Кормухов Александр В

ПОСЛЕДНИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ - главы 1-14
Александр Кормухов

ПОСЛЕДНИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ
(сказочная повесть)

ГЛАВА 1

Стояла глубокая ночь. Звёзды над старинным городом сурков Сурклинем сверкали остро и холодно, казавшийся стальным серп месяца блестел в самом зените, и лишь красноватая комета, что уходила куда-то за холмы, предупреждала: ночи остаётся два часа, не больше… город крепко спал, погружённый в кромешный мрак – здесь не было фонарей, здесь была окраина цивилизации.
Собственно говоря, каких-нибудь четверть века назад эта окраина находилась много дальше к востоку – тогда через Сурклинь протекала река, ныне исчезнувшая, вероятно, от землетрясения. В те времена восточнее Сурклиня существовало ещё несколько городов – сейчас там только гулял ветер. Сурклинь спасло подземное озеро, обнаруженное почти чудом, когда население уже хотело разбегаться. Это озеро давало городу жизнь до сих пор.
Единственным зданием, куда было подведено электричество, в Сурклине являлась гостиница. Она же была и самым высоким зданием – имея шесть этажей, на целых два превосходила дворец губернатора.
Местные жители обходили эту гостиницу стороной. Не то, чтобы в ней водились привидения, просто сурки не доверяли зданиям выше одного этажа – губернаторский дворец они обходили точно так же.
В сей поздний час гостиница (она так и называлась – «Сурклинь») ничем не отличалась от остального города – была такой же непроницаемо тёмной, но если бы мы заглянули в один из номеров на шестом этаже, мы обнаружили бы, что сон всё-таки не до конца овладел этим уголком мира.
Красивая серебристая норка смотрела в телескоп. Она не была астрономом – просто любила смотреть на звёзды. Телескоп у ней был небольшой, но глаз зоркий. Норка рассматривала небо и размышляла…
У норки было редкое непереводимое имя – Фейтолайне, она приехала в Сурклинь для участия в конференции по истории магии.
Первое заседание этой конференции состоялось вчера. Оно проходило в жарких спорах. Три группы учёных выступали с тремя различными точками зрения. Одни утверждали, что в древнем мире волшебники были на порядок могущественнее, чем теперь, другие доказывали противоположное, третьи… поначалу их даже допускать не хотели, ибо они считали, что волшебники суть шарлатаны и вообще не заслуживают, чтобы им уделяли такое внимание.
Что-то ждало конференцию дальше? Фейтолайне навела телескоп на комету. Перебранка профессоров оставила у норки неприятный осадок. Можно было подумать, учёные приехали сюда не в поисках истины, а за скальпами врагов! «А я-то надеялась услышать интересные лекции, - думала Фейтолайне. – Хорошо, хоть я взяла с собой шахматные книги – если станет совсем скучно, стану разбирать партии чемпионата мира», - норка играла в шахматы с тех пор, как себя помнила, она имела международное звание.
Красноватая комета исчезла за горизонтом. До рассвета оставалось чуть больше часа, но тропическая ночь по-прежнему была черна. И тут в номер Фейтолайне постучали. Норка сильно удивилась, но открыла. Перед ней стояла небольшая рыжеватая кошка. На кошке был костюм защитного цвета и полицейская фуражка. Кошка держала геологический молоток. Фейтолайне вздрогнула – этот молоток оказался у неё перед носом.
- В чём дело?! – вскричала норка.
- Всё в порядке, - ответила кошка. – Это я!
Не без труда, но Фейтолайне узнала гостью – её звали Мурколетта, норка несколько раз играла с ней в шахматных турнирах. По-видимому, она тоже приехала на конференцию.
- Привет, привет, - сказала ей норка. – А к чему этот маскарад?
- Маскарад? Никогда, - зашептала кошка. – Всё всерьёз, настоящая большая экскурсия! Сейчас покажу тебе на карте! Смотри!
Фейтолайне только головой покачала – Мурколетта показывала на один из заброшенных городов.
- Что скажешь?
- Думаю, что невозможно, - ответила норка.
- Почему?
- Во-первых, это слишком далеко.
- А во-вторых?
Фейтолайне заметила, что первый аргумент не произвёл на кошку впечатления. «Похоже, она не пешком собирается, - подумала норка. – Ещё, чего доброго, окажется, что она увела вертолёт», и ответила:
- А во-вторых, там много змей.
Мурколетта и сейчас не смутилась. Она положила молоток на стол и стала рыться в карманах. Наконец, она извлекла старый-престарый револьвер.
- Пусть только попробуют подползти – я стреляю без промаха! – заявила она. – Особенно, когда в упор.
- Не сомневаюсь, - сказала норка. – А что ты будешь делать, если змей окажется десяток?
Мурколетта сделала неопределённый жест. Он мог означать: «Всего не предусмотришь».
- Ты знаешь о больших трещотках? – спросила Фейтолайне кошку.
- О чём?
- Это такие особые штуки – сурки отгоняют ими змей, когда ходят по пустыне. У меня есть одна, - продолжала норка, - я, пожалуй, научу тебя ей пользоваться…
Мурколетта громко фыркнула.
- Я так поняла, - сказала она, - что ты не составишь мне компании. Жаль, жаль. Придётся мне поискать другого спутника! – И она приготовилась уходить.
- Я составлю тебе компанию, если ты ответишь мне на один вопрос: зачем? Я готова пойти на риск, но хочу знать, для чего!
- Тебе нужна цель? – таинственно проговорила кошка. – Он есть. Волшебный жезл-амулет! Кто его найдёт, не будет знать неудач!
Фейтолайне слышала об этом амулете не впервые. Ещё будучи совсем маленькой, она читала о нём в книгах. Это будто бы был золотой скрипичный ключ то ли на цепочке, то ли на браслете. Но следы его терялись в веках, что признавали даже самые отчаянные искатели.
- Но ведь это миф, легенда, - сказала норка, - да и с какой стати амулету быть в заброшенном городе? Тебе не кажется, что мы попадём пальцем в небо?
- Кое-кто так не думает, - заметила Мурколетта. – Нет, он не из числа приезжих безумцев! Он – местный сурок, настоящий учёный! Он ждёт меня на площади с воздушным шаром! Ну, мне некогда, что бы ты там не решила, я пошла!
- Я решила. Что отправлюсь с тобой. Держи трещотку, я сейчас соберусь, - ответила Фейтолайне.

ГЛАВА 2

Мурколетта уверяла, что от гостиницы до площади не больше десяти минут ходу. Однако, узкие улочки Сурклиня представляли собой настоящий лабиринт, и норка с кошкой заплутали. К счастью, уже светало.
- Перекрёсток! Здесь надо повернуть направо! – сказала Мурколетта.
Они повернули и вскоре вышли на площадь. Была ли это та площадь или нет – неизвестно, но на ней их действительно ждал воздушный шар.
- И где твой сурок? – спросила норка. – Может, ему надоело ждать, и он ушёл?
- Наверное, - ответила кошка. – Ничего, обойдёмся без него!
Хозяин шара, однако, был здесь. Он просто спал в гондоле. Это был сурок неопределённого возраста, в чалме и красном халате. Рядом с ним лежала похожая на норкину трещотка, чуть поодаль – огромная сабля.
- Просыпайтесь, доктор! – крикнула ему Мурколетта. – Пора в путь!
Сурок и не подумал отвечать. Он медленно приоткрыл один глаз… и растворился, словно бы его и не было. Кошка попятилась, но норка, схватив её за лапу, прошептала: «Смотри!» Что за чудеса – сурок спал на прежнем месте.
- Это он? Ты уверена? – спросила Фейтолайне подругу.
- Ни в чём я не уверена, - ответила Мурколетта, однако отважилась и крикнула ещё раз: - Доктор! Мы пришли!
Сурок сладко потянулся… и исчез во второй раз. Тут стало страшно обеим искательницам… а сурок вновь появился – теперь он спал, повернувшись на другой бок.
- Эй! Хватит нам головы морочить! – сказала норка.
- Да! Хватит! – подхватила, ободрённая её голосом, кошка. – Или вы просыпаетесь, или… я вас застрелю.
- А вот этого делать не нужно, - сказал кто-то позади них.
Мурколетта громко вскрикнула и нажала на курок. Грохот выстрела был ужасен – револьвер лишь каким-то чудом не взорвался у неё в лапах – из него наверняка не стреляли лет двадцать. Кошка получила такой удар, что из её глаз брызнули искры, револьвер же упал на булыжник площади.
- Я же предупреждал! – раздался тот же голос.
Фейтолайне обернулась и увидела ещё одного сурка. Этот второй сурок был точной копией первого, единственное, халат на нём был пёстро-полосатый.
- Разрешите представиться: доктор разноцветной магии Ларрус Мурфус! – сказал сурок. – У меня два одеяния: одно – вот это, а второе – вот! – и халат из пёстрого стал белоснежным. – Я останусь в том, какое вам больше нравится.
- А, врач, - увидев белый халат, пробормотала Мурколетта. – Вы-то мне и нужны… Моя голова готова треснуть!
- Я думаю, что в вашем случае лучший врачеватель – время, - объявил ей сурок. – Конечно, я мог бы вас излечить, но вы после этого превратитесь в лягушку.
- Да хоть в муравья! – сказала кошка. – Колдуйте, или я сейчас заору… Мя-я-я-у!
- Что ж, если вы так настаиваете, - произнёс сурок в белом халате.
- Не слушайте её! – воскликнула Фейтолайне. – Она потерпит… Мурколетта, попробуй сосчитать до ста!
- Мя-я-я-у!! – продолжала вопить кошка. Вскоре, однако, до неё дошло, что она делает это уже не от боли, а для удовольствия. Потом прошло и удовольствие. Мурколетта замолчала. Фейтолайне и Ларрус Мурфус смотрели на неё во все глаза: норка с состраданием, а доктор магии с интересом. Равнодушным остался один сурок в красном халате: он, правда, проснулся, но лишь для того, чтобы начать грызть семечки.
- Стало быть, вы думаете, что волшебный амулет действительно существует? – спросила у доктора норка.
- Абсолютно в этом уверен, - ответил тот. – Я только что закончил большое исследование. Ошибки быть не может!
- Но вы не один, - сказала кошка. – Этот, в красном, кто он такой?
- Он – моя первая побочная сущность, побочная тема, если хотите, страховочная система. Он доведёт нас до некоторого места, после чего в дело включится второй. В здешних местах без этого нельзя, они слишком опасны… Однако, солнце всходит, - поспешим! Чего бы мне не хотелось, так это сталкиваться с полицией.
Ларрус Мурфус говорил очень быстро, как будто бы боялся, что его поймут до конца… Мурколетта, в голове которой всё ещё немного звенело, не обратила на это внимания, но у осторожной норки по спине прошёл холодок. Фейтолайне попробовала убедить себя, что всё в порядке – так она иногда делала, когда играла в шахматы, но сейчас у ней не получилось. «Зачем нам этот амулет? – пронеслось у неё в мыслях. – Да и кто им станет распоряжаться, уж не доктор ли?» Но нет, такое объяснение выглядело искусственным, тревога норки взялась не отсюда…
Между тем, сурок в белом халате – он остался в нём – отвязывал канаты. Перед тем, как залезть в гондолу, кошка хотела подобрать револьвер, но «страховочная система» погрозила ей саблей. Но вот все заняли свои места. Шар удерживался на последнем канате. Ларрус Мурфус отвязал его и включил двигатель. Шар сильно вздрогнул и поплыл на восток, набирая высоту.

А в это самое время, на другой площади Сурклиня, другой сурок, тоже доктор, только истории, стоял у другого воздушного шара. Он не мог понять, почему Мурколетта с Фейтолайне задерживаются…

ГЛАВА 3

Заброшенный город возник на горизонте через час с четвертью. Путешественники за это время обменялись лишь несколькими фразами – сперва Фейтолайне спросила у доктора магии, как они будут искать амулет в развалинах, на что сурок ответил, что обо всём расскажет по прибытии на место, а затем уже Мурколетта спросила у Ларруса Мурфуса, как он думает, им надо будет поступить с амулетом, если они его найдут, на что он спросил её о том же самом. Кошка задумалась, а потом объявила, что если решать по справедливости, то амулет следовало бы отдать самому несчастному жителю мира.
- Да, следовало бы, - каким-то странным голосом проговорил доктор. – Но отдали бы вы его?
Вопрос был коварный. Мурколетта так на него и не ответила. Фейтолайне, глядя на подругу, подумала, что кошка, конечно, отдала бы амулет… но не раньше, чем стала бы шахматной чемпионкой. «Впрочем, а как бы поступила я сама? – мысленно добавила норка. – Разве бы не именно так?»
Ларрус Мурфус посадил воздушный шар напротив полуобвалившейся городской стены. Теперь шар следовало привязать, но привязывать оказалось не к чему, и искатели просто наполнили гондолу камнями. После этого сурок в белом халате вытащил блокнот и стал в него что-то писать.
- Послушайте, доктор, вам не кажется, что один из нас что-то забыл? – сказала ему Фейтолайне.
- Один из нас? Это кто же? – спросил тот, старательно выводя какие-то цифры.
- Вы!
- Я? – совершенно искренне удивился сурок. – Да, - тут же поправился он, - я помню. Рассказать вам, как я… то есть, мы, будем искать э-э… амулет. Видите ли, он находится в центре заколдованного круга, круг – в квадрате, а квадрат, в свою очередь, в большом круге. Этот большой круг есть не что иное, как сей заброшенный город. Откуда я это знаю, вы хотите спросить? Отвечу: мне приснился вещий сон. Я сам его вызвал – мои возможности это позволяют. Теперь вы мне верите?
Фейтолайне внимательно смотрела на Ларруса Мурфуса – он и верила, и нет. В отличие от неё, Мурколетта верила всецело.
- Я говорила тебе, какой это замечательный учёный, - обратилась она к норке и вдруг закричала: - Фейтолайне! Берегись! Змея!
Одновременно с тем раздался сильный хлопок. Фейтолайне оглянулась и увидела сурка в красном халате с окровавленной саблей. Рядом валялась перерубленная гюрза.
- Благодарю вас. Вы спасли мне жизнь, - сказала «охраннику» норка. Тот вежливо ей поклонился.
- О, он ещё и не то может, - произнёс доктор магии. – Если понадобится, он в силах даже заслонить нас от падающей горы. Единственное, что он не в состоянии – это принимать за нас решения. А теперь идём – сперва надо попытаться найти квадрат.
Они пошли по довольно широкой улице, выложенной серым камнем. В домах повсюду зияли провалы выбитых окон; в мутную даль уходила цепочка окаменевших деревьев. Газоны были черны и безжизненны – солнце давно выпило из них влагу до последней капли.
- Стоп, - вдруг произнёс Ларрус Мурфус, - вы слышите?
Доносилось шуршание… Оно шло с трёх сторон: справа, слева и сзади. Сурок в красном халате поворачивался то туда, то сюда. Шуршание приближалось!
- Так, - сказал доктор, водя ушами. – На нас идёт целая змеиная армия! К счастью, я это предусмотрел, - добавил он. – В красном халате задержит их, а мы… у-бе-жим! За мной! – зычным голосом пропел Ларрус Мурфус.
В следующее мгновение искатели неслись, сломя голову.
- Мы что же… оставили того сурка на растерзание? Ведь у нас есть трещотки… так нельзя! – пыталась возражать Фейтолайне… впрочем, может, она только подумала это?
- Скорей! Скорей! – подгонял норку с кошкой доктор.
Фейтолайне с Мурколеттой опомнились одновременно. Они сидели на камнях – остатках старой скамейки и тяжело дышали. Ларрус Мурфус куда-то пропал – его нигде не было.
- Где же он? – спросила Мурколетта. – И где мы? Что нам дальше делать?
Фейтолайне хотелось ответить – всё это твоя затея, но она промолчала. Кошка была обидчива.
- Что ж, теперь мы знаем, что искать, - подумав немного, сказала норка. – Трещотка при нас… ты чего это? – обратилась она к подруге, потому что та начала вдруг громко смеяться. – Что я такого сказала?
- Посмотри вон туда, - указав на боковой переулок, ответила ей кошка. – Что ты там видишь?
Фейтолайне в первое мгновение показалось, что они вместе сошли с ума… И было от чего! – всего в полусотне шагов от перекрёстка переулок обрывался, наталкиваясь на опустившийся блок земной коры. Этот блок имел форму квадрата и нёс на себе огромное, похожее на замок или концертный зал, круглое здание.
- Мы у цели! – воскликнула Мурколетта. – До чего же всё просто!
- Просто? Ты думаешь? А как мы попадём туда? – спросила норка.
От края до куполообразной крыши было метров сорок, и почти столько же – до дна.
- Прыгать будет высоковато, - проговорила кошка. – Придётся спускаться медленно и осторожно. Попробуем?
Фейтолайне долго осматривала стенки обрыва.
- Боюсь, что медленно и осторожно не выйдет, - сказала она. – Первый же шаг станет для нас последним.
- Где этот сурок? Я не знаю, что бы я с ним сделала! – с внезапной яростью произнесла Мурколетта. – Доктор, доктор, доктор! – закричала она, что было силы.
Ответом ей было лишь долгое эхо.

ГЛАВА 4

Становилось очень жарко. Неумолимое солнце поднималось всё выше. От него никуда нельзя было спрятаться, раскалённое добела, оно не светило, а жгло, прожигало всё вокруг.
Фейтолайне с Мурколеттой думали. Отступаться им не хотелось, но и способа проникнуть в провал они не видели.
- Всё, хватит, надо возвращаться к шару! – наконец, сказала норка. – Иначе мы испечёмся здесь. Пошли!
- Но ведь мы запомним это место? Мы ещё придём сюда? – проговорила кошка.
- Конечно, если того захотим, только мы будем подготовлены лучше… В самом деле, идём, а то я уже начинаю видеть то, чего нет…
- Погоди, - остановила её Мурколетта. – Что ты видишь?
- Лестницу! Безумие, правда? Или мираж. Вон она, уходит вниз.
- Верно, лестница! – вскричала кошка.
Мурколетта в три прыжка достигла её и потрогала лапой.
- Да она настоящая, деревянная, а перекладины железные! – крикнула кошка норке. – Наверное, её тут доктор поставил!
- Наколдовал, что ли? – спросила, подходя, Фейтолайне.
- Я спускаюсь! – объявила Мурколетта. – Давай за мной!
Они полезли вниз. Из пропасти тянуло серой, в толстых стёклах здания играли солнечные костры. Лестница была надёжной – не качалась, единственное, перекладины далековато отстояли одна от другой.
- Видимо, он исходил из собственных потребностей, - заметила кошка.
- Кто? Ларрус Мурфус? – спросила норка – она плохо соображала при такой жаре.
- Не знаю, но тут запах сурка, - ответила Мурколетта. – Да вон же он! Я его вижу! Доктор! Доктор!
Теперь и Фейтолайне увидела, как перед входом в здание замелькала фигурка в чалме. Ларрус Мурфус сделал жест лапой – мол, спускайтесь, однако, не дожидаясь норки с кошкой, скрылся за дверью.
- Чем он там занимается? – задала вопрос Фейтолайне.
- Наверно, ищет, хочет нас опередить, - ответила Мурколетта.
- Странно. Ведь он сам привёз нас сюда, - заметила норка.
Дальше этого разговор не пошёл, ибо подруги добрались до дна провала. Фейтолайне на всякий случай погремела трещоткой, и норка с кошкой ринулись вперёд. Добежав до двери, за которой исчез сурок, они открыли её… и так и застыли на месте – перед ними был огромный зал, по которому кружились факелы – десятки, сотни, тысячи факелов! Факелы были до жути красными и будто бы танцевали какой-то танец, они летали вокруг колонн, взмывали под потолок, а, оказавшись перед гигантской каменной кафедрой, что возвышалась в центре зала, почтительно кланялись.
- Туда! – показала на кафедру Мурколетта.
- Ты думаешь, эти факелы нас пропустят? – с сомнением спросила Фейтолайне.
- Не знаю, - ответила кошка. – Может, нам попробовать двигаться, как они?
- Верная мысль, - вдруг раздался голос Ларруса Мурфуса, и сурок возник перед подругами из воздуха. – Я бы даже сказал, единственно верная!
- Но они танцуют парами, - заметила норка и вздрогнула, потому что её приглашал неизвестно откуда взявшийся сурок в оранжевом халате.
- Это ещё одна моя побочная сущность, - произнёс доктор. – Ну а с вами, - объявил он Мурколетте, - танцевать буду я сам!
- Но я совсем не умею, - смутилась кошка.
- Сумеете, - сказал Ларрус Мурфус, - потому что это не танго, вальс или фокстрот, а зачарованная аллеманда – чарманда!
Заиграла флейта – словно бы зазвучало заклинание, и они влились в танец. Это был плавный танец. Факелы изменяли цвет – из красных становились жёлтыми, зелёными, фиолетовыми. Фейтолайне с Мурколеттой в компании сурков подходили всё ближе к кафедре. Вот они взошли на первую ступеньку, поднялись на вторую…
- Смотрите лучше, - сказал доктор магии, - амулет находится где-то поблизости!
Наши пары ходили по кафедре туда и сюда, когда Фейтолайне заметила валяющуюся н полу шкатулку. Из маленького отверстия в резной крышке торчал ключ…
- Вижу странную штучку с ключом, - произнесла норка. – Ведь ключ – это он и есть, не так ли?
- Где? – наступая доктору на лапы, вскричала Мурколетта. – Точно, это он, я уверена!
- Чарманда окончена, - с ноткой сожаления сказал Ларрус Мурфус. – Да, это амулет. Подойдите и возьмите его.
Первой у шкатулки оказалась Мурколетта. Она решительно взялась за ключ и дёрнула, но неудачно. Кошка не сдавалась и потянула сильней, а через миг вместе с ней потянула и норка. И вдруг раздался жуткий, незабываемый звук… Ключ повернулся и вышел из скважины, подруги держались за него вместе, а звук продолжался. Первое впечатление было – то заиграл спрятанный где-то орган, однако это был не орган. Звучала шкатулка!
- Да она растёт! – закричала норка.
Шкатулка в самом деле росла, она была уже больше кафедры, а факелы кружились всё быстрей и превращались в светящиеся линии. Норка с кошкой хотели бежать, но не могли – ужасный звук приковывал их к месту. Доктор магии странно улыбался…
Наконец, стало тихо. Фейтолайне с Мурколеттой внимательно огляделись. Они стояли у высокой зубчатой стены, над ними плыли серые тучи, а вперёд уходило поделенное огненными линиями на квадраты зелёное поле. Ларрус Мурфус стоял тут же; сурок в оранжевом халате поодаль собирал цветы. Далеко-далеко, у самого горизонта, темнели горы…
- Что всё это значит? – вырвалось у Мурколетты. – Вы заманили нас в ловушку?
Доктор магии выглядел совершенно спокойным.
- Добро пожаловать в страну Партитур! – торжественно произнёс он. – Вам предстоит пройти по четырём симфониям одного великого композитора. Если сумеете преодолеть всё, что пошлёт вам в них его гений – амулет станет вашим…
- Какие симфонии? О чём вы говорите? Вы злой колдун, вы преследуете какие-то свои цели! – воскликнула кошка. – Если бы мы могли знать заранее, мы бы никогда…
- Не думаю, - возразил Ларрус Мурфус. – Да, я ввёл вас в заблуждение, но неужели вы думаете, что удача даётся просто так? Что же касается причины, почему я так поступил, то уверяю вас, она уважительная.
- Это какая же уважительная причина? – сказала норка – она была рассержена не меньше кошки.
- Да просто цейтнот.
- Цейтнот?
- Вот именно. Вы могли отказаться… а теперь у вас нет такой возможности!
- А что было бы, если бы мы отказались?
- Тогда амулет был бы для мира навсегда потерян. Дело в том, что завтра тут произойдёт извержение вулкана.
- Так вот почему тут пахнет серой! – воскликнула Фейтолайне. – Ну хорошо, мы готовы! Мурколетта?
- Да, мы готовы, - подтвердила кошка.
- Тогда слушайте, - сказал доктор. – Первая симфония начинается сразу ха этим полем. Это симфония до минор, однако, не думайте, минор ещё не означает ничего страшного. Он может означать и мрачную местность, и плохую погоду, и даже просто набежавшее на солнце облако… Ключ-амулет вы возьмёте с собой – когда пройдёте Первую симфонию, откроете им дверь во Вторую, а после в Третью и Четвёртую. Дверь в конце Четвёртой симфонии должна привести вас в обычный мир. И ещё. Я направляю с вами свою побочную сущность, - Ларрус Мурфус показал на сурка в оранжевом халате. – Если вам будет плохо, попросите его – он поможет, но это только один раз.
Сказав так, доктор разноцветной магии махнул лапой и исчез, а Фейтолайне с Мурколеттой, сопровождаемые сурком в оранжевом халате, пересекли поле и вошли в Первую симфонию.

ГЛАВА 5

Подул сырой ветер, и на землю упали крупные капли дождя. В сером небе засверкала молния, угрожающе зарокотал гром. Стало холоднее, и в воздухе появился запах озона. Вокруг незримо витала тревога, она словно бы проникла в каждый атом вещества.
Фейтолайне с Мурколеттой казалось, что они находятся в Симфонии до минор уже больше получаса. Их удивляло, почему они столько времени не разговаривают – каждую удивляло молчание другой.
Дорога, по которой шли подруги, была такого же, как и небо, серого цвета. Порывы ветра раскачивали вокруг норки и кошки серые, без единого листочка, деревья, по серым лужам бежала серая рябь, серыми выглядели даже молнии – можно было подумать, что другого цвета не существует в природе. Серым становилось и настроение искательниц – дождь усиливался, и на них не было сухой нитки.
Сурок в оранжевом халате беззаботно улыбался. Собственно, почему бы ему было и не улыбаться – дождь обходил его стороной, огибая по кривым.
- Если бы я знала, что нас ждёт, я взяла бы зонтик, - проворчала Мурколетта.
- Зонтик? С удовольствием его вам дам, - неожиданно отозвался сурок в оранжевом халате. – Стоит вам только попросить.
- Тогда за чем дело стало? – воскликнула кошка.
- Стой! – сказала ей Фейтолайне. – Дело вовсе не в зонтике! Дело в том, что кому-то хочется от нас отделаться! Забыла, что сказал доктор? Воспользоваться помощью можно только один раз!
- Ларрус Мурфус сказал вам не всё, - объявил сурок. – В действительности, загадав желание одной его побочной сущности, вы автоматически вызываете на её место следующую!
- Ага, - произнесла норка, - я начинаю понимать. Видимо, наш доктор имеет побочные сущности на всём цветовом спектре. Предыдущий сурок был в красном, вы – в оранжевом, а за вами будет в жёлтом и так далее, уж не так ли?
- Каждый охотник желает знать, где сидит фазан! – словно бы найдя решение сложной задачи, пропела Мурколетта. – Их семь, и последний – фиолетовый!
- Вообще-то, существует ещё один, - заметил сурок. – Правда, он видим только через специальные очки. Так что, давать вам зонтик?
- Не нужно, - ответила Фейтолайне. – Всё равно мы уже мокрые, а желание…пусть остаётся в запасе. Мурколетта, ты согласна?
- Кажется, ты права, - вздохнула кошка. – Всё равно мы уже мокрые.
В эту минуту впереди возникли строения, и одновременно с тем норка с кошкой увидели, что им навстречу движется некая процессия. Сквозь шум дождя слышалось пение, идущие, а это были коты, повторяли одну и ту же непонятную фразу.
- Что они поют? – спросила Мурколетта.
- Если я не ошибаюсь, они просят небо даровать им успех, - ответил сурок в оранжевом халате.
- Успех в чём? – спросила норка, но тут передний кот остановился и, вытянув вперёд лапу, провыл неприятным голосом:
- О, неразумные! Зачем вы идёте в ту сторону? Город на четверть под водой, из него бежит всё живое, потому что речной Демон не знает пощады!
- Речной Демон? Он что же, сидит в реке? – спросила кошка.
- Да вовсе нет, будто не знаете! – буркнул другой кот.
- Не знаем, расскажите! – сказала норка.
- Речной Демон живёт в замке на острове!
- И остров на реке? Которая течёт через ваш город?
- Река делит город пополам, - ответил первый кот, - а остров находится в самом центре.
- И оттуда расползается зло! – крикнул ещё один кот. – Ну, чего все встали? До вечера нужно пройти как можно больше! Новый город должен быть заложен в безопасном месте!
Здесь издали раздался грохот.
- Бежим! – завопил предводитель. – Волны сломали городские ворота!
- Глупости, - спокойно возразил сурок в оранжевом халате. – Просто молния расколола какую-то башню.
Коты словно бы и не слышали его. Они в панике бежали во все лопатки.
- Если хотите, мы можем последовать за ними, - с усмешкой сказал сурок норке с кошкой.
- Но ведь мы должны идти вперёд, не так ли? – мяукнула Мурколетта.
- Я думаю, композитор не мог желать, чтоб мы утонули, - произнесла норка. – Во всяком случае, не в Первой симфонии, пусть она даже и в миноре. Надо войти в город!
Однако оказалось, что это не так просто. Миновав строения, путники оказались перед широким потоком. Могучая река, выходя за стену, разделялась на два рукава, которые охватывали город кольцом.
- А вода поднимается, - как бы про себя проговорил сурок.
- Смотрите, лодка! – вдруг воскликнула кошка. – Как раз для нас!
Они бросились к глинистому берегу, у которого в самом дела плавала, привязанная к чёрному тополю, узкая посудинка. Фейтолайне, Мурколетта и сурок в оранжевом халате отвязали её и налегли на вёсла. Вскоре они заметили, что в водном пространстве вокруг них плавают такие же лодки. Битком набитые разным зверьём, эти лодки, как ни странно, плыли в ту же сторону – в сторону городской стены.
- Почему вы плывёте в город? – спросила норка у четырёх песцов, которых они нагоняли. – Почему не спасаетесь там? – она показала в противоположном направлении.
- Потому что на город единственная надежда, - ответили песцы. – Он лежит на холмах, а вокруг одни низменности и болота!
- Но мы же видели горы! – удивилась Мурколетта. – Да они и сейчас видны!
- Это заколдованный остров речного Демона, у него там замок, - сказали песцы. – Оттуда-то и идут все наши беды! Ой! Какой ужас! Тонет корабль!
Впереди был сильно накренившийся парусник.
- Он не тонет, он сел на мель, - произнёс сурок в оранжевом халате.
- Спасите! – раздавались крики. – Снимите нас!
- В нашей лодке есть пять свободных мест, - сказала Фейтолайне. – За дело!
Первыми на борт были приняты трое маленьких котят. Они громко мяукали и царапались изо всех сил. Мурколетта принялась их успокаивать, а норка с сурком, между тем, приняли ещё двух пассажиров – это была пожилая пара лисиц. Лодка песцов тоже приняла нескольких потерпевших.
- А мы? А мы? – дикими голосами закричали остальные.
- Держитесь, мы за вами вернёмся! – ответила Мурколетта.
Дождь непрерывно усиливался. Вместе с тем, усиливалось и волнение. Лодку страшно заливало, и только то, что она была из лёгкого дерева, не давало ей утонуть.
Но вот и берег! Фейтолайне, Мурколетта и сурок высадили спасённых и немедля отправились за остальными. Нужно было торопиться – волны становились все выше, и севший на мель парусник мог просто развалиться.

Сколько же было сделано рейсов? Десять? Пятнадцать? Может быть. Песцы тоже работали, не зная отдыха. Наконец, спасатели приняли последнюю группу потерпевших – среди них был и незадачливый капитан корабля рыжий кот.
- Я позабочусь, чтоб вас представили к наградам, - занимая место в лодке, сказал он.
- Чем благодарить, лучше подменили бы нас, - обратилась к нему норка.
Капитан и ещё два кота – его помощники – с готовностью перехватили вёсла. Отдых показался Фейтолайне и Мурколетте и сурку настоящим наслаждением…
И здесь, совершенно неожиданно, ветер угомонился, тучи, хотя и не разошлись, стали тоньше, а дождь, видимо, под занавес, пошёл сперва сплошной стеной, а через минуту зашипел пузырями и стал медленно стихать.

ГЛАВА 6

Фейтолайне, Мурколетта и сурок в оранжевом халате шли по городу. Везде стояла вода – огромные, необозримые лужи, в которых лежали рухнувшие деревья. Город, однако, жил своей жизнью – той паники, что царила вокруг его стен, здесь не наблюдалось. Население довольно спокойно расхаживало по улицам и даже вело торговлю. Об остроте ситуации говорили лишь раскинутые на немногих сухих участках шатры – из них доносились плач и крики – там были беженцы.
- А куда мы идём? – внезапно спросила кошка.
- Куда? – Фейтолайне даже вздрогнула. – Пока не знаю. Просто вперёд, потому что больше некуда.
Мурколетта почесала в затылке, соображая.
- Но ведь на нужна эта дверь, - произнесла она. – Дверь, которую нужно открыть. Откуда нам знать, может, мы только что прошли мимо? А вы что думаете? – спросила кошка сурка.
- Я думаю, что если буду за вас думать, то вы разучитесь думать, - ответил тот. – А вы разве по-другому думаете?
- Кажется, это верно… если подумать, - мяукнула Мурколетта. – И всё же…
- Мурколетта, помолчи, - сказала норка. – Пройти мимо двери мы не могли, потому что мы явно ещё не в финале… Это вторая часть, а в симфониях их обычно бывает четыре.
- Ага, - произнёс сурок в оранжевом халате. – А вот и поражённая молнией башня!
Перед ними была башня, рассечённая почти что надвое. Из неё поднимался дым, везде валялись обломки; тут же сновали коты в пожарной форме.
- Проходите, не задерживайтесь! – кричали они.
Улица в этом месте делала поворот. Полуразрушенная мостовая была полна выбоин, в которые наши искательницы то и дело проваливались; наконец, Мурколетта так подвернула лапу, что вскрикнула и запросила отдыха. Фейтолайне пожала плечами – отдыхать было негде, глаза не видели ни одной скамейки. К счастью, здесь впереди показалось какое-то кафе.
- Туда! – сказала норка – она чувствовала, что ей и самой нужна передышка.
Кафе действовало. Оно представляло собой сильно обветшалое одноэтажное здание из красного кирпича и не имело названия – вернее, когда-то имело, но сейчас от названия налицо была лишь одна буква – твёрдый знак. Наши путники вошли внутрь и сразу натолкнулись на хозяина – быстрого, вёрткого мангуста, который ходил по своему заведению с карабином наперевес.
- Что будете заказывать? – спросил мангуст.
Фейтолайне с Мурколеттой переглянулись – они обе ощутили, что проголодались.
- Могу предложить вам редкостное блюдо – бифштекс из воздуха! – сказал хозяин. – Уверяю, такого вы больше нигде не попробуете!
Кошка от удивления так и упала на стул. Фейтолайне тоже очень удивилась, но решила не показывать вида и ответила:
- Бифштекс из воздуха – это замечательно, но его мы закажем в другой раз, а сегодня… может быть, вы предложите нам что-то ещё?
- Охотно! – воскликнул мангуст, целясь из карабина в какую-то точку на потолке. – Есть ещё отличное кушанье – морская соль с гарниром из самого свежего песка!
Это было уже чересчур. Мурколетта хотела разразиться гневной речью, но карабин хозяина был в этот момент на уровне её носа, и она лишь прошептала:
- Ненормальный.
- Вы совершенно правы, - произнёс сидящий по соседству немолодой барсук. – Он всегда был такой. А заказать вы можете один салат из водорослей – это единственная пища, что ещё есть в нашем городе. Ну да ничего – водоросли очень полезны, они содержат все витамины, вдобавок… это не так уж невкусно.
Здесь раздался грохот выстрела – хозяин всё-таки выстрелил в потолок. На головы норки и кошки посыпалась штукатурка, а мангуст, как ни в чём не бывало, объявил:
- Я понял, что вам нужно! Это…
- Как на счёт салата из водорослей? – сказала ему Фейтолайне.
- Как вы угадали? – поразился тот. – Я именно его и собирался вам предложить! Одну минуту!
Сказав так, хозяин убежал, а норка с кошкой огляделись. Кроме их соседа барсука, в кафе находилось ещё восемь или девять посетителей, соболей, котов и, вроде бы, зайцев. Все они сосредоточенно жевали. Но вот мангуст вернулся с тремя тарелками, на которых лежало что-то, напоминающее капусту.
- Как вам кажется, это можно есть? – спросила у сурка в оранжевом халате Мурколетта.
Сурок принюхался.
- Это не яд, - ответил он, - но если вы это съедите, вам скоро понадобится моя помощь.
- То есть, оно всё-таки несъедобно, - полуутвердительно заметила норка.
- Нет, почему же? – возразил сурок и проглотил большой лист.
Фейтолайне с Мурколеттой надоело искать подвохи. Махнув лапами, они принялись за еду. Сурок в оранжевом халате не обманывал – это не был яд, и барсук тоже был прав – с оговорками, водоросли отличались даже изысканностью вкуса.
В это время в кафе вошёл ещё один посетитель. Как и сосед норки с кошкой, он был барсук, только ещё гораздо старше – совсем седой и опиравшийся на палку. Он взял салат (мангуст-хозяин даже не пытался с ним заигрывать) и подсел к компании соболей. Вскоре по кафе разнёсся его хриплый голос:
- Стало быть, это продолжается уже три месяца? Осерчал Демон, что-то с ним случилось. Семьдесят лет назад он не был злым. Моего деда он, правда, утопил, но тот нарушил кодекс строителей.
- Что же такое он сделал? – спросил кто-то.
- Да просто унёс на память план замка, который строил. Какого замка? Разумеется, того, что на острове. Он унёс план – я видел этот план! Да, дед мне его показывал. Помню ли я, что на нём было? Да, помню! Одну единственную вещь помню! Красный квадрат. И надпись на нём: «Дверь, за которой свет».
Если до сих пор норка с кошкой слушали почти равнодушно, то сейчас они словно бы ощутили электрический разряд.
- Дверь! Ты понимаешь, дверь! – зашептала норке в ухо Мурколетта. – Я готова поклясться…
- Да, это наша дверь, - кивнула Фейтолайне. – Я думаю, что наша.
Между тем, кафе забурлило и зашумело:
- Свет! Солнечный свет! Значит, это волшебная дверь! Стоит её открыть, и власти Демона придёт конец! В поход! Отправляемся сегодня же!
- Жаль, что всё это игра, - тихо сказал норке с кошкой их сосед. – Я не знаю, кто этот старый барсук и что он делает в нашем городе, но свою историю он тут повторяет уже в двадцатый раз.
- Так он… - начала норка.
- Сумасшедший? – закончил сурок в оранжевом халате таким резким голосом, что подруг передёрнуло.
- Не знаю, похоже, что так и есть, - тихо ответил их собеседник. – Во всяком случае, если не совсем, то наполовину, впрочем, как и весь остальной город… кроме вас, поскольку, я вижу, вы чужестранцы.
- Э, нет! Я не сумасшедший! – услыхав этот разговор, закричал старый барсук. – Ведь я тоже чужестранец! Почти чужестранец. Меня здесь не было семьдесят лет – родители увезли меня, когда Демон утопил моего деда. Мне даже сменили имя – родители знали, что я видел план и постарались запутать следы. Поэтому я жив!
- Ура! – дико завопил возникший между столиков мангуст-хозяин и выпустил в потолок целую обойму.
- И всё-таки, это та самая дверь, - проговорила Мурколетта. – Мы должны добраться до неё и открыть!
- Стало быть, нам надо попасть в замок речного Демона, - заметила Фейтолайне.
- Это невозможно, - пожал плечами их сосед. – На остров ведёт подвесной мост, но чтоб вступить на него, нужно пройти через Чёрную арку, а она всех испепеляет. Хотя, даже если кто и пройдёт, до замка дойдёт едва ли – на мосту множество клумб с ядовитыми цветами. Никому, ни одной живой душе не удавалось ещё побывать на острове! Кроме, вероятно, его деда, - барсук показал на своего соплеменника, который уже забыл о своих пылких речах и уплетал третью порцию салата.
Фейтолайне с Мурколеттой управились с водорослями и запили их ключевой водой.
- Что, пойдём? – сказала норка кошке. – Как твоя лапа?
- Почти не болит, - ответила та. – Эй, в оранжевом, мы отправляемся!
Они поднялись и хотели выходить, но дорогу им преградил мангуст с карабином.
- Моё кафе не благотворительное, - заявил он. – Вы должны заплатить.
В карманах у Мурколетты гулял ветер. Фейтолайне положила перед хозяином монету страны сурков.
- Надеюсь, этого достаточно? – спросила норка.
- Вполне, - закивал мангуст. Внезапно, он пронзительно заверещал; норка с кошкой не успели и глазом моргнуть, как их окружили полицейские, будто бы бульдоги.
- Стоять и не шевелиться! – рявкнул подругам старший из них, в то время, как мангуст начал кричать:
- Вы хотели меня обмануть! Вы фальшивомонетчики! Вас казнят на площади!
Фейтолайне с Мурколеттой в первый миг ничего не могли понять, но во второй миг спохватились, что находятся в некоем неведомом государстве, и, стало быть, деньги сурков здесь непригодны.
- Поймали врагов города! – раздавалось по всему кафе. – Сегодня их казнят!
Норка с кошкой не знали, что им делать. Неожиданно они увидели среди полицейских сурка в оранжевом халате – тот делал им красноречивые жесты. Выбирать не приходилось.
- Сделайте же что-нибудь! Да, мы вас просим! – крикнула ему Фейтолайне.
Сурок в оранжевом халате тут же хлопнул в ладоши.
- А где эта монета? – мгновенно спросил полицейский начальник. – Покажите мне её! Это настоящая монета, вернее верного! – продолжал он. – Приношу вам извинения, - сказал он норке с кошкой. – Что же касается вас, - мощная лапа нацелилась на мангуста, - то если вы ещё раз выкинете такой фокус, я опечатаю вашу забегаловку!
Испуганный хозяин что-то отвечал, но Фейтолайне с Мурколеттой были уже снаружи и не слышали. Сурок в оранжевом халате вышел вместе с ними, однако, сделав всего три шага по мостовой, крикнул: «Желаю удачи!» - и канул неведомо куда.
- Ничего ужасного не случилось, - проговорила норка. – Это просто значит, что скоро появится третий.
- И он будет в жёлтом, - добавила кошка.

Далеко впереди, в конце улицы, разбойничьим знаменем маячила Чёрная арка…

ГЛАВА 7

Чёрная арка действительно всё испепеляла. Под ней лежали груды угля, местами ещё дымящиеся; в самой середине угадывались очертания сгоревшей кареты. В воздухе витало электричество, и шерсть на норке и кошка встала дыбом – они даже испугались друг друга, но потом привыкли.
- И как же… она уничтожает? – спросила Мурколетта. – Может, какой-то зажигательной смесью?
- Или молниями, - отозвалась Фейтолайне. – Но, по-моему, главный вопрос в другом. Главный вопрос, что здесь работает – техника или волшебство!
- А сурка в жёлтом халате не видно, - проговорила кошка. – Может, он смог бы ответить.
- Что ж, посмотрим, как всё происходит, - сказала норка и бросила вперёд камешек. О ужас! Тотчас же сбоку открылся люк, и из него высунулась клыкастая пасть! Чудовище оглядело пространство под аркой хищным взглядом, уронило шипящую капельку пламени и спряталось, подобно призраку из сна.
- Впечатляет, - мяукнула Мурколетта. – Просто так мимо этого зверя не пройти.
- Верно, не пройти, - кивнула Фейтолайне. – И всё-таки… я попробую.
- С ума сошла? – зашептала кошка, но норка, сделав ей знак молчать, уже ступила на опасное место… Что ей руководило, что подсказало, что под Чёрной аркой можно пройти, если не поднимать шума – потом Фейтолайне и самой было это интересно. Возможно, секрет состоял в том, что она внезапно припомнила прослушанную недавно по радио симфонию – в её третьей части господствовали умеренно быстрые, созерцательно-мажорные мелодии. Норка шла, как канатоходец, и на неё не упало ни единой искры! Мурколетта, которую била дрожь волнения, не смогла удержаться от возгласа восторга.
- Теперь ты, - сказала подруге Фейтолайне. – Только сперва успокойся.
Кошка ринулась вперёд. Увы, она не помнила ни одной симфонии – вообще, плохо разбиралась в музыке и, поскользнувшись, упала на половине пути. Фейтолайне, оцепенев от ужаса, смотрела, как появляется страшилище, как ударяет огненная струя… но уже по пустому месту.
- Хороший был прыжок, правда? – через секунду раздался голос Мурколетты у норки за спиной. – Сама не знала, что так умею!
- Ты неисправима! – только и могла ответить Фейтолайне.
Позади наших подруг трещало пламя, впереди них шумела река. Подвесной мост был довольно широким, его поддерживали два толстых каната. Взявшись за лапы, норка с кошкой пошли быстрым шагом.
- А вот и клумбы, - проговорила Мурколетта. – Цветы похожи на ромашки.
Клумбы были расположены так, что искательницам приходилось делать зигзаги. Поначалу они не испытывали ничего неприятного, однако со второй трети моста с ними стали происходить странные вещи. Началось с того, что норка увидела перед собой… своих родителей. Их давно уже не было на свете – они канули в бездне большой войны, и Фейтолайне не слишком хорошо их помнила, но почему-то не сомневалась – перед ней действительно они… В них целился вражеский солдат – наполовину кот, наполовину пёс… Дико вскрикнув, норка размахнулась и хотела ударить его неизвестно откуда взявшимся у неё кинжалом.
- Стой! – вдруг услышала она и, словно в тумане, увидела перед собой Мурколетту.
- Что ты делаешь?! – срывающимся голосом восклицала кошка. – Откуда у тебя этот нож?!
Фейтолайне машинально разжала лапу, и оружие упало в воду. Норка хотела поблагодарить подругу… и почти тотчас получила от неё сильный удар по спине.
- Шах! Шах тебе! Шах, говорю! – диким голосом закричала Мурколетта. – Ты нечестно играешь, ты поставил себе на целую минуту больше! Сейчас я всё смешаю! – И она приготовилась прыгать вниз с моста!
- Нет! Не делай этого! – не узнавая своей речи, вскричала Фейтолайне. – У него упал флажок, ты давно чемпионка!
- Да, я чемпионка, - подтвердила кошка, и, будто проснувшись, прошептала: - Это яд… Бежим скорее…
Они побежали так быстро, как только могли. Видения становились настойчивей, звали за собой. Что спасло подруг от помешательства? – кто знает, может быть, всё та же симфония, слышанная норкой по радио, мелодии которой, как заклинания, Фейтолайне повторяла про себя… Наконец, позади осталась последняя ядовитая клумба.
- Смотри! – закричала Мурколетта.
Мост оканчивался, впереди лежал блистающий золотом куполов скалистый остров. На берегу, размахивая платком, норку с кошкой встречал сурок в жёлтом халате.

ГЛАВА 8

- Привет смельчакам! – крикнул Фейтолайне с Мурколеттой сурок в жёлтом халате. – Здешнее зло вами почти побеждено, но надо довести дело до конца!
- То есть, низвергнуть демона, - мяукнула Мурколетта.
- Вы угадали, - засмеялся сурок, - но вы и ошиблись! Угадали, потому что при сочинении первых частей композитор подразумевал именно это, а ошиблись, потому что в финале никакого демона нет.
- То есть, как нет? – удивилась кошка. – И что же нас ждёт?
- Кто – вы хотите сказать? Да вон он, идёт нам навстречу!
Что за диво! В пурпурной развевающейся мантии, с профессорским знаком отличия на широкополой шляпе, к ним приближался Ларрус Мурфус!
- Так, так, - неопределённым тоном произнёс он. – Я этого не планировал. Но делать нечего. Идёмте за мной!
- Куда? Что вы приготовили? – нервно спросила Мурколетта.
- Вас ожидают разные страны и совершенно разные ситуации, - вместо доктора магии ответил сурок в жёлтом халате.
- Но что мы будем должны делать? – теперь уже Фейтолайне задала вопрос.
- Не знаю, - ответил Ларрус Мурфус. – Могу лишь пообещать, что вам будет горячо! Вы готовы? Первая вариация! – резко выкрикнул он.
В следующее мгновение норка с кошкой обнаружили… что лежат в окопе. У обеих были противотанковые ружья. Сурок в жёлтом халате находился тут же, с мешком, полным гранат.
- За нами – не успевшая эвакуироваться картинная галерея лисиного города Цирнандаля! – объявил подругам сурок. – там полторы тысячи полотен, а кроме того, три тысячи мирных жителей. Сюда наступают танки противника. Один я уже вижу!
Тут же невдалеке раздался взрыв, и на окоп стало надвигаться что-то тёмное. Фейтолайне с Мурколеттой одновременно спустили курки своих ружей. Через секунду впереди вспыхнуло пламя, и норка с кошкой поняли. Что танк подбит. Сквозь поваливший дым они видели удиравших танкистов – довольно крупных зверей с ушами, стоявшими торчком.
- Это шакалы, - пояснил сурок в жёлтом халате. – Мы попали в самое пекло Цирнандальского сражения Второй Лавразийской войны.
- Получается, - произнесла норка, - мы находимся в прошлом. И что же, если не секрет, стало с этой картинной галереей?
- Если я не ошибаюсь, она была протаранена и сожжена. Спастись не удалось никому.
- Ужас! Кошмар! – закричала кошка, перезаряжая оружие. – Что мы тогда здесь делаем?!
- Пытаемся чуть подправить историю. Смотрите, к нам идёт ещё один танк!
- Сдавайтесь в плен! Вам не устоять! – послышался дикий лай.
Сурок в жёлтом халате метнул гранату. Взрыв был оглушителен, бронированное чудовище опрокинулось набок. Фейтолайне с Мурколеттой едва не засыпало землёй, а когда они опомнились, то увидели уже шесть танков, за которыми, строча из автоматов, наступала пехота.
- Галерея горит, - оглянувшись, сказал сурок. – Но мы неплохо посражались, и кое-кто успел оттуда убежать.
- Вторая вариация! – внезапно громом раздалось в ушах наших героев…
Атакующие танки шакалов вздрогнули и растаяли, словно бы их вовсе и не было. Норка, кошка и сурок осмотрелись – они стояли в центре огромной площади. Площадь окружали четырёхэтажные дома. Тут послышался шум, и из улиц стали выбегать небольшие зверьки. Они несли плакаты и распевали песни.
- Это уже современный мир, - сказал сурок в жёлтом халате. – Мы на демонстрации протеста в стране песчанок.
- А против чего они протестуют? – спросила Фейтолайне.
- Против власти, - ответил сурок. – Там очень жестокий диктатор, злее не придумать! Вчера он запретил телевидение, вот песчанки и взбунтовались. Поддержим их?
- Свободу! Свободу! – кричали демонстранты.
Рядом с норкой, кошкой и сурком шла с красивым транспарантом целая большая семья. Родители выглядели спокойными – шествовали, взявшись за лапы, но их дети – шесть маленьких зверьков – со страхом озирались по сторонам. Было похоже, что они участвуют в такой акции впервые…
- Долой тирана! Провести выборы! – раздавалось тут и там.
Фейтолайне с Мурколеттой кричали вместе со всеми. Странно, но среди этого незнакомого народа они чувствовали себя на месте, словно бы всегда жили здесь.
- Свободу! Свободу! Свободу! – кричали подруги.
- Да, свободу, - бормотал сурок в жёлтом халате. – Если бы вы знали, что сейчас произойдёт…
На площади появился отряд вооружённых песчанок.
- Расходитесь! – загремел голос в мегафон. – Расходитесь, или мои солдаты будут нападать!
Демонстранты как будто не слышали угрозы.
- Хотите революции – нападайте, - проплыл над толпой чей-то ответ.
- У меня приказ очистить площадь! – гремел мегафон. – Он будет выполнен! Солдаты – вперёд!
Вооружённые песчанки набросились на народ. Демонстранты встретили их камнями. Началась беспорядочная стрельба, причём было впечатление, что с обеих сторон. Войска яростно наступали, сметая всех, кто им попадался, и вскоре норка, кошка и сурок в жёлтом халате оказались с ними лицом к лицу.
- Наёмники! Здесь иностранные наёмники! – увидев их, завопили солдаты.
- Всех, кто будет схвачен с оружием – расстреливать на месте! – гремело над хаосом.
- Смотри, у него автомат! – показывая на главу семейства песчанок, закричала кошка норке.
Глава семейства начал стрелять. К нему присоединилась супруга – у неё был пистолет. Их дети в ужасе пятились.
- Разбойники! Разбойники-террористы! Уничтожить их! – раздалось совсем близко. – Скорректировать огонь!
Огонь был скорректирован. Глава семейства упал, сражённый пулями. Его супруга, бросив пистолет, бежала без оглядки. Демонстрация была разгромлена. Солдаты растекались по площади и выкручивали пойманным лапы. Фейтолайне, Мурколетту и сурка почему-то не трогали, но шестерых маленьких песчанок схватили, и, как детей «врагов порядка», хотели немедленно расстрелять. И тут… Мурколетта закрыла их собой.
- Вы расстреляете их только после меня! – заявила солдатам кошка. – А это я вам не советую, потому что тогда вашему государству придётся иметь дело с моим… Обещаю, мало вам не покажется!
Фейтолайне и сурок в жёлтом халате смотрели на Мурколетту с восхищением. Она и вправду была великолепна…
- Ладно, чего там! Пусть проваливают! – закричал какой-то командир. – Будто нет нам другой работы!
Маленькие песчанки мгновенно убежали.
- Ну вот, - произнёс сурок, - а теперь…
- Третья вариация! – точно бы из подземелья, раздался голос Ларруса Мурфуса.
Через секунду перед норкой и кошкой возник… первоначальный вид – скалы и блестящие купола. Единственное отличие заключалось в том, что позади больше не было моста, как, впрочем, не было рядом и доктора магии.
- Я бы на вашем месте поторопился, - сказал подругам сурок в жёлтом халате. – Симфония стремится к концу!
Они побежали по красивой аллее, что вела вверх. По обе стороны от неё били фонтаны – это были природные родники. Замок вырастал перед Фейтолайне, Мурколеттой и сурком во всём величии. Где-то там таилась волшебная дверь…
- Стало быть, нам всё-таки придётся иметь дело с демоном? – на бегу спросила кошка. – Или не придётся?
- И да, и нет! – ответил сурок.
- Говорите яснее! – воскликнула норка. – Если знаете, что говорить.
- Демон не исчез, - прокричал сурок в жёлтом халате, - но преобразовался!
Они обогнули гигантский утёс и, перескочив через ров с водой, вбежали в ворота. В это время на одной из башен стали бить часы.
- Демон преобразовался, - продолжал сурок. – Теперь он не что иное, как бешеный поток минут и секунд!
- И что же? – спросила Фейтолайне, изо всех сил пытаясь вспомнить, как оканчивалась симфония, которую она слышала.
- А то, что если вы не успеете открыть дверь до последнего удара часов, - вы останетесь здесь навсегда!
- Тогда скорее! – закричала Мурколетта.
Часы били с неистовой силой. Подруги насчитали сорок четыре удара, после чего бросили считать. Перед ними, как в ускоренном кинофильме, проносились самые разные виды: какие-то здания, новые и новые башни, парки с развесистыми деревьями… Непонятно, то ли они бежали так быстро, то ли все эти картины вращались вокруг них. А часы устрашали. Их бой становился всё оглушительнее.
- Стойте, двери! – внезапно воскликнула норка. – Стойте, да разразится над нами тайфун!
И верно, перед ними были двери, целых шестнадцать дверей!
- Ужас! Ужас! – схватясь за голову, зашептала кошка. – Какая же из них наша?!
- Осталось тридцать секунд, - бормотал сурок. – Двадцать пять…
- Думай! Думай! – говорила себе Фейтолайне. – Что это может означать? А вдруг…
Разгадка была простой, как последний триумфальный аккорд. Двери могли означать только части симфоний – по четыре в каждой из четырёх. Искомой, стало быть, являлась пятая дверь – именно она была пограничной, ведущей во Вторую симфонию, в её первую часть! Однако с какой стороны следовало считать?
- Осталось десять секунд! – закричал сурок в жёлтом халате. – Решайтесь!
Фейтолайне вспомнила, что на её родине ноты пишут справа налево…
- Пятая дверь справа! – сказала она. – вставляем ключ!
Ключ-амулет был вставлен. Норка сделала им резкий поворот. Дверь распахнулась, и на Фейтолайне, Мурколетту и сурка обрушилась пахнущая сиренью воздушная волна…

ГЛАВА 9

Вторая симфония началась таинственно – с тишины и полумрака… Вокруг был еловый лес. Фейтолайне, Мурколетта и сурок в жёлтом халате стояли на тропе.
В основном, здесь царствовали тёмно-зелёные тона; мохнатые ветви смыкались над головами искателей в настоящий свод. И всё же, во всей этой обстановке, не было и тени печали, ибо в просветах ослепительно голубело небо, и по земле прыгали солнечные зайчики.
- Это симфония ре мажор, - сказал норке с кошкой сурок. – Сейчас самое начало лета.
- Так вот почему тут так… ароматно, - проговорила Мурколетта. – В какую сторону пойдём – в ту или в эту?
- Разницы нет, - ответил сурок. – Дело в том, что мелодия во вступлении как бы совершает круг…
Они пошли по тропе. Норка. Кошка и сурок любовались великолепными деревьями, с удовольствием вдыхали терпкие запахи. Что это был за мир? Кто в нём жил? Пока путникам не попадалось ни одного признака цивилизации. Неожиданно тишину разорвал трубный звук, словно бы запела валторна. Ещё несколько шагов, и перед искателями открылась линия железной дороги. С гулом и свистом, подобный молнии, по ней промчался серебристый электропоезд.
- Так, - сказала Фейтолайне, провожая его взглядом. – Стало быть, тут не первобытный строй. Что ж, идём дальше?
- Да, - ответила Мурколетта, нюхая воздух. – Надеюсь, мы скоро узнаем нашу цель…
- Сюда кто-то идёт, - произнесла норка – она услышала шорох. Через несколько мгновений из зарослей возник чёрно-белый пушистый кот с дорожной сумкой через плечо.
- Вы, видимо, идёте в город? – полуутвердительно мявкнул он. – Не будете возражать, если я присоединюсь к вашей компании?
Фейтолайне заметила, что тёмно-зелёные, в тон еловой хвое, глаза встречного при этом странно заблестели.
- Мы не будем возражать, - тотчас отозвалась Мурколетта каким-то не своим голосом… Норка посмотрела на неё и удивилась – в глазах у кошки был такой же блеск!
- Да, мы не будем возражать, - нарочито громко сказал сурок в жёлтом халате, - а сколько отсюда до города хода?
- Полчаса… нет, час… то есть, два часа! – не глядя ни на кого, кроме Мурколетты, ответил чёрно-белый кот. – Меня зовут Вектор, - на секунду притушив взгляд, добавил он, - я сотрудник института астробиологии, ищу жизнь на других планетах.
Норка с кошкой (Мурколетта всё тем же не своим голосом) назвали свои имена. Сурок в жёлтом халате представился тоже, но так заумно, что Фейтолайне не смогла удержаться от смеха. А Мурколетта и встречный кот ничего не заметили – они смотрели друг на друга.
- Вы говорите, вас зовут Вектор, - сказала коту норка, - наверно, ваши родители математики?
- Да, оба, - ответил тот, - они кандидаты наук. Скажите, Мурколетта, - вдруг спросил он кошку, - вы любите смотреть на звёзды?
Мурколетта замешкалась – было заметно, что до неё не дошёл смысл вопроса, она смотрела на Вектора сияющими глазами и как будто сама собиралась его о чём-то спросить…
- Она любит смотреть на звёзды, - ответила за подругу Фейтолайне. – А ещё она любит играть в шахматы.
- Между прочим, перед нами очень сильный шахматист, по рейтингу почти гроссмейстер! – объявил норке с кошкой сурок.
Блеск в глазах кота-астробиолога приобрёл другой оттенок.
- Не иначе, вы волшебник, - спокойно сказал кот сурку. – Да, у меня большой рейтинг, хотя об этом никто не знает – я никогда не участвовал в турнирах, я играл только с тренером-компьютером.
- Жалко, что у нас нет шахмат, - произнесла норка, - мы проверили бы вас… а вы нас.
- Лично мне доска не нужна, - мявкнул Вектор, - а вам? – обратился он к Мурколетте.
- Мне тоже, - быстро ответила кошка. – Но ведь мы сыграем… без лишних ушей?
Не дожидаясь ответа чёрно-белого кота, она решительно пошла вперёд. Астробиолог сначала растерялся, посмотрел, явно ища подсказки, на Фейтолайне… и бросился за Мурколеттой вдогонку.
- Однако, как всё повернулось! – сказал норке сурок в жёлтом халате. – По-моему, это называется любовь с первого взгляда! Ну, не будем им мешать, отпустим их на сотню метров!
Фейтолайне молча кивнула – она, хоть и была по натуре скептиком, не могла не признать – кот и кошка как пара смотрелись очень красиво.
А лесная тропа всё тянулась, делая один поворот за другим. Временами еловый частокол становился разреженнее, и тогда солнце начинало жечь почти так же, как в пустыне за Сурклинем, впрочем, такие участки сменялись другими, куда свет, казалось, не проникал вовсе. Издалека доносились трели соловьёв, непонятно где квакали лягушки; норке ужасно хотелось свернуть в чащу, окунуться в её тайны – быть может, будь она одна, она так бы и сделала, но рядом был сурок, и это странным образом (каким?) заставляло Фейтолайне держаться середины тропы.
Мурколетту и кота Вектора норка с сурком вскоре догнали – не потому, что хотели догнать, просто так получилось; те шли обнявшись, Мурколетта что-то пылко объясняла.
- Теперь ты понимаешь, как надо разыгрывать это начало? – донеслось до Фейтолайне.
Астробиолог что-то отвечал, его роскошный хвост стоял при этом трубой.
- Они не прервут беседы, даже если небо упадёт на землю, - не то восторженно, не то издеваясь, произнёс сурок. – Однако симфония не может быть только о них… Город! Я вижу дома! – внезапно закричал он.
Действительно, впереди виднелись здания.
- Это корпуса нашего института! – обращаясь ко всем, объявил Вектор. – Ты самая замечательная из живущих, - продолжал он, обращаясь уже к одной только Мурколетте. – Я бы с удовольствием взял тебя и твоих друзей на доклад, но это запрещено… Однако, к шести часам вечера я закончу, и мы можем… - он что-то прошептал кошке на ухо. – Ты согласна?
Мурколетта улыбнулась счастливой улыбкой и ответила «да». Кот Вектор тоже улыбнулся и вдруг вздрогнул, словно бы что-то вспомнил.
- До скорой встречи, - произнёс он с неожиданной ноткой тревоги. – Осматривайте наш городок, лакомьтесь нашим мороженым… единственное, не ходите на дельта-полигон.
Сказав так, астробиолог стремительно убежал.
- Вы понимаете, он говорил, говорил мне… - нервно начала Мурколетта.
- Скажи лучше: он тебе нравится? – делая ударение на слове «он», спросила её норка.
- Нравится? – внезапно потеряв голос, зашептала кошка. – Нет, гораздо больше! Он – Вселенная, мне кажется, я раньше видела его во сне, он добрый и сильный и, главное, он…
- Да, но в конце с ним что-то случилось, - заметила Фейтолайне. – Он разволновался, причём по причине, которую скрыл.
- Ты думаешь? – проговорила Мурколетта. – И что это значит?
- Поживём – увидим, - ответила норка. – Возможно, что ничего.
- Э, нет! – заявил сурок в жёлтом халате. – Кое-что это означает! Но вот что именно, я вам не скажу.
Подруги посмотрели на него недоуменно вопросительно.
- Вы, помощник! – заговорила затем Фейтолайне. – Ещё одна такая фраза, и мы вас отправим… к Ларрусу Мурфусу. Или говорите до конца, или вовсе молчите!
Сурок в жёлтом халате ничуть не смутился. С хитрым видом он погрозил норке лапой. Путники уже шли по городской улице. Удивительно, но вокруг при этом продолжали оставаться почти такие же заросли, что и раньше – город вовсе не теснил лес, он сливался с ним в одно целое. Кое-где между зданиями были, впрочем, обширные поляны – на них собаки и кошки играли в волейбол.
- По-моему, это город будущего, - произнесла Фейтолайне.
Через десять минут перед норкой, кошкой и сурком возникла небольшая площадь, выложенная зеленоватым камнем. В центре её бил фонтан.
- Он сказал мне, что придёт к фонтану, - сказала Мурколетта.
- По-моему, это хорошее место, - отозвалась норка. – Здесь такой освежающий ветер…
- Смотрите, игровые автоматы! – вдруг воскликнула кошка.
Автоматы стояли у стены красивого трёхэтажного дома, на крыше которого развевался сине-зелёный полосатый флаг. Их было два, игры назывались: «Охота на шахматных королей» и «Музыкальный монстр».
- Это бесплатные автоматы, но за каждый проигрыш придётся расплачиваться часом общественных работ, - сказал сурок в жёлтом халате.
- А что получает выигравший? – спросила Фейтолайне.
- Да просто порцию мороженого.
- Что, рискнём? – обратилась кошка к норке. – Неужели мы не решим шахматной задачи?
Сказав так, Мурколетта нажала на клавишу включения. Экран автомата засветился… но что это? Вместо шахматной доски на нём были нотные знаки – кошка по ошибке запустила «Музыкального монстра»!
- Отвечайте! – тотчас же раздался страшный рокочущий бас. – Вопрос такой: сколько симфоний сочинил родившийся в 6612 году композитор Рексий фон Мурфордгейм? У вас одна минута! Время пошло!
- Боже мой! – проговорила Фейтолайне. – мы и правда в будущем! Этот композитор родится лишь через четверть века! Откуда ж мы можем знать, сколько он напишет симфоний?
- В таком случае, я бы на вашем месте побыстрее сматывал удочки, - заметил проходящий мимо пожилой кот в белой панаме. – Если не хотите неделю напролёт учить под надзором историю музыки.
- Что?! – вскричала Мурколетта. – Вы же говорили про час общественных работ! – накинулась она на сурка.
- Верно. Так и будет. Сначала, - ответил тот.
- Ой, он оживает! – указывая на автомат, закричала кошка.
У «Музыкального монстра» выросли огромные когтистые лапы. Автомат стал покачиваться, словно бы готовясь к броску… Возникшие одновременно с лапами огненные глаза-циферблаты жутко моргали – секундные стрелки на них завершали круг…
- Бежим, он же нас схватит! – дико взвизгнула кошка.
Подруг точно бы сорвало с места и понесло по улице.
- Презренные невежды! Я поймаю вас! – мгновенно раздалось позади, и норка с кошкой (сурок в жёлтом халате куда-то исчез) услышали за собой гулкий топот. Сомнений быть не могло: «Музыкальный монстр» скакал за ними вдогонку!
Как кружились во время этой погони вокруг наших подруг улицы, дома и деревья! Ничего нельзя было понять. Топот автомата слышался то спереди, то сзади, что-то кричали местные жители… В один момент Фейтолайне с Мурколеттой чуть было не запутались в волейбольной сетке. Наконец, перед бегущими возникла высокая металлическая ограда с дверцей. «Музыкальный монстр» нагонял, и норка с кошкой юркнули в дверь. Они хотели бежать дальше, но перед самой дверцей чудовище вдруг остановилось. И пошло назад!
- Автомат больше нас не преследует! – воскликнула Мурколетта.
- Он уходит! – отозвалась Фейтолайне. – Но куда мы попали?
Здесь что-то ярко сверкнуло у подруг над головами.
- что это было? Молния? – спросила Мурколетта. Тут она так и подпрыгнула – ограда в один миг отодвинулась от них на пару сотен метров! Больше того, в ограде теперь отсутствовала дверца!
- А ведь и небо изменилось! – проговорила норка.
Это было верно – до того ярко-синее, небо заметно потемнело. Вокруг подруг почему-то расстилалась голая равнина, только у горизонта вырисовывались контуры каких-то строений, похожие на мираж.
- Да где же мы? – вновь спросила Фейтолайне.
- Оглянитесь и прочитайте, - ответил внезапно появившийся сурок в жёлтом халате. – Вы быстроходнее меня, поэтому мне пришлось ненадолго стать невидимкой. Оглянитесь и прочитайте, - повторил он.
Норка с кошкой оглянулись. Перед ними висел большой плакат. Красным по белому было написано: «Осторожно! Территория экспериментов со временем», а ниже этого чёрным стояло: «Дельта-полигон».

ГЛАВА 10

Итак, это был дельта-полигон. Дельта-полигон, от посещения которого предостерегал кот Вектор. Норка с кошкой не успели ещё ничего и подумать, как в небе вновь вспыхнуло пламя.
- Каждая вспышка – это перемена времени, - пояснил сурок в жёлтом халате.
- А как узнать в какую сторону перемена – к прошлому или к будущему? – спросила Фейтолайне.
- Вообще-то, считается, что об этом говорит цвет вспышки, - ответил сурок. – Если вспышка голубая – значит, это бросок времени вперёд, если красная – то назад.
После этих его слов небо озарилось в третий раз – вспышка была не голубая и не красная, а какая-то зеленоватая.
- И куда же нас переместило теперь? – спросила Мурколетта, на что сурок ничего не ответил.
- Ну а выбраться-то с этого полигона как-то можно? – почти прокричала норка.
Сурок в жёлтом халате усмехнулся.
- Естественно, - ответил он. – Иначе полигон не был бы построен.
- Но как, как? – воскликнула кошка.
- Пока не знаю, но совершенно точно, что только не возвращаясь назад.
- Тогда пошли вперёд, - сказала Фейтолайне.
Они двинулись почти вприпрыжку, держа направление на далёкие здания… и неожиданно обнаружили, что опять идут по лесу. Как такое могло получиться, была ли ещё одна перемена времени, просто ли наколдовал это кто-то – знакомый ли, незнакомый – так и осталось загадкой. Во всяком случае, сурок в жёлтом халате показался норке с кошкой удивлённым не меньше их самих. А лес, между тем, выглядел совершенно так же, как и в самом начале Второй симфонии – те же мохнатые ели, те же солнечные пятна на тропе, те же запахи… Единственным отличием было то, что вместо соловьиных трелей сейчас раздавалось кукование кукушки.
Через несколько минут деревья расступились, и путники вышли на просеку. В ней было что-то странно знакомое.
- Да ведь мы это видели! – сказала Мурколетта. – Только здесь ведь была железная дорога… куда она делась?
- По-видимому, она просто ещё не построена, - заметил сурок.
- Ага, то есть, это всё-таки прошлое, - сказала норка. – А насколько далёкое?
Сурок в жёлтом халате предпочёл промолчать. Путешественники пошли дальше. Тропа делала те же самые повороты, однако вместо города привела норку, кошку и сурка в непролазную чащу. Наконец, она оборвалась у развалин охотничьей хижины. Дальше дороги не было! Подруги так и присвистнули от огорчения.
- Куда ж теперь? – выдохнула Мурколетта. – Неужели в этот бурелом?
Фейтолайне молча оглядывалась по сторонам. Вид был безрадостный, пахло болотом. Вдобавок ко всему, начинало смеркаться, из чащи летели огромные комары, а совсем неподалёку меж деревьев прыгало синеватое пламя – то горел выходящий из трещины газ.
- Мы тут пропадём, - прошептала кошка. – Если не утонем и не сгорим, то сойдём с ума…
Норка сразу же поняла, что её подруга не только не шутит, но и, пожалуй, не так уж далека от истины. Здесь их не ждало ничего хорошего! Помочь им могла лишь перемена времени, однако она упорно не происходила…
- А ведь я мог бы её устроить, - как бы невзначай, произнёс сурок. – Если бы вы меня попросили. И не подумайте ничего дурного, я бы посоветовал вам сделать это поскорее.
Как бы подтверждая правильность такой оценки, синий огонь в следующий миг прыгнул прямо на хижину. С треском занялись сухие сучья, повалил дым, сверкающие искры так и побежали по лесной подстилке.
- Пусть будет перемена! – закричала Мурколетта. – Сделайте её, пожалуйста, иначе нам конец!
- Исполняю, - внушительно произнёс сурок. – Будьте здоровы!
Длинная молния, слегка голубоватая, тотчас же рассекла окружающее пространство пополам. Затем она исчезла, но сияние от неё как бы равномерно распределилось… Это был дневной свет.
- Следующий сурок, стало быть, будет в зелёном. – наблюдая за превращениями, проговорила норка.
- Смотри, город! – воскликнула кошка. – Ура!
На часах Мурколетты значилось семнадцать часов сорок семь минут. Это заставило её помчаться бегом – она опаздывала на свидание! Фейтолайне при других обстоятельствах, вероятно, оставила бы подругу одну, но сейчас она бросилась за ней следом. Опять мимо поплыли окружённые высокими деревьями дома, волейбольные площадки…
На площадь норка с кошкой вступили в две минуты седьмого. Вот и фонтан, в котором два щенка пускали кораблики. Но где же был кот Вектор?
- Наверное, он задержался, - прошептала Мурколетта. – Подождём.
Шли минуты за минутами, часы показали сперва половину седьмого, потом семь – кот Вектор не появлялся. Фейтолайне было жалко смотреть на подругу – кошку била нервная дрожь.
- Хватит, - наконец, не выдержала норка. – Он не придёт. Идём отсюда!
- Да, идём, - с неожиданной готовностью подхватила Мурколетта. – Он не мог нарушить слово без серьёзной причины. Идём в институт!
Фейтолайне даже вздрогнула.
- А ты уверена, что… не пожалеешь об этом? – спросила она.
Кошка промолчала, и Фейтолайне, раскаявшись в своём вопросе, первая поднялась с места и, взяв Мурколетту за лапу, направилась с ней в сторону институтских зданий.
Главный корпус института астробиологии имел восемь этажей. Вход туда был свободный, если не считать проверки металлоискателем в вестибюле, которую проводили два странных существа, по-видимому, робота.
- Нам нужен сотрудник вашего института Вектор… фамилию мы не знаем, - обратилась к проверяющим Фейтолайне. – Мы только знаем, что его родители – математики, и что сегодня у него был доклад…
- Как вы сказали, его зовут, Вектор? – проскрежетал один из роботов. – А что он за зверь?
- Кот. Чёрно-белый кот, - ответила Мурколетта.
- Так это Вектор Мышеловов! – радостно зазвеневшим голосом воскликнул второй робот. – Его родители и правда математики, да какие! Если бы не было их, не было бы и нас! Но Вектор Мышеловов уехал. Сегодня утром.
- Как сегодня утром? – присела кошка. – Мы же беседовали с ним… четыре часа назад, после чего он ушёл да доклад. Ничего не понимаю…
- Погоди, - прервала её норка. – Скажите, - спросила она роботов, - а доклад был?
- Вообще-то, это научная тайна, - поморщились те, - но вы нам нравитесь, и мы ответим. Да, доклад состоялся. Вчера, между четвертью четвёртого и тремя четвертями шестого.
- Вчера? То есть как вчера? – начала Фейтолайне и остановилась. – Так это сурок! Это его перемена! Она бросила нас ещё на день вперёд! Ужас! Значит, мы всё ещё на дельта-полигоне…
Норка обхватила голову лапами, ей было не по себе. В отличие от неё, Мурколетта вовсе не выглядела подавленной.
- И куда же он уехал? – спросила она. – Да, он, Вектор Мышеловов!
Роботы переглянулись.
- Это тоже тайна… положим, он отбыл на космодром, - ответил один.
- Сегодня в полночь он улетает в далёкую звёздную систему, - продолжил его напарник. – Вектор надеется найти там братьев по разуму… или хотя бы растительный мир. Он герой, и всяк, кто думает иначе, наш враг! А вы как к нему относитесь? – в упор спросил робот Мурколетту.
Кошка посмотрела на него дикими глазами.
- Она любит его! – сказала Фейтолайне. – Любит и хочет быть с ним до конца дней! А вам известно, когда он вернётся обратно?
- Известно, известно, - закивали роботы. – Если считать по нашему времени, то ровно через двести сорок пять лет.
У кошки вырвался крик отчаянья. Ей показалось, что на неё обрушился потолок.
- Неужели я его больше не увижу? – проговорила она.
- Ещё не факт, - твёрдым голосом заявила норка. – Сейчас восемь часов. Как быстро мы можем попасть на космодром?
- Электропоезд идёт туда сто девяносто восемь минут, - ответили роботы.
- Так. И когда отходит ближайший?
- Если мы не ошибаемся, а мы не можем ошибаться, то в восемь десять. Пожалуй, вы ещё успеете, если поспешите!
- Спасибо! – крикнула Фейтолайне. – Мы бежим!
- Счастливого пути, - прозвенели подругам вслед два металлических голоса.
Норка с кошкой мчались во весь дух. Они ориентировались по указателям. Скорость у них была головокружительной, однако, когда они достигли вокзала, поезд уже удалялся.
- Мы опоздали! – вскричала Мурколетта. – Нам его не догнать!
- Одиннадцать минут девятого, - проговорила норка. – Смотри, он остановился!
Действительно, поезд почему-то встал! Подруги подлетели к нему, как две стрелы.
- Ну где вас носит! Пришлось сорвать стоп-кран. Живо забирайтесь, если хотите получить от меня по ушам! – сердито сказал им стоящий на подножке проводник… сурок в зелёном халате.

ГЛАВА 11

Так началась третья часть Второй симфонии… Нельзя сказать, что она была очень быстрой – поезд шёл, в основном, на небольшой скорости, но она не была и медленной. Фейтолайне с Мурколеттой словно бы смотрели в неспешно вращающийся калейдоскоп – перед ними проплывали похожие одна на другую лесные картинки.
Огромный вагон был почти пуст. Считая норку с кошкой и сурка-проводника, в нём едва ли ехало двадцать зверей. Маршрут, как видно, не пользовался популярностью.
На исходе первого часа поезд проехал подряд через три моста. Первые два были маленькими – норке с кошкой не удалось даже толком рассмотреть, через что они были перекинуты, но третий достигал двух километров в длину и соединял края какой-то внушительной пропасти.
- Это каньон Бездонный, - сообщил подругам сурок в зелёном халате. – Там, на глубине, механические десятилапые установки добывают железную руду.
Несколько минут и этот, третий, мост остался позади. На другой стороне опять был лес, но более светлый – сосновый. А вскоре кончились и сосны, и началась высохшая степь. Далеко у горизонта в лучах солнца сияли какие-то металлические сооружения, вероятно, склады; из-за них выглядывали верхушки заводских труб.
А поезд шёл всё быстрей. Раза два мимо проносились небольшие посёлки с фонтанами и пирамидальными тополями. У последнего посёлка был обойдён огромный товарный состав – Фейтолайне насчитала в нём сто четыре вагона. Дальше вдоль путей побежали пшеничные поля, среди которых голубели оросительные каналы.
Стук колёс действовал успокаивающе. Даже не находившая себе места Мурколетта стала смотреть в окно. Смотрела в окно и норка, и сурок в зелёном халате, да и остальные едущие тоже, ибо в небе над далёкими трубами что-то происходило. Одно из облаков темнело на глазах, под ним кружились столбы пыли. Время от времени облако озарялось изнутри, и тогда слышался приглушённый гром. Буря двигалась параллельно поезду.
- Смотрите, там дождь! – закричали пассажиры.
Это была правда – между облаками и землёй протягивались голубые нити. Казалось, они были неподвижны, но на самом деле быстро перемещались.
- Только бы Вектор меня дождался, - ни к кому не обращаясь, говорила между тем Мурколетта. – Я должна так много сказать ему…
Фейтолайне молча кивала. Она думала о двери в Третью симфонию, которую, вероятно, им скоро предстояло открывать. Что это будет за дверь? Ясно, что это должно было зависеть от того, каким будет финал Второй. Норка понимала, что он начнётся на космодроме и прикидывала возможные варианты. Ей представлялось, что, поскольку в первых трёх частях было всё-таки больше весёлого, чем грустного, финал тоже должен быть оптимистичным. Оптимистичным… но в каком смысле? Единственное, в чём Фейтолайне была уверена – это то, что все они останутся живы и невредимы. Физически…
- Смотрите, пылевой смерч! – пронеслось по вагону.
Над крышами складов возникла чёрная воронка. Было хорошо видно, как разлетались обломки, а выше, в облаке, сверкали молнии. Вместе с тем, заметно приблизилась водяная стена.
- Просто мы чуть повернули, - сказал сурок в зелёном халате. – Сейчас мы едем буре навстречу, а через десять минут опять начнём двигаться параллельно.
Так и произошло. Страшная воронка крутилась уже где-то позади. Молнии сверкали неистово, но не приближались, остановилась вдали и стена дождя.
- Половина одиннадцатого, - проговорила норка.
- А солнце ещё светит, - вздрогнув, ответила кошка.
- Оно зайдёт в самый момент нашего прибытия, - сказал сурок в зелёном халате. – Нет, здесь не бывает полярного дня, - продолжал он, предупреждая вопрос. – Хотя ночи здесь светлые, настоящие белые ночи.
- Я вот думаю, - сжимая лапы, произнесла Мурколетта, - если бы эта гроза задела космодром, то, может быть…
- Нет, - ответил ей сурок в зелёном халате. – Старт не отложат. Даже если придёт тот смерч. Современная космическая техника такова, что для неё не существует плохой погоды!
Минуты текли и текли. Точно бы откликаясь на мысли влюблённой кошки, поезд буквально летел вперёд. С невообразимой быстротой мелькали столбы, а стук колёс напоминал барабанную дробь. Гроза по-прежнему стояла неподалёку, не приближаясь и не удаляясь, как заколдованная. Фейтолайне с Мурколеттой наблюдали за молниями, упершись лбами в стекло…
- Двадцать три часа двадцать три минуты! – точно объявляя приговор, произнёс сурок в зелёном халате. – Через пять минут будем на месте!
Впереди чётко вырисовывались характерные постройки космодрома. Поезд сбавил ход. Норка с кошкой вскочили, собираясь идти к дверям и вдруг остановились, замерли на месте… Там, где они только что наблюдали грозу, поднималась вполнеба сияющая радуга.

ГЛАВА 12

На космодроме зажигались прожектора. Фейтолайне, Мурколетта и сурок в зелёном халате быстрым шагом шли к красивой золотистой ракете. Вообще-то, ракет тут стояло множество, но эту норка с кошкой выделили сразу, чуть только сошли с поезда. Эта ракета была велика, не просто велика – громадна. С первого взгляда становилось ясно, что она предназначена для настоящих межзвёздных перелётов. Кроме того, с её стороны доносилась торжественная музыка.
- И что ты хочешь сделать? – спросила Фейтолайне подругу.
Мурколетта не успела ответить, потому что в этот момент их остановили. Сухощавый лис в военной форме преградил им дорогу светящейся саблей:
- Будьте так любезны, представьтесь. Дальше право прохода имеют только специально приглашённые.
Кошка метнула быстрый взгляд н сурка в зелёном халате. Тот выглядел очень спокойным, однако делиться своим спокойствием не спешил.
- Так кто вы такие? – повторил вопрос лис. – Вы приглашены или нет?
- Меня зовут Мурколетта, - сказала кошка, делая норке яростные знаки. Фейтолайне поняла: подруга предлагала ей напасть на охранника и разоружить его! Норка в ответ показала – в своём ли ты уме, на что кошка лишь развела лапами. Лис, между тем, старательно искал в большой книге. Ты готова? – взглядом спросила норку Мурколетта. Фейтолайне кивнула – в самом деле, что можно было ещё придумать? И вдруг лис улыбнулся:
- Да вы же приглашены самим Вектором Мышелововым! Что ж вы молчите! Всё правильно: кошка по имени Мурколетта в сопровождении норки и сурка! Проходите скорей, уже без двадцати пяти минут двенадцать!
- Он знал, что мы придём! – с каким-то диким восторгом вскричала Мурколетта и бросилась вперёд. Фейтолайне и сурок в зелёном халате с трудом поспевали за ней. Через пять минут все трое оказались перед огромным экраном телевизора. Картинка показывала сидящего в кресле кота Вектора, который смотрел на часы.
- Вектор Мышеловов напряжён и сосредоточен. Он знает, что за ним следят сотни любящих глаз, - раздался голос диктора. – До старта, этого немыслимого и чудесного момента, остаётся всего пятнадцать минут.
Рядом играл военный оркестр. Он вполсилы исполнял какой-то марш. Ракета, как диковинная башня, возвышалась в двух сотнях метров.
- Дорогой Вектор! Тебе желают счастливого полёта твои мама и папа! – неведомо откуда раздался густой бас. – Помни, сын, что мы тебя любим!
Вектор Мышеловов, как видно, всё слышал. Он приподнялся и послал воздушный поцелуй.
- Ура! Да здравствует наша космонавтика! – закричало несколько голосов.
- Но мне надо с ним говорить! – встрепенулась Мурколетта. – Где этот микрофон?
- Он в здании управления полётами, - сказал ей один из музыкантов оркестра. – Но до старта вы туда уже не успеете, слишком мало осталось времени.
- Какая разница, до или после! – воскликнула кошка. – Главное, чтобы мы могли…
- К сожалению, если вам не удастся поговорить до старта, то не удастся совсем, - последовал ответ. – У этой ракеты сверхмощные двигатели, они создают такие помехи, что…
Мурколетта пристально посмотрела на сурка в зелёном халате. Фейтолайне поняла, что кошка сейчас объявит ему приказ… Мешать подруге норка не собиралась, однако в следующий момент она увидела впереди нечто странное, а именно – приближающийся к ним деревянный забор! Фейтолайне словно бы ударило током, потому что это могло означать лишь одно – они добрались до противоположного края дельта-полигона! Правда, в заборе отсутствовала дверца, но он был невысок – перебраться через него не составляло труда!
- Быстрее на ту сторону! – закричала норка. – Может быть, там мы ещё догоним твоего Вектора, Мурколетта!
А забор уже начинал отодвигаться… Самое удивительное, что его, кроме наших искателей, не видел, похоже, никто!
Фейтолайне, Мурколетта и сурок в зелёном халате достигли забора в несколько прыжков. Мгновенно перелезли… и увидели себя в том же самом месте, вот только оставленный позади забор как будто бы канул в воду.
- Да не привиделся ли он нам, не приснился ли? – растерянно проговорила кошка.
- А музыка играет, как и раньше, - заметила норка.
- Местное время – ноль часов! – произнёс телевизионный диктор. – До величайшего в истории нашей планеты события осталась тридцать одна минута!
- Что за чудеса! – вскричала Фейтолайне. – Он стартует здесь в другое время! Значит, ты, Мурколетта, ещё успеешь…
- Да, - произнесла кошка, - но было бы ещё лучше…
Сказав так, она вытянула лапу вперёд.
- Там, на ракете, - добавила она шёпотом…
В боку ракеты, как маяк, светился красный четырёхугольник.
- Это же дверь! – сказала Фейтолайне.
- Да, пожалуй, это дверь в Третью симфонию, симфонию фа мажор, - отозвался сурок в зелёном халате.
Военный оркестр окончил марш и заиграл какую-то медленную вещь. Здесь окончательно стемнело, и в безлунной ночи остался лишь жутковатый свет прожекторов.
- Там роботы-охранники, - сказал искателям возникший непонятно откуда песец с кинокамерой. – потому что дальше становится уже опасно. Куда же вы? Сумасшедшие! – воскликнул он, ибо норка, кошка и сурок рванулись к ракете. Они вихрем пронеслись мимо двух роботов с дубинками, которые были настолько ошеломлены, что даже не устремились в погоню. Ещё три минуты, и герои достигли ракеты. Им сразу бросилась в глаза стальная лестница. Она вела к заветной двери – ой, как это было высоко…
- Одиннадцать минут первого, - заметил сурок в зелёном халате. – Ещё не поздно вернуться.
Фейтолайне с Мурколеттой не удостоили его ответом. Их путь лежал вверх… Между тем, почему-то не включалась ни световая, ни звуковая сигнализация, как будто они штурмовали обыкновенную скалу, а не стартующий через четверть часа межзвёздный аппарат… Всё оставалось по-прежнему – так же играла музыка, что-то говорил диктор, кто-то вдалеке кричал «ура» - лишь минутная стрелка неумолимо двигалась по циферблату. Она уже подходила к цифре «5», и двигатели ракеты начинали издавать угрожающие звуки – это была последняя проверка…
Когда искатели добрались до красной двери, часы показывали двадцать семь минут первого. Здесь обнаружился сюрприз – дверь была приотворена! Даже сурок в зелёном халате вскрикнул от удивления. Вскрикнула и Фейтолайне, а Мурколетта произнесла:
- Это ещё не дверь в Третью симфонию. Та будет следующей!
Секунду спустя их мчал наверх скоростной лифт. Норка, кошка и сурок ещё ничего не успели понять, как очутились перед другой дверью – она вела в главную кабину. Эта дверь была заперта и даже герметично. Мурколетта дрожащей лапой вставила в скважину скрипичный ключ. Дверь открылась, и тут же резкий удар втолкнул Фейтолайне, Мурколетту и сурка в зелёном халате внутрь…

ГЛАВА 13

- Стало быть, по-вашему, мы находимся как бы внутри симфонии? – спросил Вектор Мышеловов.
- Не как бы, а в самом прямом смысле, - ответила Фейтолайне.
- И… всё это ради того, чтоб вам было разрешено оставить у себя… этот скрипичный ключ?
- Совершенно верно. Это волшебный амулет.
- Что касается меня, то мне он вовсе не нужен! – нараспев сказала Мурколетта.
- Э, почему? – удивился сурок в зелёном халате.
- Я счастлива! – звенящим голосом ответила кошка.
- А вы? – спросил сурок у кота-астробиолога.
Кот Вектор ничего не сказал, он лишь кивнул и крепко обнял Мурколетту, которая замурлыкала. Весь их вид говорил: «Мы нашли друг друга, нам нечего больше желать!»
- Так, с вами ясно, ну а вы? – обратился сурок к норке.
- Я… рада за моих друзей, - чуть подумав, ответила Фейтолайне. – Счастлива ли я? Да почему бы и нет?
- Ах, какая идиллия! Ну просто «остановись, мгновенье!» Однако вы кое-что забыли, дорогие мои, - с издёвкой сказал сурок в зелёном халате. – Вы забыли, что симфония, то есть, время, неумолимо продолжает свой ход! – пояснил он, увидев обращённые на него три пары глаз. – продолжает, хотите вы этого или не хотите!
- Разумеется, продолжает, и что же? – нахмурилась Мурколетта.
- А то, что будете говорить, что амулет вам не нужен, когда выйдете из Четвёртой симфонии! Вы достигли гармонии – это немало, я поздравляю вас, но завоёванное придётся защищать!
- От кого? – спросил кот Вектор.
- От внешних сил, от времени, наконец, главное, от самих себя, - ответил сурок в зелёном халате.
Этот разговор происходил через несколько часов после старта. Космический корабль уже успел покрыть огромное расстояние. Незадолго перед тем окончательно исчезло солнце, канув в непроглядной космической черноте. Вместе с тем, заметно увеличивала свою яркость неприметная ранее жёлтая звёздочка на противоположной стороне неба. Она-то, по-видимому, и являлась целью экспедиции, вернее, не она, а обращающиеся вокруг неё планеты.
Кот Вектор что-то считал на компьютере, Мурколетта лакала из блюдечка молоко. Она делала это совершенно спокойно, ибо никакой невесомости не было – корабль летел с включёнными двигателями, и тяжесть на нём не отличалась от земной. Однако, что-то уж слишком быстро изменялась звёздная картинка!
- Кажется, наша скорость близка к скорости света? – сказала Вектору норка.
- А вот и ошибка, - не отрываясь от компьютера, ответил тот. – Она больше в десять миллионов раз.
- Во сколько?! – вскричала Фейтолайне, которую поразил даже не сам ответ, а спокойствие, с каким он был дан.
- Ну да, в десять миллионов раз, - повторил Вектор. – То есть, так кажется извне. В действительности же мы просто спрямляем дорогу по тоннелям надпространства.
Должно быть, сразу же после этого Фейтолайне заснула – честно говоря, устать было от чего! Перед ней сразу поплыли диковинные видения, сопровождаемые мощными звуками симфонического оркестра. Дирижировал – норка это знала точно – Ларрус Мурфус, сама же она вроде бы как сидела за роялем. Ей ужасно хотелось начать играть, но вместо клавиш перед ней блестел один огромный кусок камня. Фейтолайне, что было силы, нажала на него, и, перекрывая всё, грянул жуткий, фатальный хорал. Норка вскрикнула и пробудилась.
Раздавались громкие голоса. Это были голоса кота Вектора и Мурколетты. Они ссорились!
- Не собираюсь я менять свою точку зрения, - сердито говорила кошка. – Я считаю так, это мне близко, я имею на это право, и мне никто не смеет запрещать!
- Я не запрещаю… но ведь это неверно, неужели ты не понимаешь! – с отчаянием в голосе убеждал кот. – Миром правят физические законы, в нашей Вселенной они таковы, в иных – иные, и если вселенных бесконечное число, какими угодно в них могут быть и законы, распределяемые силой хаоса!
- Тебе кажется так, - возражала Мурколетта.- Я охотно верю, что, убеждая меня, ты хочешь сделать мир лучше… но как ты можешь думать, что непогрешим? Твоя теория стройна, но она может быть ошибочна, как и всякая другая! Кроме того, она мне просто не нравится.
- Но как же можно, как можно! – восклицал Вектор. – Это же очевидно!
- Не для меня, - отвечала кошка.
Фейтолайне показалось, что спорящие вот-вот заплачут.
- О чём сыр-бор? – спросила она как можно громче.
- Они спорят, что стоит над всем сущим, - произнёс сурок в зелёном халате.
- Я утверждаю, что ничто не стоит, - чуть успокоившись, сказал кот. – Ведь если бы что-то стояло, мир был бы сверкающим дворцом. Но мир не дворец. Мир никем не создан. Если бы у него был творец, пришлось бы признать, что был и творец творца, и творец ещё более древний, и так до бесконечности, если только не допустить, что какой-то был изначален. Но не лучше ли тогда допустить, что изначален просто сам мир?
- А я не верю, что сущим правит хаос! – заявила Мурколетта. – Я думаю, что есть создатель; сейчас он, возможно, не вмешивается, но внимательно наблюдает, будет или нет достигнута цель…
- Цель? Какая цель? – спросил сурок.
- Не знаю, может, совершенное общество. Я думаю, что если цель будет достигнута, мир перейдёт на более высокую ступеньку развития, если же нет…
- Наступит конец света, - с усмешкой заметил кот Вектор.
- Очень может быть, - серьёзно сказала Мурколетта. – Ну а ты. Фейтолайне, как считаешь ты? Кто из нас прав?
Норка задумалась – вопрос был из рода опасных.
- Не знаю я, кто из вас прав, - ответила она. – Мне хотелось бы, чтоб была права ты, Мурколетта, но реальность, к сожалению, чаще не оставляет места для романтики…
- Так по-твоему, я пустая мечтательница? – вспыхнула кошка. – Вот спасибо!
- Я же сказала – не знаю! – возразила Фейтолайне. – И не хочу я быть вашим судьёй!
В это время компьютер как-то странно запищал.
- Мы вошли в систему звезды, - сказал Вектор. – Сейчас начнётся самое интересное… Ага, вот и первая планета!
Перед кораблём возникал огромный серый шар. Жёлтая звёздочка освещала его сбоку. Компьютер неспешно выдавал информацию.
- Радиус – сорок тысяч километров, четыре кольца, четырнадцать спутников, - читал кот. – Температура поверхности – двадцать градусов выше нуля. Абсолютного нуля, - уточнил он. – Слишком холодно – слишком далеко от звезды. Условий для жизни нет – на этой планете нам делать нечего! – вынес Вектор заключение. – Летим к следующей!
Прошло минут десять, и перед космическими путешественниками возникла вторая планета. Если первая казалась серой, то эта в свете жёлтой звезды, превратившейся в маленький диск, выглядела зеленовато-синей.
- Эге, да она ещё гораздо больше! – воскликнул кот Вектор. – Радиус – сто две тысячи километров, шесть колец, сорок девять спутников! Твёрдой поверхности нет – сплошной океан из жидкого водорода! Температура – семьдесят градусов выше абсолютного нуля. Колоссальное давление. Для жизни подходит ещё меньше предыдущей.
- Советую вам поискать на спутниках, - как бы невзначай, проронил сурок в зелёном халате.
- А что, хорошая мысль! – сказал астробиолог и дал команду компьютеру. На этот раз данные посыпались, словно из пулемёта. Они были однообразными – планетки удивительно походили одна на другую. И вдруг Вектор издал воинственный клич.
- Что там такое? – спросила Мурколетта.
- Вы только прочитайте! Спутник № 48 – пять тысяч километров радиус, атмосфера земного типа! Давление у поверхности – две трети от нашего! Средняя температура – триста градусов выше абсолютного нуля! Там должна быть биосфера! Немедленно туда!
Сказав так, кот сделал попытку поцеловать Мурколетту в щёку, но та, к удивлению норки, отстранилась. Фейтолайне заметила, что Вектор сразу помрачнел. Сурок в зелёном халате тоже это заметил. Между тем, корабль уже окружали облака – посадка на неведомую планету должна была состояться с минуты на минуту…


ГЛАВА 14

Фейтолайне не понимала, что с ней происходит. На неё что-то давило, словно бы у неё случилась какая-то потеря. В ушах звенел фатальный хорал из сна, прогнать который не помогали и усилия воли. «Да в чём дело? – спрашивала себя норка. – Давно ли я радовалась жизни?»
Тем временем, корабль коснулся поверхности планеты. Сквозь толстые стёкла будто бы различались деревья, они выглядели тёмно-синими, а из-за них зеленело небо.
- Вы меня удивляете, честное слово, - произнёс сурок в зелёном халате. – Открыли живую планету – и даже не рады…
Фейтолайне молча пожала плечами. В самом деле, совершилось великое событие, а она ни разу не улыбнулась! Что же касается кота Вектора и Мурколетты, то они даже не интересовались видом из иллюминаторов – они
смотрели друг на друга, только не так, как раньше – теперь в их взглядах читалась тоска и одновременно что-то хищное.
- Послушай, Вектор, не смотри на меня так, мне это не нравится, - довольно резко сказала кошка.
- Как – так? – спросил кот. – Объясни.
- Так, словно ты хочешь меня съесть! – воскликнула кошка. – Он ещё и спрашивает!
- Смотрю, как умею, - с плохо скрытым раздражением ответил Вектор. – Если ты так хочешь, могу не смотреть совсем.
Он отвернулся и стал смотреть на норку, на норку же стала смотреть и Мурколетта. Фейтолайне две минуты держалась спокойно, но потом не выдержала.
- Вы что, сговорились? – вспылила она. – Я, по-вашему, громоотвод?
- Ну-ну, - проговорил сурок в зелёном халате. – А плакать-то зачем?
- Что? Кто? – не поняла норка. Она провела лапой по глазам – глаза у неё были мокрые… Однако, сурок обращался не к ней, а к кошке – у той слёзы лились ручьём. Кот Вектор пытался её успокоить, но Мурколетта лишь отмахивалась.
- Ну зачем так, не надо, - растерянно говорил кот. – Ну хочешь, я подарю тебе эту планету?
- Не хочу, - сквозь слёзы отвечала кошка. – Ничего мне не нужно. Кроме того, у тебя порван галстук.
- Порван, - сокрушённо согласился кот. – А у тебя не хватает трёх пуговиц.
Мурколетта громко ахнула и стала себя осматривать. Трёх пуговиц действительно не хватало, и она задалась вопросом, где сумела их потерять.
- Что ломать голову – пришить новые, и все дела! – сказал Вектор. – На корабле есть и пуговицы, и нитки, и иголки! Вот они.
- Давай сюда! – воскликнула кошка. – Я сама!
Она стала вдевать нитку в иголку, но у неё дрожали лапы. Вектор попробовал ей помочь, но его лапы дрожали тоже, и он едва не проколол себя. Дрожали лапы и у Фейтолайне, так что пришивать пуговицу пришлось сурку в зелёном халате. Он проделал это, как заправский портной, прямо на кошке, ни разу её не уколов, хотя Мурколетту трясло, как в лихорадке. Закончив, сурок в зелёном халате сказал:
- Вам не кажется, что пора бы заняться делом?
- Да, кажется, - пробормотал астробиолог, тряся головой. – Я возьму лазерный грунтокопатель и газоанализатор, а вы берите кинокамеры. Совершим первую экскурсию. Планета нас ждёт.
Искатели спустились на лифте и окунулись в какой-то необыкновенный обжигающий воздух… Он не наполнял лёгких, но заряжал энергией, а его вкус… Это было настоящее сливочное мороженое!
- В атмосфере 53% кислорода, - произнёс кот Вектор. – Смотрите – море!
- И какое тёмное! – добавила Мурколетта.
Море находилось к западу от места посадки. Его гладь была совершенно неподвижной вплоть до самого горизонта…
А над морем зеленело небо. Оно постепенно светлело – близился восход звезды. И вдруг краски разом посуровели – из тёмно-зелёной воды стал выплывать огромный коричневый диск планеты-гиганта…
Оказавшись внизу, кот вектор включил грунтокопатель. Он так спешил это сделать, что даже не подал лапы спускавшейся за ним кошке. Фейтолайне это неприятно поразило, ей захотелось сделать астробиологу замечание… но тут раздался колокольный звон. Всё произошло так неожиданно, что наши герои мгновенно забыли, что хотели делать и бросились на звук. Мурколетта при этом наступила Вектору на хвост. Она извинилась, и астробиолог кивнул в ответ. Ни кот, ни кошка не лицемерили, но тягостное ощущение стало почему-то ещё сильнее. Фейтолайне посмотрела на сурка в зелёном халате – тот улыбался…
Через минуту кот, кошка, норка и сурок очутились среди хвойных деревьев. Звенело со всех сторон – казалось даже, что осмысленно что-то исполняется. В действительности, однако, это звучали шишки – так они реагировали на начинавший задувать ветер. Кот Вектор подпрыгнул и сбил одну шишку лапой. В тот же миг наступила мёртвая тишина – всё вокруг словно бы застыло.
- Зачем ты это сделал? – воскликнула Мурколетта. – Ты же разрушил мелодию!
- Но ведь экземпляр необходим для исследований, - ответил кот, пряча шишку в сумку.
- Дай тебе волю, ты бы, наверно, целое дерево спилил и увёз, - неприязненно сказала кошка.
Кот Вектор ничего на это не ответил. Тем временем, ветер усиливался, а воздух начинал странно горчить – теперь на сливочное мороженое не было и намёка! Планета словно бы отвечала на мысли и действия наших героев…
- Этот ветер насыщен тревогой, - проговорила норка.
Её неприятные ощущения достигли своего предела. Было желание вернуться в корабль и улететь прочь.
- Мы на планете, которая разумна в целом, - вдруг сказал сурок в зелёном халате. – В её атмосфере бродят совершенно особые токи. Когда-то здесь жили разумные народы. Два из них были воинственными. Они уничтожили сперва всех остальных, а затем и друг друга. При этом чуть было не оказалась уничтоженной и вообще вся биосфера, но вмешались токи. Они отгородили территорию, на которой шла война, от остальной планеты непроницаемым занавесом. Теперь это так называемая Стеклянная страна – резервация, куда токи заточают всё негармоничное – мысли, действия и тех, от кого они исходят. Так что советую быть осторожнее.
- Скажите на милость, - пробурчал кот. Он нагнулся, чтобы взять камень-самоцвет, и тут из его кармана выпала фотография. На ней была красивая кошка, нюхающая ландыши. Когда Вектор спохватился, фотографию уже разглядывала Мурколетта.
- «Дорогому Вектору от любящей Синусоиды»… Что это такое?! – вскричала она с ужасом.
- Понимаешь, мы вместе учились, она мне нравилась, - произнёс астробиолог.
- Неделю назад он делал ей предложение, - безжалостно объявил сурок в зелёном халате, - а когда она сказала, что, по её мнению, им следует прежде тщательно разобраться в своих чувствах, он рассердился и заявил себя кандидатом на этот полёт.
Фейтолайне была готова разорвать сурка в зелёном халате на мелкие кусочки. А Мурколетта стала допрашивать Вектора, буквально прожигая его своим взглядом:
- Значит, ты всё время меня обманывал? Значит, я для тебя лишь средство забыть… Синусоиду?
Кот Вектор что-то отвечал, обижался и раздражался. Норка видела, что правых в этой перепалке нет – обе стороны судили одинаково несправедливо. Она пыталась вмешаться – кот и кошка ничего не слушали. И тут Фейтолайне сделала нечто такое, чего от себя не ожидала. Она изловчилась и стукнула спорщиков лбами. И не успела норка осознать своего поступка, как в ушах у всех раздался треск, и разряжённый воздух рассекли три сверкающие молнии.