М.Осташевский

Кладбище
Кладбище

       Это случилось со Стасом Михайловым, когда он был молодым, дикорастущим старшим лейтенантом и служил в небольшом заштатном городке, который назывался Альметьевск. Должность у Стаса была необременительной и, в нагрузку к ней, его сделали военным дознавателем. Ему приходилось часто ездить в Казань, в военную прокуратуру. Или по периодически возникавшим уголовным делам, или на ежегодную стажировку.
       Приехав в один из теплых майских дней на стажировку и устроившись с помощью помощника прокурора Толи Попова в находящуюся на улице Баумана офицерскую гостиницу, Стас отправился на прогулку. Зайдя в магазин за сигаретами, он случайно познакомился там со стройной, привлекательной девушкой. Ее звали Альбина. В общении она была скромной, если не сказать стеснительной. Взяв инициативу в свои руки и болтая о всякой ерунде, Стас через непродолжительное время выяснил, что Альбина учится на первом курсе филологического факультета одного из институтов Казани и живет в общежитии института.
- У нас сегодня тематический вечер в общежитии. Если хочешь, приходи к семи
вечера – сказала она.
- Я не знаю где ваша общага – ответил Стас.
- А ты проводи меня сейчас туда, и будешь знать!
       Прогуливаясь неторопливым шагом, они через сорок минут пришли к общежитию. Хотелось есть. Стас сказал об этом Альбине, и она провела его в студенческую столовую, где они поели незамысловатой и дешевой еды. Прикидывая свои шансы на обладание в ближайшем будущем этой девушкой, Стас оценивал их как почти нулевые и уже жалел, что не снял девицу попроще в одном из ресторанов, но вместе с тем, его что-то тянуло к Альбине как магнитом.
       Альбина сказала на вахте общежития, что офицер приглашен на тематический вечер, и они прошли в холл здания, где чуть позже, при свечах, несколько студенток и их преподавательница, сидя в креслах, читали по очереди стихи Марины Цветаевой. Вечер ему не понравился. Вся канитель закончилась около девяти вечера, и они с Альбиной пошли гулять. В Татарии темнеет очень рано, потому, что, несмотря на другой часовой пояс, время там московское. На улице было уже темно. Стас привлек к себе девушку и поцеловал. Несмотря на всю ее стеснительность и какую-то детскую непосредственность, Альбина, обняв его, страстно ответила на поцелуй. Стас набрался смелости и стал ласкать вначале грудь девушки, а затем и ее промежность сквозь теплый хлопок ее трусиков, боясь и ожидая, что девушка его оттолкнет, но ласки явно ей нравились. Альбина стала постанывать.
- Меня пустят в общежитие? – спросил он.
- Нет.
- А куда бы нам пойти?
- Недалеко кладбище. Вряд ли там в такое время кто-нибудь есть. Пошли туда.
       Идти на кладбище Стасу почему-то не хотелось. Что-то внутри него сильно протестовало против этой затеи.
- Ты боишься? – спросила Альбина.
       Разве может бравый офицер чего-то бояться?! Стас сразу дал согласие.
       Минут через пятнадцать они пришли к ограде кладбища и, пройдя через калитку, пошли по дорожке. Фонарей не было. Недалеко от дорожки росли деревья и кустарник. Поэтому на кладбище было еще темнее, чем на улице. Стас увидел стоящую рядом с могилой широкую и длинную скамейку и повел девушку туда. Они сели на скамейку. Стас, целуя Альбину, гладил мягкий хлопок ее трусов. Она со стоном подавалась навстречу его ладони. Стас попытался потянуть вниз ее трусики. Она его остановила - «Я сама, отвернись…» - и, сняв их с себя, Альбина легла на скамейку. Он вошел в нее и Альбина облегченно охнула. Ее красивое лицо выражало удовлетворение.
- В тебя можно кончить? – спросил он ее.
- Да! Нужно! Кончи в меня! – с каким-то исступлением ответила она.
- Хорошо,…ах как хорошо,… милый мой,… наполни мое лоно семенем! – шумно
дыша, шептала она.
       Стас старался изо всех сил. Ему было очень приятно. Он почувствовал, что приближается к финишу. Вдруг Альбина перестала двигаться, разжала руки, и они бессильно упасли вниз. Приближающийся к пику Стас, не обратив на это внимания, двигался все быстрее. Одновременно он услышал очень громкий скрип зубов Альбины и легкий шорох рядом со скамейкой. Повернув голову, он увидел, что рядом со скамейкой стоит пожилой мужчина, одетый в черный, застегнутый наглухо плащ. Волосы у него на голове были абсолютно седые.
       Стас хотел встать и, приведя себя в порядок, объясниться со стоящим рядом мужчиной, но Альбина не отпускала его. Она с неженской силой обхватила его руками, которые мгновение назад казались бессильными, и он почувствовал, как ногти девушки, прямо через ткань рубашки, глубоко впились в его спину. С большим трудом ему удалось освободиться и встать со скамейки. Застегивая брюки, он взглянул в лицо девушки и первый раз в жизни почувствовал, как от ужаса шевелятся и скручиваются волосы у него на голове, а мышцы немеют.
Лицо ее было перекошено лютой нечеловеческой ненавистью. Оно уже не было красивым. Оно было страшным. Она смотрела на стоящего рядом мужчину, и глаза ее ярко светились в темноте зеленым цветом дикой, безудержной злобы.
- Офицер, уходи! – негромко сказал мужчина.
       И тут Альбина завыла.
       Дикий, нечеловеческий вой расколол тишину кладбища как топор сухое полено. Словно от близкого взрыва гранаты, заложило уши. И Стас побежал. Он бежал, не разбирая дороги. Ветки кустов хлестали по лицу, но боли он не чувствовал. В себя он пришел на проезжей части какой-то дороги. По взмаху его руки остановились «Жигули» и Стас влетел на сидение машины. Когда машина тронулась, он увидел стоящую на обочине девушку. Это была Альбина. Она смотрела вслед отъезжающей машине и грозила пальцем.
       - Старлей! Что ты тут от девах бегаешь? – спросил водитель – Тут опасно гулять в такое время. Кладбище рядом. Там за последние три месяца четырех парней нашли мертвыми и все без следов насилия.
       Поддерживать разговор Стас не мог, и водитель молча довез его до гостиницы.
       Добравшись до своей кровати и прямо в одежде рухнув на нее, Стас отключился.
       Утром, зайдя в умывальник побриться, он с горьким удивлением увидел, что волосы на его голове густо посеребрила седина. Жажда мести стала заполнять извилины мозга.
       В прокуратуре при виде Стаса у Толи Попова отвисла челюсть.
- Что у тебя с волосами?!
- Не знаю. Сон приснился страшный. Проснулся уже седым. Толь! Мне бы сегодня
после обеда в одно место надо съездить.
- Без проблем. Допросишь двух субъектов и свободен.
       Около четырех часов дня Стас был у проходной общежития. Он назвал фамилию Альбины проходившей мимо девушке и попросил позвать ее. Девушка спустилась вниз минут через десять и сказала, что студентки с такой фамилией нет. Не только на первом курсе, а на всем факультете.
       Позже, Стас часто вспоминал этот случай, но он носил все в себе. Никому никогда он ничего не рассказывал, понимая, что как только об этом расскажет, его тихо уволят из армии по причине отсутствия дружбы с головой.