vuente

МОЯ ТЕМНАЯ СТОРОНА
Моя темная сторона
Ира Ветер
Моя темная сторона!
Мой грех, мой демон, мое исчадие ада!
Мой раб, мой повелитель!
Как такое могло случиться, что мы встретились в этом мире? В это время, в этом месте?
Но ответы на эти вопросы не так важны, как сам факт случившегося: мы нашли друг друга, мы поняли друг друга и приняли это.
Наше сознание слилось воедино, наши руки и губы нашли общий ритм, дыхание превратилось в ветер, и этот ветер закрутил нас в вихре страсти. Темной, ночной страсти.
Это – обратная сторона, изнанка.
Покоя не будет! Это – наша награда и наше мучение.
Мы разделим Вечность, когда пробьет сей час, но это будет не раньше, чем положено.
Ты силен и слаб одновременно.
Я – тоже.
Но что мы представляем собой вместе – темная сила, которой нет преград… Хотя, откуда нам знать, что и кто решит про наши души!



1.

Стол был накрыт на пять персон. Матовое стекло, бархат, серебро…
Но я знала, что придет только он один. Последний.
Все уничтожены; развеян прах по ветру. Только мы остались, и наши часы тоже сочтены. Только, кто будет первым? От неизвестности и неизбежности так тяжело!
Я сидела в кресле, разглядывая снежинки за окном. Они кружились и танцевали, завораживая меня этой слепой игрой со смертью. Так и мы – начали эту игру еще не осознавая, к чему все приведет. А когда поняли, остановиться уже было невозможно!
Он ворвался в жаркие мои комнаты зимним вихрем: черные горящие глаза, черные блестящие волосы, черные одежды; черная душа моя – белая моя сторона, изнанка, кровь моя! Он приветствовал меня огненным поцелуем и грубыми объятьями. Я укусила его в шею: вкус крови вернул мне радость жизни. Он склонился надо мной, прокусил мое запястье, надавил мягко, застонал от удовольствия. Я гладила его по волосам и чуть-чуть морщилась от боли-наслаждения. Трудно сказать, чего в этом древнем ритуале больше: боли или наслаждения!
Музыка экстаза поглотила нас. Мы потеряли счет времени, мы стали единой разрушающей энергией. Тьма внутри нас выхлестнула наружу и затопила весь мир!
Мы сели за стол: пустая посуда, не зажженные свечи – свет не нужен, мы прекрасно видим без него.
А на сердце у каждого – боль – неимоверная, непередаваемая, тянущая, уничтожающая, заволакивающая…
- У меня один вопрос: СКОЛЬКО НАМ ОСТАЛОСЬ?
Он склонил голову. Опустил взгляд. Я протянула к нему руку, провела по волосам.
- Мне больно… Я не знаю, как долго еще выдержу!
- Мне тоже…
Мы замолчали. Я смотрела на мутный блеск бокала в лунном мареве. Он наблюдал за мной. Наши холодные руки сжимались в слабеющей дрожи.
Когда луна растворилась, нами овладел сон. Вечное безумие. Вечный грех. Вечное счастье…

2.

Зимние улицы. Снег искрится под лунным светом. Темный воздух, пропитанный запахами хвои, фруктов, океана. Зимний океан – жуткое зрелище: чем-то напоминает черное покрывало неба, но словно искаженное, замученное, изможденное и, одновременно, агрессивное. Я люблю этот сырой воздух, рано наступающие сумерки, снег, голые ветви деревьев, – словно весь мир окунается глубоко под воду, где лишь тьма и холод. И одиночество.
Я бродила по ночным улицам, задыхаясь от свободы. В ушах гремела музыка. Это – моя музыка, мои песни, мой голос. Музыка словно струилась по венам, давая жизнь и боль. Блаженство – ощущать себя обреченной! Какие бы боги не существовали во вселенной, они не могли сравниться со мной по власти в ту ночь!
Я набрела на уютную кофейню, затемненную, наполненную своей, особой мелодией и запахом. Я очень чутко различала запахи: каждый человек оставлял в моем сознании свой особый отпечаток. И еще я мгновенно распознавала эмоцию, преобладающую в данный момент в душе человеческой. По началу я очень уставала от обилия этой информации, но постепенно привыкла и научилась не обращать на это внимание. Хотя, иногда просто не возможно было пройти мимо страха или отчаяния. В таких случаях я охотилась. Растворялась в афектном состоянии экстаза. А, получив должное количество блаженства, я уходила спать.
Итак, я остановилась в кофейне. Мне захотелось посидеть среди людей-полуночников, послушать их разговоры, рассмотреть их лица.
Заказав чашечку каппучино (для того, чтобы не вызвать подозрений и лишней болтовни), я окунулась в созерцание. Кто бы мог подумать, в ту ночь я могла насытится всеми ими, и остаться голодной! Но мне не хотелось. Мне не хотелось даже шевелиться. И я просто тихо сидела, а мои руки дрожали…

3.

Он пришел на следующую ночь. Никогда я не видела его напуганным, но теперь именно так он и выглядел. Я усадила его на подушки, устроилась рядом. Мы обменялись легким поцелуем. Я чувствовала, как дрожали его губы, его руки. Дыхание было сбивчивым. Глаза … Эти глаза словно отражали боль за всех нас вместе взятых!
- Сегодня, когда я шел к тебе, я увидел…я ясно увидел то, что будет со мной…Я увидел ЛИК! Не знаю, что это было, но мне стало СТРАШНО!
- Но, что ИМЕННО ты увидел?
- Я не могу сказать…я просто не помню…
Я прижалась к нему всем телом, обняла, уткнулась лицом в его плечо. Меня тоже охватила дрожь. Он крепко сжимал меня, словно боялся, что я внезапно исчезну.
- Тогда, раз неизбежное так близко…Мы ДОЛЖНЫ сделать это!!! Я не хочу умереть, так и не познав тебя полностью! Я не хочу, чтобы ты был первым! Я не хочу…
- Тихо, тихо…
- Ты знаешь, как ты дорог мне…Ты знаешь, что мы едины…
- И поэтому все будет так, как ты захочешь! Ты, моя темная суть, ты, моя душа и жизнь, ты – моя темная страсть…Любовь моя…
Он обжег меня поцелуем. Мои пальцы впились в его спину. Я потянулась к его шее, но он мягко отстранил меня.
- Нет, мы не будем… Только любовь…
- Хорошо…Ты прав…
Дрожь волной прокатилась по всему моему телу. Кожа горела. Глаза застилала пелена из слез.
Он посмотрел на меня. Этот взгляд уничтожил все страхи.
- Я – твоя…
Мой шепот сорвался на хрип.
Мы переплелись так, словно у нас не было ни костей, ни мышц, ни кожи. Так, словно мы вывернулись наизнанку, перемешались и срослись. Мы пульсировали, как единый организм, жуткий в своем совершенстве. Хрип смешались со стоном, боль смешалась с наслаждением. Но не было ни капли крови. Ни капли!
Наше единение принимало угрожающие формы, наши движения – фантастическую быстроту и инерцию. Казалось, что сама смерть пришла за нами. Смерть в образе страсти!
И тут я увидела ЛИК.
Я закричала. Я не могла пошевелиться, не могла глотнуть воздуха.
Он тоже замер, значит, видел и он.
ЛИК появился на долю секунды и исчез.
Мы расплелись, разорвались, распались и откатились друг от друга.
А потом меня окутала мягкая темнота…


Опять идет снег. Крупные, мохнатые хлопья. Оседают на ресницах и волосах. Мои руки холодные и белые. В глазах застыли слезы. Как льдинки. Мне больно. Все внутри горит адским пламенем, кровь бурлит и носиться по телу с сумасшедшей скоростью. Разум мой затуманен этой болью, я почти ничего не вижу и не чувствую. Никаких мыслей в голове. Пусто. Обреченность и страх пропали. Ничего не осталось. НИЧЕГО!
Мой демон!!!
Тебя нет со мной больше…И никогда не будет!!!


4.

Прошло несколько недель. Никакие видения нас больше не посещали. Мы вернулись к привычному образу существования. Мы редко встречались просто так, в основном охотились вместе: две тени, два силуэта, две души. Ночные улицы были спасением. Одинокие прохожие – завистью. Луна – ненавистью. Солнце – завистью.
Я начала рисовать. Я рисовала лица. Сотни и сотни самых разных человеческих лиц, счастливых и печальный, красивых и очень красивых, мужских и женских. В каждом рисунке мне хотелось отразить хотя бы одну черточку того самого ЛИКА, но я не могла передать этого, как не старалась. Может быть, если бы я могла соединить все эти портреты в один, я бы и получила ЛИК, но на это не хватало не сил, не возможностей…
Скоро весь мой дом был завален рисунками, мой темный любовник смеялся над этим странным увлечение, но смеялся так, как умел только он один – энергией силы и любви.
Иногда мы ходили с ним в кинотеатры. Смотрели на дневную жизнь, о которой уже давно успели забыть. Нам ничего не мешало выйти на улицы при солнце, но просто нам не хотелось этого. Это трудно объяснить. Но, я попробую. Это примерно такое же чувство, как если простого смертного заставить прогуливаться по ночному зимнему лесу в полном одиночестве: он, конечно, может это сделать, но не получит удовольствия, а лишь страх и неприятные воспоминания.


Так же мы продолжали писать музыку. Наши альбомы пользовались популярностью в определенных кругах. Это были молодые люди, которые по каким-либо причинам чувствовали себя изгоями, чужими в этом мире, чувствовали, что предназначены для другого, но для чего именно – не понимали…
Так и катились ночи полного умиротворения и счастья.
Но ЛИК про нас не забыл, и ужас вновь посетил наши сердца.

5.

Мы сидели в гостиной, разговаривали, как вдруг перед моими глазами все засветилось, закрылось ослепительно белым светом. Свет искрился и переливался, словно мыльный пузырь. Постепенно он приобрел рельеф, выгнулся в мою сторону, и я увидела…
… Глаза – словно зеркала живой ртути, огромные, бездонные, обворожительно ужасные.
… Глаза – словно призрачное озеро в лунном свете и тумане, словно бездонные колодцы, пустые и гулкие.
… Глаза – эти глаза смотрели на меня, проникли в мозг, в душу, в самые глубины подсознания, затронули все тайные уголки моего сердца; все, абсолютно все эти глаза узнали про меня.
Я была опустошена и повержена. Не могла шевельнуться, смотрела и смотрела, забывая дышать. Я ничего не ощущала: ни тепла, ни холода, ни боли, ни удовольствия. Я была полностью во власти ЛИКА.
… Очнулась я так же неожиданно, как и провалилась в транс.
Мой темный возлюбленный находился в таком же шоке. Мы смотрели друг на друга так, словно виделись впервые.
… И слезы захватили нас. Мы плакали и не могли остановиться: мы встретились лицом к лицу со смертью и остались живы!!!
Мы не могли поверить в это.
Неужели, мы прошли это безумное испытание?!!
Наши руки переплелись, наши сердца начали биться в едином ритме.
И мы начали смеяться. Хохотали, как ненормальные. Валялись на полу, кидались друг в друга подушками, резвились, словно дети.
Я закрыла глаза, чтобы хоть чуть-чуть прийти в себя, а когда открыла…
…Мой милый лежал на спине, раскинув руки в стороны. Он выглядел так безмятежно, так странно человечно. Его лицо было расслабленным и спокойным. Я поцеловала его холодные губы. На них застыла счастливая улыбка. Он стал человеком. В смерти он обрел покой. Покой, которого мы были лишены при жизни.
Я уже почти обрадовалась, что эта смерть оказалась раем, когда тело его вспыхнуло. Синие языки пламени охватили его лицо, его руки … Он стал чернеть и рассыпаться прямо на моих глазах.
И я услышала крик. Нечеловеческий, ледяной, полный беспредельного ужаса.
…Это кричала я…

6.


Приближался самый короткий день в году, самая долгая и темная ночь.
Я ждала Главную Охоту.
Сие действо мы всегда совершали все вместе, раз в год.
Обычно, мы готовились несколько ночей: выбирали подходящее место, круг жертв, разрабатывали тактику; продумывали все до мелочей, чтобы не оставалось ни следа, ни пылинки, ни капли…
Теперь я должна была совершить это в одиночку. Мне было и страшно, и в тоже время, это жутко возбуждало. Ничто не могло сравниться с Главной Охотой!
Только…Справлюсь ли я одна?
Хотя, если погибну, что ж …
… И эта ночь настала!


Мой разум, почему ты отказываешься подчиняться?
Мое сердце, как ты можешь быть таким сильным?
Я не понимаю себя, я боюсь себя.
Я теряю себя…
Сколько я еще выдержу?



7.
Я вышла из дома в шесть вечера. Предпраздничная суета: на улицах много людей, несмотря на мороз и ветер. Все суетятся, покупают елочные украшения и подарки. Дети играют в снегу. Повсюду огни, гирлянды; горят и переливаются витрины магазинов; кое-где играет музыка.
Выбранное мною место – огромный торговый центр – был забит до отказа. Люди, в распахнутых куртках, взлохмаченные, возбужденные, перебегали из магазина в магазин, шелестя бумажными пакетами, забитыми всякой всячиной. Беспрерывно передавали сообщения о распродажах, скидках и бонусах. Это возбуждение передалось и мне. Я с восторгом наблюдала за этим бессмысленным и хаотичным движением. Мне удалось найти свободный столик к кафейне. Я ждала. Я смотрела. Я наслаждалась.
Моя более чем скромная подготовка состояла в том, что в определенный момент (в восемь вечера) во всем торговом центре внезапно выключиться электричество. Это было не сложно устроить. У меня будет три минуты, пока найдут и устранят неисправность. Этого времени предостаточно.
Я посмотрела на огромные часы, украшавшие стену напротив меня.
19:53.
Осталось совсем не много.
Я испытывала волнение, поскольку никогда не совершала этого в одиночку.
Но чувство боли за погибших близких переполняло меня агрессией и решимостью.
19:56
Я не отрывала свой взгляд от часов.
Смогу ли управиться за три минуты? Успею ли сделать столько же, сколько мы делали впятером? Хватит ли сил, чтобы…
19:59
Я готова! Как никогда прежде! Жуткий охотничий азарт!
Я ненавижу их, я люблю их!
Во имя Тьмы и Света, да будет так!!!

СВЕТ ПОГАС.
Я ВЗВИЛАСЬ В ВОЗДУХ.
ПРОНЕСЛАСЬ ПО КРУГУ, СВОРАЧИВАЯ ШЕИ И ЛОМАЯ КОСТИ.
СОТНИ, СОТНИ КОСТЕЙ.
ХРУСТ ЗВЕНЕЛ У МЕНЯ В УШАХ ХРУСТАЛЬНЫМИ ПЕРЕЛИВАМИ.
Я НЕ СЛЫШАЛА КРИКИ И СТОНЫ.
Я ПРОНОСИЛАСЬ ПО КРУГУ, СУЖАЯ РАДИУС.
КАК СМЕРЧЬ.
КАК СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ.
НЕНАВИСТЬ И ЛЮБОВЬ.
НИЧЕГО БОЛЬШЕ НЕ СУЩЕСТВОВАЛО ДЛЯ МЕНЯ В ТЕ ТРИ МИНУТЫ.
Я НЕ ЗАБИРАЛА КРОВЬ, Я ЕЕ ИСПАРЯЛА.
ВО ИМЯ МОЕГО ДЕМОНА!
Я ГОРЕЛА.
МОИ РУКИ ПРЕВРАТИЛИСЬ В КРЫЛЬЯ, ПАЛЬЦЫ – В СТАЛЬНЫЕ КОГТИ, ЗУБЫ – В СМЕРТОНОСНЫЕ ЛЕЗВИЯ.
ВОЗДУХ ВОКРУГ НАКАЛИЛСЯ.
ДЫХАНИЕ МОЕ СРЫВАЛОСЬ.
РОВНО ЧЕРЕЗ ТРИ МИНУТЫ ВСЕ БЫЛО КОНЧЕНО.
Я НЕ ПОМНИЛА СЕБЯ, Я БЕЗУМНО УСТАЛА.
И Я ЗНАЛА – Я УНИЧТОЖИЛА БОЛЬШЕ, ЧЕМ МЫ ВСЕ ВМЕСТЕ, КОГДА-ТО ДАВНО…
Я ОПУСТИЛАСЬ ЗА МОЙ ПРЕЖНИЙ СТОЛИК И УТКНУЛАСЬ ЛИЦОМ В ЛАДОНИ.
КОГДА ВКЛЮЧИЛИ СВЕТ…
…мне стало страшно! Я боялась открыть глаза и посмотреть на то, что осталось после Главной Охоты. Но я должна была посмотреть, насладиться этим ужасным зрелищем и покинуть это место до того, как начнется самое страшное, – когда люди осознают, ЧТО ПРОИЗОШЛО!

8.

На следующий вечер все газеты пестрили репортажами о жуткой резне в торговом центре. Около дюжины мнений по поводу того, кто и как мог такое сотворить. Некоторые догадки были просто смешны, некоторые – глупы. Я просматривала все издания и улыбалась: да, я поохотилась на славу! Около сотни пострадавших, по предварительным подсчетам. Покалеченных, правда, больше, чем убитых, но я все равно была удовлетворена результатом. Мои демоны плакали от счастья, там, где они сейчас, когда смотрели на мою Охоту!
Я уже собралась выкинуть газеты, как почему-то задержала свое внимание на скромной заметке в местной газетенке. Меня привлекла фотография. Плохого качества, черно-белая; но на ней я разглядела тот самый столик, за которым сидела, и себя за ним!
Как могло такое случиться, что я попала в кадр незадачливого репортера?
Кто вообще стал там фотографировать, зачем?
Да еще, фотография была сделана сразу ПОСЛЕ Охоты!
Я даже различила выражение моего лица: наслаждение и усталость…
Я уселась на пол и прочитала заметку:

ТРАГЕДИЯ В ТОРГОВОМ ЦЕНТРЕ. ПИСЬМО ОЧЕВИДЦА.
Что же произошло?

Предлагаем вниманию наших читателей небольшое письмо и фотографии, полученные нашей редакцией через час после трагедии, разыгравшейся вчера вечером в торговом центре. Письмо по электронной почте прислала девушка, которая осталась жива, хотя находилась в непосредственной близости от места происшествия.
« Это случилось ровно в восемь вечера. Погас свет. Я немного испугалась, но уверила себя, что это не надолго. Как вдруг, словно какое-то движение воздуха возникло. А потом послышались душераздирающие крики. Я зажала уши ладонями, потому как не могла это слышать. Звук был такой, словно что-то лопалось и ломалось. Внезапно все стихло.

Я была там. Я была так близко. Я ничего не видела, но почувствовала какое-то жуткое, чужое присутствие. У меня был с собой фотоаппарат и, хотя у меня дрожали руки, я смогла сделать несколько снимков.
Картина, которая предстала перед моим взором, когда включили свет, не поддается описанию! Мне сложно говорить об этом…Но, вокруг меня были сплошные покалеченные тела, вывернутые словно чьей-то гигантской сильной рукой…Как тряпичные куклы, растерзанные ребенком…
Разумного объяснения происшедшему я не нахожу. Только с уверенностью могу сказать: это не человеческих рук дело! Человек, как бы силен и безумен он не был, просто не в состоянии сотворить такое за несколько минут. А я уверена, прошло не больше трех-четырех минут. А, может быть, человек не может сделать такое вообще, я не знаю, на этот вопрос смогут ответить только квалифицированные специалисты.
К своему письму я прилагаю фотографии, сделанные сразу же после трагедии. Я профессиональный фотограф, поэтому фотоаппарат всегда ношу с собой».
Мы сразу же будем информировать наших читателей о новых фактах и версиях, и будем рассматривать даже самые фантастические предположения, относящиеся к этому делу, поскольку разум человеческий отказывается верить в такой ужас.

Я отбросила газету.
Бред какой-то!
Совершенно бездарная статья!
Но … Это самая правдивая информация, как не крути…
Я встала и подошла к окну.
Нужно действовать быстро и дерзко! Это мой шанс!
Может быть таким вот образом я смогу…Хотя, что теперь мне нужно?
Я смотрела на снег, одновременно глядя на свое отражение в стекле. И вдруг мне стало так жалко себя, такую одинокую, такую жестокую…Такую бессердечную…
Снежинки кружились, играли с ветром, плясали свой хаотичный танец.
И тут я увидела глаза: словно ледяные озера, словно замерзшая ртуть. Глаза, полные боли и наслаждения, скорби и любви, страха и ненависти. Глаза, разрывающие душу на части, разрушающие разум…

Я увидела ЛИК.

Это было мое собственное лицо, отраженное в стекле…


Ради боли и удовольствия я готова пойти на многое!
Почти на все…
Но я никогда не прощу себе смерть моего темного возлюбленного!
Это только моя вина, и ничья больше…
Прости меня, моя темная сторона, мой грех, мое счастье, моя боль!
Прости и прощай…
Во имя Света и Тьмы, потому как только вместе они – Сила!

ноябрь 2002