Джулия Коронелли

СОДЕРЖАНИЕ ФАНТОМА)
Из сборника Love Phantom
Джулия Коронелли
Здравствуйте, глубокоуважаемый сыщик, мистер Шерлок Холмс!
Двенадцать лет я молчала о том, что не даёт мне покоя ни на минуту, что занимает все мысли днем, все сны – ночью того памятного события и по сей день. Двенадцать долгих лет я лелеяла мысль о том, что когда-нибудь соберусь с силами и напишу Вам это письмо. И вот, наконец, я осмелилась просить Вашей помощи из нашего XXI века в ваш XIX. Посы-лаю этот конверт на Бейкер – стрит. 221-б, точно зная, что разобраться в этой, поистине странной истории, случившейся со мной в августе 1995 года в окрестностях небольшого городка Лаппеенранте, в Финляндии, не сможет никто кроме Вас. В этом я уверена так же, как уверена в том, что таинствен-ная связь, существующая между Вами и мной, тя-нется со дня моего рождения и до нынешних дней. На это указывает мой изобретательный ум, наблю-дательность, способность к перевоплощению, неза-урядное знание геологии, химии, анатомии, ботани-ки, уголовной хроники последних лет, любовь к фехтованию на шпагах и к боксу, что позволяет мне с легкостью использовать Ваш дедуктивный метод и талантливо играть на скрипке душ людских слова-ми своих стихов, особенно по вечерам .Но не буду хвастать, дабы избежать зависти тех, кто лишён этого дара. Эти серости, вечно следящие, тихо кра-дущиеся за мною по пятам, высматривающие меня из-за тёмных углов, подворотен и переулков, при-сваивающие себе мою музыку, пуская свои ядови-тые слюни, злобно смеясь от бессилья, норовя об-винить меня в сумасшествии и неумении сочинять, пытаются захватить своими липкими лапами и эти строки.
Не обращая сейчас на них внимания, я расскажу Вам свою невероятнейшую, но правдивую историю, повлёкшую за собой ряд интереснейших событий, породивших во мне неистребимое желание доко-паться до истинных причин, вызвавших во мне столь серьёзное недоумение и страх.
Итак, я начинаю свой рассказ.
Двенадцать лет назад мы с мужем были вынуж-дены отправиться из города Москвы в Финляндию на заработки, и поселиться в громадном старом особня-ке в лесу, недалеко от небольшого местечка Лаппе-енранте. Наша фирма купила этот дом, точнее быв-шую гостиницу. Цена её оказалась подозрительно мизерной. Двухэтажное строение манило своей ос-нащённостью и удобствами. Весь второй этаж зани-мали двенадцать меблированных и девять ванных комнат. На первом этаже были расположены: на-стоящая сауна и огромный бассейн, танцевальный, тренажёрный и столовый залы, на нулевом – своя бойлерная.

Дом окружала немалая прилегающая территория с озером, полным всевозможной рыбы, полем для катания на лошадях и большой пустующей теперь конюшней. Гостиница была огорожена практически нетронутым цивилизацией сосновым лесом, и, после многих лет, проведенных в городском смоге, мы про-сто не могли надышаться свежим воздухом, который, казалось, был пропитан целебными запахами нехо-женых трав и голубых северных мхов.
Я не сказала Вам, Холмс, что наша работа отно-силась к разряду журналистики и мы не избалован-ные роскошью, выросшие в социалистическом госу-дарстве «равенства и братства», были потрясены. Сэр, предчувствую Ваше удивление, Вы вряд ли имеете представление о том, что такое коммунизм. Тогда я поясню Вам это в двух словах. Конечно, Вам был знаком весь Лондон. Не припоминаете группу русских эмигрантов, которые печатали какую-то га-зету? А бородатого фабриканта из Германии? Он ещё свой труд по экономике мистически начал: «Ходит по Европе призрак. Призрак коммунизма». Так вот, они победили. То, что в вашем веке даже не снилось ин-дийским землям, стало реальностью для половины цивилизованного мира. «Очередь за колбасой», да-да, именно эти слова точно охарактеризуют наш то-гдашний строй, и Вам, как мастеру дедукции, не со-ставит труда представить, как наша российская фир-ма, и мы, её сотрудники, были несказанно рады фин-скому лесу.
Мы выбрали небольшую скромную комнату, как бы извиняясь, за то, что будем жить одни в таком огромном доме. Муж втащил наши чемоданы на вто-рой этаж и ушёл заниматься обустройством кабинета. Я принялась раскладывать свои вещи: бесчисленные кофточки, маечки, джинсы. Старый платяной шкаф был рад пожиткам новых поселенцев. Его потрескав-шаяся лакировка засияла в лучах дневного солнца. Отодвинув нижний ящик, я обнаружила на дне засу-шенные клочки лесной травы с комьями земли на корнях. Удивляясь сору, оставленному чистоплотны-ми финнами, вытряхнула весь этот «гербарий» в кор-зину для мусора, не придав чудаковатости прежних хозяев никакого значения.
Мы ездили в город на автомобиле, но большую часть времени я проводила в лесу. Моя профессия позволяет работать и дома. Ничто не нарушало наше-го покоя, кроме певчих птиц, будивших по утрам, да белок прыгающих днём в рыжих лучах солнца по верхушкам сосен. Когда же сумерки опускались на воды розовеющего от заката озера, разбрасывая жемчуга рос по черничным кустам, мы шли в столо-вую, садились за круглый стол в кресла-качалки, и с наслаждением пили чай с булочками, посыпанными сладкой корицей.
Тёмными вечерами муж любил пугать меня, рас-сказывая старые норвежские саги, полные жутких сюжетов о диких финских лесах, о троллях, колдунь-ях и чернокнижниках, а я читала ему вслух Лавкраф-та.
Такая размеренная жизнь продолжалась до того памятного утра, когда муж уехал в город на пару дней, а я осталась в доме одна. Все женщины, доро-гой Шерлок, ужасно любопытны. Вы об этом знаете не хуже меня, но я, кроме того, ещё и дотошна в сво-ей пытливости, за что и поплатилась теперешними непрекращающимися страхами.
Я знаю, Вы любите точность суждений, и поэтому постараюсь быть последовательной.
В тот летний день я не написала для своей статьи ни строчки. Работа не клеилась, хотя сроки поджима-ли. То ли от жары, то ли от странного, неизведанного до сего времени гнетущего щемящего чувства, вне-запно нахлынувшего на меня в огромном пустынном доме, я решила прогуляться: пройтись вдоль лесной поляны и осмотреть владения.
Почему-то ранее меня совершенно не интересо-вало, что находится на конюшне или в сарайчике с ветхой крышей, построенными прежними владельца-ми. Видимо, страх одиночества разбудил во мне лю-бопытство и тягу к действию.
Приоткрыв скрипучую дверь конюшни и заглянув в полумрак помещения, я внезапно ощутила, как не-приятный холодок прошелся по спине, и поймала себя на мысли, что не хочу даже посмотреть, что там внутри. И вместо того, чтобы ублажить нещадно тер-зающую доселе мой ум любознательность, рванулась обратно в дом, будто за мной кто-то гнался. Не добе-жав по крутой лестнице до порога, остановилась и оглянулась, — никого не было. Но в душе оставалось неприятное ощущение присутствия чего-то невиди-мого и страшного. «Сейчас же уйми бурное вообра-жение! Разве можно нагонять на себя ужас?» – убеж-дала я здравомыслящую часть повергнутого в трепет сознания.
Немного успокоившись, и уняв дрожь, я опусти-лась на ступеньку, стараясь отдышаться и собраться с мыслями. Около дома было тихо, лишь стволы ко-рабельных сосен чернели сквозь лучи солнца и, по-качиваясь, упирались макушками в лёгкие перламут-ровые облака, да рыжие муравьи без устали строили огромный муравейник, таща в норки добычу: былин-ки, мошек и таких же муравьёв как они сами, только раненых или ими же убитых.
Я смотрела на жизнь муравьёв, так схожую с на-шей, и странное чувство беспокойства снова охвати-ло меня. Проклятое любопытство предательски не-умолимо толкало заглянуть в давно не крашеный, но, несмотря на старость, всё ёщё кроваво-красный са-рай. «Зачем мне знать, что там хранится? Неужели неистребимо желание познания запретного, которое так теребит и жжёт душу, что сопротивляться нет никакой возможности?
Во всех моих грехах виновата пресловутая несча-стная Ева с недозрелым кислым яблоком», – ругая себя, быстрыми шагами я торопилась к ветхому са-раю с изрядно посеревшей крышей, вернее сказать поседевшей в тон белых мхов.
Подняв с земли дубинку потяжелее и осторожно распахнув неплотно прикрытую скрипучую дверь, я тут же пожалела о содеянном.
Передо мной предстала ужасающая картина; тьма раскрыла взору свою грязную пасть, оголяя поблек-ший зуб кладбищенского креста – две криво сколоченные узкие доски, лежавшие на полусгнившем стогу сена, и валявшийся рядом пластмас-совый венок с потускневшими от сырости чёрными розами.
Чуть не упав от ужаса в обморок, но, собравшись с силами, я побежала в дом звонить мужу.
С горечью отчаянья услышала в телефонной трубке длинные нудные гудки. Взмолилась: «Ну, по-дойди же, подойди, милый! Где же тебя носит. Чёрт!».
Так и не дождавшись ответа, грустно поплелась в свою комнату. Проходя мимо столовой, краем глаза увидела, как мерно раскачивается белоснежный ске-лет кресла-качалки. «В доме не бывает сквозняков, да и кресло тяжеленное, из резного дуба. Видимо, схожу с ума…», – размышляла я, лёжа в постели, за-бравшись от страха с головой под одеяло.



СОДЕРЖАНИЕ:
Love Phantom (рассказ) 6
«Мчатся мустанги-тучи» 36
«Посвятить?» 37
Моим учителям поэтам 38
«Юла кружит, как белка в колесе» 39
«Конечно, остроумие-талант» (Е. Минину) 40
В центре вселенной стоит дом 41
Песенка об Испании 42
Грушу скушать (Набокову) 43
Замаскируюсь 44
Крещенская вода 45
Жирафье (Цикл) 46
Мастак (В. Душакову) 48
«А жизнь, как известно— театр.» 49
Чёрный квадрат Малевича (Шрайку) 51
Вышивка 52
«Необходимо встретиться» 53
МУРНЯ (Ю. Вольт:) 54
«Способность забывать людей» 57
Гусарские дела. (Гвидоше) 58
«Да здравствуют ПОЭТЫ»! (А.В.) 59
Посвящается Маргарите 60
Хочется 61
Дом 63
ЛИСТИКОМ-ПЕРЫШКО 64
Белое на белом (А. Шапиро) 66
Не 67
Откуда… Ты знаешь (А. Штамму) 68
Малиновый рассол. (С.Вельковской) 69
Черная кошка (В. Владимирову) 71
Моя Тави (Е. Неменко) 76
«А вот скажи, что не Поэт!» (А. Гришаеву) 77
Листья осенние 78
Рисуя мой портрет. (Б. Либкинду) 79
Два синих неба. (Е. Кабардиной) 80
Жалей. (В. Филипьеву) 81
Влияние стихоловца 83
Хит. (В. Глухову) 84
О детстве (С. Вельковской) 85
"Амулет" (М. Бильковскому) 86
Загадка для...(Л. Гуревичу) 87
О Дракончиках (Vici) 88
Когда жила бы я на море (В. Иванову) 89
А в лесу распускаются лисы (Е. Иванову) 90
Понятно, значит, не дождусь. (Гвидону) 91
Жизни на зависть (сестрёнке—Strega—е) 92
Нас нету, но мы есть. ( Е. Иванову) 93
Старый дом. (Б. Туманову) 94
Мой дом как дым 95
Как пусто, милый мой 96
Я привыкла слушать тишину 97
Разорванная нить 98
Сон пришёл и сковал властвуя 99
Я утруждать тебя не стану 100
Спать в лесу. Работать в Лаппеннранте 101
Кусты пусты 102
Моей кошке Ляле 103
Щенки не художника 104
«Не воспринимаю белоснежность комнат» 108
«Если сбросить змеиную узкую кожу» 109
Змея 110
«Там в Ботаническом саду» 111
«Теперь никуда не деться.» 112
«Мне ль не сбежать» 113
Лес 114
Оранжевая Муза 115
Спасибо тебе 116
Ночная вишня 117
Реквием 118
Яблоки 119
Гадалка 120
Хочу в Австралию 121
Игрушка 122
Всем! 123
О, Муза тайного забвенья 124
Таней страсти 124
Написать о ромашке на промокашке 125
У этой женщины блестящие глаза 127
Переждать 128
w w w 129
Сладкой жизни (в Новом) 130
Сиреневая песенка для Чани 131
«Мадам, уже падают листья» 132
Неведомое 134
Маме 135
Запомнила 136
Возвращение 137
Родина 139
«Летом зяблики да снегири мёрзнут» 141
Пират 142
Не Марш 143
Не забудь. (Для мамы) 144
Бутылка на песке 146
В этот бесснежный год 147
В том краю 148
Двуличный человек 150
Снега нету — не заметил? 151
Надо считать часы? 152
ГумихО 153
Учусь 154
Саблезубая тигрица 155
«По небрежно—важной набережной» 156
Беспечальность принять с полуслова 157
Оборотень 158
Ветер играет обрывком газеты
(Б. Либкинду) 160

ОДНА НА ДНО. (А.Полонской) 161
Verdad 163
Гитара 164
Кубо—низм ПикассО 165
Со звездами играть. (А. Гришаеву) 166
Снова весна… (Е. Зотовой) 167
Имануилу Глейзеру 168
Архитектор осени. (В. Глухову) 169
За то. (Д. Бочарову) 170
Помнишь, Тави? (К. Непомнящей) 171
Наш двор 172
Белозерские просторы.
(В. Белозерскому) 174
Джейке 175
Светит в окошко луна 176
Мне все равно — Нью-Йорк, или Париж.
(Б. Либкинду) 177
Солнце-лисёнок. (Е. Осиповой) 179
Луна, как бледный лик Пьеро.
(С. Игнатову) 181
Прикольщица. (М. Верховскому) 182
Ёлки-палки 183
Рыжая рыба. (В. Филипьеву) 184
Обещанная поэма (Н.В.Ю) 185
Божья коровка. (Песенка для друзей) 188
В чистый четверг на рассвете 189
«Соберу разноцветные камешки»
(Е. Кабардиной) 190
Ниточка (Песенка) 191
Индиго? 192
Фотка (Щёлк ПрЫнца с порога)
В. Глухову 193
России 195
Актив не пассив 196
Загадка По 197
«Тихим вечером плёлся я в парке
от скуки» 198
Ух! или Ох! (Л. Гурзо.) 199
Дали в дали 200
Каждый день... дама пик? 201
Черновик (А. Гришаеву) 202
Он немножко устал. Татьяне (Митиль) 203
Органично ограниченная моль. 205
Счёт 206
Знаешь, дуб вековой. (Б. Туманову) 207
Противо-речивость 208
«Знакомые» бродят за окнами» 210
Оболело (Н. Дюпиной) 211
Мой секрет 212