Каждому стучишься ты в окошко,
Каждому стучишься ты в окошко,
Но не каждый отворяет дверь.
Кто-то дышит тихо, осторожно,
Словно смерть почуял дикий зверь…

Кто-то хрипло, пьяно кроет матом…
Кто с мольбой взирает на Христа –
Страшно быть униженным, распятым
В двадцать, тридцать, в восемьдесят два…

А Любовь уходит по тропинке
По траве, по снегу – босиком.
Уронив по душам по слезинке
За закрытым наглухо окном…

Но она найдет того, кто встретит
У калитки, радостно крича:
-Где ты загуляла, дорогая?
Я полвека жду одну тебя!

Проходи. Ну, где моя зазноба?
Где она, с глазами в пол лица?
- Я и есть, - ты скажешь у порога.
- А зовут, Наташкою меня…

На руках к столу тебя потащит…
На руках к постели от стола…
- Ты не бойся. Нас никто не слышит…
Многих ты любила до меня?

-Если правда, я уже не помню…
Да и ты – уже почти старик.
А потом, я , милый, понимаю,
Что ты к ласкам чувственным привык…

Почему ты ночью, у калитки?
Почему распахнута изба?
Может быть ты ждал жену соседа
И боялся шума у крыльца?...

-Ты права. До прошлого нет дела.
А к утру вдруг вспыхнула изба…
По полю, по краешку рассвета
Двое уходили из села…
***

 Blush