В СТРАШНЫХ МУРОМСКИХ ЛЕСАХ.Сказки Барса
В СТРАШНЫХ МУРОМСКИХ ЛЕСАХ
 
Осень была хоть и поздняя, но удивительно теплая. Листья медленно кружились в воздухе и под какую-то удивительную музыку, едва слышную на земле, медленно падали вниз. А какой удивительный воздух был в лесу.
Машина свернула с проселочной дороги и понеслась в чистом поле прямо к самому густому и таинственному лесу.
Вырвавшись на свободу, дядюшка Макс, прозванный Добрым Сказочником, и его рыжий да говорящий кот Барс отправились побродить по Муромским лесам. Как давно и упорно каждый из них стремился сюда душой, и вот мечты осуществились.
Конечно, здесь можно было собирать грибы, которые Сказочник очень любил, и это было его тайной страстью с давних пор. Они попадались то там, то тут, да такие большие и красивые, что казались не настоящими, особенно великолепны были мухоморы. Но Барс знал, что их как раз брать и не стоило, потому что и травануться можно. Он смотрел на них внимательно, но держаться старался от греха подальше. Всякое бывает, так и лапы склеить недолго, а ему так много еще надо сделать. Красота всегда обманчива, а часто и ядовита бывает, разве не знает этого кот ученый.
Они и за грибами приехали сюда, но еще они искали вдохновение и сюжеты для своих сказок. И самое главное, обоим так хотелось оказаться в тех местах, где в исторические времена когда-то все для славян и начиналось. Столько веков с тех пор прошло, но Барс мог заверить Сказочника, что особенно ничего не изменилось.
И что самое удивительное, леса и на самом деле казались дремучими, по крайней мере, на первый взгляд.
Они шли по нехоженой тропинке все дальше и дальше от машины, оставленной на опушке, и чувствовали себя первыми людьми, тут внезапно оказавшимися.
Лист клена, похожий на ладошку человека, покружился немного и опустился на рыжую спину кота. Дядюшка Макс невольно остановился, таким чудным казалось это зрелище, но Барс гордо нес на своей спине лист, и кажется, даже не замечал этого или решил немного повыступать.
Барс отпрыгнул в сторону, лист полетел на землю, он больше не моги путешествовать на спине кота, когда ему прямо под лапы выкатился ежик,
- Черт побери, настоящий, - заговорил кот, разглядывая и нюхая довольно внушительный комок с иголками, торчавшими во все стороны.
- Ты с чертями поосторожнее, - усмехнулся Сказочник, наклоняясь к ежику.
Он осторожно взял его и перекатил в кепку свою. И тот перед ним медленно раскрылся, высунув острую мордочку. Два черный глаза внимательно разглядывали человека, словно силились его узнать.
Ежик был любопытным или непуганым вовсе, но не убегал, и колоться не пытался. Видимо заранее знал, что перед ним Добрый Сказочник, а не злой чародей, хотя откуда ему было это знать?
И все-таки кот предупреждал:
-Ты осторожнее с ним, вдруг он мухоморов наелся, и отравить нас хочет.
- Только глупые коты мухоморы едят, тогда такими подозрительными и становятся, - наконец услышали они писк ежа, - а я хотел предупредить, что волк за вами давно идет, вы тут поосторожнее ходите, не столица все-таки.
Но Барс и сам в тот момент уже учуял и заметил волка, выглядывавшего из кустов. Они были такими беспечными, что до сих пор не видели его.
- И ничего особенного, - бодро говорил кот, которому было очень страшно, но разве подал бы он вид, - так большая собака.
Но на всякий случай он отодвинулся к дереву, чтобы если что забраться на него в два прыжка.
- А посмотрю я, как эта собака такого толстого кота проглотит и не подавится, - отвечал ему ежик.
- И где это ты толстого кота увидела, шар с колючками, - огрызнулся вконец обиженный кот.
И как он смеет так его называть? Это он -то толстый, да он толстых еще не видал. Хотя похудеть не мешало бы. Кот так возмутился, потому что ежик ему на больную мозоль наступил или больной мозоль, надо потом у дядюшки Макса спросить, он точно знает как правильно говорить А кот хоть и был ученым, но не до таких же тонкостей.
Но дядя Макс уже остановил их, потому что в ярости кот мог прыгнуть на ежа, и потом попробуй, оторви его от тех самых не тонких, но острых колючек. Да и лечить его боевые раны придется, а уж тут визгу и писку будет.
Да и волк был очень близко и никуда от них уходить не собирался, надо быть осторожнее.
Волк был горд и неразговорчив, он махнул большой головой, что, вероятно, означало, что они должны следовать за ним. Сказочник выпустил ежика на волю и пошел, не желая показывать зверю, что он его не уважает или боится.
- А может, вернемся, - по дороге спросил его кот, - там машина наша без присмотра, а этот волк еще неизвестно куда тебя заведет.
- Даже если ты его боишься, то не стоит этого показывать, -шепнул ему Сказочник, и кот ненадолго замолчал.
- Ничего я не боюсь, если он кого и станет есть, то тебя первого, а меня на ужин оставит. В крайнем случае, я еще по деревьям лазить не разучился, в отличие от тебя.
Он не хотел, чтобы последнее слово за дядюшкой оставалось, и если тот позоорит его перед чужим волком, то и ответить надо достойно.
Неизвестно, как ловко мог лазить по деревьям Барс, но дядюшка Макс точно не мог, потому он и не возражал.
Последнее слово осталось за ним, но неизвестно куда приведет их этот странный волк.
Но они уже вышли на поляну, окруженную со всех сторон лесами, и увидели огромный камень, который возвышался в самом центре ее, словно кто-то его туда аккуратно положил, да так и оставил лежать.
Дядя Макс не удержался и коснулся его ладонью. И на том месте, где ладонь его была, какие-то буквы стали проявляться. Кот внимательно за ним следил и тоже те самые буквы и заметил. Чудеса, да и только, но как он может быть таким беспечным.
- Ты осторожнее, вдруг там что-то скверное написано, не стоит так сразу все и узнавать, - из-за спины его выглядывал кот.
Но ответить ему Сказочник ничего не успел.
- Вот вы и пожаловали, - услышали они голос где -то рядом.
Но это говорил не волк, волк в тот момент вообще куда-то исчез. Они так и не узнали, умеет ли он разговаривать или нет.
Перед ними стоял высокий и худой старик в серой рубахе и таких же серых штанах, А сверху на нем была алая накидка, как на старинных картинах нарисовано, словно бы он собирался сниматься в фантастическом фильме.
Он внимательно смотрел на пришельцев, и надо было сказать, что не просто было выдержать этот взгляд. Была в нем вековая мудрость и печаль.
В руках его был старинный замысловатый посох. На шее какой-то сверкавший знак круглый, который никак на солнце нельзя было разглядеть, да и не очень удобно глазеть - глаза слепило от его сверкания неземного.
- Долго вас ждать пришлось. Вот и нынче, если бы не мой волк, вы бы снова до камня не дошли, - то ли упрекал, то ли просто беседовал с ними старик, и ждал пока эти двое привыкнуть и дар речи вернется к ним снова.
- Но нам никто и не давал никакого знака, - заговорил кот, пока дядюшка Макс смотрел на волхва.
А в том, что это был он, сомнения не было. Вероятно, в своем Михайловском на него наткнулся когда-то Пушкин, иначе, не написал бы он знаменитого творения:
Из темного леса навстречу ему идет вдохновенный кудесник,
Покорный Перуну старик одному, заветов, грядущего вестник,
В мольбах и гаданьях проведший весь век…
Оказывается, кот произносил эти строки вслух, потому что на него с усмешкой старик и смотрел:
- Пушкин, а ты сам-то веришь, что он мог такое сочинить, может, и был он гений, только куда уж ему, если бы старуха мой свиток не подсунула, когда он бражничал, а он не переписал его, то ничего и не было бы. А потом еще удивлялся, как такое написать мог. Думал еще что-то получится, когда на сбитень налегал, да ничего больше не вышло.
Старик неторопливо и негромко рассказывал им странную историю, которой больше, чем сотня лет, и так, словно последними новостями делился.
- Но зачем это нужно было делать, гения позорить, - не унимался кот, видя, что Сказочник ни звука не произносит.
- А нам нужно как-то передавать им все, что есть и храниться в Китеже нашем, кто же лучше мог сделать это, чем он. Вот и получилось все как надо. Строки эти каждый помнит, и вы меня сразу узнали, как по-другому поступать было можно?
- Да ничего они не поняли, хоть и читали, и учили, - не унимался кот, ему только и хотелось перечить волхву, но тот на него не сердился.
- И это не так важно, - спокойно отвечал коту Волхв, - главное - запомнили, и сохранилось, а уж сколько свитков этих по миру бродит, рано или поздно найдется и тот, кто и сам истинный смысл послания поймет, и другим растолкует.
-Вот я тебе и привел Мудреца, - говорил кот.
Дядюшка смутился от такой рекламы, но, кажется, Волхв разделял взгляды кота.
- Он хвастун и брехун, но в одном прав, мы призваны возвращаться в этот мир и разыскивать своих. Не могут знания, накопленные веками, исчезать бесследно. Это и есть истинное богатство наше, с ним никое золото сравниться не может. И хотя нынче сохранить их не так трудно, как в прежние времена, но ведь надо не разминуться, понять, записать и размножить, и по миру пустить. Вот и ждал я вас тут. Мой срок выходит, но так много сделать еще надо, столько написать всего.
Он помолчал немного. Молчали и его слушатели.
- Поздно уже, - услышали они голос старика, - отправляйтесь домой, дорога вам ведома, камень тоже один тут такой, не заплутаете, а завтра жду я вас со свитками, писать будешь, - обратился он к Сказочнику.
Тот вежливо простился со стариком, склонив голову перед ним, а когда поднял ее, того и близко не было.
Кот оказался рядом. Но он уже торопился на нехоженую дорожку, в лесу становилось темно и жутковато. За ним поспешил и сказочник.
- Тут волки не только ученые могут оказаться, и упыри всякие, да и Леший не всегда добреньким бывает, лес все-таки, - поспешно говорил он.
Вдалеке раздался свист. Кот невольно выгнул спину, и шерсть дыбом встала.
- Думаешь, это Соловей Разбойник, но его вроде Илья Муромец прикончил.
- Ага, или он решил, что прикончил, бессмертный Соловей, как и все духи, а исчезнуть и появиться снова, ему не составит труда, да и детишки его оставались, про них никто ничего не говорил.
Они не стали больше выяснять, кто там свистел и ухал. Машина стояла на том самом месте, где они ее и оставили.
А путь к городу не таким уж и дальним оказался.
И только оказавшись в теплой комнате на мягком диване, кот немного успокоился.
- Сейчас я тебя покормлю, - услышал он из кухни голос дядюшки Макса, который что-то готовил и насвистывал.
Но он уже крепко спал, когда куриные ножки приготовились. Ему снился гусь, который угодил под машину, и теперь должен был стать их ужином.
- Барс, - просыпайся, надо подкрепиться, нам завтра с утра много работы предстоит, а то отощаешь, и лапы носить не будут.
Кот открыл один глаз, каким приятным был голос хозяина, каким ласковым, и как хорошо пахло из новенькой кухни.
Нет, жизнь определенно хороша, и она становилась все лучше и лучше