Милая, испорченная леди
Милая, испорченная леди
С пухлою, разбитою губой
Едет на работу на карете
По булыжной, грязной мостовой.

Ей опять нальют сто граммов рома
И, дрожа, разденут до гола,
И напомнив, что она не дома,
Выставят смущенной у стола.

Бросив кости, леди разыграют
Сытые, усатые коты.
Что они об этой леди знают?!
Что им до ее большой души?!

И везунчик отведет за ширму,
Бормоча на ухо о любви,
Обещая собственную фирму
По продаже тела и души…

А в лесу, в заброшенной сторожке
В страшных муках корчится дитя,
И чадит в углу под образами
Сальная, оплывшая свеча,

Шастает туда-сюда старуха,
Матерясь негромко и не зло.
Чешет дед опухшее с запоя,
В гнойных струпьях, синее лицо…

Что их ждет, коль дочка бросит город?
Коль домой запросится душа?
Скиснет в бочке забродивший солод!
Задохнется сальная свеча!

Их и хоронить никто не будет!
Мыши объедят им всем носы…
Их односельчане не осудят-
Нету их… Кругом одни кусты!

Леди знает это и сквозь слезы
Запивает ромом боль души
И читает пьяным и влюбленным
За ночь сочиненные стихи.

Леди лупят, разбивают губы.
- Дура баба! Только о своем!
Пучится их страсть из-под штанины
Не излившим семени бугром.

Милая, испорченная леди
С пухлою, разбитою губой
Голая стоит в фонарном свете
На булыжной, грязной мостовой…