WLINA

ПЕРЕПУТЬЯ СУДЬБЫ (Часть 5-я)
Дом отдыха был великолепен и размещался на окраине зелёного древнерусского городка на берегу узкой и мелкой, но быстрой Москва - реки. В большом парке размещались многочисленные корпуса Дома отдыха: несколько спальных, киноконцертный, бассейн, столовая, большая библиотека-читальня. Два флигеля большого спального корпуса, предназначались для наиболее "почётных" гостей; там были шикарные номера с просторной передней, где размещался большой холодильник и шкаф для одежды; в обширной комнате стояли кровать, буфет с посудой и хрусталём, цветной телевизор, стол со стульями, тумбочка, диван и кресла; на полу лежали вполне приличные ковры; из передней дверь вела на большой балкон.
По какому признаку администратор, выделяя номера, определял категорию постояльца Ирине осталось непонятным, хотя она обратила внимание, что путёвки были разного цвета и формы. Ей достался один из шикарных номеров флигеля, правда, на 4-м, последнем этаже. Ниже обосновалась пожилая пара; на 2-м этаже - солидный мужчина лет 50-ти поселился также, как и Ирина, в гордом одиночестве.
В столовой Ирина неожиданно оказалась за обеденным столом вместе с ними, причём выяснилось, что все они знакомы между собой, живут в том же городе, что и Ирина, работают в одной очень крупной проектной организации, причём мужчина со 2-го этажа, представившийся Алексеем Николаевичем, является заместителем директора этой организации. Уже на 2-й день был устроен "Бал знакомств", как значилось в объявлении о первом танцевальном вечере в киноконцертном корпусе. Оба мужчины по очереди приглашали на танцы своих соседок по столику, причём Ирина, как обычно, удостоилась комплиментов за свои танцевальные способности.
Пара уже не в первый раз была в этом доме отдыха и взяла над Ириной "шефство", объясняя, где что расположено, когда и как работает, что посмотреть в городке и окрестностях. Они вместе ездили на различные экскурсии, гуляли в парке, ходили в кино и на концерты. Ко всему прочему Ирина и Алексей Николаевич 3 раза в неделю ходили плавать в бассейн.
В середине третьей недели пара пригласила Ирину на вечер к себе по поводу дня рождения супруги. Собрались вчетвером после ужина, прихватив кое-что из закусок в столовой; основное было куплено в ближайшем маленьком магазинчике. Подняли бокалы за именинницу, затем за её супруга, потом, конечно, за начальство. К 4-й рюмке - за Ирину все уже были оживлены и говорливы. Ирину заставили рассказать о себе, и она, по возможности кратко и без излишних подробностей, с незначительными прегрешениями против истины рассказала об основных вехах своей жизни. Супружеская пара вспомнила о далёком времени своего знакомства, Алексей Николаевич о безвременно ушедшей из жизни жене, с которой они в любви и согласии прожили четверть века. Выпили и за неё. До ночи ещё было далеко и решили пойти в кино на последний 10-часовой сеанс.
Что они смотрели в тот вечер Ирина потом не могла вспомнить. Уже через четверть часа после начала сеанса Алексей Николаевич, сидевший рядом, положил свою руку на её колено. Ирина долго не могла решить, что ей следует делать в этой ситуации: встать и уйти? снять с колена его руку? попросить её убрать? Она повернула голову. Сосед сидел, с видимым интересом наблюдая за экраном, и, казалось, не имел ни малейшего отношения к собственным рукам.
- Алексей Николаевич. - Укоризненно прошептала Ирина.
Алексей Николаевич сделал вид, что не слышал, но руку убрал, что не помешало ему через пару минут положить её обратно.
- Прошу вас, не надо. - Уже громче сказала Ирина.
Тут уже Алексей Николаевич повернулся, убрал руку, сказав: "Извините. Я нечаянно".
После выхода из кинотеатра, домой пошли через слабоосвещённый парк и Алексей Николаевич взял Ирину под руку, сказав при этом: "Разрешите? Темновато. Споткнуться можно". Тут Ирина решила пошутить :
- Ничего, я Вас поддержу.
Но Алексей Николаевич не принял шутки.
- Я ещё сам могу любого поддержать.
- И меня, в частности?
-- А Вас не в частности, а тем более.
- Спасибо. Но я пока ещё держусь на ногах.
- Ваше "пока" обнадёживает.
- Все мы "пока" -- парировала Ирина.
На следующее утро Ирина услышала стук в дверь. На пороге стоял Алексей Николаевич.
- Вы идёте на завтрак? -- спросил он.
- Да. Я уже готова.
- Тогда пойдёмте, я Вас провожу.
Они вышли из корпуса и прошли несколько шагов, когда Алексей Николаевич вдруг остановился.
- Ира, я Вам должен сказать несколько слов. Я хотел бы принести Вам искренние извинения за вчерашнее. Ну, Вы понимаете ...
- Не надо продолжать Алексей Николаевич. С кем не бывает. Стопка-вторая лишняя и становишься другим человеком, а потом сожалеешь о вчерашней глупости.
- Нет, Ира. Вы меня не поняли. Я ничуть не сожалею о вчерашнем. Я буду долго вспоминать об этих минутах. Я прошу извинения лишь за то, что доставил Вам неприятности. Я представляю себе, что чувствует женщина, когда мужчина, годящийся ей в отцы, кладёт ей руку на колено. Не обижайтесь на меня: это больше не повторится.
Ирина отвела взгляд в сторону и пошла вперёд. Алексей Николаевич зашагал рядом.
- Алексей Николаевич, Вы, хотя и не старый, однако довольно зрелый, скажем так, мужчина, но, видимо, при всём этом, Вы и понятия не имеете, что могут чувствовать женщины в таких случаях. Особенно те ... - тут она остановилась.
- Я Вас слушаю, Ира.
- Которых долго не касалась рука мужчины - закончила Ирина и быстро направилась к столовой.
Вечером после ужина в дверь снова постучали.
- Разрешите войти? - Спросил Алексей Николаевич.
- Входите. Садитесь.
- Ира, я целый день думал над вашими последними словами Всё так туманно. Вы не могли бы внести ясность?
- А надо ли? Ведь это в первую очередь, ваша неясность, а не моя. Проясните вопрос сами себе и тогда, возможно, туман рассеется.
Алексей Николаевич встал.
- Ирина, Вы умная женщина и вам должно быть уже понятно, что Вы мне нравитесь. Я бы, нисколько не откладывая, предложил бы Вам стать моей женой, но я боюсь, что при нашей разнице в возрасте, это окажется жутким нахальством, и мне снова придётся просить у Вас прощения.
- Алексей Николаевич, спасибо Вам за прямоту. Когда такой мужчина как Вы говорит такие слова - никакая женщина не будет обижаться. Напротив. Мне, например, очень приятно их услышать. Но, мы ведь с Вами едва знакомы. Вы почти ничего не знаете обо мне, я - о Вас. У меня - двое детей, у Вас - понятия не имею. Вы - большой начальник, я - рядовой инженер. Вы не думаете, что из этого не получится ничего, кроме банального курортного романа? А мне, скажу Вам прямо, такой роман совершенно ни к чему.
- Я так и полагал. Рад, что не ошибся. Именно поэтому я вам и не предлагаю курортного романа. Моё предложение абсолютно серьёзно. Но я не хочу Вас торопить. Обдумайте его. Ведь ничто нам не мешает познакомиться поближе. Кстати, дети есть и у меня. Тоже девочка и мальчик, только они ваших на пару десятков лет постарше и живут отдельно от меня. Дочка уже давно замужем, а сын-балбес всё ещё холостым бегает. Квартира у меня трёхкомнатная, думаю, побольше Вашей, но можно жить, где пожелаете. А если хотите, обменяем две на одну большую. Машина, Вы знаете, у меня есть и даже дача, хоть и небольшая. С зарплатой, понятное дело, никаких проблем. Что Вас ещё интересует?
- Это всё внешнее, Алексей Николаевич. А то, что меня действительно интересует, Вам вряд ли удастся рассказать. Этого по рассказам не узнаешь. И что ж Вы с такими данными до сих пор ещё не женаты?
- Да... Желающие были ... А Вам не кажется, Ира, что половинки мы находим не сами, а они подбираются на небесах?
- О! Алексей Николаевич, какие мысли для крупного советского руководителя, да ещё, небось, партийного.
- А, Вы об этом. Да, признаюсь. Член. Но где ж Вы видели, чтобы зам. директора и не член. Так не бывает. Но не волнуйтесь: членские взносы не так уж велики, а собрания не столь уж часты, как можно было бы подумать, читая газеты.
- Ну, что ж. У меня действительно начинает создаваться впечатление, что я почти всё о Вас знаю. Боюсь, что Ваши познания обо мне значительно меньше, а ведь это может осложнить нашу будущую совместную жизнь.
- Так давайте ликвидируем эту проблему. Вы не хотите рассказать мне о себе поподробнее?
Ирина встала, подошла к буфету, достала две рюмки и недопитую вчера бутылку вина.
- Я хотела бы быть перед Вами искренней. Так будет лучше для будущего, если оно у нас есть. А для этого немного вина нам не помешает.
Алексей Николаевич взял бутылку, налил вино и, подняв рюмку, торжественно произнёс:
- Давайте, Ира, для начала, выпьем на брудершафт.
- А не лучше ли это оставит на конец. Вдруг в конце моего рассказа Вы раздумаете брудершафтиться?
- Надеюсь, что нет, но пусть будет по Вашему.
На этот раз рассказ Ирины о себе был откровеннее.
Когда Ирина закончила своё повествование, Алексей Николаевич поднял рюмку, встал и сказал:
- Не вижу в Вашей биографии никаких препятствий для брудершафта. Даже напротив. А Вы как считаете?
Ирина не ответила. Взяв свою рюмку, она тоже встала и подошла к Алексею Николаевичу. Когда Ирина сделала последний глоток, Алексей Николаевич свободной рукой привлёк её за талию к себе и, отведя рюмку, поцеловал прямо в губы. Ирина не сопротивлялась, но её губы не ответили на поцелуй. Она стояла, застыв с рюмкой в руке.
Алексей Николаевич вдруг засуетился, начал одевать свой пиджак.
- Извините, Ирина. Время уже позднее. Я пойду.
- Алексей, мы же с тобой на брудершафт пили. Ты уже забыл?
- Что ты, Ира. Разве это можно забыть. Просто я ещё... Ну, ладно. До завтра, Ирочка.
И он направился к выходу. Ирина остановила его возле открытой двери.
- Алексей.
- Да. - Откликнулся он, повернувшись.
- Ты можешь остаться...
                   (продолжение следует)