Альберт

Выборы в ХХI веке - строгая отчетность плюс анонимность
Выборы в ХХI веке:
Анонимность плюс строгая отчетность

Выборы… Задумывались ли Вы когда-нибудь над ними? Не о том, за кого голосовать, а о том, как мы голосуем?

Простой пример.

Предположим, мы оплачиваем квартирные счета. В свидетельство того, что счет оплачен, оператор-кассир выдает нам квитанцию об оплате. Это документ, который, по мере надобности, мы можем предъявить в свидетельство того, что деньги внесены именно за ЭТУ квартиру и именно в ЭТОМ объеме. Или, скажем, когда на почте мы посылаем посылки и бандероли, работник почты также должен дать квитанцию, где написано: что принято, когда принято, и (главное) кем принято. Все это привычно, и кажется нам естественным.

Вспомним механизм голосования. Избиратель опускает такую невесомую, как капля, бумажку в урну…и все? Но капли сливаются в ручейки и реки, и, в конечном итоге определяют (должны определять) нашу с Вами судьбу. Встает вопрос: где квитанция? Позвольте, неужели вопрос оплаты квартирных счетов более ценен, чем проходящий раз в четыре года шанс внести реальную каплю в изменение (влияние) на маршрут Страны? Неужели мы ценим 50-ти рублевую посылку дороже, чем это, если НЕ ТРЕБУЕМ никаких квитанций за опущенный в урну заветный клочок?

Существуют, конечно, так называемые наблюдатели. Но кто из Вас знал лично этих наблюдателей (или хотя бы их фамилии) на прошлых выборах? На позапрошлых? Темные лошадки, почему мы должны верить им? Считается, что на каждом участке должно быть по одному наблюдателю от каждой партии. Где, и когда это соблюдалось? Максимум – от двух-трех партий, а в номинале – один наблюдатель.

Механизм голосования, если вдуматься, остался до сих пор в своем самом примитивно-шапочном варианте. В том самом варианте, когда человек двадцать кладут в шапку председателя записки, а затем считают. Однако, нас же не двадцать человек, а миллионы. А явка катастрофически мала… И, по опросам, потому, что "все равно: кого захотят, того и выиграют". Сейчас на участках вводятся уже электронные счетные машины, но суть остается та же - никаких возвратных квитанций.

Предлагаемый ниже механизм, как кажется, мог бы за счет введения достаточно простой методики сделать выборы максимально прозрачными, и при этом сохранить полную анонимность избирателей. Каждый голосующий может быть наблюдателем на новых выборах!

Итак, по пунктам.

1) ВСЕ избирательные бюллетени нумеруются. Кстати, они и так имеют индивидуальные номера. Предлагается номер бюллетеня сконструировать, чтобы по этому номеру можно было сразу узнать код региона.

2) На каждом избирательном участке устанавливается достаточно простое устройство (урна-автомат). Суть его в следующем. Когда избиратель опускает в урну заполненный бюллетень, машина считывает: номер бюллетеня и за кого отдан голос и печатает (можно - на спец бумаге) квитанцию по формату: "номер - код кандидата". Например: 039-0000238459.3, где 039 - код региона, 0000238459 - номер бюллетеня, 3 - код кандидата в списке участников. Чтобы не пугать скептиков мифическим термином "урна-автомат", можно сказать и так: пусть на каждом участке стоит обычный ксерокс с автоподатчиком. Избиратель опускает заполненный бюллетень в приемную щель и нажимает кнопку. Вниз, в приемное отделение, падает КОПИЯ его бюллетеня, а ОРИГИНАЛ он забирает из автоподатчика и кладет в карман.
3) После закрытия участков и подсчете голосов Избирательной комиссией, в региональных государственных СМИ публикуются результаты выборов в том же формате "номер - код кандидата". В Интернете публикуется ПОЛНЫЙ список по всей стране в этом же формате.

Достоинства:

1) Это, во-первых, резко поднимет доверие к выборам, а, следовательно, явку. Хотя бы даже из простого интереса многим захочется сходить, проголосовать, чтобы потом найти свой номер в газете и убедиться, что его не обманули. А если обманули - к проигравшим конкурентам, с квиточком (или, еще лучше, с оригиналом - в другом варианте) - разбирайтесь, господа.

2) Во-вторых, целиком будет открыта информация по общим результатам. И уж проигравшие кандидаты подсчитают всю статистику до голоса, будьте уверены. Цена слишком велика.

3) В-третьих, - полная анонимность. Если мой номер отличается от соседнего на единицу, то это может быть с успехом как сосед по подъезду, так и безвестный житель с другого конца города (даже региона). Я никогда не узнаю. И, главное, не только я не узнаю этого.

4) Ну, и наконец, это облегчит и ускорит процедуру подсчета. Ведь урна-автомат может копить статистику сразу по ходу голосования, и даже передавать на сайт Изберкома в режиме on-line. И не нужно будет этих мучений с бумажками…

Если Вы дочитали до этого места, спасибо. Хочется еще раз озвучить известную истину. Каждый из нас хорошо представляет, как нам хотелось бы жить. Вопрос всегда упирается в МЕХАНИЗМЫ, как достичь этого? И выборы в стране – это важнейшая процедура, слуховая труба между гражданином и властью. От совершенства этой процедуры будет зависеть, услышат ли Ваш голос, или он затухнет, будет неверно услышан или проигнорирован.

Итак, главное: бюллетень должен стать документом строгой отчетности.
Это можно и нужно осуществить!


PS Это публицистический текст. Имеется также техническое описание, которое пока не привожу, так как содержит специфическую терминологию.

Позднее замечание. Ниже приведен фрагмент из интервью Р.Реймана на Эхе Москвы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В Америке идут выборы, показывают, как идут выборы, некоторых штатах установлены электронные аппараты для голосования.

О.БЫЧКОВА: И не только в Америке - в Европе это распространено в большом количестве.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Насколько это перспективно? Или лучше бумаги с ручкой ничего нет?

Л.РЕЙМАН: У нас есть такие аппараты для голосования.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я имею в виду кнопки.

Л.РЕЙМАН: Ну, у нас это сделано чуть иначе – сделан интерактивный экран, на экране загорается бюллетень, и человек, нажимая на кнопку, отмечает те решения, которые он принимает. После этого происходит само голосование, а человеку выдается чек – как из кассового аппарата, на котором написано, за что он проголосовал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подтверждение.

Л.РЕЙМАН: да, бумажное подтверждение этого. Эти аппараты не участвовали в думских выборах и не будут участвовать в президентских выборах, но они в прошлом, 2007 г., участвовали в муниципальных выборах и показали себя достаточно неплохо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть, вы сторонник внедрения такой формы?

Л.РЕЙМАН: Должен быть разумный предел этого. Потому что интерактивный аппарат с бумажным подтверждением результатов – думаю, это хорошая идея. А дальнейшее развитие, когда вообще нет бумажного подтверждения – это может быть уже чересчур, поэтому для этого человек, с точки зрения его менталитета, должен быть к этому готов.

(что ж, за те 4 года, что я проталкиваю эту идею, появился хоть "намек на звон" из тех звонов, про которых никто (?) не знает, где он...