавалось ощущение, что под ногами натянут огромный батут. Голова кружилась, по спине пробегали приятные разряды электричества, а дома вокруг вибрировали, как сотовый телефон во время звонка.
Около моста здание администрации было видно уже намного лучше, «ДаЗдрафствуит Лета!!!» было написано на строке. «Комуняки еще и неграмотные, - подумал Семен, уже идя по мосту, - уроды!» Хотя лето он любил и, глядя на реку, думал о том, как приятно было бы в ней искупаться.
На противоположной стороне моста сидел на перилах странный человек в черной кофте. Заметив приближающегося Семена, он помахал рукой и громко заговорил:
- Мы не видим мир таким, какой он есть, все наши представления – это всего лишь картинка, передаваемая в мозг органами чувств. Причем в голове она еще и порядком искажается. А ведь в мире много субстанций, которые нами вообще не воспринимаются, мы слепы.
На этих словах он сделал шаг в сторону провалившейся на дно собственного русла реки. Шаг оказался последним в его жизни. Семен решил ускориться. Мост казался резиновым, прогибающимся под ногами, асфальт был совершенно непонятного цвета, дома на том берегу словно исчезли из вида, и чувствовалась только странная вибрация, исходящая от них. Воздух сгущался вместе с темнотой, от реки странно пахло, хотя она и находилась в пятнадцати метрах снизу. Голова кружилась, тело казалось легким, состоящим из электричества. Откуда-то звучала музыка, похожая на Rammstein, а бегущая строка все светила своим загробным красно-розовым светом.
Перейдя на тот берег, Семен уже совершенно не чувствовал своего тела, окружающий мир казался странным куском грязного серо-зеленого пластилина, находящегося на самом деле в сознании, а не где-то вовне. И вообще само по себе существование внешнего мира казалось в тот момент Семену глупостью, пока он не бросил взгляд на бегущую строку, которая, как казалось, висела в воздухе без посторонней помощи. Так как дорога в сознании перестала существовать, Семен без труда приблизился к висящей в воздухе красной строке и слился с ней в единое целое, слыша играющую где-то группу Slipknot. Находясь в непонятном состоянии в окружении жидкости и тусклого красного света, Семен понял, что из его живота торчит что-то напоминающее... пуповину! Его недоразвитые конечности совершенно не слушались, и шевелить ими было довольно проблематично, сказать что-либо было тоже невозможно, как и дышать. С ужасом Семен понял, что находится в утробе, и вдруг все вспомнил!
Он вспомнил, как вечером вышел в киоск за сигаретами, как к нему подошли двое, как блеснул нож, как заболело в боку, как стало трудно дышать и остановилось сердце, как потемнело в глазах, а когда посветлело, пришло осознание того, что мир оказался довольно странным пластилиновым образованием на периферии сознания...