Журфак-1
Семен Венцимеров

Журфак

Часть первая

Пролог

* * *
...Редеет круг друзей, но - позови,
Давай поговорим как лицеисты
О Шиллере, о славе, о любви,
О женщинах - возвышенно и чисто.

Воспоминаний сомкнуты ряды,
Они стоят, готовые к атаке,
И вот уж Патриаршие пруды
Идут ко мне в осеннем полумраке.

О собеседник подневольный мой,
Я, как и ты, сегодня подневолен,
Ты невпопад кивай мне головой,
И я растроган буду и доволен.

Геннадий Шпаликов


...А мы живем и хлеб жуем.
Есть время плакать и смеяться.
Мечтаем – каждый о своем –
В судьбе хоть малость приподняться.

Шестидесятая – вот-вот
Закончит бег земной декада
В десятилетье новом ждет
Судьба. И нам подняться надо

До предначертанного нам
В Божественной небесной книге,
Быть адекватными делам,
Нас ожидающим... Лишь миги,

Мгновения – и либо мы
В судьбу высокую вступаем
Из бездуховной кутерьмы...
А нет – из жизни выпадаем...

-- Какие новости друзья?
Сенсация – не просто новость...
Кошмар! Вообразить нельзя...
-- Давай! Развей нам бестолковость.

-- У австралийских берегов
Большую белую акулу
Поймала группа рыбаков.
На тонну с лишним потянула...

-- Какой для нас в том чуде прок?
-- Вот разъяснение на сдачу:
И нас счастливый ждет итог,
Мы тоже выловим удачу.

Откроем новые миры,
Изобретем...
                   -- Велосипеды?...
-- Мы знаем правила игры...
-- Да только есть Пеле...
                  -- Всеведы!

Так сами будьте как Пеле!
Он тысячный забил недавно
Свой гол! Шагайте по Земле,
Как он свободно и азартно!

-- А я узнал, что Шарль де Голль
Ушел в отставку добровольно...
-- Намек для нас: для твердых воль
Доступно все...
                        -- Живи достойно...

-- Еще вот тоже новость-класс --
Из Хьюстона. Врачи впервые
Чужой больному вшили глаз.
Он видит... Так и здесь, родные,

Посланье шлет судьба свое
Удачу мы увидим вскоре...
-- Так значит выпьем за нее
-- До дна!
            -- Для ясности во взоре –

Она уже почти видна...
-- Разминка: отгадай загадку:
Я перечислю имена.
Что общего -- ответь мне кратко

У лиц известных...
                       -- Начинай!
-- Не торопи... Ну, что в них обще?
Прославлены из края в край...
-- Давай же имена, короче...

-- Григорий Лернер, "олигарх"...
Вот Ия Савина, актриса,
Представим, видного в верхах –
И Шихмурадова Бориса --

Противником Туркменбаши,
Объявлен, личностью "нон грата",
Для погубления души --
Отличный парень -- взят "за граты"...
.

По праву -- в списочной строке
И "большевик" Анпилов Виктор...
И этот – с водкою в руке
-- Стоп, стоп! Куда? Откуда? Вы -- кто?

Не пей, коль не умеешь пить...
Как ваше имя? Что вам надо?
-- Диплом-то потерял? Как жить?
-- Проспитесь, баста... Вот досада --

И покоривший Голливуд?
Здесь режиссер -- Буравский Саша,
И Таня Комарова тут
Телевезда, премьерша наша.

"Полкан" гэбэшный Петя П.
Член-корр Иосиф Дзялошинский,
Есть что-то общее в судьбе
Хоть разная в мозгов начинка,

Кропает модные вполне
Донцова Дарья -- дететивы
Я не читал. Неясно мне --
Илюша Суслов в этом чтиве

Нашел ли отраженье – он
Был среди наших популярен.
Хоть с виду неказист – умен,
Весьма своеобразный парень.


Он был объявлен по суду --
Вы представляете – шпионом...
Стоят по праву в том ряду,
С Илюшей рядом в списке оном

Директор Цирка на Цветном
Сын клоуна Максим Никулин,
Они учились на одном...
-- Подсказка? Ясно намекнули...

Сомкну последнее звено
Загадки...
                     -- Факультете!
                           -- Верно!
Будь слово произнесено:
Внимание!
          -- Журфак, деревня!

И будто в омут головой,
Бултых – в завещанную тему,
Благослови, Всевышний, мой
Прыжок в Великую поэму,

Которой исполняю долг,
Священный долг мой пред СУДЬБОЮ,
Вдруг время делает виток...
И, освящаемый любовью,

И, принимая Божий дар
Поэзии как послушанье,
Я уношусь душою вдаль...
Да, всей судьбы моей призванье

В осуществленьи этих строк,
К которым приступаю нынче...
Уже переступив порог,
Не вырвусь, как боксер из клинча,

Пока всего не напишу...
Вопоминания нахлынут
Волною... Я теперь дышу
Лишь этим... Господом подвигнут

Дар невозвратный, дар большой
За долг пред всеми и собою,
Высокой дружбой и душой,
И той, немеркнущей любовью,

Исполнить небывалый план....
Берусь за гуж... Вперед, поэма!
Рискнем, глаза зажмурив. Пан
Или пропал... Сияет тема

Всю жизнь большую напролет...
Дар слова, Отче, мне в награду
Иль в наказанье дал? Вперед –
Бегу по Вышнему приказу

От сердца к сердцу по годам,
По дальним городам и весям...
Поэме этой жизнь отдам.
В ней будет сто имен и песен...

По воле, явленной Тобой
Я был назначен инструментом –
Поэто-рупором, трубой
И поколения агентом.

Мой альтер эго – злейший араг,
Тупой, упрямый, склонный к лени,
Весь соткан из обид и врак,
Я пал в молитве на колени:

Молюсь: крушение надежд
Да не возникнет из укромных
Загашников души допрежь
Не завершу сей труд... Виновник

Своих же прошлых неудач.
Молю: неужто ты, Всевышний,
Позволишь мне и ныне, дашь
Увлечься посторонней, лишней

Помехой? Отними соблазн,
Не уводи от темы, ладно?
Да не задушит сердце спазм.
Со всей энергией таланта

В рассказе точном воссоздам
Событий памятных цепочку,
По именам и по годам
Я пробегу из строчки в строчку,

Живительным пройду лучом
Волшебной лампы Алладина
Кастальским именно ключом
Зачем-то мне необходимо

Дверь в наше прошлое открыть...
Былые светлые мгновенья
Из молодости возвратить,
Собрать разрозненный звенья...

Вернуть улыбки лицам... Их
Еще не погасило время --
Учителей, друзей моих,
Чьи образы, мне сердце грея,

Сияют... Истине служа,
Все, все я постараюсь вспомнить...
Сотрется времени межа,
Чтоб жизнью я сумел наполнить

Поэму... Верю, что смогу...
Меж этим мигом и ушедшим
Стирается рубеж в мозгу...
Галлюцинирую... Мне шепчет,

Подсказывает мне душа
Под запись – реплики героев...
Всмотрюсь в картину, не дыша:
Веселой, звонкою гурьбою

Бегут в высотный дом... Огни
Из окон сталинской высотки
Сияют даже в злые дни...
Ну, старый друг, нальем по сотке

Чтоб рассосался горький ком:
Потеряно друзей немало...
Высотка звездным маяком
Ушедшим, как и нам, сияла...

Ты, юность светлая, зачем
Так скоро курочкой с насеста
Упрыгала от нас совсем?
Хочу, чтоб выбравшись из сердца

Воскресла вновь в моих стихах
Глупышка-юность, песня-юность
Звени на разных языках,
Чтоб, вопреки всему, вернулась...

Об альма матер, о мечте --
Поэма наша о журфаке,
Пускай ее подхватят те,
Как негасимый Данков факел,

В тысячелетии ином,
С кем, факультет, стезю осилишь...
Ну, что, давай-ка всколыхнем
Винцо, Михайло свет Васильич,

За МГУ, журфак, за нас
Твой постамент -- на счастье -- сбрызнем,
И исподволь начнем рассказ...
Надеюсь, мне достанет жизни

Его к финалу привести,
Мечту-судьбу перепевая,
Поэт не лучший я, прости...
Но огонек, не затухая

В душе зажегся -- что ж теперь? --
Я начал – и не отступаю...
Что было -- было -- груз потерь,
Масштаб трудов велик – вздыхаю....

Ну... «Во первых строках письма...»
Откликнитесь друзья-скитальцы...
Грущу: так быстро -- жизнь сама
Песком просыпалась сквозь пальцы...

Журфаку пятьдесят... Рубеж!...
Отметим юбилей журфака –
Полвека на стезе надежд...
"Емелей" следует, однако,

Поздравить Ясена... Привет!
Осанну воздадим Декану --
Хранителю -- и долгих лет...
Российских борзописцев клану...

Кому -- отец, кому и дед --
Пусть здравствует наш мэтр Засурский!
В «Союзе» облети весь свет --
Едва ль хотя бы и за сутки

Места охватишь, где дитя
Журфака -- звездочкой над миром
Искрится, праведно светя...
Творят добро неутомимо

Птенцы Звсурского гнезда...
И не погаснет над Землею
Созвездье наше никогда...
Господь -- он с вами и со мною!

Так, Господи, благослови!
Коль я прологом разразился,
Оставь с поэмой виз-а-ви.
Пойду вперед. Зачин сложился...

Поэма первая. Я, Семен…

* * *
Наступил, зовет в казарму вечер,
Голубой, застенчивый, недолгий.
По проспекту Мира на Заречье
Проплывают «москвичи» и «волги».

Пролетают, рвутся к повороту,
Светофор мигнул им и погас…
День прошел – и мы идем с работы
Вдоль домов, что начинались с нас.

В каждый строгий выступ – каждый камень,
В зеркала витрин – прохладный свет
Вложены солдатскими руками…
Это на Земле наш добрый свет.

Здесь рассвет застигнет средь аллеи
Радостно взволнованных влюбленных,
Новые кварталы забелеют
В окруженье тополей и кленов,

Деревца, что ты сажал у дома,
Встанут летом, ветви перепутав,
Наш маршрут, до камешка знакомый,
Станет здесь троллейбусным маршрутом.

Голубые лоджии, балконы
Серебристым заврастут плющом…
Ну, а мы с тобою, сняв погоны,
Строить новые дома уйдем.

В Волгограде, Кушке, на Таймыре
Новые проспекты встанут в ряд
Продолжением проспекта Мира.
Возвеличившего труд солдат…

Семен Венцимеров. Военные строители.
Газета ПрикВО «Слава Родины», 11 авг. 1968 г.

...Глаза у страха велики.
Тонуть, так в море, а не в луже.
И отступленье не с руки –
Рискну. Глядишь -- не будет хуже

И прежде веку не помрешь.
Кому сгореть, тот не утонет.
В Москву за счастьем, молодежь!
Надежда пламенная гонит.

Вот-вот покину Черновцы:
Зовет Москва, дворец под шпилем...
Мой город – храмы и дворцы...
Здесь в остром воздухе пропилен

Мой резкий профиль и ленцы
Моей найдется здесь источник,
Но стали тесны Черновцы,
Воспоминанья горьки... Прочь их!

На этой почве, как цветы,
Мои мечты взрастали... Сочных...
Тех грез сердечной маеты,
И ожиданий худосочных,

Тоску рождавших --
               -- Не страдай! --
Душа однажды не стерпела
И повелела:
                    -- Уезжай
В Москву, в Москву... –
                            И постепенно

Устал сопротивляться... Жаль
Мне покидать мой тихий город,
Но неумная печаль
Сильнее – и духовный голод...

Мой город -- на семи холмах
Как Белокаменная... В спорах
С собою корчусь -- и замах –
(Душа в провинциальных шорах --

Куда, мол, мне -- в калашный ряд?) --
На МГУ страшит безмерно:
Вот размахнулся невпопад
Из наших палестин? Похерь, мол,

Амбиции, безумный!
                          Ад
Души превозмогал сомненья...
Я ничему вокруг не рад
Не в радость день и ночь томленья

Бессонно-вязкие несет.
Да, в Черновцах мне стало тесно.
Все не по мне, ничто не мед,
Кошмар солдатчины потешно-

Безумно-рабской позади.
Душа в ней быть не согласилась.
Мне двадцать два, а погляди:
Еще никто я. Так сложилось.

Меня заметишь за версту:
Рост...Внешне хоть не Квазимодо --
Глаза во лбу, язык во рту –
Но не в Стриженова порода...


Спиртного вовсе я не пью.
Коль с водкой бы дружил, смирилась
Душа б и с адом, но мою
Судьбу пройти – определилось --

Я должен трезвым, что трудней.
Все в жизни стало скучным, пресным.
Отрады не находишь в ней...
Порой и жить не хочешь... трезвым.

Как будто что-то потерял...
Не сконцентрированы мысли:
Куда-то, как-то, где-то... Крал
Я дни с неделями у жизни,

И, отдавая их тоске,
Мечтал о чем-то небывалом,
Высоком... Поделиться с кем?
О чем? Мне душу жжет напалмом...

А в чем причина? Не любовь?
И эту горькую отраву
Душою принял... Скрип зубов...
Едва ль и выскажусь коряво

О той, к кому тропу торил...
Тоскливое воспоминанье:
С надеждой трепетной дарил
Лишь ей чистейшее мечтанье --
.
И не могу ее забыть --
И даже называть не буду...
Нет, мне из сердца не избыть...
Ведь так мечталось: встречу Люду...

Невоплощенное, слепя,
Слезой накатывает горькой...
Я весь в обиде на себя:
Ее я звездочкой и зорькой

Цветком весенним и мечтой
Я в книжном называл маразме.
А Люда – девушкой простой
Была душой и телом... Праздник

Она однажды принесла –
Не мне -- безмозглому продукту
Ком-масс-культуры... Подошла
Пора быть мужиком... Но дух-то

Тоталитарный с малых лет
Душил природные инстинкты:
-- В стране советской секса нет!
И грамофонные пластинки

Не открывали мне секрет
Физиологии телесной.
И был я с Людой тет-а-тет
Тупым, как лапоть... Бесполезно

Теперь вздыхать... Паря в своих
Эфирах потерял девчонку...
Она к кому-то из земных
Парней, меня отправив к черту,

Прильнула... Мой удел --тоска
В Москву! В Москву!
                          -- Скажи на милость,
Кому ты нужен там? Москва
Бы лишь с деньгами покорилась.

Располагаешь кирпичом
Рублей, чтоб положить в ладошку?
Без взятки нынче нипочем,
В студенты не попасть...
                             -- В дорожку

Первопрестольная зовет --
Побудем в ней -- ведь тоже радость,
А коль Всевышний поведет --
То и «кирпичная» ограда

Нас не удержит... Повезет --
И попадем, глядишь, в студенты...
-- В Московский универ? Дает!
Ха-ха! Прими аплодисменты

За артистичность! Например,
На Черновицком общетехе
Заочном -- верю – как-то, сэр,
И зацепился б, хоть помехи

И здесь серьезны, но журфак?
Пацан не дружит с головою:
В Москву? Еврею? Просто так?
Пойду заранее обмою

Твою "удачу"... --
                        ... Да, тоску
Нагнать -- любой готов стараться,
А поддержать: «Возьмешь Москву!»... --
Ну, что ж... Тогда секретно, братцы,

Начнем сей подвиг совершать...
А "пятая графа" -- согласен,
Мне от нее не убежать
Но в Черновцах ведь тоже басен

О равных с местными правах
Для инородцев-иудеев,
Не поминают впопыхах...
Здесь сущий рай для прохиндеев,

Что «в лапу» «кирпичи» дают,
Для этих "пятый пункт" -- не важен...
Не верю, что в Москве берут...
А впрочем, если смел, отважен —

По воле Господа пройдешь
Сквозь стены -- не заметив даже...
Мой плюс -- солдатчина... Даешь!
Прорвемся при армейскм стаже...

Коси, коса, пока роса,
Пока кипит, вари похлебку...
В учебник погрузи глаза,
К ученью приступай неробко.

...Я в мае прибыл в Черновцы,
Три года отслужив в стройбате...
«Пункт пятый» в действии... Лжецы,
Мой паспорт взяв на автомате

Кривили в злой ухмылке рот...
И с нею паспорт возвращали,
Мол, от ворот вам поворот!
"Вакансий больше нет!" – вещали...

Кадровики... В душе разлад:
Везде облом. Куда ж податься?
Тоска все гуще, гуще... Ад
Все нестерпимее... Бодаться

С советской властью? Горевал,
А антисемитизм, как данность
Уже привычно принимал,
Мол, так оно ведется... Странность

Мироустройства постигал
Сквозь призму страха... Сталинизма
Последыш, горько привыкал
К ущербности... И аневризма

Все истончалась... Смрадный чад
Антисемитского безумья
 У многих в поколеньи чад
Послевоенных, образуя

В их душах горестный протест
С инстинктом-жаждою свободы,
Выталкивал из наших мест
В чужую даль... Детей Субботы

Однажды мощный вихрь унес
За океаны, континенты...
Зрел-набухал в душе вопрос:
Не вражьи ль силятся агенты

От Родины, от русских зорь
Нас оторвав, лишить Россию
Народа Книги? Гложет хворь
Нацизма, сокрушая силу

С нацизмом бившейся страны...
Мы пробиваемся в студенты
Мы только лучшими должны
Быть... Очевидны аргументы:

Нам приземленное житье
Наскучило: в нем много грусти.
Твое тебе, а мне -- мое.
Правша левшу вперед не пустит

И всяк сверчок знай свой шесток...
Как одолеть прокоятье рока,
Что к молодому так жесток?
И мысли мучают жестоко.

Иначе стенки не пробить --
Учиться хоть всю жизнь готовы.
Готовы были б нас учить...
Чему -- неважно. Лишь бы Слово

Учителя могло включить
Хоть каплю Истины, хоть лучик
Нам души мог бы озарить
От Света вечного... Где лучших

Учителей себе найдем?
Где пламенных друзей-собратьев-
Единоверцев обретем?
Что ж, решено: с судьбой сыграть я

Решил в пятнашки -- и – бегом! --
Я должен вырваться из плена...
В Москву... Сияет маяком
Дворец, а шпиль его – антенна,

Что принимает стук сердец...
В Москву, в Москву, в дворец под шпилем...
Мирок, в котором жил, вконец
Мне несвободой опостылел ---

И вот -- зачуханный пацан
Решенье принимает внятно,
Рождает конструктивный план
И воплощает аккуратно.

Цель – МГУ -- манит, зовет..
Шаг первый в достиженьи цели –
Металлоштамповый завод,
Там зацепился еле-еле...

И это место б не нашел
Без Лешки Ройтмана, собрата
По службе в армии... Привел,
Замолвил слово... Сердце радо:

Шаг сделан к цели назло всем:
И месяца не проволынив,
Пошел слесарить в ОГМ...
Трудился, мышцы напружинив,

Изрядно, кстати, уставал...
Спасибо Ройтману за то, что
И месяца не сачковал.
Теперь мне армия зачтется

В стаж общий... Стало быть, попал
Уже я в льготный конкурс... Браво!
Со стартом я не сплоховал...
Но как же мало, Боже правый,

Мне времени осталось! В бой
Вступаю с тупостью и ленью
В учебник лезу с головой --
То -- по спряженью и склоненью,

То -- где и как рождалась Русь...
Усталый возвратясь с работы,
Все ж за учебники берусь...
Но тем не исчерпал заботы

Ажиотажной... Эх, устрой,
Всевышний, чтобы все успеть мне,
Способности мои утрой
И душу защити, чтоб сплетни

Не подтолкнули бы сойти
С пути... Душа, не слушай сплетню!
Успеть бы подсобрать статьи,
Рекомендации... Хоть в петлю,

Коль не смогу... Тогда – пропал:
Пойдут мечты, надежды прахом...
Ну, нет, несчастный! Весь накал
Направь, чтоб лишь не пшиком, браком

Итог сложился... И пахал
Я за столом, как папа Карло --
Науки в голову толкал...
Отец тогда помог немало:

Он в две тетрадки заносил
Хронологические даты
И классиков – когда кто жил:
Родился, мол, писатель там-то,

Творил и умер... Ты едва
Лишь то, что в этих двух тетрадках,
За год осилишь или два!
А книжки их хотя бы кратко?

Немецкий? Пухнет голова
От непосильности задачи...
Учу – ведь впереди Москва.
Нет выхода иного, значит...

О "планах творческих" -- молчу --
Пусть даже родичи в обиде --
Нельзя запал терять... Учу...
А лучше б вообще не видеть

Мне никого – ушел в тираж,
Исчез, в тумане растворился,
Растаял в дымке, как мираж.
Сбежал, уплыл в подлодке, смылся,

Слинял -- к чему ажиотаж?
Поступим -- пусть тогда узнают,
К чему приумножать мандраж?...
Болтаешь зря -- и силы тают...

Большой замок на язычок
Повесил -- и дыши в два уха,
И о намеченном – молчок!...
А по утрам -- бегом два круга

Вокруг прудов -- беги, дыши,
Что тоже проясняет мысли
Душ – допинг тела и души --
И на завод... А здесь -- не кисни –

Не околачиватель груш,
А штампов и станков наладчик...
Коль взялся за военный гуж,...
Да, был секрет военный... «Ларчик»

Не многим раскрывал секрет.
Заводик цинковал корыта,
Мастрячил детский "лисапед"...
А что под спудом было скрыто?

Коллега просветил меня:
Не дай Господь, но только, если --
Война, не потеряв и дня,
На тех же штампах, в том же месте

Системы адского огня
Начнут здесь выпускать немедля...
Пашу, секретик свой храня:
Неделя, и еще неделя –

И плана пункт второй... Ходы
Расчитаны по дням. И пропуск
Намеченного – знак беды:
Теперь мне крайне нужен... отпуск,

Хоть я недавно стартовал,
Тем стаж армейский узаконив,
А нужен месяц под аврал --
Не увольняясь... По знакомым

Прошлись, а нет ли среди них
Того, кто в разуменьи блата
К начальству в душу бы проник,
К персонам из директората?

Кто ищет, тот всегда найдет.
Мой дядя был вась-вась с замснабом.
Подсказка дидина ведет
К нему...
        -- Понятно... Значит надо

Без содержанья? Что в руке!
-- На срочный отпуск заявленье...
Скажу тебе накоротке,
Что здесь большое нарушенье!

Ну, что ж -- семь бед -- один ответ!
Не оправдаешь прегрешенье --
Обижусь... Дядюшке привет!
Есть, есть на отпуск разрешенье!

Надолго не бросая книг,
О пункте творческом заботе
Себя я посвящаю вмиг,
Забыв и думать о заводе...

Стишки, рецензия, статьи --
С пяток найдется публикаций...
Беречь, как... С этим не шути!
Добыть еще б рекомендаций

Редакционных... Кабы смог...
И вот в армейскую газету,
Во Львов -- с надеждою письмо
Пишу -- прошу бумагу эту...


На журналистский факультет
Для поступленья, мол, в столице
Мне отзыв лучшей из газет
Армейских кстати пригодится...

Письмо отправил... Что ж теперь?
Зубри. И, обретя терпенье,
Жди почтальона. Стукнет в дверь:
-- Табе пакет. В нем направленье.

На бланке со звездою – лесть:
Писал, и быстро, мол, и клево...
-- Сегодня, мама, почта есть?
-- Нет, не было письма из Львова...

Пресна, безрадостна, скучна
Моя реальность однозначно
Похоже, вычерпан до дна
И серый мой субстрат чердачный.


Так удивительно ль, что, блин
Мне в черепушку лезут глюки?
Неправда ваша, что один --
Не воин! Напрягаем руки --

У каждого -- своя борьба.
И отступить теперь не волен,
Хоть от натуги пот со лба
Ручьем стекает...
                        -- Ты не болен?...

За месяц -- зубы о гранит
Науки до корней сточились...
И даже дойч совсем забыт --
Мы в нем всем классом отличились...

Тупеешь, что ни говори,
Три года оттрубив солдатом...
Учиться -- вам не "раз, два, три..."
Немецкий был коньком когда-то...


Письмо отправлю в МГУ:
Дадут ли коечку в столице?
Я без общаги не смогу,
Покуда весь сыр-бор продлится...

Ответ с обидой: не дыра,
Мол, МГУ: общага будет...
Вещички складывать пора --
Рискнем, поедем... Не убудет...

Я в дембельной мой чемодан
Кладу носки, рубахи, плавки...
-- Еще что нужно? Я подам...
-- Проверь все документы, справки…

На стихотворный гонорар.
Замечу: куплен был тот "сидор»...
Эх, даже не позагорал...
-- Кладу еще твой серый свитер...


В разгаре – невоенный год --
Напомню -- шестьдесят девятый
Страну, где добрый жил народ
Попрали год назад солдаты...

Катились грозною волной
По той стране и прежде войны...
Своей славою пивной
Гордился люд, собой довольный,

Он, этот маленький народ,
Претерпевая казни, плети,
Не унывая шел вперед
И вдоль и поперек столетий...

И верил: славно жить всегда,
Где варят золотое пиво...
Ушли печальные года,
Жизнь -- точно праздник, всем на диво...


Но снова – варваров набег --
Год шестьдесят восьмой напрягся...:
Социализма "светлый" век
Нарывом мерзостным прорвался.

Отправил в Прагу три полка
Хмельницкий, где был я солдатом,
Меня Бог миловал... Пока...
Прослеживается: по датам:

ЦК КПСС войной
Решал соцлагеря – проблемы...
Со славной девушкой одной
Был погружен в иные темы

Тех дней престранного стишка
«Строители» довольный автор...
Балдевший от любви слегка,
Шептал загадочно (лукав-то!):

-- Поспорим: через два денька, --
Тонула в лапище чугунной, --
-- Поспорим! – нежная рука
Студентки-сибирячки юной...

-- О чем поспорим, генерал? –
Заколебался прихвастнувши,
Но верил в то, что не соврал –
И, щекоча ей нежно уши,

Он:
   -- Ровно через два денька
Вервые прочитаешь строки –
В газете – моего стишка...
-- Проспоришь! – нежный и глубокий

Пьянил студентки голосок
-- А спор – на что:
                          -- Кто проиграет --
Целуй счастливчика...
                       Исток
Уверенности подпирает --

Сам календарь: субботний день
Был Днем строителя... В конверте.
Пилотку сдвинув набекрень,
Во Львов послал стихи... Заметьте,

Что сочиняем был стишок
Для нашей ротной стенгазеты...
Надеялся, но все же шок
Мной был испытан: строки эти

В газете вижу окружной...
Неужто? Головокруженье
Я -- в "Славе Родины"!... Со мной
Случилось нечто... Ощущенье,

Как словно бы я воспарил...
Я дюжину достал газеток,
Домой послал и раздарил
Друзьям и девушке... Был меток

Мой выстрел – в «яблочко» Почин!
Подъем в душе невероятный:
Стишок... опубликован! Блин!
Ведь, обещая, сам, понятно,

Не верил до конца... Ура!...
А вскоре армия вступала
В Словакию... И на-гора --
Опять -- лиха беда -- начало –

Я выдал «опус»... Почтальон
Приносит с почтою газеты...
"Ты помнишь, Прага..." Вот же он!
-- Читай, земеля строки эти!

-- Неужто сам придумал? Дай!
-- Э, нет – всего одна газетка,
Стишок из рук моих читай! --
Ну, вот и пригодилась...Метко

В судьбу стихами попади –
Все в нашей жизни лотерея
Не каждый так сумел, поди...
Читаю, сам себе не веря,
 
Что мне – случайно удалось...
Неужто я – поэт? В такое
Поверишь? "Бабок" завелось
В кармане... Щедрою рукою

Газета шлет мне «четвертак»...
В стройбате от трудов ударных
Шиш обломился... Значит так:
Занятий впредь неблагодарных

Я постараюсь избежать...
Писателям, я вижу, платят.
Я, значит, знаю, как решать...
Душа израненная плачет:

Стройбатом замещен ГУЛАГ
Дурили нас, рабов в погонах...
В загаженных совком мозгах
Вот здесь, в бригадах потогонныых

Случались сдвиги... Кто – в запой
Другие же врубались в книги,
Как в шахте угольной в забой,
И в заключение интриги

Шли в эмигрантские ряды...
Утечкою мозгов, талантов
В предощущении беды
Поток вскипает эмигрантов.

Я эмигрировать боюсь...
Ведь я ж в СССР родился
И здесь на что-нибудь сгожусь...
Печатают... Видать, сгодился...

:За строчки платят кое-что --
И кланяйся, дурак, лопате:
Она нагляднее, чем кто-
Угодно доказал: в стройбате

Умнеют, назначают цель.
Путь к достижению – ученье.
И до меня крушили цепь
Невежества иные... Чем я

Иных глупее? Мне пример
Пусть книжный -- Мартин Иден – будет
Вести по жизни... Значит, сэр, --
Научимся – и выйдем в люди.

А гонорар, что щедро дан,
Потратим на красивый, с модным
Дизайном -- крепкий чемодан,
Вперед и вверх, а там -- посмотрим...

Да, чемодан, пока деньхат
Хватает, пусть немного рано...
Шагнем к свободе -- и девчат
Ввышагивая с ним парадно --

Всех привлекает красный цвет --
Порадуем солдатским шиком...
В столицу с ним же... Места нет
В нем, правда, всем учебным книгам...

-- Куда их деть, в какой карман?
Вот нескладуха, незадача...
Отец приносит «талисман»,
Пока я, сам с собой судача,

Придумывал, куда стопу
Моих учебников пристроить...
Отец ломал свою судьбу,
Мне выдав «талисман»...
                       -- Устроит?

Баулом дорожи. Ведь с ним
Проехал пол-страны по стройкам
Да по объектам пусковым...
Он повидал и знает столько...

-- Ну, с «талисманом» -- хоть куда
Прорвемся, отомкнем все двери,
Возьмем отвагой города...
Спасибо, батя, что доверил... --

К отцу питаю пиэтет.
Он – классный инженер-механик,
Электрик, электроншик... Нет,
Его стезя меня не манит

Во мне отсутстввет его
Любовь и преданность к машинам
Ну, просто напрочь... Ничего...
Он полагает, что мужчинам

Лишь инженерия к лицу...
Я в техникум пошел учиться –
И это нравилось отцу,
Но только не могло сложиться

Из неумехи – технаря...
Здесь сильно прокололся батя.
Прошли четыре года зря.
Что подтвердилось и в стройбате.

Чтоб к камню и металлу путь
Забыть, стройбата мне хватило...
-- Об инженерии – забудь!
Сказал себе, -- хотя б платила

Страна вдесятеро – кранты!
Я с инженерией – в разводе..
Но разве, -- мне напомнят, -- ты
Не ею занят на заводе?

Так это – вынужденный ход,
Тактический прием, уловка.
Сто лет не нужен мне завод,
Но побудила обстановка

Стройбат помог глаза раскрыть...
Я даже нищим, в бессознанке
Не согласился б вновь вступить
В дерьмо приписок и в изнанке

Совковой не хотелось гнить...
... Отец мотался по "площадкам",
Изрядным мастерством крепить
Социализм пытаясь... Шатким

Был строй. Ленив совковый люд.
Не помогалили "стройки века",
Ведь неоплачиванный труд
Рождал в мозгах у человека,

Что все по барабану. Тут
Итогом -- качество цемента,
И кирпича... Люд в пьянке лют --
И нет у власти аргумента,

Чтобы производству дать аллюр
Не по отпискам -- результатам!
А соцсоревнованья сюр?
Приписки? "Рапорты"? Куда там --

По рапортам – не видно лаж...
Но лишь заканчивалась стройка,
А следом и шараш-монтаж --
Тяп-ляп... (А выпивалось столько,

Что слабый выпадал в тираж
Или в осадок...) Вот тогда-то
Когда спадал ажиотаж,
Отец зовет своих:
                          -- Ребята... --

И на завод, что с помпой сдан
В эксплуатацию, десантом
Отец являлся... Чемодан
Из черной кожи с медным рантом

При нем... Есть у вещей душа
Отец так полагал. Я верю,
Иная может иссушать,
Подобно травке или зверю,

Отец считал, что чемодан
Привычный -- умножал удачу...
И вот он мне в дорогу дан --
И мне поможет сверхзадачу

Решить. Я жертву оценил
Учебники вошли... Спасибо!
Отец поступком удивил...
Ведь был уже звонок:
                        -- Спасите!

Завод не пашет! --
                   Обзвонил
Уже отец свою бригаду
А «талисман» свой мне аручил
-- Бери. Я понимаю – надо...

Он в предвкушении разлук,
А «Талисмен» -то мне? Шараду
Мне задал...
                -- Ты же, как без рук --
Без «талисмана»?...
                                    -- Да, взаправду,.

-- Но пусть послужит в этот раз:
Тебе -- надежно -- без обмана...
Присядем на дорожку... Час
Замок защелкнуть «талисмана»...

Ну, с Богом, двинулись... Пошли! --
Подвел автобус, все испортя,
-- Все, опоздали!
                  -- Не шали!
Пешочком до аэропорта

Квартал насквозь пересечем...
Шагнули! Некогда телиться!
... С эскортом двигаю пешком,
Пылим, минуя психбольницу.

Родные машут, мол, шагай --
Успеешь сам -- и ладно! Марш их,
Едва не обессилил... В рай
Спешу с отглядкой на домашних...

Рвану взаправду... Подойдет
Эскорт попозже... Пусть потерпят...
Несчастье: без меня вспорхнет --
(Мне не успеть в походном темпе) --

Наш местный «боинг»... Боль в ушах
Дарил всегда хохлацкий лайнер...
К аэропорту сделать шаг
Заставил только случай крайний.

А вот -- несусь, как на пожар...
Спасибо армии и спорту --
Я в темпе марш-броска бежал
С вещичками к аэропорту...

Роодные семенят вослед...
Процесс, нелепо так начавшись,
Впредь вряд ли станет лучше... Бред:
Я улечу, не попрощавшись

В два счета рушит вам судьбу
Обычный рейсовый автобус...
Зачем лишь начинал борьбу?
Зачем я жилы рвал, готовясь?

И на тебе -- такой урок!
Я размечал и добивался,
Чтоб каждый пунктик точно в срок
И начинался и кончался...

Хоть от досады и стонал --
В руках баулы тяжелели,
Но темпа я не ослаблял.
А вот уже в конце аллеи –

Изящный аэровокзал.
Взбегаю на крыльцо -- и к "справке":
-- Рейс на Москву... Я опоздал?...
-- Рейс задержали. Об отправке

Объявят позже... --
                        Ну, дела...
Не знаешь, плакать иль смеяться...
Моя команда подошла...
Тут как бы сердцу не взорваться –

Себя и родичей загнал
На этом марш-броске авральном...
Присесть бы... Но просторный зал
Аэрофлотовским похвальным

Стремленьеи пассажирам дать
Нагрузку ради тренировки
Без слов приказывал: «Стоять!»
Со здравым смыслом нестыковки

«Аэрофлот» волнуют? Будь
Ты хоть младенец или старец,
О снисхождени забудь...
Вошел и отдал деньги?... Парясь,

С терпеньем ожидай, когда
Тебя сочтут достойным знанья,
Что рейс задержан навсегда,
Отправлен без тебя заране...

Едва я в голос не завыл --
Стон сам собой из уст родился:
Ну как же это я забыл?
Не дозвонился, не добился...

Ведь направленье не добыл
Из окружной моей газеты...
Выходит, зря тропу торил?
Сказать своим, что зрящно это,

Что лучше даже не взлетать...
Ну вот, они и подоспели...
Заставил только зря бежать –
Устали, бедные, вспотели...

-- Передохните, самолет
Не прилетел...
                      -- Почто?
                                      -- Не знаю...
А в здании, как в печке... Ждет
Нас здесь хорошая парная...

По слову -- ждать да догонять...
-- Письмо тебе пришло из Львова
 Не знаю, важное ль... Отдать
Забыла раньше...
                           Вряд ли слово,

Что с губ едва не сорвалось,
Мое б семейство восхитило.
Мне вены раздувает злость...
-- А взять с собой сюда? Забыла?...

-- Взяла с собой в аэропорт...
Но где оно?... Ну, точно: глянь же --
Рекомендация! Из шорт
От счастья прыгул бы, коль раньше


Мне отдала бы! Без письма
Хоть с полдороги возвращайся!
Спасибо за письмишко, ма!
Оно – как обещанье счастья...

Еще один пункт плана -- есть!
Есть смысл лететь в столицу. Милость
Господня проявилась... Несть
Числа тем милостям... Свалилась

Как будто с плеч моих гора...
Без счета потаенных знаков –
В них с нами – жребия игра...
Не всякому дано, однако,

Знать сокровенное... Зовет
Душа. Душе доверься смело....
Теперь могу – и в самолет –
Душа надеждою звенела...

-- Как разберешься ты один
В столице шумной... Я б хотела,
Чтоб приглядели...
            -- Гражданин,
И вы в Москву?
                -- В нее... В чем дело?
                         
Вам чем-то надобно помочь?
-- Вот беспокоюсь я: в ночную
Столицу прилетите... Ночь
Как проведет сынок глухую?

 В Москву впервые – и один
Вы все ж поопытнее ... Вы не
Присмотрите за парнем? Сын...
Не успокоюсь я отныне...

-- Ваш выбор верен. Я в Москве,
Как у себя в квартире... Нуте-с,
Прощайтесь, юноша! В носке,
Все деньги? Ладно. Не волнуйтесь --

Я это, впрочем , просто так...
Ну, уважаю... Вижу: личность... --
Я тоже вижу, что... чудак!
Вопрос не странен про наличность?

Ведь привязался, кровосос!
Спасибо, мама, удружила!
Теперь вот речевой понос
Терпи миляги-пассажира...

Ну, мама! Кто бы ожидал?...
Пожалуйста, опять накладка...
Ну, ладно...
              -- Все! Я пошагал!
-- Ни пуха!
              -- Будьте все!...
                                     Посадка...

Поэма 2. Тамара… .

* * *

…Ночь. Прифронтовая, тревожная. Неспокойно спит подевой медсанбат. Какое-то светлое, беспокойное предчувствие мешает спать старому солдату. Он проходит между рядами раненых, спящих под открыиым небом, запрокидывает голову – и не узнает неба: огромное, разбрызнувшее мирриады звезд, оно кажется радостным и мирным. Нщ вдруг в нем зажглись ракеты – и стало светло как днем. Загудели самолеты. Гже-то неподалеку послышались автоматные очереди… Опять атака?
      Но отчего все эти сполохи и звуки полны ликования?
     -- Все, закончилась война! Наконец-то! – запыхавшаяся, вся в слезах, счастливых слезах, медсестричка бросается к старшине и тихо повторяет:
 -- Закончилась война. Победа!
     Вот так встретил Иван Иванович Григорьев 9 мая 1945 года – День Победы.
     Демобилизовался. Вернулся из Прибалтики в Сибирь. Полодил в заветное место боевые награды – и за работу…

     Тамара Юстюженко.Берегите солнце. Газета «Ленинец», с. Венгерово Новосибирской области, 9 мая 1967 г.
              

Глава 1. Станция Чаны.

-- Глаза на мокром месте... Мама!
-- Конечно! Как ты там одна,
Среди чужих, в столице...
                           -- Прямо!
А Люська? Мне теперь она

Почти сестра. С такой подружкой --
Хоть в космос... В комнату одну
Попросимся -- вдвоем сподручно
Бороться. И, глядишь, ко дну,

Мы с ней друг друга не потянем,
А, верю, в этот раз вдвоем
Студентками дневного станем...

-- Объявлен "Сибиряк"! Берем

Вещички -- и в конец перрона
Бегом!...
             Шестнадцатый вагон
Почти последний...
                        Без урона
Вошли в купейный...
                      -- Ну, поклон

Москве! Как говорят: ни пуха!
Держись дочурка, побеждай!
Выходим, мать!...
                   Гудок заухал,
Поплыл назад платформы край,

А мать с отцом вослед составу
Все машут, машут... Вот судьба
Родителей... Молиться станут
О счастье дочки... Бараба

Лежит по сторонам Транссиба --
Березовая лесостепь
Так поэтична и красива
Из окон поезда... Но здесь,

Где все с рожденья так знакомо --
Луга, озера, колки, -- мне
Не жить... Увозит прочь из дома
Курьерский насовсем... Вполне

Такой расклад судьбы устроит
Сибирскую девчонку... Пыль
Дорог солончаковых скроет
Усть-Ламенку навечно... Шпиль,

Увенчанный звездой в колосьях
Уже судьбу мою пронзил.
И пусть бы десять раз пришлось, я
Повторно, не жалея сил,

Забыв о всех альтернативах,
Рвалась бы снова в МГУ.
Мне вне его не быть счастливой,
Я просто думать не могу

О том, что этот храм надежды
Меня отринет. Мне не жить
Без воздуха его... А где ж ты
Еще вдохнешь такого? Нить

Незримая уже связала
Меня с тем шпилем навсегда...
А если вспоминать сначала,
Вернувшись в детские года,

То сызмальства я знала тайно
Что в скуку сельскую, сюда
Заброшена судьбой случайно...
И незнакомая звезда

Меня уже зовет сквозь дали...
Поди, не я лишь только, вы
Ведь тоже в грезах улетали
В нездешнее... И до Москвы

Летела я на легких крыльях...
А радио мне в душу льет
Отраву в щедром изобилье...
Представьте, что на стеклах лед,

И дом в снегу до самой стрехи...
А радио журчит-поет:
То новостями про успехи,
То репортажами зовет

На берега морей далеких,
В чужие страны, где тепло,
В другую жизнь под сень высоких
Парадных залов... Там светло,

Оркестры там играют Глюка...
Мне кажется, я там уже
Жила когда-то... Вьюга-злюка
Свой вокализ поет душе.

Душа его в упор не слышит,
В душе -- калейдоскоп картин
Про жизнь ненашенскую... Вышит
Тяжелым золотом гардин

Узор причудливый -- барокко
И золотая канитель
На эполетах у баронов...
Пусть надрывается метель,

Нам с бабушкой на руссккой печке
Тепло, а радио дает
Трансляцию концерта... Песни
Красивым тенором поет

Владимир Лемешев, чей голос
Легко до сердца достает...
Пусть рвется в щели жуткий холод,
В душе ликует и поет

Предощущение высокой
Красивой жизни. В плен берет
Мечта нездешняя. Истока
Мечты едва ли кто найдет...

Стучат колеса по Транссибу...
А мать с отцом сейчас, поди,
В автобусе пылят... Спасибо,
Коль сели... Если -- нет, то жди

Случайной чьей-нибудь машины
От станции Чаны -- сперва
В райцентр наш северный... Маши ли,
Кричи ли -- можешь все сорвать

От крика связки в ошаленье…
Но вроде удалось… А мне
Видать, даровано прозренье…
В вагонном видятся окне….


Как и везде, куда ни кину
Случайный взгляд, сквозь свет и мглу
Все ту же вижу я картину:
Мой драгоценный МГУ

Сияет тысячами окон,
Зовет меня... Спешу на зов,
Что обещание высокой
Судьбы сулит -- без тормозов:

Сомнений я не допускаю.
Сегодня все сошлось на том,
Что БЫТЬ мне в МГУ -- не с краю,
Заочно -- в центре, на дневном.

Сложилось, что давно копилось...
Еще дошкольницей в игре
С подружками мечтой делилась,
Воображая во дворе:

Я в кулаке сжимаю цепко,
Как-будто это -- микрофон,
С земли подобранную щепку --
И "выступаю"...
                   Мне препон

В тех странных играх не чинили,
Хоть странность отмечали...
                                   -- Ишь,
Нафантазировала!
                       Были
Все озадачены:
                  -- Кто, бишь, --

Артистка ты?
               -- Я журналистка!
-- А это кто такая?
                       -- Та,
Кто едет, далеко ли близко
За новостями...
                    Так мечта

Моя рождалась очень рано...
Отец детдомом управлял...
Детдомовцы войны, тирана
Сироты-жертвы... Исправлял

Отец, как мог, детишек карму...
Среди детдомовских ребят
Немало тех, кто папу-маму
Не помнил вообще. Уклад

Детдома принимал, как должно.
Василь Василич за отца.
С ним и спокойно и надежно --
Посмей обидеть кто мальца --

Крут нравом фронтовик непьющий --
Попробуй хоть горбушку взять --
Получишь выговор презлющий,
А может и по морде дать.

Он в правоте своей и силе...
И сам ни крошки не возьмет
У обездоленных Василич ...
А я детдомовский компот

Любила... Мне тайком от папки
На кухне повар наливал
Большую кружку и добавки
Неукоснительно давал...

Да, Красносельский детский дом
Зоволокло давно туманом,
Но помнится, что жили в нем,
В мирке обидчивом и странном

Ребята из самой Москвы,
Те, что военным лихолетьем
Заброшены в Сибирь... Могли
Те обездоленные дети

Часами вспоминать свой дом
Москву, родителей, трамваи.
И выпевали, как псалом:
"Тверской... , Неглинка..., Моховая...,

Царь-колокол... , Царь-пушка..., Кремль..."
И те названия рассказу
Служили, точно торту крем,
Слух услаждая и заразу

Сливая в душу мне... В Москву
Так захотелось сильно сразу
И наводило лишь тоску
Все то, что здесь доступно глазу...

Глава 2. Москва заветная.

... Разносят по вагону чай,
Стучат колеса по Транссибу...
Москва заветная, встречай
Меня душой открытой, ибо

Я устремляю в твой эфир
Души прекрасные порывы...
Москва! Ты мне откроешь мир!...

-- Картошечки с укропом! Рыбы!

Капустки! Свежего кваску...!
Ах, отмените остановки,
Ведь я спешу, спешу в Москву...

В мою Москву... В моей головке

С младенчества одно: в Москву!
С подружками о ней судачу,
Москвою грежу наяву...
В Москву! Везу мою удачу...

А если вспомнить детство вновь, --
Моей головке доставалась
Не только радость и любовь...
Как больно та свинья кусалась!

Вот вспомнила -- и вновь горят
Здесь, на щеке былые шрамы...
Додумалась же: поросят
Взять в руки из-под хрюшки-мамы.

Те завизжали -- и свинья
Их бросилась спасать, понятно, --
И, как пантера -- на меня!
Мне б поросят вернуть обратно,

А я прижала их к себе
Свинья буквально озверела...
И стала рвать меня... В избе
Отец услышал визг... Летел он

К оградке пулей... Вмиг отбил
Ребенка от хавроньи злобной --
И за ружьем в избу... Убил
Злодейку-людоедку... Словно

Вчера случилась та беда --
Опасная игра со смертью...
А как-то в давние года
Попалась я и вихрю-смерчу

Вдруг, вижу - по дороге столб
Несется высотой до неба...
Одна во дворике... За стол
Усажена с кусочком хлеба.

Сижу послушно, не шалю...
Но вдруг неведомая сила,
Как малую букашку, тлю,
Меня внезапно закружила

И над забором пронесла,
И потащила над кустами...
Я даже крикнуть не могла...
И тут все кончилось. Устал ли

Тот смерч и силу потерял,
Иль пожалел меня Всевышний
И новый шанс для жизни дал,
Но только под забор неближний

Меня смерч плавно посадил --
Тогда лишь я и заревела...
Господь, пусть будут позади
Все страхи, беды, беспределы

С болезнями! Любая хворь
Пусть обойдет меня и ближних!
Из детства: подхватила корь...
Да посочувствует мне книжник:

Корь осложненье на глаза
Дала -- и ухудшенье зренья...
Порой Господь карает за
Грехи в минувших поколеньях,

То есть, ответит дочь за мать.
Сын за отца, а внук за деда...
Достало бы ума сломать
Греховную цепочку... Кредо:

Твори добро, добру служи,
Добро -- понятно и конкретно.
И только с добрыми дружи
И преданно и беззаветно.

Я знаю, что трудней всего
Быть добрым к тем, кто всех дороже...
Вот дед Василий... За него
Душа болит и совесть гложет...

Еще на Первой мировой
Попал он, ратник, в плен к германцам,
Где от побоев головой
Ослаб... Хоть, в общем, оклемался,

Все понимал и всех любил,
Работал наравне со всеми...
Конечно, странноватым был,
А внуки -- вот бандитов племя --

Повадились его дразнить,
Он с батожком гонялся следом..
Поди догнал бы -- мог убить...
А я любимицею деда

Была по праву. Никогда
Несчастного не обижала,
А защищала... И когда
Однажды под батог попала,

В беспамятстве не различив,
Ударил и меня пребольно,
А после так жалел, лечил,
Потом играл со мной, довольный,

Что зла на деда не таю...
А совесть жалит, как ехидна:
Должно быть, ей вину мою
Пред дедом много лучше видно...

Недодала я доброты
Наверно и бабуле Домне.
Коль знаю травы и цветы.
То это от нее... Огромный

Был дар у бабушки... В лесу
Читала, как в открытой книге...
Лукошко малое несу,
За нею семеня...
                    -- Топтыгин,

Бабуля, не поймает нас?
-- Не бойся! Летом он не страшен
Он людям и не кажет глаз,
Мол, по делам ступайте вашим,

А я -- сторонкой -- по своим...
-- Бабуля, я ходить устала!
-- Устала -- малость посидим...
Какие травы здесь, узнала?

-- Вот лабазник, вот -- иван-чай,
Душничка, клевер, чернобыльник...
-- Все так! в награду получай
Пирог с черникой сладкой...
                                Пыльных

Лесных исхожено дорог
На пару с бабушкой без счета.
Подобно ей -- никто не мог
Так по лесу ходить. Охота

Ей по полянам да рямам
Искать бруснику, голубику...
Куда там книжный Дуремар!
Козявок этих разгляди-ка!

А Домна их по именам
Всех помнит, узнает по свисту
И птах лесных... По сторонам
Все замечает... С нею быстро

И просто обретешь сама
Особое, лесное зренье...
А я вот так и не смогла...
Иное жгло предназначенье.

Но те походы по лесам,
Конечно, душу озаряли
И приобщали к чудесам
Взаправдашним, живым... Едва ли

Из книжек, радиопрограмм
Мы почерпнем в такой же мере
То, что от бабушек и мам
Передается нам по вере...

Конечно, школа в свой черед
Формует, нашу душу, лепит,
Дает чего-то, но берет,
Но отнимает чистый лепет,

Незагазованность души...
Нет, не всегда экологично:
"Читай..., заучивай,... пиши...
Встань... Сядь... Посредственно!... Отлично!"

Когда закрыли детский дом,
Отец директорствует в школке,
Что в Минине, а я при нем,
Как хвостик, нитка при иголке.

Василь Василич первый класс
Ведет. Уж он наставник строгий.
Мне шесть. Решила, что как раз
Пора садиться за уроки.

В любимцах у отца -- Кузьма,
По деревенски -- просто Кузька.
Увы, не вложено ума
В лобешник фаворита узкий.

Но каждый Кузькин -- ха! -- успех
Мэтр отмечает высшим баллом,
А я, хоть знаю больше всех...
Могу услышать лишь:
                          -- Не балуй!

Давно умею я читать
И с букварем "на ты" знакома...
Но заслужить у бати "пять"
Мне невозможно.
                 -- Здесь -- не дома!

Шепнет, минуту улучив, --
Я здесь -- для всех -- Василь Василич.
Старайся, девочка, учи
Премудрость всю, а не азы лишь...

Воюет мама за меня:
Поставь "пятерку" дочке, ирод!
Напрасно. Кузькой заменял
Отец отличницу -- навырост,

Авансом потакал мальцу...
Возможно, сельский Песталоцци
Был прав. А впрочем, шла к концу
Моя попытка приколоться

И в вундеркинды проскочить:
Комиссия из райотдела
Решила: рано в школе быть
В шесть лет -- и исключить велела...

Так через год пришлось опять,
Вторично в первый класс толкаться.
Обидно... Скучно повторять
И темп потерян... Притворяться,

Что учишь, зная наизусть
Все книжки, грустно и немило...
Тупиц РОНО чиновный зуд --
А мне судьбу перекривило...

Райком отца-фронтовика
Бросает закрывать прораны --
То в МТС, колхоз... Пока
Непьющий прежде малость пьяным

Нередко стал бывать Вась-Вась...
Таков был стиль руководящий,
Внедренный сверху -- выпивать
Коллегиально к славе вящей

По праздникам, под первый сноп,
На пленумах и на отжинки...
Имел Вась-Вась чугунный лоб,
Желудок каменный и к жинке

Являлся ни в одном глазу...
Лишь только есть просил с "угару"...
Безмозглой чуркой на возу
Его не привозили... "Тару"

В сельмаг авоськой не волок,
Чтобы набрать на опохмелок...
А все ж народный сей порок
Коснулся и его... Задело…

Глава 3. Усть-Ламенка

... Поди, приехали в райцентр
На "ПАЗ'e" -- тряской колымаге
Уже родители... Рассвет
На автостанции -- не манит...

Скорей оказию найти
В Усть-Ламенку, где я взрослела,
Где дом и школа... Где пути
Все начинаются... Хотела

Отсюда рано стартовать
Скорей на высшую орбиту --
С судьбой своей не совладать.
И незачем таить обиду.

В корявом шестдесят шестом
Кончать одиннадцатилетку
Пришлось некстати. Дело в том,
Тогда -- возьмите на заметку --

Два было класса выпускных.
Выпускникам десятых тоже
Вручали аттестаты. Их
Тьмы и тьмы должны умножить

Потоки рвущейся в Москву
Той абитуриентской массы
С одной извилиной в мозгу,
Что в образованные классы

Упорно рвется из низов.
Другой не видится дороги
Московских институтов зов --
Серьезный фактор жизни. Тоги

Академической фасон --
(Здесь -- стройотрядовской штормовки) --
Желаннее -- в любой сезон
Наимоднейшей упаковки

От знаменитых кутюрье,
(Едва известных понаслышке)...
Итак, весенних на дворе
Пора экзаменов. За книжки

Садится выпускной народ...
А тут -- из областной газетки
Корреспондентку к нам ведет
Молва, мол выпускные детки

Усть-ламенские, целый класс,
С их вероятной медалисткой,
Обдумав, порешили враз:
Останемся в селе...
                        Столичной

Гранд-дамой чувствуя себя
И лицемерною улыбкой
На "деревенщину" светя,
Допрашивала, дескать, шибко

Вы любите сельхоз-навоз
И запашок родного края?...
Но интервью наперекос
Пошло:
         -- А я так не играю,

Идеологии гипноз,
Мол, это -- лучшая из судеб,
Мне чересчур шибает в нос...
Дерьмо в раскрашенной посуде,

Как ни зови его -- дерьмо!
Нет, у меня другие планы,
И для моей души тюрьмой
Село совхозное не станет.

-- А кем же вы хотите стать?
-- А это вот -- не ваше дело...
Хотя, по совести сказать, --
То разочаровать сумела --

Почти -- в профессии меня
Та областная мифоплетка...
Я, журналистику ценя
Превыше всех профессий, четко

Определила для себя,
Что нет профессии главнее,
Что журналист -- пророк, судья
Во всех коллизиях сумеет

И разобраться и решить
По справедливости и кривду
Способен правдой потушить...
А тут -- бессмысленная придурь...

-- А все же -- кем хотите быть?
 -- Поедет в МГУ учиться
На журналистку...
                       -- Поступить
На журналистский? И трудиться

Не стоит... Ваш удел -- совхоз!
Потом статейка появилась
И от нее шибало в нос
Враньем на километр...
                            Явилась

Она особым знаком мне,
Что я тогда не понимала...
Фильм "Журналист" как раз в цене
Был в пору ту и я внимала

Как откровенью сказке той
Герасимовской, что взрастала
В душе -- горячею мечтой...
А тут -- такая бяка...
                          Жало

Той тетки источало яд...
В статье та не упомянула,
Что в общем-то не всех подряд
Месить сельхоз-навоз тянуло...

Мне в старших классах повезло
Несказанно с учителями:
Прислали в школу к нам в село
Выпускников педвузов... С нами

Им, молодым и полным сил,
А также незабытых знаний,
Дружить хотелось. Каждый был
В азарте творческих исканий.

Спектаклем стал любой урок,
Пока душой не огрубели,
Мне -- каждый -- в радость, каждый впрок
И, верилось, надежней цели

Достигну, поучившись так
У вдохновенных педагогов...
Вся школа расцвела... Пустяк,
Но раньше в школке той убогой

Не выпускалось стенгазет,
Не проводилось представлений
И школьных балов... Точно свет
Пролился... Не было сомнений --

Во все чудесные дела
И я включалась с жаром-пылом,
И я редактором была,
И, к педагогам-заводилам

Примкнув, на школьных вечерах
Под фортепиано пела песни,
И в романтических кострах
Походных, по увалам петли

Под рюкзачищем намотав,
Пекла картошку на привале...
А как, новинку прочитав,
Ее мы шумно обсуждали?

Тогда во всем селе одна,
Я получала по подписке
Журнал столичный "Юность", сна
Лишал, чужое делав близким...

Читала повести, стихи
Тогда еще простых и юных
Грядущих мэтров... (Истекли
И их и наши годы... Струны

Души умели задевать
Отвагой сердца те поэты-
Шестидесятники... Снимать
Не мне с божнички их портреты...)

И было славно... Лишь одно:
Мне Быкадорова Галина
Назаровна все то кино
Подпортила... Ну, словно хина

Ей попадала на язык,
Когда химичка замечала
Меня -- какой-то странный бзик
Случился с девушкой... Сначала

И здесь все было без проблем.
Я шла упорно в медалистки
И лучшей по предметам всем
Считалась в школе... Без запинки

Любой урок, любой диктант,
Контрольная, любой экзамен --
Лишь на отлично... Был талант
К ученью дан мне свыше.... Замер

В недоуменье класс. Видна
Любому -- Галочки -- предвзятость
Ведь за урок раз шесть она
Меня поднимет с места... Радость

Ученья гаснет с каждым днем...
-- Лариска, чем ей насолила?
-- Так из-за Вовки же. О нем
Иссохлась Галя. Положила

Глаз на парнишку. Он -- к тебе
Неровно дышит -- каждый знает...
-- Ты что -- серьезно? Быть беде...
Вот это новость! Удивляет

Меня Галина... Ведь, считай,
Что для него она -- старуха!
-- При ней не вякни так! Гуляй
От парня дальше...
                        Вот так штука!

Соклассник Вовка Большаков
И мне был тоже симпатичен,
Но не настолько, чтоб пинков
Хватать за симпатягу... Стычек

С Галиной избегая, с ним
Дистанцию держу отныне,
Как с посторонним, как с чужим...
И это бросилось Галине

В глаза, и тотчас обрела
Она -- ко мне -- расположенье...
И жизнь, как прежде, расцвела,
И стало в радость вновь ученье.

А то уж думала, каюк,
Погубит ревность медалистку...
А математик Борганюк
Считал, что мне по духу близок

Его возвышенный предмет.
Он полагал, что мне учиться
Лишь на физмате должно...
                               -- Нет,
Сан Федорович, знаю, чисто

Гуманитарный -- мой уклон...
-- Ты не спеши, еще подумай...
Но вдруг исчез из школы он --
И без следов. Ходил угрюмый

Директор. О Борганюке
И спрашивать не разрешалось...
Лишь позже выяснилось, кем
Был отрешен от школы. Жалость

По отношению к нему
Безвинному, души коснулась.
А что случилось, почему --
Узнали лишь с годами. Юность

Пришлась у Саши на войну.
Пацан, чудило, бестолковка!
Поставлено ему в вину,
Что он, немецкую листовку

На украинский перевел...
За это, дескать, нет прощенья,
Из наробраза -- вон! Подвел
Его директор школы. Звенья

Одной цепи: директор был
Тупым и беспардонным хамом,
Заочником... И подходил
По меркам либеральным самым

Он к школе, как к оркестру лось.
Когда б не Борганюк, диплома
Ему б увидеть не пришлось.
Тот все контрольные, кулема,

За лже-учителя писал,
За что и получил "награду"...
Директор вмиг его изгнал,
Закончив пед, в котором кряду

Учился чуть не десять лет...
Директор... По контрасту с хамом
Моих учителей букет
Я отношу к прекрасным самым...

А в шестдесят шестом, весной --
Азарт экзаменационный...
Был первый день июня. Зной,
Казалось плавил стены. Сонный

В иные дни, народ бурлил,
Выпускники на сочиненье
Шли возбужденные... Шалил
Иной, пытаясь скрыть волненье.

Вдруг мама догнала:
                        -- Гляди! --
В руках -- районная газетка,
А в ней -- хоть стой, хоть упади --
Моя статеечка-заметка

О нашем классе, о мечте,
Что жаль со школой расставаться,
Но все стремятся к высоте --
И должно крыльям расправляться...

Глава 4. В Москву!

Итак -- нахлынули волной
Экзамены. Здесь нет сюрпризов --
Все -- на отлично! Мне одной
На выпускном балу, как вызов

Всем, -- обещается медаль,
Которой школьный труд итожу...
Самой медали нет, а жаль, --
Пришлют, мол из столицы позже

Упавшею с небес звездой --
Кругляш сияющий в шкатулке...
Ну, что ж, судьба! Не жди, не стой --
Помчимся. Следует поступки

Решительные совершать.
В Москву -- и поклониться шпилю!
Ведь рождены мы, чтоб дерзать,
Чтоб эту сказку сделать былью!

Химичка Галя, с кем сейчас
Мы -- две сердечные подружки,
Дала мне адрес про запас
Быстровой Лельки и до ручки

Вмиг дотянувшись, я письмо
Пишу в Сокольники, под Тулу
Кузине Галиной... Само
Собою, выложив фактуру,

То есть, все планов громадье
О покоренье универа,
Пишу, что, дескать, о ее
Намереньи, прорвать барьеры,

И стать студенткой МГУ
Известно мне со слов Галины,
Что, может, чем -нибудь могу
Я ей помочь, она -- взаимно --

Поможет мне -- вот так пробьем
Непроходимые препоны
И, дружно действуя, вдвоем
В студентки вырвемся... Резонно?

И завязалось наша с ней --
В готовности борьбы и риска --
Предконкурсных горячих дней
Ответственная переписка.

В итоге решено: филфак
Нас ожидает после школы,
Ведь нам не подсобрать никак
Статеек для журфака...
                           -- Что ли

Языкознание во вред
Придется будущим писакам?
Уж что поделать, если нет
Статеек, нужных для журфака?

Ну, словом, еду. До Чанов
Родители сопровождали.
Еще и парочку часов
Прибытия состава ждали.

Как неизбежность, "Сибиряк"
Пришел. Стоянка -- две минуты...
Прощанье краткое... Итак,
Поехали! Мои маршруты

Оркестр не озвончал, увы...
Пила чаек, читала книжки,
Спала... Вот так и до Москвы
Доехала... Без передышки

Собралась Лельку разыскать...
Напомню, что жила Быстрова
В Сокольниках... Нет, чтоб узнать
В письме, как добираться... Словом,

Едва не вляпалась в беду...
Соображенья не хватило
Стереотипы на ходу
Сломать... Известно раньше было,

Что есть Сокольники в Москве.
И хоть ей письма отправляла
Под Тулу, в бедной голове
Смешались факты. И искала

В столице Лельку... Обращась
В горсправку, не достигла сути:
Не знают улицы, хоть час
Искали в справочном "талмуде".

-- А вы возьмите-ка такси, --
Советует москвичка в будке.
С первоначала на Руси
Ямщик искал дорогу...
                         Чуткий

Попался мне шофер:
                        -- Махнем!
Что ль, там, в Сокольниках, китайцы?
Распросим местных и найдем,
Поди, не два часа кататься

Придется в поисках...
                          -- Такси!
Два парня, вроде бы с Кавказа,
Уселись сзади...
                  -- Ну, неси
"Волжанка" по Москве!
                      ...Зараза!

Любой качает головой,
К кому водитель обращался,
Не знают улицы такой
В Сокольниках. Ну, прям, -- несчастье!

Парней такая суета
Слегка заинтересовала,
А я -- святая простота, --
Им без утайки рассказала,

Что, вот, примчалась, в МГУ
Сдавать вступительные, только
Найти подругу не могу...
-- Зачем -- подругу? Слушай, койка

У нас найдется, да? Шофер!
Сворачивай направо... Едем
К нам на квартиру...
                        -- Перебор, --
Шепнул сквозь зубы тот, беседе

Внимавший с каменным лицом,
И мне в глаза уперся взглядом
Встревоженным...
                    -- Вези, кацо!
Шофер -- по тормозам!
                         -- Ну, гады,

А ну-ка, из машины -- вон,
Пока вас не прибил, подонков!
Кому сказал? Пошли! Салон
Очистить мигом!
                -- Ну, девчонка,

Мозги-то иногда включай!
Да где ж искать твою подругу?
Где адрес?
            -- Вот конверт...
                               -- Читай,
Какая область? Вот!
                        С испугу

Поди, немного не в себе...
Что, ж едем на вокзал обратно...
Уроком памятным судьбе
Тот день служил. Неоднократно

Урок предотвращал мои
Просчеты, промахи, ошибки,
Так сельской девочки наив
Перегорал в опасной сшибке

С коварством, подлостью, чумой
Бессовестной и низкой злобы...

Мне захотелось враз домой,
Но села в электричку, чтобы

Быстрей с вокзала -- на вокзал --
До Тулы, а оттуда -- к Лельке
В Сокольники... Автобус мал,
И тесен... Добралась... Недельки,

Конечно, мало, чтоб свести
Корзинки знаний воедино,
Но кое-что смогли спасти
От забывания... Галина

Разумно поступила, нас
Заочно с Лелькой познакомив,
Аврал в Сокольниках... Учась
Вдвоем, чего-то все же вспомнить

Сумели, что-то повторить...
-- Ну, ладно... Говорят, пред смертью
Не надышаться... Едем?...
                                Жить
Нам на Мичуринском... Сумею ль

Я справиться с собой, когда
Начнется, наконец, экзамен...
На шпиле тусклая звезда
Гипнотизирует... Глазами

Восторженными рада пить
Изменчивый столицы образ...
Я только здесь хотела б жить,
Учиться здесь... Лежат, коробясь,

Учебники... А я Москвой
Покорена... Лишь озадачил
Филфак на Герцена. Такой
Зачуханный и тесный... Значил

Дворец науки для меня
Уже неизмеримо много...
Но, мрачный и при свете дня,
Филфак же выглядел убого.

Привыкнем... Главное -- попасть
В число счастливчиков-студентов,
Билеты чтоб достались -- в масть
На всех экзаменах... Процентов,

Пожалуй, меньше десяти
В итоговый запишут список...
Ну, что же, Лелечка, прости, --
Теперь мы конкурентки -- высек

На миг расклад событий мысль.
И тут же совесть укорила,
Шепнув немедленно: стыдись,
Хочу, чтоб тоже поступила...

И вот -- решающий момент:
Две сотни абитуриентов
(Здесь кто-то будущий студент,
А остальных без сантиментов

Откинет за борт МГУ)
Допущены в большую залу...
"Сосредоточиться!... Смогу!" --
Тихонечко себе внушала...

Экзаменатор на доске...
Названья тем каллиграфично
Выписывает... На листке
Печать серьезная... Отлично!

Литературных не боюсь
Я сочинений, но понятно,
Что за свободную берусь:
Есть вдохновение! Приятно

И эрудицией блеснуть
О современной молодежи,
Что выбирает в жизни путь,
Равняясь на героев... Что же,

Начну -- сперва составим план,
Уместные цитаты вспомним
В стихах и прозе... Нуте-с, пан
Или пропал! И по укромным

Ячейкам памяти слова
Отыщутся для первой фразы...
От напряженья голова
Слегка потрескивает... Праздны

И страхи и ажиотаж.
Считай, что это лишь работа,
Как в стенгазету репортаж
О праздничной маевке... То-то!

Так легче. И пошла строка,
И тянет за собой вторую...
И больше не дрожит рука,
И раззадорившись, творю я,

Довольно складно... Видно, впрок
Мне школа с самоподготовкой
Пошли... И вязь удачных строк
Я с неожиданной сноровкой

Сплетаю, соблюдая план
И к месту приводя цитаты...
Удачный их подбор желан,
Как в торте -- сочные цукаты.

Так, постепенно, не спеша,
Я подошла и к заключенью,
В котором, как велит душа,
Свела все тезисы к значенью

Того, как важно дорожить
Нам, молодым, отцов наследьем
И по примеру старших жить
Так, словно б каждый день -- последним

Был и решаюшим... Итак,
Я написала. Сочиненье,
Что вышло -- на шести листах,
Прочтем, проверим... Что ж, творенье

Достойное... Перебелить
Его, не допустив ошибок
Орфографических -- и сбыть
Скорее с рук! Сдаю... Улыбок

Здесь не увидишь. Отрешен
Взгляд у писавших, точно в трансе.
Закончив, каждый погружен...
Душой в свой текст... Протуберанцы

Идей, что поздно воплощать,
Себя то возгласом являют,
То резким жестом. Отпускать
Нас сочиненья не желают...

Но надо, точно страшный сон,
Отбросить это испытанье...
-- Ну, как? -- Мы с Лелькой в унисон. --
-- Да, написала... Вроде знанья

Не подвели, а там -- как знать...
-- Узнаем послезавтра... Ладно...
Сегодня -- отдыхать, гулять...
-- Сперва в кафешку!
                       -- Не накладно

Нам по кафешкам шиковать?
-- Пошли, мороженым отметим
Наш подвиг...
             -- Предпочла б -- в кровать --
И спать часов пятнадцать...
                                 -- Этим

Стресс не прогонишь... И во сне
Цитаты будешь все мусолить...
Пойдем, пройдемся по Москве,
Пойдем, пойдем -- о чем тут спорить...

А через день -- увы -- судьба
Нас с Лелькой жестко Разделила:
Моя продолжится борьба,
А Лелька первый завалила...

И ей обратно уезжать
И начинать борьбу с начала...
Понятно, горько ей: мечтать --
И так сорваться... Убеждала

Меня подруга, что и мне
Забрать уместно документы,
Поскольку ясно ей вполне,
Что я не попаду в студенты,

Мол, простовата, как топор...
Не поддалась... Она умчалась...
Да, неприятно! С этих пор
Я с Лелькой больше не встречалась...

Что ж делать? Мне казалось, друг --
Тот, кто в беде подаст нам руку,
Не тот, что душит парой рук,
Чтоб утащить на дно... "Подругу"

Из списков вычеркнем... Пора
Осмыслить результат. Неплохо,
Недурственно для "топора":
"Пятерка" за контекст... Эпоха

Мной, стало быть, отражена
Довольно верно в сочиненье...
А вот за грамотность цена
Поменьше мне. Мое творенье

"Четверкою" награждено...
Неплохо... Но и не блестяще...
Медаль не оправдала, но
Борьбу продолжим к славе вящей...

Опять за книжки. Освежим
Перед экзаменом предметы.
Жестокий, каторжный режим
Мной установлен. Но за это

Наградой, верилось, -- Москва,
О чем так много лет мечталось...
Трещит от книжек голова,
Но только малость, только малость

И отделяет ото дня,
Когда я здесь за парту сяду
И не жалейте вы меня,
Я, как солдат, даю присягу

Бескомпромиссную борьбу
Вести с собой и целым светом,
Лишь только б выбороть судьбу
С эмблемой МГУ... Об этом

Все мысли, ни о чем ином...
Тут подоспел второй экзамен.
Да, русский устный... Я о нем
Не беспокоюсь. Хватит знаний.

И верно. Он не преподнес
Мне огорчительных сюрпризов.
Экзаменатор, буркнув в нос,
Пятерку ставит без капризов...

История... И здесь везет:
Ответы знаю все детально.
Профессор ручку достает:
-- Из сельской школы?... Что ж, похвально!

Отлично!
           ...Сбрось ажиотаж,
Покуда вовсе неуместный...
Ведь впереди -- вот здесь мандраж --
Сплошной ночной кошмар -- немецкий!

И вот -- решающий сюжет...
Экзаменаторы -- два парня,
По виду -- аспиранты... Пред
Мной пижонили вульгарно:

Так по немецки тарахтят --
Не понимаю и полслова...
Ну, явно мальчики хотят
Понравиться... Здесь есть основа

Для изощреннейшей игры...
Что ж, поиграем... Улыбнемся...
Я тоже -- не хухры-мухры...
Не заиграться бы -- дождемся --

Придет профессор и -- кранты!
А вот и сам он на пороге...
Влруг парень:
                -- Молодчина! Ты
Отлично знаешь все! В итоге --

Пятерка и за наш предмет!
Его дружок глазами хлопал,
Но не подвел коллегу... Бред!
Пока к столу профессор топал,

"Отлично" чиркнули в моем
Матрикуле -- и расписались...
Сыграв с судьбою белым днем --
И так порой дела решались...

Иду в комиссию -- сдавать
Оценки...
            -- Результат отменный!
-- Из сельской школы! Так держать!
Ну, поздравляем! Видим, ценный

Для факультета персонаж...
-- Я, значит, поступила?
                             -- Твердо
Пока не скажем -- конкурс... Аж
На место -- двадцать пять... Рекорда

Такого -- головная боль!
Однако ж, видится, сумела
Удачливо сыграть с судьбой...
Ты сделала большое дело --

И я надеюсь, повезет
Тебе в определенье места
В итоге конкурса...
                        Зовет
Теперь Усть-Ламенка. Уместно,

Домой вернувшись, начинать
Теперь уже надолго сборы...
Вновь в "Сибиряк"... Ни есть ни спать
Не хочется -- и раз по сорок

В усталой голове кручу
Недавних стрессов киноленты...
Отец небесный, так хочу
Попасть в московские студенты,

Как ничего до сей поры
Я в жизни не хотела прежде.
Пусть будут же ко мне добры,
Чтоб воплотилися надежды,

Те люди в гордом МГУ,
Кто ныне мне судьбу решает...
О люди, знайте, я смогу!
Вам в МГУ не помешает

Девчонка-сибирячка. Здесь
Я выучусь. Служа России
Прославлюсь... Окажите честь --
Возьмите в МГУ! Растили

Меня Сибирь и мать с отцом
С любовью к Родине и верю,
Что не ударю в грязь лицом
В святилище наук, сумею

Постичь науки и себя
Поднять в стремленьи к совершенству...
Учиться здесь -- моя судьба,
Единственный мой путь к блаженству...

Я вновь в Усть-Ламенке. Сельчан
Одолевает любопытство.
Встречают, будто невзначай:
-- Ну, что Москва, Стоит? Толпится,

Поди, народишко? Ну, да --
Столица, всяк туда стремится...
А ты теперь в Москву когда?
И как она тебе, столица?

А мне уж "нехватает зла":
Устала отвечать, что, дескать,
Экзамены-то все сдала...
-- На "пять", поди?
                -- Да нет, на "десять"!

Теперь жду из Москвы письма,
Надеюсь, что возьмут в студенты...
Необъяснимо! Кутерьма
Вокруг меня... Эксперименты

С московским вузом -- для сельчан
Событие сродни полету
Гагаринскому... Отвечай
Любому... Полного отчета

Потребовали от меня
И одноклассницы-подружки
Лариска с Валькой...
                       -- Не темня,
Выкладывай подряд!
                        -- По-русски,

Что ль, непонятно говорю?
Сдала, а результат -- подвешен.
И только Господа молю:
Он, кто Всевластен и Предвечен,

Препоны все б убрал и мне
Помог бы оказаться в Храме
Наук -- учиться в тишине...
Соседки пристают и к маме,

В совхозе достают отца...
А что отец? И он не в курсе:
-- Ждем из столицы письмеца…
 -- Поди, в «Госстрахе» застрахуйся…

Боль рвет мне душу. Из Москвы
Письмо пришло -- и точно пулей
Меня кольнуло в сердце:
                                Вы
Сквозь сито, мол, не проскользнули,

Вам на дневное -- хода нет...
Учитесь на вечернем. Точка.
Итак -- провал... Большой привет,
Мечта...
           -- Ну, будет плакать, дочка!

Ты все же молодчина!
                           -- Нет,
Я неудачница!
                -- Ну, прямо!
Ты ж поступила!
                    Мой совет:
Учись-ка на заочном...
                        -- Мама,

Ведь это же совсем не то...
-- А если б завалила вовсе,
Совсем простилася б с мечтой,
А так -- зацепка есть. А в осень --

В райцентр направишься... Поди,
Возьмут в редакцию студентку...
Не огорчайся! Впереди --
Всего немало -- и оценку,

Глядишь, тебе исправит жизнь.
Ты поживешь еще в столице,
Не подай духом дочь, держись!
Что плакать -- ты должна гордиться:

Ведь ты ж студентка МГУ!
Одна, поди, на нашу область!
-- Ну, ты и скажешь!
                        -- Что ли, лгу?
А кто ж еще в районе?... Гордость

Не у меня лишь, весь район
Тобой гордится. Всех затмила!
Как олимпийский чемпион...
-- Ну, хватит, мама, насмешила...

Глава 5. "Корреспондентка"

А мама, видимо, права.
Не посыпать же пеплом "тыкву".
Пойду в редакцию. Москва
Тогда приблизится. Обвыкну

В корреспондентской колее --
И стаж пойдет и опыт жизни...
А на заочном -- что ж? В Москве --
По праву дважды в год... Не кисни,

Берись, подруга, за дела:
Пиши в Москву, пусть на заочный
Переведут -- судьба вошла
На мост к Москве, надеюсь, прочный...

По слову мамы -- все сошлось --
И я -- корреспондент районки
С названьем "Ленинец"... Далось
Легко устройство... Для девчонки --

Вчерашней школьницы -- успех,
Признаем, в общем-то, заметный.
Вступила в журналистский цех --
И вот они, мои заметки,

На первой, главной полосе...
Редактор -- фронтовик Марьевич,
Владим Семеныч, да и все
Коллеги, что потом оценишь,

Вполне по дружески меня
В отряд "кропателей" включили,
Не "выставляясь", не чинясь,
Чему-то исподволь учили...

Вот посылают в РТМ,
Где тракторов ремонт налажен...
-- Проценты надоели всем.
Нам человек рабочий важен.

Ты нам поведай, что его
Трудиться с жаром побуждает...
Напишешь много -- ничего,
Подсократим... Душа взмывает.

Спешу -- на крыльях -- к мастерским.
Ко мне выходит -- "мастер-шинник",
В мазуте, как зулус... Как с ним
Работать -- жуткий матерщинник?

-- Ну, что, как выполняем план?
Спросила -- и самой противно...
-- А где ваш..., как его... Экран
Соревнованья? Агрессивно

Тот мастер бросил дикий взгляд --
И трехэтажную руладу
Мне выдал... Покраснели в ряд
Стоявшие комбайны... Надо

Не показать, как я боюсь...
Пытаюсь продолжать распросы...
Тому, видать, за речь свою
Немного стыдно... Криво-косо --

А все же разговор идет...
Он мне про распредвал, колодки...
А что это такое? Вот
Как много надо знать. Короткий

Мой опыт жизни до сих пор
Не знал сего вокабуляра...
Я Лельку вспомнила -- "топор"...
Ну, нет, простите... Я -- Тамара!

Я со словами разберусь
И с матерщинниками тоже...
Ишь, матерится! Ну и гусь!
А в чем-то симпатичный!
                           Что же,

Закончим, видно, интервью,
Пойдем творить...
                      Когда в газетке
Я зарисовочку свою --
С портретом увидала, клетки

Субстрата серого в мозгу
Закопошились, как козявки...
-- Нет, для студентки МГУ --
Не достиженье... По-хозяйски

Оценим первый блин... Дерет
Стыдоба, авторские муки...
Еще брат Вовка достает:
 -- "В шершавые, как рашпиль, руки

Берет механик распредвал..." --
И дразнится "корреспонденткой"...
-- А как иначе? Написал --
Ответ держи...
                  Марьевич деткой

Меня вначале называл...
Но я приобретала опыт
И стиль... Редактор посылал
В командировки, дескать, чтобы

Хорошим репортером стать,
Поезди, детка, по совхозам,
По пашням, фермам... Подышать
Полезно нам сельхознавозом,

Понять, чем труженик живет,
Что держит на плечах державу...
-- Пусть Васька мотоцикл берет --
И в путь!
           Что было сил держалась

За Васькин тощенький живот...
-- Убьемся! Я боюсь щекотки!
Василий стонет, но везет...
Был, правда, тот марщрут -- коротким:

В Урез, совхозное село,
Верст пять всего-то от райцентра...
Нас ждали, то есть, повезло:
Все о центнерах да процентах,

Что требовалось, разузнав,
Дав Ваське все ЦУ о снимках,
Зову:
     -- Домой!
                -- Не повидав,
Маманю с батей? Извини-ка --

Подвинься -- едем на обед
К моим.
          А был Василий Кидло
Мне родич дальний.
                       Спору нет,
Придется задержаться, видно.

Поели. Надобно назад.
Смотрю -- а он не вяжет лыка...
Материал-то срочный... Гад!
Когда успел хлебнуть? Гляди-ка,

Он мотоцикл завел! Куда?...
... Поехали! Куда деваться,
Придется ехать... Боже, дай
Живой доехать! Но мотаться

Стал мотоцикл, как будто пьян
И сам...
          -- Нет, Томка, не доедем.
Давай-ка ты за руль...
                            -- Кто -- я?
-- Не бойся. Как на "лисапеде"

Смотри вперед и ровно руль
Держи -- и довезем твой опус...
Сказал Васек и словно куль --
Плюх -- сзади, не забыв за корпус

"Корреспондентку" приобнять...
Вот так сегодня подфартило...
Попробую... Сцепленье сжать,
Ногою -- скорость... Есть, включила!

Теперь сцепленье отпустить,
Одновременно правой плавно
Акселератор возбудить
Вращеньем на себя... Исправно

Наш агрегат рванул вперед.
Дорога впереди -- прямая.
Машина -- зверь, летит, несет...
А как затормозить -- не знаю!

В райцентр влетели -- на ура!
Да только финиш был корявей --
Чего ж вам ждать от "топора"?
Я буду тормозить... в канаве!

Ну, оцарапались слегка,
Ну, Васька матерился злобно,
Спина, мол, шея и рука...
 -- А напиваться так? Удобно?

Скажи спасибо, что живой
И цел "Зенит". Готовь-ка снимки!
Запомни: никуда с тобой
Впредь не поеду, мне обнимки

Мотоциклетные во вред,
В особенности с алкашами...
Все понял? Проявляй! Привет!
...Ну и работка! Утешали

Приятные моменты. Ну,
Зарплата, например, конечно...
В ДК порою загляну,
Мороженое съем беспечно...

С филфака методички мне
Прислали. Кой-какие книжки
В библиотеке есть. Вполне
Учиться можно... Горечь, нишкни!

Забудь, душа, что там, в Москве,
Есть замечательный профессор,
С кем мне не встретиться... Но с кем
Делиться мне печалью? "Пресса"

Района -- лишь с десяток лиц...
Газета во дворе райкома
В бараке размещалась, близ
Двухдверного сортира... Кроме

Редакции в бараке том --
И типография. В ней Кидло --
Начальником -- индюк в пальто,
Внештатный фотокор... Не стыдно

Так напиваться? Коридор
Редакторской кончался дверью.
За нею длинный стол. Разбор
Здесь шел "шедевров" наших... Прею

От долгих совещаний. Мне --
Чем заседать, уж лучше мчаться
На ферму дальнюю... Вполне
Без этих посиделок "счастья"

Хватает... Но таков уж стиль
Всеуровневого начальства:
Давать ЦУ, накачки... Пыль
Пускать в глаза... Порой кичатся

Пред подчиненными верхи,
Общеньем с боссами повыше...
Народ: кто дремлет. кто стихи
Эпиграммирует, кто пишет

Заметку -- времени-то жаль, --
Пока редактор к нам "спускает"
ЦУ райкома... А печаль,
Тоска меня не отпускает...

Большой соседний кабинет --
Наш общий -- вот мой столик с краю.
В тельняшке -- ближний мой сосед,
Сашок Ильин -- Я помогаю

Ему -- профессии постичь
Азы... Уж из меня наставник!
Вот Нориков Кирилл Ильич --
Поэт-эпиграммист... На старших

Равняться, в общем, не резон.
В процентах и центнерах вязли...
Мне все же виден горизонт,
Хотя по опыту -- лишь в "ясли"

Корреспондентские хожу,
А все ж душа рождает слово
Простое, ясное... Хочу
Творить, а не бубнить дубово...

Концерт проходит в РДК:
Заслуженный артист России
Сан Саныч Полудницын... Как
Звучит баян! Оби разливы

Вмещает инструмент слепца
И в нем же -- темперамент Брамса...
Артист... Незрячего лица
Живая мимика... Пробраться

Мне за кулисы удалось...
Сан Саныч с добрым интересом
Со мной беседует... Авось
Районная сумеет пресса

Артиста творческий портрет
Представить публике... Писала
Душою зарисовку... В свет
Газетка вышла - и немало,

Меня встречая, земляков
За тот портрет благодарило...
Марьевич, пораздав пинков,
В конце планерки:
                      -- Удивила

Тамара... Молодчина! Рад.
Растешь, студентка! Свежим ветром
Повеяло... Заметный вклад
Внесла. И дальше будь примером!

-- Теперь, Тамарка, пред тобой
На цыпочках ходи, по стенке, --
Острил наш радиоковбой,
Районный "Левитан" -- Плетенкин.

Вы фильм "Неисправимый лгун"
Смотрели? Вицин и Плетенкин --
Один в один... Уж кто брехун,
Так это Толька... То он деньги

Нашел и в банк ходил сдавать,
То спас из проруби старушку,
То сыщика изображать
Берется, мол, раскрыл "мокрушку"

По спецзаданью из Москвы...
Видать, фантазия бурлила,
А применения, увы,
Достойного не находила.

В районе не нашлось того,
Кто дал бы Тольке направленье...
Учиться надо -- ничего
Иного... Только сожаленье,

Что втуне пропадает дар
Души его незаурядный...
Отсчитывает календарь
Деньки моей работы страдной.

По вечерам и выходным
Я -- в МГУ-шной ипостаси.
Контрольные пишу. По ним
В Москве определяют -- так ли

Упорно день-деньской толкусь
В образовательном усердье...
Читаю "Слово о полку..."
Самой учиться -- что консервы

Взамен еды нормальной есть:
В них не зватает витаминов...
Влачу заочный горький крест...
Как ни старательны, самим не

Проникнуть до глубин наук...
Я сверхответственна в ученье:
Читаю, повторяю... Двух
Раз мне мало -- в отреченье

От всех соблазнов, повторю
И третий раз, а надо -- больше...
Так тропку новую торю
В Москву -- и помоги мне, Боже,

На зимней сессии семестр
Начальный завершить достойно...
Ну, съездила, сдала... Но ест
Еще больней тоска... Спокойно

Не примиряется душа,
Студенткою второго сорта
Сдавать, шпаргалками шурша
Экзамены? Такого "спорта"

Гастроли не по мне. Хочу
Нормальной, подлинной учебы...
Впервые из Москвы лечу
Домой на самолете, чтобы

У тети Таси погостить,
Побыть --денек в Новосибирске
И снова в "Ленинец", "творить
Шедевры"... О моей побывке

В столице -- мигом ОБС
Весть растащило по району --
И уж не обойдешься без
Детального отчета... Стону,

Мол, отвалите, и без вас
Тоскливо, -- не внимает масса
Всех любопытствующих... Враз
Отстаньте, дайте оклематься!

В редакции в те дни ввели
Часы для политинформаций,
Сознательность, то есть, блюли...
Глупее, впрочем, профанаций

Не изобрел бы злейший враг
Коммунистического строя.
Ту обязаловку в умах
Цинизм рождавшую, игрою,

Забавой репортерский люд
Воспринимал, не то б свихнулся
От этих несъедобных блюд...
Пример: Кирилл Ильич коснулся

В докладике -- китайских дел,
"Культурно-революционных",
И балагурил, как умел,
Конечно. Чтоб сидельцев сонных

Слегка развеселить, взбодрить,
Смешное слово "хунвейбины"
Придумал так произносить,
Что хохотали все... Кретины --

Идеологии "столпы",
Всех превращали в идиотов...
Вожди безграмотны, тупы,
Косноязычны, без полета.

Вот также повод, чтоб желать
Под своды Университета:
Свободной мысли где сиять?
Где все философы, поэты?

По логике вещей они
Должны быть в МГУ, бесспорно.
И мне без универа дни
Влачить -- постыло и зазорно.

Итак, я месячишек шесть
В райцентре... Курултай семейный
Определил, что место есть
Мне для житья... Ведь не последней

Слывет здесь тетя Катя... Да,
Отличный ее дом, просторный
Готов пристанище всегда
Мне предоставить... Только вздорный

Муж тети Кати -- вечно пьян.
Кудашев Федор -- фактор риска.
А на фига козе баян?
Я рядом с алконавтом близко

И дня не буду жить. Хочу
Чтоб тем маразмом ненароком
Меня не повлекло... Учусь.
И трезвой голову и око

Мне следует хранить всегда...
Я подселилась к тете Юзе
С Лариской вместе. Нам тогда --
Дешевле и милей в союзе,

Что в школе зародился, жить...
И Юзя и Лариска, кстати,
Из ссыльных. Память не избыть
Одной о Польше... Супостаты,

Сослав ее в суровый край,
Судьбу высокую сломали...
Лариска -- из Литвы... Давай
Не будем здесь о том. Едва ли

Обеим сладко толковать
О горестно саднящих ранах...
Мы с Ларкой только ночевать
Являлись к тете Юзе... Рано

Встав, убегали по делам...
Лариска топала в больничку.
На курсах, что открыты там,
Готовилась на медсестричку.

Я шла в редакцию. Едва
Входила в наш барак, вступала
Профессия в свои права.
Заметки правила, писала

"Подвалы", "чердаки", столбцы,
На письма четко отвечала,
Своих "шедевров" образцы,
Из всех газеток вырезала --

И в папочку, решив собрать
Портфолио корреспондента,
Что после можно представлять
На конкурс творческий в студенты

Журфака. Виделось уже,
Что вновь мне штурмовать дневное --
Придется. Очевидно же:
Заочное -- не то. Стеною

Не удержать меня. Хочу
У лучших в СССР учиться,
Их мудростью хотя бы чуть,
Хотя бы каплей причаститься.

По выходным -- домой, домой --
В Усть-Ламенку -- душой согреться.
Родители, братишка мой --
Надежда и опора с детства.

В такой обычный выходной
В наш тихий домик постучался
Солдат...
           -- Узнали?
                        -- Так, постой...
Так Сашка Пойто же!
                      -- Примчался

Со станции -- и прямо к вам...
-- Ну, вымахал! Сержант?
                       Да, старший,
Теперь -- в запасе. По домам
Отправлены ребята. Маршал

Приказ на дембель подписал --
И вот он я -- опять в Сибири...
-- Ну, все за стол! Чем Бог послал
Закусим...
                Расскажи, где были

По службе и в каких частях
Пришлось служить, и что там, в мире...
Пока отец о новостях
С солдатом толковал, помыли

Посуду с мамой...
                      Вовка, брат
И на полшага от сержанта
Не отходил, а Пойто -- рад,
Вниманье льстит, ему не жалко

Приемы самбо показать...
-- Представь, амбал выходит:
                              -- Падла,
Гони деньгу!
               -- Такую мать!...
Ой, извините!
                 Можешь на два

Таким приемом раздолбать
Его тупую черепушку...
Или вот так, такую мать, --
Ой, извините, -- тянет "пушку"

Козел, а ты его -- шибздык!
Ой, извините!
                 Специфичный
Сержанта старшего язык
Смешил до колик... Артистичный

Тот каскадерский выступеж
С насквозь прозрачной сверхзадачей --
По Станиславскому -- в балдеж
Вводил, поскольку не иначе --

Решил пред девушкой блеснуть
Мужскою доблестью сержантик...
Здесь надо бы упомянуть,
Что был из ссыльных он. Держать их

Сатрап -- в болоте повелел...
Среди болота -- Журавлевка
Возникла... Был таким удел
Всех местных, что боеголовкам

Учебным от больших ракет
Квадрат служил ориентиром...
То -- в Журавлевке -- туалет,
То птичник -- из ракет... Сортиром

Коническим, гордился всяк...
А вот какою химначинка
Была в тех конусах? Никак
Никто не думал, что причина

Высокой смертности в селе
Таилась в тех "подарках" с неба...
Вот Сашка Пойто уцелел --
А отчего? Мой папка не был

Средь тех, кто ссыльных презирал,
Кого лишь мог, из Журавлевки,
Вытаскивал, переселял...
Гляди, каким могучим, ловким

Стал -- прежде -- обреченный гнить --
В отравленном болоте -- парень...
Отец помог переселить
И Пойто... Сашка благодарен...

Вот потому, он к нам скорей
Явился -- прямиком с вокзала...
Сочувствие простых людей
Сатрапу противостояло...

Вносила коррективы жизнь,
В душе подспудно формируя
Сомнения, антивождизм,
Наивность детскую воруя...

В редакциии тогда была
Система минимума строчек.
Я очень быстро обошла
По "строкажу" всех разных прочих.

Марьевич стал меня в пример
Коллегам регулярно ставить
С ремаркой: дескать, нет карьер
Сегодня без диплома. Надоть

И остальным хоть в ВПШ,
Хоть в МГУ торить дорожку.
А без диплома ни шиша
Не выгорит в карьере, ножку

Подставит тот, кто хоть глупей,
Но с "корочками"... Слава Богу,
Что результат его затей
По счастью, ни с какого боку

Меня никак не задевал.
Порядочность коллег спасала,
Их юмор... Не интриговал
Никто, не подличал... Встречала

Лишь уважение. Но пришла
Весна. С ней сессия в столице.
Опять поехала. Сдала.
Я второкурсница. Годится.

Глава 6. И все-таки -- журфак!

Денек гуляя по Москве,
О перспективах размышляла.
Нет, не годится! Боль в виске
Сердитым дятелком стучала.

Что ж, остается лишь одно:
С нуля торить тропу в студенты.
Пусть второкурсница я, но
Я забираю документы!

Поэма 6. Даешь журфак!

И снова я в родных местах.
Мой коллектив меня поздравил...
-- С приездом! Хорошо в гостях,
А дома лучше... Но поставил

Тем самым предо мной вопрос
Марьевич -- ну, а где ж я -- дома?
Ответ совсем не так уж прост.
Вот здесь, где все мне так знакомо,

Я чувствую себя -- в гостях,
А дома я в Москве... С родными
Пока о странных новостях
И не толкую, что отныне

Я вновь на старте, вновь хочу
Пытать судьбу второй попыткой
Прорыва в МГУ. Ничуть
Не сомневаюсь: станет пыткой

Реакция моей родни
На новость, что ушла с филфака.
Работаю, считаю дни,
Готовлюсь поступать, однако

Уверенности прежней нет,
Но будем выполнять решенье,
А там -- как Бог рассудит. Чет
Иль нечет -- звезд расположенье, --

Как сложится? Ведет душа.
Конечно, было объясненье
С родителями трудным. Шаг
Такой им угрожал стесненьем

Финансовым И вообще --
Ведь от добра добра не ищут...
Смирились, согласились...
                      -- Шей
Платье, ведь в столице, пишут,

У девок юбки, что теперь
Уже и срам не прикрывают.
Таких, поди, не пустят в дверь
"Ниверситетскую"?
                       -- Бывает,

Как раз таких берут быстрей...
Марьевич с большим пониманьем
Отнесся к новости моей.
-- Конечно, за глубоким знаньем --

Не за дипломом -- на дневном
Охотятся... Ну, что, ж пытайся,
А если что - обратно ждем...
Как говорится, возвращайся --

И непременно со щитом! --
Блеснул Марьевич школьным знаньем...
-- Как Бог положит и о том
Не станем толковать заране...

И вновь вокруг -- моя Москва,
Кинотеатр. За ним общага
На Ломоносовском... "Литва" --
Киношка славная. Два шага

От корпуса, где мы живем:
Я, Томка рыжая, и Светка
Из "города невест". Зовем
Людмилой строгую соседку,

Блондинку стройную. Едва ль
Она нас старше, но серьезна!
Да ладно, не моя печаль.
Мы вместе временно, но розно

Жить не хотелось бы. Мечась
Без опыта в столице шумной
Рискуешь угодить подчас
В опасный оборот. Неумно

Обособляться от таких
Же точно, от судьбы бегущих
Девчат, сквозь кипы толстых книг
В цейтноте наугад бредущих...

Серьезность вскорости сползла
С Людмилы, точно шкурка с лука.
И оказалось, что была
Девчонкою чудесной Люська.

И после сочиненья с ней
Вдвоем -- сердечные подружки --
В кино отправились... Сильней
Нет потрясения! По кружке

Хватили, охлаждая стресс,
Московского крутого квасу...
Не зря был общим интерес
Ажиотажный к "Фантомасу"!

Короче, я опять сдала
Экзамены, но на четверки.
Уже привычные дела --
Заочного открылись створки.

Иду в заочницы опять.
А что же остается делать?
Все ж лучше, чем Москву терять...
Со мною эту "радость" делят

И Люська с Томкой. Мы втроем
За край журфака ухватились,
А Светка сорвалась. Берем
Друг дружки адреса. Решились

Быть в переписке. Есть о чем
Сговариваться по учебе
И вообще -- о том о сем,
Корреспондентской жизни, чтобы

Дела друг дружки обсуждать...
Разъехались... Опять с начала
Мне "Слово о полку..." листать.
Оно уже в душе звучало

На древне-русском языке...
Пришли с журфака методички.
Пишу контрольные... Руке
Даю свободу по привычке

Корреспондентской... Голова
Пусть отдыхает. Не напрасно
Рука набита... На "раз-два"
Контрольные штампую... Ясно,

Чего-то надо доучить...
Берусь впервые "Илиаду"
Читать. Как люди могут жить
Без этого шедевра? Надо

Перечитать его раз пять...
Заметила: мои заметки
Сочней и стильней стали. Знать,
Все ж помогал Гомер газетке...

Так пролетел еще годок.
Две сессии мы c Люськой сдали,
А толку что? Какой уж толк,
Коль вопиет душа в печали.

И хоть мы жили с Люськой врозь,
А обе к одному итогу
Приходим. Души ропщут: "Брось
Заочное, не то, ей Богу,

К чему стремились с детских лет...
Во время сессии весенней
Мы с Люськой -- в "башне". Белый свет
Не мил: поди со всей Вселенной

Собрались в "башне" той клопы...
Клопов симпозиум -- воочью!
Опять превратности судьбы --
Уж мы чесались первой ночью!

А как экзамены сдавать
После ночных кровавых пыток?
-- Пойду кого-то убивать...
В Людмиле твердости избыток

Вмиг возбуждается, когда
Находит в чем-то непорядок...
И комендант летит сюда:
-- Пойдемте в чистый!
                           Книг, тетрадок

Перетряхнули уйму... Бред!...

Я после сессии в высотке
Одна. Уже девчонок нет --
Они домой путем коротким

Сорвались вмиг. Мой "Сибиряк"
Уходит только завтра. Надо
Все книжки запихнуть в рюкзак...
Одежду в чемодан... Порядок!

А кто-то, распахнув окно,
Врубил кассетник. Голос барда
Запретного, мол, все равно, --
Гремел, инфарктом миокарда

Иль увольнением грозя
Несчастным церберам высотки...
На подоконник влезла. Вся
В том хриплом голосе... От водки?

Стук в дверь...
                  -- Простите...
                                   На порог
Шагнул из коридора робко --
В очечках -- щуплый паренек...
-- Да! Чем помочь вам?
                            -- Поллитровка

У нас -- в соседстве -- на столе,
А нет стаканов... Не найдется?
-- А поллитровка часто ли
Ваш гость?
             -- Не часто. Но ведется

Так исстари, что помянуть
Положено усопших "горькой".
Тот самый случай... Жизни путь
Профессор наш закончил... Только

Вернулись в МГУ -- и вот --
Печальная встречает новость.
Покуда человек живет,
Его не ценим, жалит совесть

Потом... Пошел девятый день...
-- Ну, что ж, стаканы есть, возьмите,
Да только завтра, как ни лень
С утра обратно принесите...

-- Не беспокойтесь, не чужой.
Студент я... Пятый курс... С мехмата...
Спасибо за стаканы...
                           Пой,
Пой, голос барда хрипловатый...

Наутро в дверь стучат...
                             -- Иду!
-- Вот, возвращаю вам стаканы...
Чем заняты сегодня?
                          -- Жду
Отъезда из Москвы...
                   -- Пока не

Пришел тот час, наверно есть
Смысл со столицей стать чуть ближе...
Конечно, можно просто сесть
И так сидеть полдня, но вы же

Не из таких... ВДНХ
Еще, поди, не посещали?
Поедем?
          Вроде -- не нахал --
Парнишка...
           -- Ладно, за вещами

Вернуться нужно к четырем...
Поехали... И впечатлила
Не только выставка... Вдвоем
Гуляли у фонтанов. Было

Спокойно, интересно с ним.
Тактично спрашивал о жизни,
Читала что? Неутомим
В рассказе о столице... Брызги

Фонтанов освежали день...
Он говорил о Мандельштаме,
О Пастернаке, а сирень
Еще цвела в роскошной гамме

Оттенков...
              -- В МГУ -- театр
Свой, настоящий... Марк Розовский --
Отважный режиссер-новатор...
Стиль постановок -- резкий, жесткий...

... Учиться надо на дневном...
Студенческая жизнь -- богатство:
Мы друг от друга узнаем
Неоценимо много. Братство

Студенческое -- навсегда!
...В ряд павильонов заглянули...
Над главным корпусом -- звезда,
Как в МГУ... Часы, как пули,

Неслись...
            -- Мне надо уезжать,
Пора в общагу за вещами...
-- Надеюсь, в будущем опять
Придем сюда?
               -- Не обещаю...

В общаге лямку рюкзака
Он потянул:
               -- Придется впрячься!
Присядем? С Богом!
                        И шагнул...
А без него трудись, карячься...

-- Зачем вы книжки-то -- мешком --
В Москву? Ведь есть библиотека! --
Стонал парнишка, хоть пешком
Шагать тут с гулькин нос... Потеха!

Ученый малый, а... хиляк!
Но я то рядом с ним -- деревня!
А он, хоть и давил рюкзак,
Меня все просвещает, время

Терять, похоже, не привык:
О новых фильмах, о музеях,
Премьерах... В лабиринтах книг
Был дока... Сквозь очки глазея

В упор: доходят ли слова?
Вновь убеждал, что на дневное
Должна я поступить... Москва!
Москва! Здесь все для нас родное,

Здесь русский дух, здесь высший класс,
Здесь то, чего нигде на свете
Не обретешь. Шлифует в нас
Таланты -- лучший на планете,

Священный город -- и о нем --
Слабы -- любые дифирамбы,
Да лучше здесь последним пнем
Быть -- нам бы, нам бы, нам бы, нам бы --

Как там поется? -- Всем в Москву!
Так искренне и увлеченно
Вещал парнишка, марш-броску
К вокзалу, смысл придав ученый

И воспитательный... Рюкзак,
Пристроил на вагонной полке,
Очки поправил...
                   "Сибиряк"
Поплыл...
            А мне теперь осколки

Его спонтанных лекций вновь
Перебирать в калейдоскопе...
Ведь он попал не в глаз, а в бровь...
Наоборот!... Да ладно!... Сколько б

Контрольных впредь ни написать,
А подлинных, глубоких знаний --
Как у парнишки -- не видать
Мне вне среды... Обоснований

Иных не требуется. Знать,
Вновь с конкурентами сражаться
За место в МГУ, опять
Родным на дочку обижаться...

Глава 7. Письма

Итак, Усть-Ламенка... Грущу...
Мне тесно здесь... И нету слада
С душой разбуженной... В пращу
Меня вложив, судьба, не глядя,

В сибирскую швырнула глушь
Еще и до рожденья даже.
Как хочешь, выбирайся. Душ
Мне близких -- днем с огнем... Покажет

Судьба, что место мне -- в Москве --
И вновь нагородит препоны...
А съездишь -- и опять в тоске...
Почто ж московские "преподы"

Ко мне жестокосерды... Жизнь
Проходит... Вспомнился заочник
Мишутка Слуцкий... Он, кажись,
Раз восемь поступал... Сверхпрочных,

Видать, закалов паренек.
Его пример -- другим наука:
Возьмем упорством -- дайте срок,
Душе не изменив... Подлюка-

Судьба пытает нас: крепки ль
Ориентиры и соблазны
Легко ли скособочат "киль"?
Средь абитуриенток -- разных

Встречать в столице довелось...
Одна красивая деваха
Не добирала баллов... Гость --
Кавказец, аспирант с химфака,

Ее в общаге навещал...
Присев на койку к ней, азартно
То ль убеждал, то ль обещал
Помочь... Понятно, не бесплатно...

Сумел, в итоге убедить...
В измятой утонув постели,
-- За все приходится платить!
Нам отвечала еле-еле...

А за предательство души --
Геенной... Вот какая штука!
Не продавайся, не греши...
... Вновь "Ленинец" мой... Что за мука

Мне день-деньской сельхоз-навоз
Все воспевать высокой лирой...
Под вечер -- к тете Юзе... Мозг
Не отдыхает. И квартирой

Меня не вдохновляет рок...
Не видеть век бы ту хибару,
А некуда... Через порог
Шагаю... Знаю: тары-бары

Вмиг тетя Юзя заведет...
Она сияет, как полтинник
Серебряный...
                -- Письмо!
                            Дает
Конверт увесистый. В картинных

Движениях старушки -- "шик"
Манерно-пародийно-чинный:
-- Письмо-то написал мужик...
Ой, что я говорю -- мужчина

Из "благородных"... Михаил, --
Как Лермонтов, гляди-ка -- Юрьич...
Жар любопытства пепелил
Старушку изнутри...
                        -- То хмуришь

Глазенки, то вдруг расцветешь,
Читая, то впадешь в раздумье...
Письмо толстенное... И что ж
Он пишет?
            -- Девушку простую

В столице охмурить любой
Готов
          -- Что, и вот этот тоже --
Ко... Ко-ро-бей-ни-ков? Постой,
Чего-то вроде не похоже...

-- Вы не читали же письма...
-- А почерк? Почерк, дорогая,
Могла бы уж понять сама, --
Нас выставляет с потрохами...

Права, мудрейшая, права...
Красивый аккуратный почерк
С наклоном влево... Все слова --
Как в прописях... Во всем -- до точек --

Включительно -- изящный стиль...
О чем письмо? Студент с мехмата
Меня все просвещает... Льстит
Вниманье парня... Небогато

Вокруг меня таких, как он?
И образованных, и чутких...
А вот ему какой резон
Меня воспитывать? Минутку...

Ах, вот в чем дело! Я его,
Он пишет, также поразила...
Казалось, чем же? Ничего
Во мне такого...
                -- Подкупила

Доверчивость и чистота.
Такую здесь уже не встретить...
Наивность светлая... Мечта
Вновь пробудилась... Лишь заметить

Обязан, что уже женат...
Супруга в Усть-Каменогорске,
А я -- в Москве... По временам
Встречаемся... Любви по горстке

Друг другу дарим... Есть сынок...
Письмо эстета-эрудита
Ответа ждет... С десяток строк
Пошлю... Придется потрудиться,

Чтоб вовсе дурой не прослыть
В глазах наставника с мехмата...
Все интересно, мол, дружить
Мне нравится с душой богатым

И образованным... Его
Письмо, должно быть, на ракете
Летело... Дескать, отчего
Ни слова о себе в ответе?

Как, мол, живу, о чем пишу,
Какие книжки прочитала?
В Москве -- ажиотажный шум:
Москва потрясена... Встречала ль

Я Ахмадуллиной стихи?
Ее-то новенькая книжка
Столицу будоражит... Хит!
То-есть, шедевр...
                Пришло письмишко

От Люськи... В жажде перемен
Внезапно "Ленинец" бросаю,
Бегу из жалких строк и стен --
В Новосибирск переезжаю.

На что надеялась? Слыла
В Новосибирской "молодежке"
Я крепким журналистом... Шла
На риск: а вдруг, когда придешь к ним --

"Возьмите!" -- и они возьмут...
Увы, не повезло, однако...
Удача все же тут как тут:
Вдруг дядя Ваня вспомнил:
                          -- Всяко

Устроим в городе... Пойдешь
В районку местную?
                    -- Сбежала
Лишь из районки...
               -- Молодежь!...
Вам бы в столицу лишь!
                     Сначала

За город зацепись, сумей!
Поверь, задачка непростая...
Редактор Досычев, он, змей,
К нам в институт порою стаю

Своих корреспондентов шлет --
Удобно, дешево и близко:
Два коридора и пролет --
Мы в общем здании -- и риска

Ни грамма... "Зап-СибГипрозем",
Наш институт -- ну, просто кладезь
Важнейших фактов. Да не всем
Даем их... Погутарим: нате-с

Вам информацию, а к ней
Впридачу -- умную племяшку.
Не пожалеете... По всей
Примете -- не дадим промашку...

Да, дядя Ваня, брат отца,
Как говорят, знал дело туго...
Рубаха-парень, хитреца...
Любого человека в друга

Он превращал за пять минут...
Не устоял и босс районки
Новосибирской -- и берут
Меня в "кропатели"... Иконке

Бы поклониться -- за успех,
Да помолиться... Бабки Домна
С Матреною за нас за всех
Молились... Далеко от дома

Я начинаю жизнь. Теперь
На выходной в деревню реже
Удастся вырываться... Дщерь
Незримые привязки режет,

Освобождая крылья... Зов
Усть-Ламенки и зов столицы...
В душе надрыв, в судьбе -- разор,
Душа к высокому стремится.

Приобрела абонемент
В концертный зал... Арнольда Каца
Оркестр -- возвышенный момент
Добавил жизни. Вдохновляться

Серьезной музыкой -- давно
Привычно -- радио учило...
Хожу в музеи и кино,
С коллегами дружу... И чинно

Планерок скуку выношу,
И по командировкам езжу...
Про жизнь партийную пишу
В совхозах -- и журфаком брежу...

Таков той жизни пестрый спектр...
Я на Жемчужной на "восьмерку"
С утра вбиваюсь, еду в Центр,
К обкому партии... В каморку

В "Золототресте" прихожу,
Апартамент сов-партотдела,
Где с Ольгой Павловной сижу,
Начальницей... Такое дело:

Вакансий-то в газете нет,
Но повезло: коллега Таня
Лопатова ушла в декрет,
Я на замену... О мечтаньях

Моих журфаковских молчу...
Пошла обычная рутина:
В совхозы дальние качу
В промерзших электричках... Тина

Муры партийной -- не вздохнуть...
Живительным глотком озона --
"Гнездо поэтов"... "Пристегнуть"
К "Гнезду" меня решил резонно

Коллега Ярцев -- шахматист,
Поэт -- и Томин воздыхатель,
Еще один (впишите в "лист")
Наставник мой и воспитатель.

Ну, что ж, воспитывайте! Я
Открыта для влияний добрых,
Да лишь не ждите от меня
Желательных для вас, особых

Чувств проявлений... Вся душа
Всегда обращена к журфаку...
Для вас, простите, ни шиша
Не остается в ней, однако,

Делитесь, тем, что в ваших есть,
Питающих надежды, душах...
Попутно ваши сети плесть
Пытайтесь, что ж, могу послушать

Признаний, комплиментов бред...
Хоть мне вас жаль, но вот же бяка:
В моей душе ответа нет,
Все, что в душе -- лишь для журфака.

"Гнездо поэтов"... Фоняков
Илья -- создатель, вдохновитель...
Для многих, многих чудаков-
Поэтов -- трепетный учитель.

Иван Овчинников, Садур
(Известная сегодня) Нина,
Сам Ярцев, Малышев -- "Гнезду"
Благодаря -- дозрели... С ними

И я чему-то научусь...
Увы, мне не дано Всевышним
Возвышенного дара -- пусть --
Все ж для меня не будет лишним

То знанье, что душою пью...
Спасибо, друг Володя Ярцев!
Ты деревенщину мою
Поможешь мне изжить... Бояться

Нельзя незнанья, мы его
Преодолеем потихоньку...
К примеру, скажем... Из чего
Творят японцы танку, хокку?

Сонеты, акростих, верлибр,
Лимерики -- узнать полезно...
Наращивать души калибр
Любому -- и всегда -- уместно.

А городок ученых был
Сам по себе -- источник света.
Здесь тайно Вознесенский жил.
Берег опального поэта

Интеллектуализм среды.
Здесь Саша Галич проявился
Борцом, пророком... Молодым --
Примером вольности вонзился.

И даже мне в мозги влились
Свободомысленного штамма
Бациллы... С Ярцевым взялись
Мы на машинке -- Мандельштама

Стихи -- подпольно -- размножать...
Как говорят, - с кем поведешься...
Сумели слежки