И змеи целы и воины довольны. Сказки Баюна
КАК КОТ БАЮН ГОРЫНЧА СПАСАЛ
( Несостоявшаяся битва на Калиновом мосту)


В некотором царстве, в некотором государстве, жили да были царь с царицей, боярин с боярыней, и служанка с мужем своим.
Как вы догадались, все это на Руси происходило, и конечно, во времена царя Гороха.
А еще, как нам с вами известно, в том самом царстве, был заповедный лес, и там в своей знаменитой избушке Яга наша с ее ученым котом Баюном обитала, и любимый ее сынулька младшенький Змей Горыныч часто к ним в гости наведывался.
Вот и на этот раз, неспокойно было и в царстве, и в лесу заповедном тоже, а Змей наш как раз прилетел. Уселся на полянку, на солнышке греется, кота дожидается.
Явился кот Баюн.
- Что это с тобой, ни здравствуй, не прощай, словно и не рад меня видеть, - удивленно Змей у кота спрашивает.
- А как не радоваться, может в последний раз и вижу, - кот ему отвечает.
Всполошился Змей от таких слов, взмок даже от напряжения.
- А что такое случилось? - спрашивает.
- Да случилось, у царицы нашей Марфы, у боярыни Арины и у служанки Чернавки по сыну уже народилось.
- Что, прямо сразу, в один день, не виноват я в том, здоровьем Яги поклясться могу, не причастен к этому, - отвечал ему Змей.
- Ты клятвами не бросайся, никто тебя ни в чем и не винит особенно, а лучше меня послушай хорошенько. Сам у прях под окном подслушал, что эти три добрых молодца и должны будут с тобой драться на Калиновом мосту.
- А что богатыри такие, что мне их и не одолеть, что пряхи-то твои говорят?
- А то и говорят, что в любом случае ты проиграешь, кровь прольется, потом тебе не отмыться от нее. Это богатырям все с рук сходит, они как дети малые, а ты мудрый змей, и не должен на их провокации поддаваться.
- И что ты от меня хочешь, чтобы я без боя сдался и лапы сложил заранее, словно Змей уже и не Змей совсем?
- Ну зачем так -то, а разве я не кот ученый, надо что-то придумать, чтобы и парни свои подвиги совершили и ты целым остался.
Горыныч долго думал всеми своими тремя головами, напрягался, пуще прежнего вспотел, а придумать так ничего и не мог.
Наконец, кот сжалился над ним:
- Ладно, Горыня, - живи пока спокойно, хотя девиц воровать не стоит, а то и до битвы не доживешь, тебя Леший с Водяным прибьют раньше, а я пока буду думать, и что-то придумаю.
Горыныч очень обрадовался, хлопнул кота по спине слегка, ласково, но весомо, тот чуть в землю не вляпался, да и полетел дальше, когда летать охота, то и самые горькие новости не такими страшными кажутся.
А кот Баюн отправился в дремучий лес к Соловью посоветоваться.
Не верьте тому, кто вам скажет, что Соловей наш разбойник, это его значительно позднее так Черноморы назвали, а тогда он был очень даже мудр и прекрасен, волхвом его называли в старые времена. И кот понимал, что без него не обойтись в таком ответственном деле, как спасение Змея от героев.
-Что делать будем? - спросил кот у Соловья, когда они у очага его расположились поудобнее.
- А нам в первый раз с тобой Змеев спасать, хорошо хоть чародейство еще не забылось, а то бы ему худо пришлось.
Теперь уже и кот успокоился, когда Соловей ему рассказал, как это примерно быть должно. Шел он, насвистывал песенку, коту даже летать захотелось, только крылья у него пока не выросли, вот и приходилось на лапах перемещаться, но тоже неплохо.
№№№№№№№

С того памятного разговора время пролетело незаметно. Подросли три добрых молодца, кое-чему они научились уже, и однажды, когда грозная весть о нападении Змеев пришла, и царь Горох всех своих воинов собрал, и отправились все три наши Ивана - царский, боярский да крестьянский на битву великую.
Подъехали они, как и полагалось к реке Смородине, видят, спалил кто-то землю, кости валяются ( Все ночь кот собирал их кот вместе с Горынычем по разным местам, чтобы похоже было на правду, надо же богатырей разозлить хорошенько).
И как раз к избушке Яги у Калинова моста, куда прежде и боги на учение приходили, и остановились они, а где еще со Змеями встретиться можно было?
День добры молодцы в ус не дули, но устали очень от безделья, и ночью спать двое завалились, а Иван -царевич первым и остался ворога караулить.
- Мне из-за них еще ночи не спать, на девиц и хороводы и издалека не взглянуть? - возмущался Змей.
- Ничего, потерпишь, потом нагуляешься, - утешал его кот, - зато целее будешь, они ведь должны знать, что убили тебя и всех остальных Змеев тоже.
- Но ведь это не правда!- тяжело воздохнул Змей.
- А тебе правды хочется? Я лапы бью, голову ломаю, а ты у нас правдоруб, знаешь, их все больше мертвых, а не живых любят.
Это немного успокоило Змея, и решил он, что начатое надо до конца довести, а то бросит его кот, тогда точно уже девицы не понадобятся, зачем они мертвому Змею нужны?
А царевич важный такой, блестящий в дозоре ходит. Но сон его сморил, сам ли он заснул, кот ли усыпил, кто его знает. Только рано кот со Змеем успокоились, Ванюшке -то в избушке не спалось, не особенно он на царевича , видать , надеялся, вот и выскочил на улицу, огляделся, спящего, но живого нашего царевича. Под ракитовым кустом тот и прилег. Хотел разбудить, да не успел.
Вода на реке бурлит, то ли орлы, то ли вороны кричат, не разобрать, но страшно, аж жуть. Схватился он за меч свой, да и несется вперед, очертя голову.
А вокруг уже все полыхает, так, что и остается ему только в разные стороны прыгать. Правда, он не заметил, что огонь этот странный какой-то - он не жжет никого, но полыхает ярко. И тут же шестиглавый Змей и появился, - с него решил кот начать подвиги геройские. Настоящий Горыныч из соседнего леса выглядывал, сам ничего понять не мог, думал, что у него в глазах троится, да разбираться уже некогда ему было в то время.
И рвется Змей к Калинову мосту, в мир этот из того перепрыгнуть хочет.
Как давай Ванюшка мечом махать - не помогает, тогда дубинку с пояса сорвал, снес три головы, полетели они в разные стороны, Змей аж ойкнул из кустов да замолчал вовремя. Даже он поверил, а сам герой и подавно, что все было по-настоящему. С тремя другими головами дольше возиться пришлось. Но и их сшиб воин. Все тело змеево изрубленное пришлось в речку тащить. А куда девать такой ужас? Это вам не кости лошадиные, кровищи сколько, всю свеклу на огороде у Яги кот с Горынычем перевели, чтобы убедительно было. Можно было, в того Змея, конечно и просто воды залить, но ведь все знают, что кровь бывает красная только, вот и надо было все на совесть делать, чтобы сомнения не возникло.
Но когда воин управился со всем, то и рухнул прямо перед избушкой от усталости, да и захрапел.
Он уже не слышал, как ругался Леший:
- Что это вы тут насвинячили, а реку какого хлама накидали, еще Водяной не видел, он даст вам, а я прибавлю.
Едва они смогли ему рассказать, что произошло на самом деле, но пока спящего богатыря с булавой в руках не увидел Леший, этим двоим так и не поверил.
- И что дальше? - спросил он у них удивленно.
- А когда все трое отличатся, тогда и можно считать дело сделанным, - твердо ответил кот.
Горыныч с ним спросить не решился.
Увидел утром проснувшийся царевич все, сконфузился немного, не знал, что остальным ответить, но больше всего интересно ему было, кто Змеюку побил, только решил он промолчать пока, чтобы себя ненароком не выдать, пусть думают, что он свой подвиг совершил, да и отдыхать может.
Теперь уже и глаз наш Ванюша не сомкнул, он был уверен, что и боярского сына под ракитовым кустом найдет, таким притягательным для них то место оказалось.
И не ошибся. А что делать, когда драться надо? Палицу он в руки взял да и пошел к Калинову мосту. И снова вороны с орлами кричали, словно друг друга перекричать собирались.
Одному только коту было известно, сколько он их тут насобирал со всей округи, да на этот раз и Леший ему помогал, и пришел взглянуть на то, что они тут со Змеем творят.
Испугался Леший, в первый раз он Змея девятиглавого увидел, даже со счета сбился , пока головы считал, а может он и до девяти считать не умел, кто его Лешего знает?
Но пока Леший змеиные головы считал, и прикидывал, куда их девать, когда Ванюшка все снесет, ведь легко сказать, уберите, а убирать -то куда столько всего?
Вот пока о своем хозяйстве думал Леший, воин уже дубиной махал, больше трех голов зараз снести не мог, иногда и промахивался, потому не так все быстро и просто оказалось.
Горыныч на этот раз видел лучше, луна вышла из-за туч, так он прослезился аж, представив себе, что это мог быть живой, настоящий змей, но у богатыря этого крестьянского никакой жалости не было.
Нот тут не выдержал Горыныч, со спины к нему подкрался, да и вогнал по колена в землю вояку этого беспощадного.
Больше кот ему ничего сделать не дал - погнал назад , пока его не увидел еще воин. Как же легко все испортить можно было. Уже в кустах Леший ему объяснял, как можно провалить любое хорошее дело.
- Душа у меня горит, как со змеями так поступать можно.
- А не ты ли его вместе с котом мастерил утром? -напомнил ему Леший.
- А ты за нами подглядывал, честный ты наш, так он-то этого не знает, он с живым расправляется вроде как, - не мог успокоиться Змей.
- Вот и хорошо, что не знает, целее будешь.
Когда проснулся боярский Иван, то картина ему страшнее прежнего показалась.
- Как же я мог так с ним расправиться, - гадал он. уверенный, что ночью, во сне видать, все и сотворил.
Он увидел одну из голов, которую потерял от усталости Иван , но подходить к ней не стал, так посмотрел издалека , да и пошел домой. Надо бы и позавтракать, после всего , что тут творилось.
На этот раз не сдержался Водяной, потому что вода в реке его поднялась здорово, после всего, что туда сброшено было.
- А что ты мне прикажешь делать, пусть пока там полежат, потом сами исчезнут, но у парня ведь доказательства должны быть его победы славной.
И Лешему пришлось еще уговаривать старого приятеля своего. Кое-как уговорили немного подождать.
Так до третьей ночи с горем пополам и дожили. На этот раз сам Иван в дозор отправился, и просит их не спасть, да когда это царские и боярские дети холопов своих слушались особенно?
На этот раз не только орлы с воронами вопили, но и волков пришлось согнать, для устрашения , а когда завыли те, вот жутко-то было. Тут уж не только Леший , но и сам кот едва двенадцать голов насчитал на Змее этом.
Оторопел Иван, он понял, что Змей еще страшнее на самом деле, чем в тех сказках, которые про него рассказывали, и со счету собьешься, о руках и говорить нечего, пока махать будешь - отпадут, и на братьев рассчитывать нельзя, а драться надо - деваться все равно некуда.
Кот со змеем издалека смотрели за всем, только головы хватали на лету, которые в разные стороны разлетались. А змей огнем дышит. Да настоящим.
- Что это? - Горыныч у кота спрашивает, но видит, что и сам кот не знал, пока в противоположном лесу Огненного не заметил.
Они его предупредить не успели, вот он и помогал незнакомому змею. Пришлось бежать коту с Лешим да остановить его, пока он все не спалил вокруг, вместе с ними. Едва они его успокоили, хотя тот не таким сговорчивым, как Горыныч, оказался, и когда кот на бой отвлекся, он его по пояс в землю и вбил, - отвел душу. Но больше обещал не трогать. А Ванюшка , сколько братьев своих не будил, добудиться не мог.
- Может, они сгорели? - спрашивал леший у кота.
- Да спят , как убитые, - спокойно отвечал тот.
- Вот то-то и есть, что убитые, - сокрушался Змей, хотя и непонятно было, почему он их жалеть должен был. И пусть они ему никакого увечья не нанесли, но враги все-таки. Но Змей был добрым созданием, и не желал другим того, чего и для себя не хотел.
Со счету Иван давно сбился, если вообще считал, только головы последние у Змея отлетели. Вот в тот миг и проснулись братья, уж непонятно как добудиться их удалось, но помочь убрать набитых голов все-таки успели, еще помахали мечами, когда Змея на части рубили - тоже дело.
Подошли они к речке, увидели , что там уже Змеев набито немало, переглянулись, да и стали друг другу рассказывать , как дело было, хорошо у них получалось, складно.
Дождались они, пока в полдень там же царь Горох со свитой своей появился. Полюбовался царь на то, что наделали они, поблагодарил воинов своих да на пир пригласил победный, как же не отпраздновать такое дело.
Отправились они домой все - можно было, и передохнуть, Змеев пока еще новых не народилось.
Чуть по дороге на Горыныча не наткнулись, очень ему захотелось на царя Гороха и победителей полюбоваться, вот и высунулся. Хорошо, что кот их отвлек как-то, и вороны ему помогли, царь в другую сторону и повернулся, а то бы худо ему было, уж с ним бы они все трое справились это точно, потому что на тех уже хорошо научились, как сражаться надо.
Но все обошлось. Ни царь, ни воины его не заметили, к счастью. И остался он цел да невредим.
Яга его отругала, конечно, за то, что он такой нескладный.
- Да я коту во всем помогал, - возмутился Горыныч.
- Я видела, не слепая, как ты ему помогал, вертелся наш Баюн, как уж на сковородке, а ты только мешал, как мог.
Обиделся Змей, хотя она и права была, и пошел к речке, на порубленных Змеев взглянуть , а может с горя утопиться хотел. Только когда увидел, что никаких Змеев там нет и в помине, так удивился, что и забыл, зачем пришел.
Но искупаться Горыныч все-таки решил. Тогда и увидел последнюю голову Змиеву, по воде плывущую рядом. Но когда потянулся к ней, она в его лапах и растаяла.
- А ты хотел, чтобы все это в моей реке навсегда осталось? - подплыл к нему водяной.
- Я бы хотел, чтобы они не трогали нас, потому что ничего мы им плохого не сделали.
- У них так на роду написано, но пока кот Баюн цел, с тобой ничего не случится.
- На него последняя надежда.
Он купался долго, успело стемнеть, и луна выплыла из-за туч. Змей развалился на воде и стал на звезды любоваться, он ведь был мудрым, и много знал, и стал думать, как мудрость свою людям передать, тогда ведь и они тоже переменятся, и может быть, коту не придется так суетиться.
Думал, думал Змей, но пока ничего не придумал, решил, что утро вечера мудренее, и завтра с котом Баюном они может, придумают, как немного изменить людей, они ведь не плохие, только поединки со Змеями их немного испортили.