Песнь о погибшем (призраки любви)
Два призрака стояли над обрывом,
Расправив свои крылья за спиной,
Она смотрела вниз уже без силы,
А он общался лишь с немой тоской.

- Давай постигнем вечность мы с тобою,
Шептал он еле слышно для неё,
Обнявшись, полетим вниз над землёю,
Она же лишь молчала для него.

- Скажи, согласна ль ты любить до смерти,
И после смерти быть опять со мной,
Ведь ты клялась в осеннем лунном свете,
Теперь же призрак ты с немой душой.

- Ведь ты клялась, что мы погибнем вместе,
Зачем же ты сейчас опять молчишь,
Готова ль ты со мной остаться в смерти,
Иль те слова надеждой были лишь?

Садилось солнце, ветви потемнели,
Два призрака стояли здесь над тьмой,
И крылья за спиной его немели,
И молвила она с его душой:

- Я человек была тогда на свете,
Слова уже теряют сенс, увы,
О, если б я осталась человеком,
Но сам ты призраком меня здесь сотворил.

Ты сжёг надежды, очерствил мне сердце,
Убил во мне наивность и мечты,
Умрём отдельно, призрак, на рассвете,
Во лжи людской не вижу я любви.

И с неба дождь холодный лил на землю,
Он протекал сквозь тело ледяной,
И разомкнулись руки их навеки,
И слышал он, как в сердце льётся боль.

Сложил он крылья за своей спиною,
И просто так сошёл с обрыва вниз,
И взгляд её не выразил той боли,
И ветер заглушил предсмертный крик.

Она осталась жить с немым страданьем,
Забыв смотреть на небо перед сном,
А с неба взгляд любимый и печальный,
Смотрел всю ночь, спал призрак за окном.

Но глаз её он так и не дождался,
Однажды среди ночи ледяной,
Стук сердца у неё вмиг оборвался,
И он искал её во тьме ночной.

Её душа на небо не явилась,
И не парила тихо над землёй,
Она в цветок красивый превратилась,
Что вырос - одинокий, ледяной.

И на колючках зимней этой розы,
Осталась только память о былом,
И не страшили уж её морозы,
А он не знал, кто был земным цветком.

А он не знал, что нет её на небе,
Не знал он, что осталась на земле,
И он вступил в свой рай, забыв навеки,
О той, что была призраком во тьме.

А розу на земле не замечали,
Лишь одинокий ворон её чтил,
Безжалостные ноги затоптали,
И ворон, только он по ней грустил.

Лесов холодных грустные деревья,
Одни запомнили двух призраков во тьме,
Что говорили лесу: "Вы не верьте,
Что небеса всё отдали земле".

Деревья только помнили их вместе,
И память сохранили навека,
Два призрака расстались в лунном свете,
И не сойдутся больше никогда.