Мария Кубанова

Прощение
ПРОЩЕНИЕ
НАТАЛЬЯ умирала. Она лежала на роскошной кровати в добротном доме младшего сына и ждала смерти, чувствуя ее прибли¬жение каждой клеточкой сво¬его измученного болезнью тела. Смерти она не боялась, боялась не успеть встре¬титься с сыном, который был в командировке и должен со дня на день вернуться. Зво¬нил, беспокоился, но матери очень хотелось, чтобы он застал ее живой. Ослабев¬шей рукой Наталья гладила ковер на стене, и его яркие краски воскрешали перед глазами всю жизнь.
Рожденная в многодетной семье, особого достатка она не знала. Порой и еды-то вдоволь не было, но Наталья росла красивой, ладной, а главное, очень доброй и чут¬кой к чужому горю и боли.
Поэтому, наверное, и в ме¬дицинское училище поступи¬ла, а, получив диплом медсе¬стры, стала служить людям. Уж как любили ее в родном селе - вспоминать и то при¬ятно. Так и жила. Как-то на каникулы приехал к дедушке с бабушкой внук, красавец Иван Лесничий, студент Мос¬ковского архитектурного ин¬ститута. Месяц, который он провел в деревне, стал ре¬шающим для молодых лю¬дей. Год они переписывались, а когда Иван получил дип¬лом, поженились и поехали по распределению в неболь¬шой городок в Саратовской области. Молодому специа¬листу выделили жилье, и по¬текла их жизнь своим чере¬дом. Через год родилась дочь Татьяна, еще через год - Наталья. Иван проектировал новые здания, которые затем становились реальнос¬тью, Наталья стала хорошей хозяйкой. Иван был талант¬ливым архитектором, и в маленьком городке его сра¬зу заметили, а скромность, сочетавшаяся с умением убеждать, а главное, с жела¬нием сделать свой город кра¬сивым, сделала свое дело. И когда Наталья родила ему третью дочь, Иван уже был главным архитектором обла¬стного центра.
По исхудавшим, впалым щекам Натальи текли слезы. Она вспомнила, с какой ра¬достью встречал Иван появ¬ление своих дочерей на свет. Он брал их на руки, рассмат¬ривал со всех сторон, потом целовал и говорил одно сло¬во: "Красавица". Наталья очень хотела подарить мужу сына, но, увы, и четвертой тоже родилась девочка. Сама выросшая в многодетной се¬мье, Наталья никаких ограни¬чений себе не ставила. Дети рождались здоровыми, дос¬таток в их семье был, они с мужем любили друг друга, а больше ей ничего уже было и не нужно. Она сравнивала свое детство с детством сво¬их детей и радовалась, что ее дочери ничем не обделены. Единственное, что тревожило Наталью, это постоянное от¬сутствие денег "на черный день", как она говорила мужу.
Он смеялся, прижимал ее голову к груди и приговари¬вал: "Ну какой черный день?! Мы молоды, работаем и всегда поможем своим де¬вочкам". Когда старшая учи¬лась на третьем курсе инсти¬тута, а младшая заканчивала школу, 40-летняя Наталья забеременела пятым ребен¬ком. Сомнения стали одоле¬вать ее, мысли путались, и единственное, что успокаива¬ло, это то, что она, наконец-то, может быть, подарит мужу сына. Так на семейном совете и порешили. Но когда до родов остался месяц, в дом пришла беда. У Ивана случился инфаркт, организм молодого и крепкого еще мужчины с болезнью не спра¬вился. Даже сейчас, лежа на смертном одре и готовясь к встрече с мужем, Наталья с ужасом вспоминала то состо¬яние, которое охватило ее. Глядя на красивое неподвиж¬ное тело мужа, она голосила так, что в доме дрожали стек¬ла. Она не обращала внима¬ния на детей, не боялась за свой большой живот, она просто кричала. Наталья твер¬до была уверена, что жизнь для нее кончилась.
Смерть мужа сделала ее несчастной. И даже рожде¬ние сына не отвлекло ее от грустных мыслей. Через месяц после родов к ней
пришли соседи. Муж и жена, прожившие в браке более двадцати лет и не имевшие детей, разговор начали сра¬зу: "Наталья, отдай нам сына, не сможешь ты одна под¬нять его". Она пустыми гла¬зами посмотрела на пришед¬ших, прижала маленького Ванечку к груди, а потом вдруг стала голосить. Вслед за матерью заплакал и сын. Так и плакали они в два голоса, пока не остались одни.
Наталья перевернулась на другой бок и через от¬крытое окно увидела своих дочерей. Они приехали с детьми, сидели с ней сутка¬ми, гладили ее руки, плака¬ли, просили крепиться. А она и крепилась, но лишь для того, чтобы сказать после¬днее слово сыну. Она хоро¬шо помнит, когда ему было десять лет, он, видя, как страдает мать, от того что на свою нищенскую зарпла¬ту медсестры не может ку¬пить сыну приличных боти¬нок, обхватил ее за шею и прошептал: "Мамочка, я вырасту и буду богатым. У тебя будет все и ты никогда не будешь плакать". От этих слов ей стало еще горше.
Она вспоминала, с какой любовью и всегда в хорошем настроении воспитывала она своих девочек. И как на свои гроши, постоянно плачущая, поднимала сына. А он вырос, красавец, умница, ее последыш. Окончил институт, отслужил армию, получил второй диплом, открыл сеть магазинов, построил дом, женился, стал отцом двух сыновей. И всю жизнь назы¬вал Наталью мамочкой. Он дарил ей цветы, красивые наряды, привозил из загран¬командировок декоративные фрукты, осыпал поцелуями ее лицо и руки. А Наталья ощу¬щала острую вину перед сыном. В ушах постоянно звучали слова: "Наталья, отдай сына". И до сих пор сердце терзала боль от со¬мнений, одолевших ее после них.
Наталья открыла глаза и увидела дочерей и внуков, но сердце ее так по-молодо¬му и радостно забилось, только когда в дверях по¬явился ее Ванечка. Он опу¬стился перед ней на колени, и взял обе ее руки в свои. Она хотела освободить их, чтобы погладить сына по голове, ей хотелось целовать его, как в детстве, называть самыми ласковыми словами, но уже не было сил. И тогда, собрав последние, она про¬шептала: "Сыночек, прости меня за все". Она видела, как по щекам сына потекли слезы и он ответил: "И ты прости меня, мамочка". Доче¬ри, склонившись над Ната¬льей, просили: "Мама, и ты нас прости". Но она уже ни¬чего не слышала, потому что умерла в тот момент, когда попросила у сына проще¬ния...

Мария Кубанова
Замечания
ObyWAN

Очень правдоподобная история.Не люблю это слово,Жизненная.Мне лишь непонятно чем было вызвано ее чувство вины перед сыном?Тем что не смогла обеспечить ему безбедное существование?
Третий абзац снизу вызывает небольшую путаницу."Наталья перевернулась на другой бок и..." - словно речь по прежнему идет о том времени, когда пирходили просить сына. Т.е. можно подумать, что
"Так и плакали они в два голоса, пока не остались одни." а потом
"Наталья перевернулась на другой бок " Я не сразу разобрался.
А так очень хорошо. Хотя,конечно,морали какой то здесь особо нет. Просто история.

Оценка:  8
ObyWAN  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

эта история жизни мамы моей подруги.спасибо Вам за высказанное мнение, хочется узнать также какое впечатление на Вас произведут 2 других моих рассказа: "Молитва матери" и "Обида"

Мария Кубанова  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

ObyWAN

Всегда пожалуйста.

ObyWAN  ⋅   10 лет назад   ⋅  >