Фанданго
…а потом всё переменилось. Можно было встретить хорошего
учителя – в сторожах… Известную и уже любимую поэтессу
выпрашивающей у бывшей комсы, оставшейся при всех рычагах
 практической власти и владеющей дорогим казино
«Ришелье» и роскошным рестораном «Тропикана» - денег
на издание сборника стихов… Диссидента, тем только и
славного, что успел пару месяцев отсидеть в кутузке,
но теперь знаменитого, с хорошо упакованной биографией…
Талантливого музыканта, бывшую первую скрипку большого
оркестра, собирающего в футляр от скрипки мятые купюры
среди равнодушной публики где-нибудь на Брайтоне…
Балерину – вчерашнюю исполнительницу заглавной роли
в Бахчисарайском фонтане, пробавляющуюся «экзотическими»
танцами в третьесортном кабаке…


Шли вперед пилигримы,
Шли и не замечали,
Как в степи балерины
Пожимали плечами.

Пожимали согласно,
В такт закатам пикантным,
Были плечи атласны,
И атласны пуанты.

Было недоуменье
В их движениях ланьих.
В них летели каменья -
Голыши невниманья.

Не звучали валторны,
Не звенели гитары,
И молчали покорно
И тускнели литавры.

И топтались неловко
Балерины в тенетах.
Вдруг одна над головкой
Подняла кастаньеты.

Терпкий ритм каприза
Разлетелся над степью,
Прозвучала, как вызов,
Дробь разгульного степа.

Пилигримы застыли,
Развернулись их плечи,
Темных глаз бандерильи
Устремились навстречу.

Горделивые позы,
И затянуты талии,
Но степные мимозы
В их руках трепетали.

И звучало фламенко,
И блистало фанданго,
И мелькали коленки
В ритмах румбы и танго...

Шли вперед пилигримы
Шли и тяжко молчали,
А вдали балерины
Предавались печали.

Вызревало калины
Ягод алое пламя,
Плыли порванным клином
Журавли над полями...