Ночные грезы сладки и глупы,
Ночные грезы сладки и глупы,
Впотьмах смущают души небылицы,
И топотом подкованных копыт
Нас втопчат в землю в пене кобылицы…


Опять свой лук натянет Купидон,
Иван-Царевич влюбится в лягушку,
И радостный, церковный перезвон
Звездой всех звезд объявит нам квакушку!

Мы, умилясь, заплачем, господа!
Когда бы мне такую же вот Жабу!
Пол царства в долг, пол царства за коня,
И место грелки – трепетную бабу!

Но сны сбываются опять же только в снах,
В глаза лукаво щурится лягушка
В голландских, пышных и ажурных кружевах,
И кирпичом пухОвая подушка…
 Sad