Nebogatov

«Она забилась в угол и рыдала.» (автор Небогатов Олег)
«Она забилась в угол и рыдала.» (автор Небогатов Олег)

Она забилась в угол и рыдала. Слезы текли у нее по щекам, падали на грудь на тоненькую розовую кофточку, оставляя на ней множество маленьких темных пятен. Еще совсем юная, Ольга была волей обстоятельств одной из тех несчастных, кого находят выброшенным на берег волнами реки Волги, не желавшей переваривать столь большое количество «подношений». В дверном проеме стоял человек крупного телосложения, в строгом костюме при галстуке и похотливо смотрел на нее своими маленькими злобными глазками на гладко выбритом лице с массивным подбородком. – Ты так и будешь препираться? – спросил он тяжелым глухим голосом с ноткой нетерпения …

Это было жаркое июньское утро. Солнце горело ярко, палило нещадно, пляж у «Которосли» был заполнен людьми. Теми, кто по тем или иным причинам не мог позволить себе уехать на недельку отдохнуть и понежиться под лучами настоящего южного солнца. Им приходилось довольствоваться грязным песком, количество окурков и битого стекла в котором неуклонно росло с каждым новым днем лета. Слева от пляжа простирался мост и люди, ехавшие по нему, невольно поглядывали в сторону отдыхающих с завистью и чувством всепоглощающей несправедливости. Одной из таких людей была хрупкая маленького роста девушка, которую неоднократно принимали за маленькую девочку, когда она с раздражением, предвкушая надоевший донельзя вопрос, покупала в ларьке или магазине пиво или сигареты. Она пила редко и только пиво или слабое вино по праздникам, однако курила она много. Она уже неоднократно пыталась бросить эту вредную привычку, но всегда находила какое-нибудь глупое, кажущееся весомым, оправдание следующей сигарете. Маршрутка, в которой ехала Ольга, двигалась в сторону Московского проспекта, где ей предстояло войти в здание Технического Университета и сдать экзамен по очередному, по ее мнению, совершенно ненужному и нарочно запутанному предмету. И теперь, проезжая по мосту близ пляжа, чувство всепоглощающей несправедливости поглощало ее, как никого другого. «Скорее бы все это закончилось», с тоской подумалось ей. Ольга всегда училась хорошо, это давалось ей не просто, ведь вдобавок к ее уму, Бог наделил ее очень привлекательной внешностью. И, конечно же, об этой внешности не нужно было напоминать большому количеству ее поклонников, неустанно старающихся помешать ей учиться и готовиться к предстоящим экзаменам. И вот, отказав Максиму во взаимно приятном проведении вечера на примьере нового блокбастера, Ольга всю ночь упорно занималась и что же теперь? Уставшая, загруженная а еще и вот этот … пляж. Маршрутное такси было битком набито народом, студенты спешили сдать или завалить экзамен, старушки катались «неотложным» делам и, конечно, из тяги к молодости и движению. Старым людям тяжело мириться со своей старостью, им не спится от боли в спине и суставах, им становится грустно и обидно за то, что столько времени так быстро и незаметно промчалось перед их глазами.

Экзамен сдан на отлично! Больше никогда Ольге не придется задумываться о существовании «Концепций современного естествознания»! Как хорошо и легко, и еще целая неделя до следующего экзамена, можно позволить себе немного расслабиться. Максим, будто вторя желанию девушки, уже припарковал свою «Шкоду Октавию» на университетской стоянке перед входом в главный корпус и стоял в ожидании, когда двери откроются и из толпы довольных (и не очень) студентов на встречу ему пойдет Она! Ольга очень ему нравилась, она была не просто миленькой девочкой с пустой головой, каких у него было много. Она была настоящей умницей! Что ж, как и предвидели они оба, все получилось четко по представленной картине. Ольга подбежала к нему, он заключил ее в свои объятья и … весь сегодняшний день и всю … ночь … она проведет с ним на даче его друга. Они будут жарить шашлыки, пить вино, а потом Денис, как и полагается хозяину, уйдет со своей девушкой в самую лучшую комнату, а они прекрасно проведут время в любой другой.

Мотор «Шкоды» рычал подобно молодому барсу, преследующему свою добычу. Ольга сидела справа от водителя, Денис с Вероникой удобно уселись на заднем сиденье. Время от времени у Максима появлялись мысли о том, как бы Вероника не забеременела по пути на дачу, уж сильно то, что они с Денисом вытворяли всю дорогу походило на секс. Но Максим знал Веронику слишком хорошо, он так же знал, что у его друга не так уж много шансов затащить ее в постель. Он бы даже сказал, совсем нет никаких шансов … максимум достижимого для Дениса – все закончится предварительной лаской, а дальше, здоровый и крепкий сон в обнимку друг с другом.
Дача находилось далеко за чертой города в маленькой деревушке с, присущим почти всем деревушкам области, смешным названием «Сопелки». Обычный старенький покосившийся домик в глуши, вода из колодца, электричество проведено, все «удобства» на улице. Домик одноэтажный с маленьким чердачком, на который не заглядывали с самой смерти прабабушки Дениса, снаружи был огород, теперь же просто небольшой участочек земли. Внутри пахло стариной, о цивилизации напоминал только старый телевизор, накрытый скатеркой и служивший большую часть своей жизни подставкой под горшки с цветами или фотографии родных, очень редко вспоминавших о существовании Клавдии Матвеевны, старой ветеранки и героя труда, награжденной во времена «Серпа».
Максим припарковался около пошатнувшегося, видавшего времена забора. – Все,Приехали! – Добро пожаловать в мой Замок!- с наигранными важностью и величием в голосе проговорил Денис.

К тому времени, когда все приготовления были закончены, стол накрыт, мангал пылал жаром и переливался чарующими огоньками угля, уже стемнело. Домик прабабушки Дениса находился не в самих «Сопелках», а чуть дальше в лес. Последние пятнадцать лет своей жизни, Клавдия Матвеевна вела отшельнический образ жизни. Она переехала из домика в середине деревни в лес, где уже давно пустовал другой. О нем ходили дурные слухи, но они не пугали ее Клавдию Матвеевну, впитавшую идеологию «Серпа и Молота» с молоком матери и не верящую во «всякого том рода чертовщину», как она нередко выражалась. Вокруг царила тишина, воздух был чистым и прохладным, опьяняющим. Хотя в отношении «опьянения» у друзей и без воздуха проблем бы не возникло. Максим с гордостью поставил во главе стола большую тарелку шашлыка, частично подгоревшего, частично сырого, но это не мешало друзьям, изрядно проголодавшимся, наброситься на него подобно стае волков на убитого в схватке молодого оленя. Вина было предостаточно, об этом позаботился Денис. Одноразовые пластмассовые стаканчики не пустели. В этот вечер Ольга пришла к мнению, что все-таки немного перебрала.

Вечер плавно перешел в ночь, друзья сидели у костра и допивали оставшиеся припасы вина. Шашлыка больше никто не хотел, пришло время историй. Ольга встречалась с Максимом уже около года и за это время успела неоднократно побывать на даче его лучшего друга. И всегда их посиделки заканчивались страшными историями, которые преимущественно рассказывал Денис, ловя свой момент Славы и наслаждаясь им. Ольге не нравились «страшилки», она как-то прочитала роман Стивена Кинга «Кладбище домашних любимцев», после чего не могла спать без света целый месяц! А тут еще Дениска, «Как все-таки хорошо, что рядом есть Максим!»
- … и когда они поднялись на чердак, они не увидели там ничего особенного, разный старый хлам и только-то. Но вот их внимание привлек странный высокий предмет в дальнем углу чердака, накрытый простыней. Миша подошел к нему и …
Это был любимый рассказ Дениса, он был действительно страшным, или казался таким под выпитое вино, костер и полнолуние. Все неотрывно смотрели на него, сегодня Он правит Бал! «Как же я люблю такие минуты», подкмал Денис и продолжил.
- … и откинул простыню! Из под простыни на него смотрел он сам, это было всего лишь зеркало. Все успокоились но тут отражение начало менять свои очертания. Руки отражения Миши начали обрастать шерстью и на пальцах вытянулись когти, лицо вытянулось в волчью морду, все тело покрылось мехом! Друзья отвели взгляд от отражения на Мишу и тут увидели, что изменилось не только отражение но и он сам! Огромный волк стоял перед ними, он протянул когтистую лапу к Олесе и провыл неразборчиво «Помоги-и-и …» - Денис, изображая Мишу, протянул руку в скорченном напряженном виде к Веронике, ей вдруг стало жутко неуютно. - Миши больше небыло, остался только зверь, голодные глаза, слюна бежит из огромной клыкастой пасти по подбородку и падает тяжелыми каплями на пол чердака. Зверь взвыл и прыгнул в сторону остолбеневших друзей! -
Все сидящие у костра затаили дыхание, Оля прижалась к Максиму, Максим не курил, зажженная сигарета просто тлела у него во рту. – Больше их никто никогда не видел, а Зверь … Зверь все еще бродит в этих окрестностях, ведь … я забыл упомянуть, что все это произошло на чердаке этого дома … О, Боже, Он у вас за спиной! – Все обернулись, глаза испуганные, а сзади был слышен только довольный смех Дениса.

После таких историй о сексе с Ольгой оставалось только мечтать, одно радовало, что у Дениса такая же ситуация, пусть он и занял теплое местечко на печке в большой комнате, а Максим с Ольгой устроились в соседней, маленькой. Ольга прижалась к Максиму так сильно, что он мог почувствовать ее дыхание и как стучит ее сердце за хрубкой оболочкой грудной клетки. «Я люблю тебя», подумал Максим и уснул.

Ночью Ольге приснился страшный сон. Она поднимается на чердак а там, в кресле качалке, спиной ко входу, сидит прабабушка Дениса. Она медленно поворачивает голову и Ольга слышит в ушах ее голос. Лицо уставшее, старое, губы не подвижны но … голос так отчетлив, голос влечет, голос призывает, он пугает, хватает за сердце, сковывает волю … «Ты нужна мне, Внучка. Ты хорошая девочка. Помоги бабушке, помоги бабушке …» Голос меняется, переходит с шепота на крик, на злобный визг «Помоги бабушке! Помоги бабушке! Помоги Бабушке!!!» Ольга проснулась в холодном поту, а голос продолжал эхом отражаться в ее ушах «Помоги бабушке …»
С трудом, но ей все-таки удалось уснуть во второй раз …

Она проснулась от крика, не простого крика, крика, полного боли, крика … в доме!
Кричал Максим, его ударили ножом в живот. Какие-то люди, внешне похожи на здоровых медведей в костюмах, Денис уже лежал на полу, его остекленевшие глаза смотрели прямо на Ольгу. Она закричала. Вероника боролась с кем-то в соседней комнате и истошно кричала «Нет! Отпусти! Пусти меня! Сволочь!» Слышались удары, пощечины, плач.
- Кто это у нас здесь?- язвительно спросил коренастый мужчина в строгом костюме и при галстуке …

Она забилась в угол и рыдала. Слезы текли у нее по щекам, падали на грудь на тоненькую розовую кофточку, оставляя на ней множество маленьких темных пятен. Еще совсем юная, Ольга была волей обстоятельств одной из тех несчастных, кого находят выброшенным на берег волнами реки Волги, не желавшей переваривать столь большое количество «подношений». В дверном проеме стоял человек крупного телосложения, в строгом костюме при галстуке и похотливо смотрел на нее своими маленькими злобными глазками на гладко выбритом лице с массивным подбородком. – Ты так и будешь препираться? – спросил он тяжелым глухим голосом с ноткой нетерпения …
В это утро, изрядно выпившим ночью директору охранного агентства «Ангел-Хранитель» и его ребятам безумно хотелось сделать две вещи. Похмелиться они смогли, а вот со второй вышло осложнение. Они видели, как ближе к вечеру мимо коттеджа директора проехала «Шкода» с двумя хорошенькими девочками, одну из которых чуть было не «трахали» на заднем сиденье. «Мальчики решили отдохнуть с проститутками», решил директор. И после опохмела вся честная компания отправилась в сторону маленького покосившегося домика в глубине леса.

- Ты так и будешь препираться, маленькая тварь! – скрипел зубами директор фирмы. Он выволок Ольгу за волосы из угла и с силой бросил на кровать. – Я научу тебя, крошка, сколько ты стоишь? – лицо бандита растянулось в пошлой самодовольной ухмылке. Он расстегивал джинсы.
Внезапно в доме воцарилась мертвая тишина. Ни шороха, ни визга Вероники, ни довольных выкриков бандитов-охранников, ни единого звука. Директор фирмы напрягся, его передернуло, будто током, в глазах зародился страх. – Лежи здесь, шлюха, и не рыпайся! – грубо бросил он за плечо, выходя из комнаты.
Ольге показалось что прошла вечность, она лежала неподвижно, затаилась, как мышка. Слезы текли из глаз не переставая, длинная футболка, в которой она проснулась промокла от пота, была порвана грубыми руками бандита и плохо пахла. Она пахла его руками, его грязью. «Чтоб ты сдох, мразь!», она повторяла и повторяла эту фразу у себя в голове.
Тишину нарушил истошный крик директора охранного агентства, крик перешел в булькающий гортанный звук и затих. Что-то тяжелое упало на пол за закрытой дверью в комнату где ночевал Денис со своей девушкой. Ольга встала и тяжело дыша покралась к двери. Она вся дрожала, в доме не было холодно, ее знобило. Трясущейся рукой она толкнула дверь. На полу лежало то, что осталось от директора фирмы, все в том же положении лежал Денис, на кровати лежали изуродованные тела бандитов и … Вероники. Лицо вероники скривилось в навек застывшей гримасе боли, отвращения и страха. В середине комнаты стояла Она. Милое старое лицо, добрые глаза смотрели на нее, они смотрели сквозь нее, они капали, капали, капали … - Помоги бабуле, Внучка. Помоги бабуле. Помоги бабуле. Помоги бабуле! Помоги Бабуле, Внучка!!!

Небогатов О. Ярославль 27.01.08
http://nebogatov.realitylive.ru/