Джонатан Закарин

Бесконечная война
Посвящается Саре и Акбару…

Теплый поцелуй уже почти окончательно заставил ее успокоиться, но тревога в сердце оковало ее душу невидимой цепью, удерживая также цепко страдания и притупленную усталость.
- Я же говорю тебе, у нас получится. Надо просто поверить в это, - продолжал тихо уговаривать девушку парень.
Девушка не могла ни поверить, ни понять того, что предлагал ей ее парень, ибо то, о чем он говорил, было безумием. Парень снова поцеловал нежную щечку темноволосой девушки и на этот раз устало обнял ее, смотря вдаль, где под канонадой огней гремел и горел город.
- Надо просто сделать один шаг, и мы полетим в этот чудесный мир, - почти шепотом говорил он, - позабыв обо всех мучениях и страданиях.
Девушка, услышав очередной далекий взрыв за спиной, почувствовала холод, который быстро пробежал по ее телу. Чистая слеза упала парню на плечо и, скатившись по кожаной гладкой куртке, бесшумно исчезла на темной земле.
- Да, ты прав, что нам больше не видать светлого мира, который уже давно пропал под адской бесконечной войной, но это сумасшествие уйти в другой мир…
- Ты не знаешь этот мир. Это мир вечного рая, где нет войны, где все счастливы, где все могут любить без страданий. Там мы с тобой будем счастливы, только там! – Парень, сопротивляясь холоду, не заметил, как повысил голос, от чего ему стало немного страшно. Пробыв уже долгое время в объятиях тишины, они оба боялись, что их обнаружат и убьют люди, которых они не понимали.
- Я знаю этот рай, любимый, но разве можно попасть туда таким образом, да и достойны ли мы быть там? – Спросила она, все еще не понимая того, что уже несколько дней не укладывалось у нее в голове.
- Мы достойны потому, что мы любим друг друга, потому, что мы еще можем это делать. И мы попадем туда только так, а иначе ты хочешь ждать, когда придет конец этой войне? Его не будет никогда. Они убивают, уничтожает таких же, как и они сами. Они больше не могут ценить ни жизни, ни любви, и в этом мире мы никогда больше не будем счастливы. Свои грехи они все могут замазывать кровью, но так их никогда не простит Всевышний, ибо он уже давно отвернулся от них, но не от нас. И я уверен, он ждет нас, чтобы принять нашу любовь у себя в царстве.
- О чем ты говоришь, ведь это все бредни верующих? Им нечего делать, они, поэтому и верят…
- А что остается делать нам? Мне и тебе? – Парень отчаянно смотрел на разрывающееся вдали небо. - Ты хочешь присоединиться к ним и воевать дальше, а потом без смысла умереть? Пойми, я устал воевать и, думаю, ты тоже, и я верю, что после нашего, пусть даже безумного, поступка, мы проснемся в другом мире. В мире, где нет места войне. Давай, ощутим чувство полета и, наконец, улыбнемся миру мирными глазами…
Парень отпустил девушку и подошел к краю скалы. Почувствовав отсутствие рук парня, девушка скрестила свои руки, и, съежившись, села на мокрый гладкий камень на влажной черной земле вблизи от нее. Ее слезы скатывались по нежным щекам и падали на колени. «Безумие, безумие и безумие!», - думала она. Безумием же парень считал дальше жить в войне, ибо хотелось любым способом остановить ее, но ему одному было невозможно изменить ничего. Оставалось только прекратить войну и страдания у себя в душе.
Сорвавшиеся камни и небольшие валуны вместе с песком стремительно исчезли в темноте подножия скалы, не оставив даже и звука за собой. Неопределенная высота и темное дно не внушали страха парню. Было ужасом возвратиться в город, потерять ее и умереть в любую минуту от пуль солдат, которые уже давно потеряли облик людей.
- Я понимаю, это может по твоему и безумие, но мне надоело жить как зверь, защищающий свою шкуру. Я устал воевать. Неужели тебе хочется вернуться в город, туда, откуда ты все равно рано или поздно отправишься на тот свет? И куда ты хочешь вернуться? К кому? Всю твою семью и друзей убили мои глупые братья. Всех моих родных и близких убили твои братья. И только мы еще живые можем прощать и любить. Так к кому ты хочешь вернуться? К бессмысленной войне? Ты хочешь дальше страдать? – Парень опять нервно повысил голос, от чего затряслись хрупкие руки девушки.
- Нет, я не хочу никуда возвращаться, нет у меня, как и у тебя больше никого, но пойми, ведь это сумасшествие - уйти из жизни, покончив с ней самоубийством! – Ответила она, подняв свои усталые и заплаканные глаза на парня.
Парень подошел к зажмурившейся девушке и, присев рядом с ней, нежно обнял ее.
- Ну что мы теперь будем делать? – Тихо спросил ее он, отрешенно глядя на обрыв. – У меня теперь есть только ты, а у тебя только я, и некуда нам с тобой деться. Мы никому не нужны, и нам никто не нужен.
Где-то рядом раздались автоматные очереди и душераздирающиеся вопли и стоны. Парочка почти не дрогнула, и только парень тихо сказал:
- Они уже рядом.
И действительно где-то вдали слышались приближающиеся быстрые шаги. Парень с девушкой сидели спокойно и молча, обнявшись, смотрели на черное небо, которое лишь иногда озарялось вспышками ракет. Шаги приближались. Девушка, еле выдавив, прошептала:
- Я готова…
Девушка с парнем медленно встали и, также не спеша, взявшись за руки, направились к обрыву скалы. Внизу зияла черная бесконечность. Парень, взглянув вниз, поцеловал девушку и крепко сжал ее руку. Она, закрыв глаза, вспомнила те дни, когда они были счастливы друг с другом. Они влюбились друг в друга с первой встречи, с первого взгляда. С самого начала им все мешали любить друг друга потому, что они были разными, они были другими. Но имело ли это значение, когда любовь была сильнее всего на свете и ей были чужды различия? И даже война не смогла помешать им любить друг друга. И смерть тоже не помешает, ибо они надеялись и хотели верить, что они смогут любить друг друга и после нее.
Послышались автоматные выстрелы и дикий крик, который означал, чтобы кто-то поймал или остановил кого-то. Парень закрыл глаза и спросил свою любимую:
- Ты готова?
- Да, - тихо ответила девушка, - я никогда не забуду тебя и дни, проведенные с тобой.
Шаг. И прыжок. Пули пробили легкие девушки и она, выпустив руку парня, стала падать быстрее него. Парень выкрикнул, что было мочи:
- Сара, я люблю тебя!
Потеряв ее из виду, он услышал откуда-то снизу выдавленные с большим трудом слова своей девушки:
- Я люблю тебя, Акбар!
Большой напор ветра снизу и бесконечное падение вниз закончилось страшным ударом. Перед глазами в черную пропасть медленно стали уходить разноцветные кадры из прожитой жизни, а в ушах, затухая, звенел пронзительный свист, за которым слышалось бесконечное эхо – люблю… Потом настала тьма, которая была темнее самого темного на свете.
Свет. Сверху ударил яркий свет. Прожектор военного вертолета искал что-то у подножия горы. На скале были слышны автоматные очереди, а еще дальше взрывы. Вдали горел, дымился и исчезал в руинах город. Вместе с ним одним призрачным городом на карте мира стало больше. Множество красных точек на планете уродовали Землю и ее жителей. Одна из таких крупных точек пульсировала на восточном побережье Средиземного моря, и похоже, дальше будет продолжать пульсировать, передавая свою раскаленную ярость из поколения в поколение. Бесконечная война, причину которой люди давно уже позабыли, питала яростью очередное слепое поколение. И будет дальше существовать всегда открытая угроза любви и пониманию между народами. Непонимание, какую бы форму она не принимала, - национальную, религиозную, политическую, - всегда будет мешать человеку жить в счастье. Страшны и опасны те люди, что не понимает простых истин жизни… простых мирных истин любви… простых мирных истин старых мирных религий... В особенности, если это две враждующие веками нации на восточном побережье Средиземного моря…

(с) Джонатан Закарин