Анонимный автор

Незаконченная повесть
Недописанный рассказ

Часть I


Глава 1
ЛЕГЕНДА О СОТВОРЕНИИ МИРРА
И ПЕРВЫХ ГЕРОЯХ

Представьте себе средневековый мир, погрязший в войне за самое дорогое и эгоистичное на всем свете – всеобъемлющую власть над Мирром.
Мирр – это огромная долина, окруженная высокими горами, называемыми Границей. Если верить Книге Памяти, то он появился вследствие спора между богами. Один из богов по имени Ломирра заключил с другим неназванным богом (но именуемым в книге Повелителем) пари о том, что он создаст в непригодных для проживания землях Долину, которая на фоне гор и вулканов будет выглядеть раем. Но на Земле рая нет, и поэтому второй бог решил всячески дополнять жизнь Долины каждые 500 лет. Первые 500 лет всё оставалось как было создано: прекрасная долина с плодородными землями, живописными лесами и полноводными реками. В это время стало происходить быстрое заселение Долины, появлялись деревни, разрастаясь и развиваясь, превращались в крупные центры с замками, базарами и всем тем что должен включать в себя город-центр.
Проходит 500 лет и Повелитель по своему законному праву вмешивается в общий благополучно сложившийся уклад. На западной и центральной территориях Долины начинают появляться болота и склепы, открываются ранее неизведанные пещеры. Почти никто не обратил внимания на это необычное появление. Люди настолько были избалованы вечно тёплым солнцем, сверхурожаями и общим счастьем, что даже не задумывались что, что-то может нарушить безоблачное состояние неги. Но не все были так беспечны, также были люди осторожные и понимающие, что бесконечно так продолжаться не может. Сначала всё было действительно спокойно, но через 13 лет после возникновенья в полнолунье из подземелий и болот начали выходить мертвые воины и болотные чудовища. Для многих это было не просто неожиданностью, а настоящим крахом всего их мироощущения. «Почему все прошлые поколения купались в счастье и благополучии, а мы должны страдать и бедствовать,»- так думал каждый второй житель Долины. Но не для всех приход нечисти стал такой вопиющей неожиданностью. Некоторые правители предприняли простой, но действенный способ предупреждения: огородили место возможной опасности и поставили посты для дежурства. Другие же опасливые жители попросту переехали на другое место, подальше от непонятных им сооружений.
Неожиданное появление нечисти многих обескуражило или попросту напугало до смерти. 500 лет неги наложило отпечаток на народ Мирра, они абсолютно не могли приспособиться к изменяющейся обстановке. Многие деревни были разорены, города и замки были переполнены, еды и лекарств катастрофически не хватало. Повелитель уже праздновал свою победу.
Единственный народ, который мог спасти ситуацию, это был народ Лараммов. Они жили около Границы и оберегали восточный вход в Долину. Лараммы постоянно сражались с разбойниками и бандитами, которые съезжались со всех уголков Заграничного мира, как пчелы на мёд. Именно они поддерживали идиллию Долины до 513 года. Таким образом, место рождения первого Избранного Ломирры было очевидно. Рождённый в обычной крестьянской семье в 515 году, Идрин Эрасн и не подозревал, что он рожден под божественной звездой. Несмотря на крестьянское происхождение Идрин рос сильным и умелым охотником в лесах Пограничья Эрасн с лёгкостью расправлялся как с оленями, так и с волками и медведями. Но в 17 лет молодой охотник теряет всю свою семью. Эхо Мёртвой войны докатилось и до этих земель. Ушедший рано утром Идрин возвратился уже не в свою деревню, а на братскую могилу-пепелище, где лишь по украшениям и остаткам одежды смог найти своих родителей и похоронить, как подобает. После чего он дал сам себе клятву крови, что избавит Долину Мирра от мертвой напасти. Эрасн вступает в дружину одного из главных вождей Ларамм по имени Сжотир. Вождь, видя такую лютую ненависть к нечисти, и не думает как-то остужать пыл молодого мстителя, а наоборот поощряет и одабривает. Между тем Сжотир видит потенциал Идрина и начинает делать из крестьянского сына образованного и тактически подкованного воина.
Через 7 лет Идрин Эрасн становится правой рукой Сжотира и первым претендентом на место вождя после его смерти. За это время он научился сражаться с нечистью на их же поле, но пока избранный был лишь приближенным вождя, он не мог часто нападать. Но Сжотир внезапно заболевает и скоропостижно умирает, не оставив даже после себя наследника. Тогда на общем собрании старейшин с небольшим перевесом выбирается новый вождь – Эрасн. Наконец-то он может без оглядки назад действовать.
По прошествии 2022 года срок спора кончится и если Империя людей останется жива то выигрывает Ломирра и он остается единоличным правителем этой планеты, если нет Земля превращается в ад.
Земли Эрасна когда-то были единым целым и назывались они в те далёкие времена Империей Мирра. Правителем Мирра был великий полководец Идрин Эрасн.
Он очистил Долину Мирра от полчищ мертвяков, болотных чудищ, оставив всё это в запустении, то есть выгнать выгнал, а заселение это уже не его работа. Идрин выгнал их за пределы Долины, на скалистые горы Границы, тем самым, оставив им надежду на возвращение. До сих пор многие колдуны спорят надо ли было так поступать. Одни говорят, что если бы всё осталось на своих местах, кровопролитных Войн Пограничья не было бы. На что их оппоненты отвечают, что с нечистью примирение невозможно, у них от природы заложено чувство ущербности и неправильного устоя мира. И если бы Эрасн не провел своих завоеваний, то войны назывались бы не Войны Пограничья, а Войны Центра Мирра и их кровопролитность измерялась бы не в реках и озёрах, а в морях и океанах.
Ну что поделать, так устроен мир: сколько людей – столько мнений. Но несмотря на различные точки зрения завоевания Эрасна навсегда вошли в Книгу Памяти.
После выше перечисленных заслуг перед Мирром Идрин решает отойти от войн. Он создает город Амирровиль. На болотах в течение нескольких десятилетий вырастает огромный город, с которым не может сравниться ни один другой. От болот вскоре ничего не осталось прежнего лишь редкие вспышки чумы напоминали о них. Данное место было выбрано не случайно, Эрасн хотел выстроить свой город в центре Мирра во что бы то ни стало: хоть на озере, хоть внутри вулкана. Такое самодурство встречалось во многом, но это было не самое главный его недостаток. Он был принципиальным холостяком и неисправимым бабником, где бы не был Идрин, он всегда заводил романы и крутил интрижки. И любовные похождения не обходились без побочного эффекта: детей. Но к тому времени как всё это обнаруживалось, Великий Эрасн уходил в новые земли для покорения. По этому, когда все земли Мирра присоединились к Амирровилю и Идрин Эрасн стал правителем Мирры. Как грибы после дождя стали появляться наследники короля. Разобраться кто действительно наследник, а кто пошел за компанию, было невозможно. По этому Идрину ничего не оставалось сделать завещание на всех наследничков. После смерти Героя Мирры Долина оказалась в плачевном состоянии. Разделение веника на прутья не пошло ему на пользу.
Завещание Короля заключало в себе сознательную потерю могущества Земли Эрасна. Но Идрин понимал всю серьезность ситуации и расположил своих наследников так, чтобы захватчики находились близко к центру, но не соседями, самый сильный восседал в Амирровиле;
защитники располагались на Пограничье, все остальные находились внутри своеобразного кольца.
В результате политика Короля Эрасна оказалась одинаково спасительной и разорительной. Он спас своё время получил имя героя и освободителя, но своим безответственным поведением с женщинами и плодением наследников завлек всю Долину в постоянную междоусобную войну с редкими передышками.
Но самая главная опасность, которая таилась в первом вмешательстве Повелителя – это
появившиеся пещеры и то, что в них находилось.
Так сложилось, что для заселения Долины и проживания в ней людям не требовалось ни денег, ни каких-то их заменителей. Поселяне жили мирно, всего было вдоволь, даже при появлении городов и замков правителям не нужна была звонкая монета, чтобы поддерживать городскую жизнь. Но конечно не все были довольны таким укладом жизни, но несогласные не могли ничего предпринять, потому что попросту не знали что предпринимать.
Но время шло настало время Первого Переворота (500 год) и первых героев. После освобождения Долины Эрасном от нечисти остались полуразрушенные склепы, болота и пещеры. Люди боялись ходить на эти проклятые земли, лишь некоторые отчаянные искатели приключений решались гулять по этим местам. Одним из таких авантюристов был Таранер. Он первый кто захотел зайти в таинственные пещеры, откуда исходил непонятный и пугающий свет по ночам. Но Таранер не испугался и нашёл там странные круглые блестящие пластинки с каким-то рисунком с одной стороны и портретом в профиль с другой. Искатель приключений не стал собирать всё, боясь проклятья. В первой же деревне он обменял эти монеты на новый меч и щит. Видя, какая сила заключена в этих желтых блестящих монетах, авантюрист он понял что с помощью этой находки можно захватить мир. Люди дрались, калеча друг друга, когда Таранер в шутку кидал на землю золотник. Таким образом, платя за услуги, он подмял под себя все южные земли, где после нескольких организованных им восстаний он стал королем. Его королевство стало первым, где стали появляться рынки, дети мечтали быть вовсе не крестьянами или охотниками, а толстопузыми купцами. Вскоре золотая лихорадка распространилась по всей Долине и деньги стали неотъемлемой частью жизни, за них работали, за них дрались, за них предавали, за них умирали.
Неизвестно что хуже толпы нечисти или вот такая бомба в красивой обёртке.


Глава 2
1000-ЫЙ И 1500-ЫЙ ГОДА И ИХ СЮРПРИЗЫ


Миллениум сулил начало новой эры и новые «подарки» готовы были свалится с неба на Долину. Междоусобица между центральным городом Амирровилем и его граничными землями так и не утихала, когда в западной части стали появляться загадочные места. Одно из них было Тихое Озеро, красивое живописное место, деревья, не встречающиеся больше нигде, росли вокруг водоема. Очень высокая башня с острыми пиками на вершине выросла в самом центре озера. Люди боялись близко подходить к загадочному месту, и причина этому была угнетающая тишина. Птицы не пели, звери не подходили попить чистейшей воды, и даже деревья редко шелестели листьями.
Юго-запад был отделён от остальной Долины высокими темно-прозрачными скалами. Единственным проходом через Хрустальные Горы было ущелье Стеклянного Дождя. В этом обособленном месте зародился новый народ с магическими способностями. О них мало чего было известно, отделенные от остального Мирра волшебники развивались и становились могущественнее. Но несмотря на их силу они не пытались использовать её ради кровопролития и завоеваний. Им постоянно приходилось защищаться от другой новой расы. Эта новая раса зародилась на берегах реки Коготь, берущей своё начало на западной границе, в месте соединения Пограничных Гор с Хрустальными. Народы, населяющие эти земли, были очень близки к лесу. Лес для них являлся живым существом, которому они поклонялись. У каждого народа было своё священное животное, которое нельзя убивать, но можно пытаться приручить. Для них было настоящее чудо, когда ручей Мань разлился до полноводной реки Коготь. Вскоре с людьми стали происходить необратимые изменения: они могли превращаться на некоторое время в животных, которых они считали святыми. Таким образом, появились Кланы Волка, Медведя, Тигра, Барса и Орла. Наиболее воинственными были народы, поклоняющиеся волку и тигру. Старейшины кланов заключили соглашение ненападении друг на друга и создали свод правил, названный Сводом Пяти Кланов.
Клан Волка был наиболее агрессивный и жестокий. После первой же стычки Волков с волшебниками Хрустальной страны они стали злейшими врагами на многие столетия. Барсы, Медведи и Орлы старались жить со своими соседями мирно. Тигры же стали считаться одними из лучших наемников в Долине.
Ещё один народ, выросший в суровых северо-западных землях, стал самым неоднозначным из всех, кто заселял Запад Долины. Их назвали даркорианцы или дарки, они питали свою силу из темноты и могли проводить сильные магические атаки. Но под солнечным светом колдуны были слишком слабы, чтобы дать достойный отпор. Поэтому дарки брали себе наемников, в основном из клана Тигра. Даркорианцам постоянно приходилось сражаться с нечистью за обладание пещер, где добывалось золото. Многие народы сторонились колдунов, боясь их темной сути. Маги называли их чернокнижниками, хотя у них не было такой вражды как с Кланом Волка, но неприязнь к тёмной магии отрицала любые дружеские отношения между ними. Но дарки заключили соглашение о взаимопомощи с Амирровилем, который вел постоянные войны за объединение Земель Эрасна. Даркорианцы помогали идринам в соединении земель, а Амирровиль защищал поселения чернокнижников в дневное время, когда темные маги были слабы. Их союз держался очень долго. Но после некоторой промашки со стороны темных магов, в двадцатом столетии от создания Долины Амирровиль разрывает все отношения с чернокнижниками. Но одна досадная промашка темных магов стоила им потерю единственного союза. Им пришлось опять прибегнуть к дорогостоящим услугам наёмников-тигров.
Новые народы не смогли внести дисбаланс в жизнь Долины. Каждое королевство Земель Эрасна пыталось стать единственным и каждый король мечтал назваться истинным наследником Идрина. Но силы были равны, никто не мог найти выход из этой войны. Остальные народы жили довольно мирно, лишь редкие стычки, вызванные совпадением интересов, могли ненадолго омрачить небо над Восточными и Западными Землями.
Властелина такое положение дел не устраивало. В 1500 году приходит второе пришествие монстров. На этот раз они были очень опасны, злы и не глупы. Чудовища образовывали поселения, устраивали ловушки на дорогах, атаковали и грабили деревни. Первая группа поселилась южнее Моря Жизни на Землях Таранера и стала грабить их. Через некоторое время Единые Земли Таранера разделяются надвое на Земли Наследников Таранера и Свободные Земли имени всё того же Таранера. Вторая группа поселилась в северо-западных лесах, граничащих с разрозненными Землями Эрасна, после пришествия их стали называть Темными Лесами.
Но не бывает худа без добра. Небывалый прорыв в технологии явился ещё одним сюрпризом новой эры. Ученые и изобретатели рождались в различных районах Долины. Они пытались облегчить и защитить народов Мирра своими открытиями и изобретениями, но их считали темными волшебниками, а науку, по мнению жителей Долины, создали демоны. Последний приют был найден в Восточных Землях, где жили Лараммы. Они приняли ученых и взяли их под свою защиту. В благодарность изобретатели помогали отбиваться от бандитов, создавая огромные арбалеты, придумывая смертельные ловушки.
Но не только Боги вмешивались в жизнь Долины.


Глава 3
ХРОНИКИ УЖАСНЫХ КАТАСТРОФ
(Выдержки из Книги Памяти)


Матушка Природа тоже не раз мгновенно изменяла, то что складывалось столетиями.
«128*-ый год. Небывалое событие потрясло всех жителей Мирра: на севере Граничные Горы расступились, и оттуда беспощадным потоком хлынула вода. Была залита часть Земель Племени Лараммов и часть Земель Эрасна. Назвали это море Морем Жизни, потому что оно забрало сотни жизней, но так никто не был найден ни живой, ни мертвый».
«165*-ый год. … войск набралось с каждой стороны тьмы и тьмы. Начиналось сражение между двумя силами, двумя союзами: Союз Мирра (во главе с Амирровилем) и Союз Несогласных. Противники Амирровиля последнее время терпели неудачи и теряли одну землю за другой. Эта битва должна стать переломным моментом или полным крахом для Союза Несогласных.
С самого утра ещё до начала битвы над полем летали падальщики. Но только их крики в предвкушении крови разрезали мертвую тишину. Волки, вывшие всю ночь, к восходу ушли глубоко в леса, окружавшие поле. Из птиц кроме стервятников остались лишь самые преданные наседки. Лошади нервничали, при тренировках то и дело пытались сбросить всадников на землю. Даже ветер почти не нарушал обманчивого спокойствия, «затишья перед грозой».
В полдень затрубили горны, призывающие воинов к битве. Вскоре войска были собраны и готовы к сражению. Минутная пауза и битва началась: лязг железа, свист стрел, ржание лошадей, крики раненых- всё звучало как один оглушающий, раздирающий гул. И вдруг воины замерли, но шум не уменьшался, а наоборот нарастал. Земля стала уходить из-под ног, гул стоял такой, что закладывало уши, но вскоре он стих. На месте где было поле, зияла огромная расщелина, протянувшаяся на десятки километров с юга на север. Это место стало братской могилой для тысяч воинов со всех Земель Эрасна. После катастрофы оба союза были разрушены, все боялись гнева Богов. Поэтому бывшее поле стало называться Расщелиной Последней Битвы…».



Первая часть включает в себя лишь самое малое, что случилось в Долине с момента её создания и по начало повествования (оно во второй части и дальше). Описывать их значит сместить акцент не в сторону мне не нужную. Это вовсе не значит что ничего интересного не случалось, и поэтому кое-что будет рассказано. Я повторюсь: описывать всю историю подряд значит заставить читателя зевать после первой десятки страниц, и забросить вовсе на одиннадцатой. Ну думаю хватит мне оправдываться и пора начинать ГЛАВНОЕ ПОВЕСТВОВАНИЕ.


Часть II


Глава 1
ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО


Обычный бар в одном из пригородов Амирровиля, каких разбросано по всей Земле Эрасна. Входит высокий молодой человек в темном плаще с капюшоном, закрывающем глаза. На его руки были надеты странные перчатки, скрывающие только тыльную сторону ладони. Все посетители обернулись в сторону нововошедшего, даже спящие в салате оторвали свои рожи от тарелок, чтобы посмотреть на центр всеобщего внимания. Только один человек, сидящий за столиком в углу, быстро достал бумагу с карандашом, также быстро что-то написал. Затем одним жестом подозвал мальца, который всегда ошивается в этой забегаловке, вложил ему в руку клочок бумаги и золотник и прошептал что-то ему на ухо. Отчего малец вылетел из кабака, как пробка из бутылки и понесся во всю свою прыть в сторону города. Но этого никто не заметил, так как все уставились на незнакомца. Между тем странный посетитель беглым взглядом оглядел бар и направился к стойке, где спорили бармен и по-видимому его жена:
            ― Питер, ты не должен его обслуживать: он же прокл…
            ― Ну и что? На нем же это не написано… и мне наплевать: я бармен в третьем поколении, ещё мой дед постро …
            ― Да знаю, я по десять раз на дню слышу это, ну он же во всенародном розыске, ты что не слышал что случилось с предыдущей таверной…
            ― Слышал, слышал, но я не верю и тебе не надо.
            ― Ну пусик …
            ― Всё он уже почти подошёл. ВСЁ я сказал!
Прокл подошел к стойке и жестом подозвал хозяина:
            ― Налей мне кружку пива, пусик,– сказал незнакомец, ехидно улыбнувшись.
Бармен испугался, что он все слышал и посмотрел на своего посетителя, пытаясь понять: прокл пошутил или разозлился. Наметанным взглядом Питер осмотрел человека: хотя капюшон и скрывал большую часть лица, было видно что он довольно молод, но при этом чувствовалась в нем внутренняя сила, которая не свойственна обычным юношам. «Так обычно бывает когда в жизни происходит что-то страшное и трагичное.»- решил хозяин бара. Бармен не так уж долго рассматривал гостя, но последний все же не выдержал:
            ― Ну хватит меня разглядывать, я не чучело в музее,– нарочно фальшиво злился посетитель.
После чего хозяин забегаловки быстро взял кружку и налил её до краев, так что пена потекла по стенкам. Питер тысячу раз себя проклял за эту салагскую ошибку. Он отдал пиво гостю, ожидая, что тот начнет поливать его грязью, но незнакомец молча взял кружку и обернулся, чтобы посмотреть за какой столик можно сесть. Но все столики были заняты, тогда незнакомец повернулся в сторону крайнего столика, дальнего от двери. Там сидели двое завсегдатаев этой пивнушки, но не прошло и полминуты, как они оба одновременно вскрикнули:«А я совсем забыл, я же опаздываю!» И, толкаясь, вышли из бара. Незнакомец улыбнулся и сел за так неожиданно освободившийся столик. И только он примкнул губами к пиву, как в таверну вбежал отряд имперских солдат. Половина посетителей готова была провалиться сквозь землю, другая половина ещё глубже, лишь два человека сидели, как ни в чем не бывало. Вдруг бойцы расступились и показался офицер:
―Сидите на своих стульях смирно, Я не за вами,– сказал он, сделав круг лезвием меча и направив острие на дальний угол, добавил,– я за вами Клэн Доренд-Варвар (на последнем слове он сделал ударение) Я капитан гвардии Гиндор Дэбэл пришел арестовать вас по подозрению на поджег таверны “Три суслика”.
Последнюю фразу он сказал с особой гордостью и удовольствием, Гиндор уже видел, как его награждают Орденом Славы за поимку особо опасного преступника. Но его полет фантазии нарушил спокойный голос подозреваемого:
            ― Можно хотя бы пиво допить, я за него заплатил.
Капитан гвардии внимательно посмотрел на бармена, всё это время стоявшего неподвижно, тот утвердительно кивнул. Тогда Гиндор сделал пригласительный жест мечом и сказал:
            ― Я тебе разрешаю, можешь допить свое пиво.
            ― А я не разрешаю,– сказал, вставая, тот самый человек, который послал мальчишку за гвардией.
            ― А кто вы собственно такой, чтобы приказывать?– полным уверенности голосом сказал Гиндор.
            ― Я Рустах Молтен,– отдернув серый плащ сказал он.
На его посеребренных доспехах была нарисована змея в огне и выгравирована фраза на древнем языке, означающая призыв:«Да выжжем из мира всё нечистое». Это был один из Ордена Инквизиторов, воинов, которые должны были ловить ведьм и черных магов. Но потом превратились в организацию по устранению людей неугодных Амирровилю. Они редко носили свои латы, так как их ненавидели и боялись, их методы не отличались от методов тех кого они ловили: подставы, убийства, мнимые самоубийства, отравления. Мало кто хотел с ними встречаться, а убить инквизитора, означало подписать себе смертный приговор.
Молтен медленно подошел, меряя взглядом Клэна:
            ― Вы, капитан Дебил, видимо не понимаете с кем имеете дело?
            ― Капитан Дэбэл,– тихо поправил Гиндор, все его мечты одним махом рухнули, ему стало ясно, что он всего лишь пешка в чьей-то игре.
            ― Он от вас может и мокрого места не оставить, замешкайся ты на секунду,– продолжал инквизитор, не замечая поправления Гиндора,– не успело бы пиво кончится в его кружке, как вы, капитан, лежали бы раздельно со своей головой.
Клэн, сидевший молча, пока Молтен говорил эту тираду, медленно отодвинул пиво от себя и проговорил:
            ― Ну вы и рассказчик я даже заслушался, да только это скорее про вас, вон,– кивнув в сторону Гиндора, продолжал прокл,– бедный капитан стоит с таким видом, как будто он сам готов отрезать себе голову.
            ― Хватит болтать, вставай,– сдерживаясь, сквозь зубы сказал Молтен, но подумав добавил,– медленно, без лишних движений.
            ― Каких? Таких?– улыбаясь, сказал Доренд, вращая в разные стороны голову.
            ― Хватит паясничать прокл! А то…– топнув ногой, прокричал инквизитор.
            ― А то что?– прошипел Клэн.
            ― Свяжите ему руки!– командным тоном сказал Молтен, но никто не двинулся с места, не один бравый гвардеец не рискнул приблизиться к проклятому,– вы что хотите пасти коров, дак я вам устрою!
Последние слова подействовали, и двое, кто ближе всех находился к подозреваемому, опасливо подошли к нему. Один неумело связал руки, другой отстегнул ремень с мечом и только тогда они подвели Доренда-Варвара к Молтену. Инквизитор взял ножны и вытащил красивый меч, который сверкал несмотря на то что в кабаке было темно. Рустах внимательно осмотрел оружие: в нем не было ничего необычного, но в то же время от него веяло неизвестной силой и мощью. Это было фамильный меч Дорендов, он передавался от отца к сыну. Молтен ещё минут 5 смотрел на эту семейную реликвию, думая совсем о другом. Потом инквизитор подошел к Клэну и вытащил из потайного кармана на левом бедре острый кинжал. Они обменялись друг с другом испытующими взглядами, после чего Рустах зашел сзади и сорвал обе перчатки, скрывающие тыльную сторону ладони. На обеих руках была вытатуирована голова змеи в профиль с открытой пастью в направлении пальцев. На левой руке змея изображалась в черных линиях, а на правой рисунок был в обратных цветах.
            ― Говорят, что если посмотреть в глаза обеим змеям, то ты сам станешь проклятым,– тихо проговорил один из сидящих своему соседу.
Он почти прошептал эти слова, но их слышал каждый присутствующий. Кто-то закрыл глаза запыхавшемуся мальцу, который уставился на одну из татуировок.
            ― А ещё говорят, что нельзя доедать пищу и допивать после проклятых,– проговорил Клэн и тут же кто-то очень сильно закашлялся.
Это был какой-то бродяга в замасленном плаще, который сидел за тем же столиком, что и прокл, но кружка уже была пуста. Пара человек хихикнула: в таверне всё ещё оставалась напряженная атмосфера.
            ― Хватит устраивать балаган клоун, пора препроводить Доренда-Варвара в замок Амирровиля,– сказал Молтен и направился к выходу.
Они вышли на улицу, где уже сбежалась почти вся деревня: поглазеть на пойманного прокла. Инквизитор подошел к арестованному и сдернул с его головы капюшон:
            ― Что же ты спрятался под эту накидку, народ хочет видеть тебя во всей красе.
Люди ахнули. Ему было не больше 26 лет, его темные густые волосы обрамляли голову, сзади чуть не доходя до плеч. Челка почти закрывала зеленые глаза. Его красивое лицо дополняла крепкое телосложение. Гвардейцы и Рустах с Гиндором сели на своих коней и двинулись в сторону города, Клэн шел пешком. Он молчал и смотрел в землю, слушая разговор двух сопровождающих гвардейцев:
            ― А куда мы его сейчас ведем?– спросил первый, тощий на серой лошади.
            ― Сейчас мы направляемся прямиком в замок,– отвечал ему второй, упитанный с лоснящимся лицом.
Клэн понял, что первый это молодой только что поступивший на службу гвардеец, которому всё интересно и любопытно. «Эта парочка настоящая находка для шпиона,»– подумал Доренд. А салага всё продолжал расспрашивать:
            ― А что мы его прямо к королеве поведем?
            ― Да, оставим их вдвоем в спальне и уйдем!– еле сдерживая смех, ответил бывалый.
            ― Хватит на до мной смеяться, я же серьезно спрашиваю.
            ― Ладно, извини. Нет к королеве мы его не поведем. Мы должны привести его к провидице.
            ― А я знаю её зовут Карма и она дочь ко…– вскрикнул молодой, обрадованный, что и он может блеснуть знаниями.
Но бывалый отдернул его за рукав, заставив его замолчать, их обогнал Молтен. Толстый подождал, пока инквизитор отъедет, шепотом заговорил (но Клэну по-прежнему всё было слышно):
            ― Ты так громко не говори ни о королеве, ни о Карме, а то за такие разговоры можешь отправиться на вечный отпуск в лучшем случае. Все знают что Карма получила свои способности в наследство не от матери и не от отца. Но об этом лучше молчать. Понял?
Молодой утвердительно кивнул.
            ― О чем вы там шепчитесь?– спросил, поравнявшийся с ними Рустах.
            ― Да так, ни о чем,– натужно улыбаясь, ответил толстый.
            ― Ну если «ни о чем», тогда вам стоит заткнуться!
            ― Хорошо, мы поняли,– промолвил толстый, но видя что Молтен начинает злится, добавил,– в смысле, так точно.
            ― Вот это другое дело.
Рустах отъехал назад, откуда было удобнее наблюдать за шедшим арестованным. Клэн разозлился, что идти стало совсем скучно. Но через некоторое время он напрягся: на дороге лежал обсидиановый осколок с очень острыми краями. Доренд долго не раздумывал, нужно было действовать.
Молтен на время отвлекся, думая о том что но наконец выбрался из полосы невезения. Пойман прокл! Что ещё может быть лучше? Теперь его обязательно наградят Орденом Верности. Рустах и не сомневался, что Клэн виновен: «Если не в поджоге, то в чем-нибудь другом точно! Карма своё дело знает, главное найти предлог за что арестовать, а там…»- думал инквизитор, но его отвлек шум откуда-то спереди, все остановились.
            ― Что случилось?– спросил Молтен, подъезжая к клубу пыли.
Когда пыль осела, все увидели тупо улыбающегося Клэна. Он лежал на спине и не думал подниматься.
            ― Чего разлегся?– негодующе спросил Рустах,– а ну живо подымайся!
            ― Не могу: я ногу повредил,– жалобным тоном ответил Доренд.
            ― Не испытывай моё терпение! Ей вы двое,– инквизитор махнул в сторону толстого и тонкого,– подымите калеку.
Гвардейцы быстро спрыгнули на землю и подняли. Но Клэн стоял на полусогнутых и кривил лицо от боли.
            ― Хватит кривляться, нам ещё 10 верст до города,– сказал Молтен, показывая в сторону виднеющегося города с белокаменными стенами.
            ― Если вы не хотите опоздать к ужину, то вам стоит облегчить мне путь,– промолвил Клэн, по-прежнему кривя лицо.
Гвардейцы смотрели то на прокла, то на инквизитора. Это было похоже на дуэль: оружие – слово, приз – уважение. Рустах понимал это, ему надо было действовать. Со словами «иди, прокл» он подъехал к Клэну и легонько толкнул его спину, но арестованный не двинулся, а как подкошенный плюхнулся обратно в пыль. Доренд боялся, что инквизитор может заметить осколок, зажатый в руке, но Молтену застилала глаза ярость. Рустах уже хотел соскочить с коня и отмутузить упрямого прокла, но усилием воли он сдержал порыв и приказал положить арестованного поперек лошади.
К двум часам пополудни конвой с проклятым подъехал к воротам Амирровиля. Издалека сложно было оценить всё величие города, но теперь стало ясно почему он не разу не был взят штурмом. Огромные белые стены охраняли жителей сердца земель Эрасна. Ворота открылись и они въехали в Амирровиль. Их путь пролегал по самой главной улице города, по краям стояли шикарные особняки знатных вельмож. На проспект не пускались бедные и простолюдины, которых здесь было преобладающее большинство, для них даже были сделаны отдельные ворота в город.
Конвой всё приближался к величественному дворцу Амирровиля, но они ехали вовсе не в резиденцию Королевы, а к одной шести пристроек, симметрично расположенных в виде звезды. Гвардейцы сняли Клэна с лошади и подвели к входу. Рустах тоже спешился и подошел к Доренду, положив руку на плечо, сказал:
            ― Ну что ж? Прощай,– проговорил он и, сдернув руку с плеча, вернулся лошади.
            ― До свидание,– странным тоном сказал прокл.
Молтен резко обернулся, но промолчал.
«Лишь бы всё прошло, как надо»- подумал Рустах, сел на лошадь и поскакал в стороны “ворот для нищих”.


Глава 2
ДОГОВОР


В большой комнате, освещаемой свечами, сидела Карма. Молодая девушка сидела в кресле и, закрыв глаза, о чем-то напряженно думала. Перед ней на столе лежала груда измятых бумажек с посланиями. На них на всех были написаны угрозы и обещания убить провидицу, некоторые послания, начертанные кровью, положены отдельно. Девушка очнулась от минутного забытья и осмотрела стол. На углу лежало запечатанное письмо. Карма пододвинулась, взяла в руки конверт сорвала королевскую печать без помощи ножа, который лежал на столе, и с вниманием начала его читать.

«Карма, с минуты на минуту к тебе приведут прокла. Постарайся найти что-нибудь, что могло бы стать предлогом к столетнему заключению или к казни. Казнь несомненно лучше. Постарайся доча, я на тебя надеюсь.
Твоя Королева»

Провидица резко встала, не выпустив из рук письма, ещё раз окинула его взглядом и кинула королевское послание в общую кучу. Видимо он действительно ей очень важен, если она даже вспомнила, что я её дочь. думала Карма, ходя по комнате. Что же в нём такого особенного? Хотя… Какая разница? Найду, обязательно найду: он же не ангел, он проклятый. Она подошла к стене, около которой стояли на тумбах террариумы с ядовитыми змеями разных видов. Принцессе нравились все змеи из-за смертельного укуса, но особенно ей полюбилась змея по имени Чёрная Кровь. Её яд убивает мгновенно: вены на теле вздуваются и чернеют, из носа и глаз течет тёмная кровь. Они очень редки, но о их агрессивном нраве известно всей Долине. Несмотря на это Карма спокойно общалась с Черной Кровью, опасная змея, как и все остальные, повиновалась провидице. В Амирровиле ходили грязные слухи о приверженности принцессы к змеям. Но после арестов некоторых сплетников, о королевской семье говорили либо хорошо, либо ничего.
Змея быстро обвила запущенную в террариум руку и покорно положила свою голову на плечо. Девушка осмотрела свои шикарные апартаменты взглядом полным тоски. Она почувствовала себя пташкой в золотой клетке. Эти участившиеся угрозы и попытки осуществить их совсем измотали провидицу. «И что я им такого сделала?»- в отчаянии думала Карма.
            ― Ведь я не толкаю «ИХ» на преступления! Я просто показываю «ИМ» совершённые ИМИ же преступления – продолжала вслух провидица, обращаясь к змее. На что последняя утвердительно прошипела.
            ― Ты единственная кто меня понимает. Даже моя мать меня не понимает,– говорила принцесса, с горечью в голосе,– Да вообще она меня никогда не понимала и не пыталась понять. Она всегда заботилась только о королевстве…
Размышления вслух были прерваны звуками шагов и голосами раздававшимися по коридору. Карма положила руку на террариум и змея послушно сползла в своё жилище. Дверь распахнулась ив комнату вошли трое. Принцесса уже почти привыкла, что охранники входят в её комнату бесцеремонно, то есть без стука. Как всегда, двое были охранники, третий: арестованный. Двое здоровых детин, по-видимому братья, почти несли прокла за подмышки. При виде этих двоих у заключенных отлетала даже слабая надежда на побег, вследствие чего настроение становилось темнее тучи. Но у сегодняшнего арестованного расположение духа было явно в плюсе, он улыбался и подшучивал над караульными:
            ― А вы не хотели пойти в конную полицию?– спрашивал Клэн с еле скрываемой улыбкой.
            ― Нет,– с красными лицами от раздражения, выпалили братья.
            ― И даже не предлагали?- не успокаивался Доренд.
            ― НЕТ!- еле сдерживаясь, повторились охранники.
            ― Ооо, они проглядели ценные кадры, вам даже оружие выдавать не придется, вы с лошади плюхнетесь на правонарушителя: он как звать его забудет, вы на него все недельные преступления и навешаете.
Неизвестно что бы стало с шутником, но они подошли к залу провидицы. Братья втолкнули Клэна вовнутрь так, что он не открыл двери лбом только благодаря своей отменной реакции. Когда он доскользил до центра зала, его настроение спало на нет. Доренд сразу оценил процент возможности побега: он был почти нулевой, появлялся шанс, если два этих обормота уйдут караулить на улицу. Затем всё его внимание было переключено на провидицу:
«Она довольно красива. Чёрт кого я обманываю? Да она просто сногсшибательна, особенно в этом платье! Если бы я встретил её, я бы попытался за ней поухаживать… СТОП! Сейчас не званый ужин, а она для меня враг номер один! Что из этого следует? Хватит пялиться на её ноги! Взгляд выше. ЕЩЁ ВЫШЕ! Прелестное лицо, прелестные глаза, наверно и голос прелестный. Что из этого значит? У МЕНЯ ГОРЯЧКА».
Пока Клэну лезли в голову вышеизложенные мысли, Карма вспомнила, что она ещё и провидица, а не только обиженная принцесса. И голосом не требующим отлагательств проговорила:
            ― Эй вы что там встали? Посадите клиента в кресло!- слова относились к двум охранникам, которые стояли в дверях и им жутко не хотелось выполнять приказание. Но непослушание принцессе или королеве, что почти одно и то же, и они понуро пошли выполнять приказ.
«Мда, а насчет голоса я поторопился: он такой же приказной и противный, как и у остальных принцесс. Ну что ж?»- Клэн вздохнул,– «”Прелестный” портрет испорчен, и это несомненно к лучшему. Теперь я смогу отвлечься от внешней натуры и обратиться к внутренней. Если я вовремя не смогу остановить её, то потом я уже действительно ничего не смогу сделать».
Сила провидицы заключается в том что, она при заглядывании в глаза проклу видит его прошлое. Время отматывается назад так, как будто его кто-то тащит за хвост. Все преступления, которые совершил проклятый, он переживёт заново ещё с большей силой. Поэтому после окончания сеанса никто не сможет устоять и просто сломается. Кстати говоря, Карма не единственная в своём роде: и до неё были провидицы Зеленого Глаза.
В своё время «открытие», что все проклы зеленоглазые, стало настоящим «проклятьем» (извиняюсь за тавтологию) для обычных людей, обладающих таким же цветом радужницы. Да… Более или менее внимательный читатель напомнил бы о татуировке, носимой моим главным героем. Этот знак показывает стопроцентную принадлежность к роду проклов, конечно, если тату «естественного» происхождения, но она проявляется не у всех. Так что инквизиторам приходилось попотеть, чтобы поймать настоящего проклятого. Но с другой стороны когда даётся неограниченная власть кого волнует правда, не правда ли?(опять извиняюсь) В это время репрессий было негласное, но железное правило: «Если ты зеленоглазый, значит ты виновен!» Многие тогда эмигрировали с земель Эрасна в восточную часть Долины, даже говорят, что они создали свой город, но в это мало кто верит. Тем не менее при появлении провидицы Варны, многие смогли вздохнуть спокойно, но никто из «подозреваемых» покинувших Земли Эрасна, назад не вернулся.
Между тем охранники посадили Клэна на механическое кресло необычной конструкции. После того как Доренда посадили, караульные ушли на свои посты, оставив прокла и провидицу одних. «Что? Мы одни! Они даже не остались за дверями, какой хороший шанс…»- но мысли арестованного были прерваны словами Кармы:
            ― Даже не думай сбежать!- и она нажала на статуэтку, и кресло пришло в движение: ноги были зафиксированы кольцами, между руками веревкой и креслом выскочил штырь, не дающий освободится.
«Что это за чертовщина!»- подумал Клэн.
― Ты наверно думаешь что это за адская машина?