Исповедь
«Сначала дети»... Кто кого простит,
Когда пацан начнёт о битом блюдце,
Хромая мать расплачется навзрыд,
Встречая взгляд его рубашки куцей.

И младший брат зашепчет: «Не забудь,
Что мы класснухе врём про жар и кашель».
Им просто лица не во что обуть,
И прячут их – один другого краше.

– Ну что, сынок, в кого ты так красив?
Как сам Христос приполз ко мне с распятья.
– Да это снова, череп мой месив,
Мозги на место ставил пьяный батя.

И кто кого простит, когда опять
Мальцы отцовских рук начнут чураться,
И водкой будет взрослый рот дышать,
Плевками сея жом дурных нотаций.

А может, скажет тот, к кому пришли –
За что такое детство им из чрева?
И что правее – свой кружок петли
Иль обух (тем концом) у бати слева?