Из варяг в греки
 

Растеряли могущество греки
Вскоре после рожденья Христа.
Древней Спарты, Афин, человеки
Пацифистами вздумали стать.

Разводили овец и оливы,
Раков в реках ловили рукой.
Ели раков варёных и пивом,
Запивали – боролись с тоской.

Мифы очень любили, преданья,
Красных раков, наевшись, читать.
Разрушались старинные зданья,
Грекам было на это начхать.

А в краю ста озёр и туманов,
Где ландшафт каменист был и лих.
Жило злобное племя норманнов,
Чаще звали варягами их.

Раков в их не водилось озёрах.
В море – только вонючая сельдь.
Дичь ушла за скалистые горы,
Двинул в Арктику белый медведь.

Всем известно, что голод – не тётка,
Мох олений – скупая еда.
В бочках вовсе протухла селёдка,
Ужин, завтрак, обед – лишь вода.

И, оставив родимые бреги,
Кто на время, а кто навсегда,
Совершать порешили набеги,
На соседей, на их города.

День и ночь напролёт прокумекав,
Накурившись до слёз анаши,
Из варяг путь проторить во греки,
Вождь норманнов однажды решил.

Собирались недолго, и вскоре,
Скарб, доспехи, сложив на ладью,
Переплыли по-быстрому море,
Помахав своим бабам - «адью».

По дороге разграбили Польшу,
Разогнали мадьярских цыган.
Но хотелось всё больше и больше.
Так варяги дошли до Балкан.

Без труда взяли крепость на Шипке…
Вот и Греция – мифов страна.
Скушать раков хотелось им шибко -
В реках греческих их до хрена.

На рассвете ворвались в посёлок,
Что в долине лежал под горой.
Молодух забирали и тёлок,
Кур, гусей, уток, воблу с икрой.

Им досталась добыча без драки,
Не пришлось разбивать кулаки -
За горой, возле речки, сиртаки
Танцевали села мужики.

Наплясавшись, всех раков доели,
Осушив десять амфор с вином,
Греки спали (ужасно храпели)
Беспробудным и мертвенным сном.

Тень горы на деревню упала.
И долину укутала ночь.
Всё варяжское воинство спало.
Лишь вождю сладкий сон был невмочь.

Сняв доспехи, оставшись в исподнем,
Он к реке близлежащей пошёл:
«Ночь светла, полнолунно сегодня –
Раков будет видать хорошо!»

И, оставшись в костюме Адама,
В воду плюхнулся старый варяг.
И, тотчас же, ему в место срама,
Впился крепкой клешней крупный рак.

Взвыл норманн от чудовищной боли,
И разбил паралич старика.
Звать о помощи не было воли,
Поглотила варяга река.

Грызли раки его под корягой,
По воде били капли дождя.
Уходили из греков варяги,
Опечаленные, без вождя…