Момент вечности
Вечность, как бесконечное продолжение чего-либо, присутствует везде, даже в человеке. Вечность для него - ожидание конца, а ожидание – борьба с самим собой.

Разбивая воздух в ледяные капли,
Он ворвался ветром в этот мир.
Каждый шаг как по лезвию сабли,
Каждый выдох как звон от рапир.

Дым улицы пронизал черное пальто,
Бледное лицо скрывал дождь,
Имени его не знал никто,
А он тем временем искал в прохожих дрожь.

Пальцы перебирали блеск стальной иглы,
Взгляд , пронзая, касался каждого души ,
В каждой миллилитр крови, и литров семь смолы ,
Пора свершать все то, что он давно решил.

Недалеко от церкви, в людном сквере,
Он обронил иглу … остановился,
Но вспомнив цель, забыл про всё,
Он наблюдал за миром- с ветром слился,
Вот что увидел он, представь твой взгляд - его.


Ауры замкнутые в вакуум собственной гордостью
Изъедены сплетнями, утратили степень твердости.
Лица покрыты чужой кровью и рваными ранами,
Оставленные острыми звездами, розами алыми.

Человек в искании конца – незнании начала,
В пространстве запах смерти, жизни человеку- мало.
Убийство – главный и последний шестой элемент,
Ложь – Новое Солнце, страх - его первый фрагмент.
Зависть, рождаемая неравенством и бессилием,
Затмевает свет глаз : в садах засохли все лилии.
Его сердце все быстрее в такт секундам билось,
Два дня назад совсем не это ему снилось.

Инверсия набирала в его глазах обороты:
Ноты, потеряв грани, замкнутыми стали в квоты,
Надежда, предел которой судьбы исчерпали,
Пала, а вместе с ней и звезды – снегом стали.

Свобода натянута между двумя краями пропасти-
Кто-то ходит по ней исчерпывая запас собственной ловкости.
А глубина бездны той скрывает массы и тонны условностей,
Люди, не имея лиц, боятся любой неровности.


В свете мнений растопленных и подвигов краденных ,
Он искал, очарованно, блеск глаз праведных,
Он прочитывал с гневом людские молитвы ,
Собирал, с презрением, в слёзы – слова пролитые.

Но в слепых и радостных человеческих душах ,
Он нащупывал сердцем лишь Себя отражение,
Неужели без усилий и крови Он выиграл сраженье?


В момент великий этот, вечность должна была рухнуть,
Но в отличии от людей даже Он умел плакать…
Он ушел… оставив Человека с его иссякающим духом,
 Конец уже давно наступил … судьбы стали прахом.

P.S.
Но блеск, забытой Им иглы, не мог остаться одиноким,
Он был подобран человеком черным, малооким,
И блеск рассыпался по миру золотыми искрами … ведь даже зло здесь имело золотой цвет.