Константин Мамин

Дождь, который начался в Воскресенье.
На самом деле воскресенье прошло на удивление бестолково. Добрые врачи долго думали, что еще им со мной сделать, и вероятно, решив, что они для дела очень устали, решили отправить меня отдохнуть домой, на всякий случай, взяв с меня «честное слово» вернуться на «профессорский обход» к восьми утра понедельника. Дорога домой была такая же бестолкова. Десять утра, а город буквально вымер. Идя по обычно оживленным улицам, и глядя на вереницу уборочных машин и невеселые лица немногочисленных прохожих, особо понимаешь, как весело прошли праздники. До чего же устали отдохнувшие люди. А возможно это просто я до такой степени устал от больничного общения, что готов ловить каждую улыбку на лицах незнакомых людей, идущих мимо. Интересно, какое определение есть у слова «Прохожий». Прохожий на меня не похожий. Или похожий, но прохожий. Бред какой-то.
Такси почему-то всего два. Новенькая Волга и виды видавший Мерседес. Мне больше понравился Мерседес. Бедно, но чисто. Да и диван удобней, и из дверных ручек не дует, как в Волге. Как он только туда попадает? Водитель просто замечательный.
- «Едем?»
Утвердительный кивок головой. Называю адрес. Тоже движение. Бросаю ненавистную сумку с ненавистными больничными тапочками, рядом бросаю свое тело. Урчание дизеля и покатили. Десять часов, пятнадцать минут. Все не так уж плохо. Перспектива полежать в собственной кровати, удобный диван Мерседеса, неболтливый водитель, все это создает прекрасное настроение.
Все-таки, город действительно вымер. Часовыми его спокойствия стоят блюстители закона около своих полосатых машин, со своими полосатыми символами власти. Интересная мысль, возможно люди идут работать в дорожную инспекцию исключительно по причине проблем в сексуальной сфере. Неудивительно тогда, что они ни на минуту не выпускают жезла из рук. Вроде были раньше еще такие интересные круглые катафоты на ручках, но я давно таких не видел. Да, чего только не придет в голову после больничного завтрака и сентиментальных бесед с дежурным доктором на тему необходимости беречь свое здоровье.
А дождь как раз начался. Мелкий, моросящий, тонкой пеленой стоит у меня на пути. Хороший дождь. Почти прямой. Лужи пока небольшие и машины, встречая друг друга, пока не могут окатить от души друг друга. Толи еще будет завтра.
Вот и дом, милый дом. Уже не спят. Ждут героя-победителя. Младший с радостным криком кидается в прихожую. Конечно, он рад. Он всегда рад. Все рады, и я, вне всякого сомнения. К черту всю больничную униформу. Все в стирку. Немедленно. Очиститься от этого больничного запаха. У жены зазвонил телефон. –« Нет … еще болеет, но уже не в больнице». Улыбается хитро. Это уже ко мне. – «Алексей! Сказал, что будут через пятнадцать минут и возражения не принимаются. Судя по голосам, их там полная машина». Комментарии излишни.
Беру машину и заезжаю в магазин. Дождь уже зарядил, показывая, что сегодня он вряд ли остановится. Тяжелые облака обложили город полные в своем убеждении помочь дорожной технике покончить с городской пылью. Хорошее дело. Люблю дождь.
Что брать? Глупый вопрос. Но он возникает каждый раз в тот момент, когда берешь корзину или тележку, при входе в магазин. В первую очередь то, что можно с удовольствием съесть. Сам себе улыбаюсь. Вероятнее всего, и судя по обстоятельствам, вначале надо взять то, что можно с удовольствием выпить. Прикидываю в уме, что может быть дома. В холодильнике заиндевелая бутылка водки. Неплохо. Набираю телефон жены. –«Что будешь пить?». Сойдясь во мнении, что часы показывают половину двенадцати, и, обсудив компанию, которая движется к нашему дому, сходимся во мнении, что светлое пиво под соответствующую закуску будет в самый раз. Годится. Но закуску к водке я все равно беру. С пакетами двигаюсь к развеселым автоматическим дверям. Опачки! Сергей. Удивленный взгляд и соответствующая улыбка. –«Сбежал?». –«Сами отпустили, до завтра.» Я тоже рад его видеть. «Как ты, как что, пока». Все же, настоящих людей не так много на этом свете. И Сергей явное тому подтверждение. –«Ну все, побегу, а то жена в магазине уже заждалась. Звони. Надо встретиться, посидеть. Давно не сидели. И хватит болеть». Рука открытая, пожатие теплое. Рад был его встретить. А дождь усилился. Добегаю до машины, кидаю пакеты. Макс! Невероятный день встреч. Привет…как дела…как сам…давно не пели…арт-директор…респект…заезжай…не вопрос. Дождь подгоняет, и беседа идет концентрированно и сжато. Хороший день.
Подъезжаю к подъезду. Ну конечно. Куда еще Вовка может поставить машину? Только на мое место! Приходится забираться на бордюр. Уже встречают. Второй раз за сегодняшний день, я подъезжаю под дождем к своему дому, и второй раз меня встречают. Хороший день.

XXX

Мы сидели на лавочке напротив цветника в больничном дворе. Она просто положила свою голову мне на плечо. Я просто прижался к ее голове. Мы просто говорили. Говорили обо всем. Не говорили только о нас. Скорее даже говорили он нас, говоря обо всем. Когда еще так мало, но в тоже время так много знаешь друг о друге, трудно найти слова, которые подходят для конкретного момента и не испортят его. А еще молчание. И еще дыхание. И еще запах. Прекрасный запах ее волос. – «Тогда ты не мог еще мне звонить, тогда я еще сохла по Ангелу… и когда ты мне все «алло» да «алло»…я все же девочка не глупая». Конечно, не глупая. Очень не глупая. –«..Кстати от пресыщении…Надо отстраняться, когда чувствуешь, что тобой могут наестся, хотя есть такие кислые яблоки, которые становятся сладкими только в последний день осени, но они становятся желтыми и сморщенными.» Улыбается. Или беззвучно смеется. Недавно зашедший разговор о пресыщении периодически возвращался в наш диалог. Помню свой смс – «и о пресыщении…это конечно возможно, но в году только 365 дней…». «-Отвечу потом, я в гостях…». Что надо чувствовать в такие моменты. Радость? Она в гостях, у нее все хорошо, ей весело, вокруг нее интересные веселые люди. Ревность? У меня нет никакого права на ревность. Благодарность? Скорее всего, именно благодарность. При всем моем характере, при том, что у меня семья, при том, что она намного младше, и что не глупа, и потому, что мне с ней так хорошо, и аромат ее волос. Она мой Подарок. Она подарок для меня. Конечно благодарность. И радость. И немного ревности.

XXX

Вхожу в подъезд, тащу пакеты. Дверь уже открыта. Глаза веселые. –«Ну и как это назвать? Мы в больницу. Там говорят – домой пошел.». Рады и веселы. Заносим пакеты на кухню. Жены бодро берутся за ножи и тарелки. Стол скоро заполняется. Вовка за рулем - ему водичку. А мы с Лешей по водочке. Напиваться не станем. В двенадцать то часов. По немногу. За встречу, чтобы все были здоровы, чтобы был в семьях достаток. Разговор течет привычным дружеским тоном. Они мои друзья.

ХХХ

Проходя мимо мясного отдела, набираю номер.
 – Привет солнышко! Разбудил?
 – Хорошо, что разбудил! Как ты себя чувствуешь?
– Все прекрасно, сегодня буду дома, так что навещать не надо, да и дождь идет.
- Я соскучилась! Когда тебя выпишут?
- Скорее всего, завтра, как отдыхалось тебе?
- Сходили, наконец, отдохнули, пришла поздно, отдохнули хорошо.
- Ну вот, а я тебя разбудил.
- Хорошо, что разбудил, теперь я буду веселая и бодрая, а так бы переспала и была бы уставшей.
- Ну ладушки, отдыхай. Я тебе в понедельник позвоню. Хорошо?
- Хорошо, звони, буду ждать.
- Пока, целую.
- И я тебя.
Качу тележку дальше к кассовым терминалам. Набираю номер.
- Привет! Как ты?
- Все хорошо, как ты?
- Сегодня домой отпустили, уже едут восемь пиратов меня навещать.
- Вот они тебя и вылечат!
- Эти могут. Периодически пропадаешь, слышу только «мур-мур».
- МУР-МУР.
- Замечательно. Ну, все. Пока
- Пока.
Подкатываю к кассе.
- Это я. Как у вас?
- Приехали уже. Леша, Володя с семьей.
- А Марина?
- Дома.
- Скоро буду. Целую.
- Ждем тебя. Целую.
Расплачиваюсь и иду к выходу. А вот и Сергей…

ХХХ

- Нет, ты мне скажи, почему жену дома оставил?
- Она уверяла меня, что не ты не обидишься, потому, что у нее уважительная причина.
Разговор веселый, ничего обидного. Конечно, никто не обижается. Но стол кажется не полным.
- Я ей звонил, сказал, что едем к вам домой. Предложил заехать по пути, сказала, что не надо.
- Ну тогда я сам позвоню.
Набираю телефон.
- Марина, больной требует тебя к столу. Есть несколько вариантов. Я сам приеду. Заедет Володька. Или вызову для тебя машину.
- Вот там, где вызвать машину мне нравится.
Смеется.
И вот мы сидим все, как всегда. Сидим болтаем. По комнатам бегают наши дети. Старшие курочат комп. Младшие курочат что попроще. Все это здорово. Слышу рассказ Натальи.
- И вот ты не видел самого интересного. Ольга забегает к нам. Садится на стул. Гриша подходит к ней, и давай ее уговаривать. –«Оленька, пойдем играть, ну пойдем поиграем». И по щеке ее погладит, и голову наклонит, и с другой стороны погладит, и в глаза опять посмотрит. Она сидит и улыбается. Он тогда поворачивается к маме и говорит. – «Я ее сейчас поцелую». Ну, говорим, целуй. Он ее приобнял, поцеловал. Она и не в претензиях. Мне целовать не дает, а тут - пожалуйста.»
Мы все смеемся. Дети смеются с нами.

ХХХ

До чего же непостижимо бывает происходящее. И день хорош и дождь прекрасен. И что бы не произошло, это мой мир, который светел и, по-своему сложен. Мир, где люблю я, и где любят меня. И разрушить этот мир проще простого. Нам самим. И я ценю этот мир и его зыбкость. Ценю таким, какой он есть, вместе с дождем, который начался в воскресенье.

Константин Мамин
Весна 2005
Замечания

Интересный рассказ. О маленьких жизненных радостях. Но требуется редактирование. В тексте несколько слишком длинных предложений. На экране их читать довольно тяжело.
Далее: Вы пишете: «дорога такая же бестолкова». Вероятно, Вы имели в виду слово бестолковая, либо тогда уж пишите «так же бестолкова».
«Беру машину и заезжаю в магазин», наверное, нужно «еду»…
А еще есть интересные высказывания и мысли.
Беру себе на заметку Вашу мысль: «Надо отстраняться, когда чувствуешь, что тобой могут наесться». Отличная мысль!!!
С уважением,
Lada

Lada  ⋅   10 лет назад   ⋅  >