На отдыхе
У той поэтессы от плойки ожог,
Ребёночек тычет ей дули,
А дедушка, свой не доев творожок,
Икает на крашенном стуле.

Водою донельзя разбавленный кляр,
И мясо из трупного схрона.
Скрипичная дочь, осмотревши футляр,
Всплакнула над «каком» вороны.

Густел на окне и вонял холодец,
На стенке с мазками косыми
Затоптанный мухами грозный отец
Прощался с ушибленным сыном.

Из дома напротив плаксиво: «За што?!»,
Ботва и мочало с карниза,
И я посидел, не допил и ушёл
К опасного вида Луизе.

У этой Луизы, кальян и бульон,
И братьев с дядьями под роту,
А нужный мужчине восточный приём
Находится в задних воротах.

Она подаёт мне жаркое и рис,
Старается, бля, между прочим!
Но хули с Луизы и с прочих «луиз»
Когда за полгода ни строчки?

Я всё это съел, а чуть позже поссал,
И врал, потакая капризам,
Потом возбудился и жёстко ласкал
Пиковую даму Луизу.

Она мне подносит носки и трусы,
Она благодарна за «третью»,
А мне захотелось французкой красы
И я направляюсь к Жанетте.

Но та не пустила, побрёл я домой
Зигзагом, от паба до паба,
И фраза крутилась в тот мой выходной:
«Жанетта – хуёвая баба».
 
Замечания
Фани Риц

Гвидон. Что с тобой, дорогой!
Ты зачем «Обстановочку» Саши Черного перепел?
Лучше уж про леопардовое бикини сочиняй. Хоть смешно было.

Фани Риц  ⋅   10 лет назад   ⋅  >