М.Осташевский

Командировка
Командировка

       Виктор Платонов проснулся с тяжелой головой. Хотелось пить. И настроение у него было мерзким. Вчера он в очередной раз напился. Несмотря на зарок, который дал сам себе. Поддавшись уговорам жены, которой, как всегда, не с кем было выпить. А ему сегодня уезжать в командировку.
       Жена Платонова, Надежда, была горькой пьяницей. Она начинала употреблять водку сразу после того, как просыпалась и к вечеру, шатаясь, ходила по квартире с остекленевшим взглядом и несла пьяный бред.
       Майор Платонов был рад, когда ему предложили ехать для прохождения службы на Курильские острова. Виктор думал, что, может быть, в такой глуши Надежде негде будет доставать спиртное, и она опять станет нормальным человеком. Только оказалось, что и на краю Земли недостатка в водке не ощущается. Кто ищет, обязательно найдет. А жена искать умела. Положение усугублялось и тем, что работы для Надежды на новом месте не нашлось. Если она на материке обычно начинала пить после окончания рабочего дня, то на острове супруга получила возможность предаваться любимому занятию прямо с утра.
       Платонов выпил три стакана крепкого чая, взял сумку с собранными для командировки вещами и вышел на улицу. В левой половине груди ощущалась тупая, ноющая боль. У него опять болело сердце.
       «Хоть в командировке отдохну от нее. Терпенья уже нет. Хоть и жалко Надьку, но надо разводиться. Пить она уже не перестанет. Хорошо хоть, что рожать она не может», - думал майор, идя к зданию штаба.
       Через три часа Виктор ступил на палубу небольшого корабля, который должен был доставить его в одну из рот. Корабль был предназначен для инспекции судов, ведущих промысел рыбы, и полк часто арендовал его для попутной доставки офицеров управления полка в разбросанные по островам роты.
       Еще через сутки Платонова высадили в бухте Броутона. На пирсе его ждала машина, которая и доставила майора в расположение роты. Обычно, жить приходилось в домике одного из офицеров, который вместе с семьей находился в отпуске на материке. В этот раз отпускников не было. Платонова поселили в стоящий метрах в ста на отшибе от расположения роты вагончик. Для того чтобы майор не замерз, вагончик снабдили мощным электрическим обогревателем.
       Вечером налетел сильный снежный заряд. Собравшийся на ужин Виктор понял, что до столовой он не дойдет. По дороге, которую уже полностью занесло, легко провалиться в рыхлый и глубокий снег. В этом случае, минут через пять, человек оказывается под снегом с головой. И то, что от него останется, появиться на поверхности может только весной. Когда снег растает. И таких случаев было не мало.
       «Хорошо, что консервы с собой захватил», - подумал Платонов.
       Он съел банку тушенки, выпил стакан заваренного с помощью небольшого кипятильника чая и лег на кровать. Единственное, что его радовало, это то, что рядом не было вечно пьяной, опухшей, нечесаной и неряшливо одетой жены, от которой неприятно и сильно пахло потом и перегаром.

       Размышляя о невеселой жизни, которая последнее время преподносила только неприятности, Виктор провалился в сон. Не успев раздеться.
       Проснулся он внезапно. Словно что-то толкнуло его в бок. Или позвало. И рядом с собой увидел висящий в воздухе, светящийся оранжевым цветом шар, размером с крупный апельсин.
       «Все! Хана! Шаровая молния! Сейчас рванет!» - пронеслось в голове.
       Вслед его мысли, в голове раздались чужие слова: «Не пугайтесь! Это не шаровая молния. С помощью этого искусственного сгустка энергии с Вами общаемся мы, представители инопланетной цивилизации».
       От этой фразы волна испуга стала расти с новой силой, но что-то стало ее гасить. Извне. Через две минуты Виктор был абсолютно спокоен.

       - А сами вы где? – задал он вопрос шару.
       - На корабле. Над Вашим жилищем. Хотите к нам на корабль?
       - И что я для этого должен делать?
       - Выйти из помещения на улицу.
       - И все?
       - Все!
       «Настроены они, вроде, доброжелательно. Силой в корабль не потащили. Что я теряю, согласившись? Ничего. Вдруг, предложат улететь с ними? Вдруг жизнь там гораздо лучше, чем здесь?».
       И майор, надев бушлат, вышел из вагончика.
       Дул сильный ветер и снежный заряд продолжал засыпать землю мягким пушистым снегом. Внезапно вверху вспыхнул яркий свет. И Виктор оказался внутри него. Было удивительно, но внутри конуса света не было ни ветра, ни снега. Он каким-то непостижимым образом отсекал и то и другое. Платонов почувствовал, как оторвался от земли и, с нарастающим ускорением, полетел вверх. Посмотрев вниз, майор заметил какое-то темное пятно перед входом в вагончик, но, как следует, рассмотреть его не успел.

       В помещении корабля, куда доставил Виктора пучок света, было светло и стерильно чисто. И в нем находились одетые в серебристые комбинезоны инопланетяне. Двое. Мужчина и женщина. Они внешне не отличались от землян. Разве что ростом. Мужчина был выше Платонова сантиметров на тридцать. Рост инопланетянина превышал два метра. Женщина была ниже. Одинакового с Виктором роста. И необыкновенно красивой. Как принято говорить, неземной красоты. И она, и мужчина улыбались Платонову как другу.
       - Хотите полететь с нами? – продолжая улыбаться, спросила женщина.
       - А долго лететь до вашей планеты? Вдруг на полет не хватит моей жизни?
       - По вашему земному времени мы будем на месте через полчаса.
       Женщина нравилась Виктору. С каждой минутой все больше.
       - Я согласен!
       - Вы подтверждаете, что добровольно отправляетесь с нами в полет? – уточнил мужчина.
       - Да!
       - Тогда летим!

       Начальник радиолокационной станции, капитан Кондратьев, с расстройства выпил полстакана водки из заначки для торжественного случая, и спросил командира роты:
       - Кто его нашел?
       - Боец, который чистил дорогу от столовой до вагончика. Прямо у входа в вагончик. Под слоем снега.
       - Ты командиру полка уже доложил?
       - Да! Сегодня должен прилететь вертолет, который заберет труп.
       - Его крысы не успели объесть?
       - Нет! Целый.
       - Да-а-а…! Съездил майор в командировку! Как ты думаешь, от чего он умер?
       - Скорее всего, от сердца. Он мне вчера на сердце жаловался.
       - А что часовой про какой-то свет говорит?
       - Говорит, что видел яркий пучок света в небе! Около двух часов ночи.
       - Ты не вздумай об этом командиру полка сказать. А то еще следователя пришлют, который будет разбираться с неизвестным светом, да нервы нам мотать.
       - Я не настолько глуп! Иди на станцию. До включения десять минут осталось.