Не родись Кикиморой. Сказка кота Баюна
НЕ РОДИСЬ КИКИМОРОЙ

Еще не успели успокоиться в заповедном лесу после того, как ведьма Ажбета начала свои порядки наводить. И если бы волк ее к Нию не утащил, то неизвестно что было бы, скорее всего Яга бы ее поймала и в печку свою бросила, и все одно бы она во тьме у Ния оказалась, а тут новая беда. Черт Васька прибежал к Макару, и ничего не говоря , потащил его с собой.
Даже Яга не успела ему ничего крикнуть, а он уже и выволок кота к озеру перед избушкой, хорошо, что бежать далеко не надо было.
- Вот, я нашел ее, - выдохнул черт, он совсем запыхался.
Вороненок летел к нему и уже клюнуть в дурную башку хотел, но Макар остановил его.
- Подожди, разлетался, что тут случилось.
Но он уже все сам видел. Сидела Кикимора и рыдала. Она была такая маленькая и такая вся зеленая, даже одежонка и та цвета листвы, и чуб всклокоченный торчал, так что и смотреть жалко, а уж когда реветь начала, так кот прямо взвыл. У волка видать научился. В лесу поживешь и не такому научат.
- И что занесло тебя сюда.
- Сбежала я от Домового, и матушки своей, не могу больше там, и не хочу.
Больше она ничего не сказала, а рыдать стала пуще прежнего. Кот уселся на траву рядом и стал терпеливо ждать, не бросишь же ее, вороненок на ветку над их головами примостился, он не собирался кота одного оставлять, потому что тот обязательно в какую-нибудь историю впутается.А с Кикиморой видно все было все совсем запущено, он это чувствовал каждым пером.
Наконец она замолчала, но не сама по себе, а потому что пришел и рядом с Макаром уселся Баюн. Что на него нашло, не особенно понятно, но с той минуты котов стало два. И она невольно замолчала, и с одного на другого зареванные глаза переводить стала.
- Вон и Баюн уже заявился, так что же произошло?- пытался снова начать разговор Макар.
- А знамо дело, что, - вставил свое веское слово Баюн. - Матушка ей все уши прожужжала, что с такой Кикиморой ни один нормальный черт жить не будет, и останется она одна одинешенька, ни кола, ни двор.
-А ты откуда знаешь, - еще больше удивилась Кикимора.
- Да это даже Макар знает, - он фыркнул, взглянув на соперника своего, - знает, только тебе никогда не скажет, а мне с тобой детей не крестить, и кто тебе еще правду скажет.
Кикимора вытерла глаза кулаками.
- И ты это тоже знаешь, и так считаешь.
- Ничего я не считаю, ты Баюна больше слушай, он тебе наговорит.
- Скажи ей еще, что она краше русалки Анфисы, - подначивал его Баюн.
- Каждый дух хорош по-своему, что-то я не вижу, чтобы у твоей красавицы кто-то был и кол и двор имелся.
- Да она только хвостом махнет, - зашипел Баюн. - и все будут штабелями лежать.
- Штабелями это да, мертвяков там много, только это не от ее красоты они там помертвели, а совсем по другой причине. И что-то она их стороной оплывает.
Пока Кикимора слушала котов, у нее высохли слезы. Никто никогда за нее не заступался перед остальными - теми, кто особенно правду говорить любил, и Макар был первым, и она улыбнулась. Какими же славными коты бывают.
Яга следила из дома своего за перепалкой котов. Она была конечно созданием непредсказуемым, но если в тот раз, когда появилась ведьма Ажбета она с самого начала рвала и метала, то теперь просто нарадоваться на своего Макара не могла, и видела, какое все-таки противное создание Баюн, и как он испорчен популярностью, ученостью и тем, что богатыри и цари даже носились с ним, как с торбой писанной, вот и доносились.
Увидев Ягу, вороненок чуть с ветки не соскочил, удержался едва, и пронзительно закричал. Теперь ее заметил и Макар. Он понимал, что старуха снова начнет упрекать его, тем более что в прошлый раз была она совершенно права.
Но к его удивлению оборотилась она к Баюну на этот раз.
- А я и не думала, что ты так жесток, сказочник ты наш. Но разве люди зря говорят, не родись красивой.
Баюн оторопел, но ненадолго, язык у него все-таки подвешен был неплохо даже когда Яга пыталась его воспитывать, вот он и выпалил, от обиды или избытка храбрости:
- А я еще слыхал другое, они говорят - не родись Кикиморой.
Яга не стала больше с ним возиться, от одного жеста ее кот сжался и прилип к земле. Так он понял, что сказал что-то не то. А Яга уже допытывалась:
-- Видишь, и Баюном не особенно сладко быть?
Все кости ломились и трещали, он не знал, куда бежать и кому что сказать.
Макар взглянул на нее, он и не ожидал, что на этот раз она и упрека ему не бросит, а наоборот защищать его начнет. Но не родился еще тот кот, который Ягу понять сможет- это точно.
- Ты ее в озере умой, да и веди, пусть у нас погостит немного, а там видно будет - на этот раз Яга собралась быть самым добрым в мире созданием. Но вороненок летел за ними, потому что Баюн был поблизости и был он в ярости, и мало что могло случиться, а Кикимору и своего кота защитить мог только он. Если что и других ворон на помощь еще позовет.
Когда Кикимора умылась и причесалась, она стала совсем другой, ну не русалка Анфиса, зато ноги есть и по земле ходить может, так думал вороненок, и радовался тому, что пока Баюн ушел в сторону.
А потом, когда черт Прохор проиграл Баюну в кости на желание, и осторожно спросил, каким будет его желание, с Баюном шутки вообще были плохи. И лучше скорее все исполнить и от него отвязаться, тот и заявил, что хочет он, чтобы три вечера рядом с Кикиморой провел Прохор.
Тот и уговаривал кота, и просил любое другое желание исполнить, а кот стоял на своем и все. Ему хотелось отомстить и Яге, и Макару и всем остальным. Он был уверен, что не выдержат эти двое столько, раздерутся так, что лес весь шататься начнет, но он проследит, чтобы черт от Кикиморы раньше срока не сбежал.
Сбегать черт не стал. Сначала ходил за ней угрюмый, вспоминал он всех жен своих, из-за которых и рога и половины хвоста лишился, а тут еще и Кикимора. Но на третий день, когда уже шутить надоело остальным, а Кикимора смотрела на него влюбленными глазами, он вдруг понял, что это все не так и скверно, а вполне нормально. Что оставалось коту, повеселиться не пришлось, драки, даже ругани не получилось. Он пришел на рассвете и сказал, что тот все исполнил, и больше он ничего не должен.
НО кот чуть с лап не упал, когда и на следующий вечер он увидел Прохора рядом с Кикиморой.
И более того, вороненок громко говорил совенку, так чтобы и все другие слышали:
- Это наш Баюн сватом стал, я сам слышал, как он посылал туда Прохора, видно хочет у Яги прощения заслужить.
Баюн зашипел, он с удовольствием бы съел эту ворону, хоть и была она маленькой и тощей, одни кости и перья, но при этом такая противная, десятерых своих подруг стоит.
- Это правда, - вспыхнула Кикимора, - ты со мной только потому, что тебя кот заставил? Ты проиграл ему меня.
- А ты ворон больше слушай, они и не такое придумают.
Он погрозил кулаком вороненку, но тот и сам уже все видел и понимал, ничего больше каркать не стал.
Кикимора понимала, что кот издевался над ними, только вроде черт и правда к ней не равнодушен. И она хотела назло противному коту быть с ним и всем показать, и своим и чужим, что в этом мире можно и Кикиморой родиться, и это не так страшно, как кажется.
Когда они подошли к озеру, ног под собой не чуя, там, на озерной глади лежала русалка Анфиса, она слышала то, что каркали вороны, но ни одному слову их не верила. А когда эту парочку увидела, то резко повернулась и пошла ко дну. Она не собиралась ими восхищаться и любоваться. А в глубине своей пустой и одинокой души немного завидовала.
И она убедилась в том, что в этом мире можно и Кикиморой родиться, а потом , кому как повезет. Если разрыдаться, и двух котов лбами столкнуть, то кто-то из них пошевелится, и черт Прохор и тебе достанется. Красавице русалке вовсе не нужен был однорогий черт Прохор, но самое удивительное, что и он не особенно из-за нее копыта бил. А если на тебя не смотрит даже однорогий черт, то дело совсем уж дрянь.
И русалка разрыдалась от обиды, но хорошо рыдать в воде, слез твоих не видно никому, хотя и помогать тебе никто не бросится.
Такая вот беда , красота - это страшная сила. Но лучше бы она не была такой страшной, тогда и Анфисе, возможно, не было бы так одиноко.