бродяга
два солнечных луча
отсчитывая шпалы
кидались под колеса
вагонных интервалов
скользили по стеклу
ослепшего вокзала.
копченость электрички
привычкой вползала в
закат.
        терпкой гарью
пропитанный бомж
тащил свою руку -
судьбу, за ним без кожи
почти/тельные твари
держали место под
навесом, солнцем ли.

щербатой полоской рот
готовностью прощать
поспешно растянулся
в цветной поток что
брезгливо изогнул
свои брови