barmot

Концессия на два сезона
   Опасливо выставив из гнезда голову, Пуузикс внимательно, поводя мордочкой вправо влево, а также вверх, вниз - осмотрел окрестности. Вроде все было спокойно, возле его родового гнезда. Вчера только два ящера не поделили добычу. Запах от разложившегося за сутки мяса, весь день донимал его, дразнил, как бы говорил ему, давай смелее Пузило слезай с дерева, ну или хотя бы выгляни из гнезда - я тут в каких-то двухстах метрах от тебя. Давай ешь меня, пока не утащил кто.
   Лес большой много всяких проходимцев бегает с утра до вечера. Рыщут чем бы поживиться, так и смотрят, не совершил ли кто оплошность, может, кто расслабился не в меру. Но я-то не такой, дудки. Я посижу еще в гнездышке посмотрю на мясо со стороны. Да и вообще, чем оно больше пролежит, тем вкуснее будет, проверенно. А запах, то, что от него неважный, так это дело привычки. Меня он не тревожит. Больше меня беспокоит совсем другое. Где два вчерашних панцирных спрятались? Может в засаде сидят, ждут, когда я за мясом слезу. Все может быть. Такое соседство только расстраивать может. У всех соседи как соседи - добрые, отзывчивые, приятно посмотреть. А у меня два ящера. Да еще такие, вместо того чтобы в норе спать весь солнечный день, валяются где-нибудь в кустах, а еще, наверное, периодически поднимают свои тупые, покрытые роговыми пластинками морды и вслушиваются, не шевельнется ли кто поблизости от них. Ну, если кто зазевается, то уж они отучат его от такой привычки навсегда. Откусят голову своими корявыми, причудливо изогнутыми как корешки деревьев зубами. Да еще вместо того, чтобы сразу съесть, растащат, раскидают по всему лесу останки. На всеобщее обозрение потроха выставят. Как будто в удовольствие им. А может специальное у них такое поведение. Разбросают вроде как приманку и затаятся в кустах папоротника, лежат там и смотрят, настороженно следят, не подойдет ли кто поближе к ним. И уж если кто по неопытности приблизиться. Они тут как тут. Рычат как собаки голодные, толкаются из-за добычи, но вместе с тем уступать её друг другу не желают.
   Прямо на границе их владений дерево моё растет. С одной стороны, если посмотреть это конечно не хорошо. Можно попасть сразу в две пасти, если не повезет. Но с другой стороны, есть от такого расположения и плюсы определенные. Еды допустим, всегда хватает. Вот сейчас проснулся я и тотчас спущусь, позавтракаю.
   Пуузикс начал спускаться с дерева, держа в одной руке кожаный сделанный им из тушки опоссума бурдюка с соком, вниз по стволу секвойи, придерживаясь за кору дерева хвостом и периодически останавливаясь, чтобы оглядеться, оценить окружающую его лесную чащу, нет ли какого подвоха. Такие все агрессивные стали, озлобленные. Из-за ерунды могут в нос вцепиться, вздохнул Пуузикс, ступив одной ногой с аккуратными черными волосатыми пальчиками на корень секвойи, выступающий из земли и образующий своего рода ступени у самого подножия его дома.
   Кинув две большие суковатые палки в близко расположенные кусты, он проверил, не сидит ли кто в них. Но кроме падения веток ничего не услышал тревожащего. Перехватив бурдюк под мышку, он короткими быстрыми рывками все время оглядываясь по сторонам, бросился к туше разорванной гигантской гусенице волосянке. Усевшись под мохнатым брюхом насекомого Пуузикс начал зачерпывать маленькими сухенькими ладошками ее мясо. Мягкое немного напоминающее желе и имеющее приятный розовый цвет, говорящий о том, что есть её можно. Если бы оно было цвета потемней, то тогда возможно и отравиться. А розовое мясо безопасно для пищеварения. И даже наоборот приятно и полезно. Насытившись, вылизав пальчики и осушив тут же возле туши бурдюк наполовину. Пуузикс почувствовал себя счастливым и добрым. И что бы и дальше настроение его не портилось как мясо волосянки, надо бы прикопать немного тушу поверженного членистоногого и засыпать, как следует сверху листьями. Тогда есть небольшой шанс, что и пообедать ему тоже сегодня не составит труда. Мягкий рыхлый грунт леса прекрасно поддавался его такими с виду маленькими, но трудолюбивыми когда надо, конечностями.
   Обламывая ветки папоротника, он увидел картину, поразившую его и не укладывающеюся в маленькой поросшей черной жесткой шерстью голове Пуузикса.
   Ящеры лежали прямо напротив его в кустах. Но, судя по вьющимся над ними мошками было ясно, что они довольно давно уже мертвы. Это было странно, еще буквально вчера бегали и дрались. Да вот и волосянку притащили вчера еще. А сегодня уже лежат и не дышат. Ну и прекрасно, Пуузикс забыл совсем про то, что надо продолжать прятать гусеницу.
   Интересно, какие они на вкус? Не каждый день удаётся попробовать на вкус настоящего ящера. Только как панцирь с них снять, непонятно. Уж больно он толстый и под ним еще кожа такая, что прокусить ее можно только боковыми зубами, попробовал Пуузикс надкусить еще недавно столь грозных врагов своих.
   Ему пришлось взобраться на одну из туш и проползти вдоль покрытой скользкими пластинами спины до самой холки гиганта. Там по виду вроде у него должна быть потоньше и понежнее кожа. И уже находясь на высоте десяти метров от земли, держась лапами за свалявшуюся шерсть ящера, он попробовал, наконец, хоть и не хотел есть, какие на вкус они. Выплевывая жесткие жилистые покрытые шерстью комки изо рта, Пуузикс разочарованно сползал с холодного немного распухшего бока животного, перехватывая своими крепкими ручками шерсть ящера еще довольно плотную и крепко державшуюся на боках его.
   Спрыгнув на землю, Пуузикс поднял бурдюк с соком, немного еще отпил из него теплой терпкой на вкус жидкости. Ее он вчера добыл, отжимая плоды синего дерева. Очень вкусно, но немного туманит мысли, слишком увлекаться нельзя.
   Сев рядом с гусеницей он задумался о том, кто мог бы повергнуть наземь и сделать недвижимыми таких крупных животных. Кто этот вероятно очень крупный, раз он, наверное, хребет сломал им, не повредив внешне ни чем. Наверное, такой гигант спокойно может и до гнезда его дотянуться. Теперь и в нем не безопасно будет находиться. Что же делать? Вот так живешь годами, растешь, учишься жизни, навыки получаешь. И вдруг ни с того ни с сего происходит такое, непонятное что то. И весь мир такой ясный и простой по началу - рушиться, меняется. Становиться непредсказуемым, чужим, не знакомым. Пуузикс боязливо поежился, еще сильнее стиснув прижатый им к животу бурдюк с остатками напитка.
   Внезапно до довольно таки чуткого слуха его, донеслось что-то. Чужое не знакомое ему. Это были новые звуки. Повторяющиеся через небольшие промежутки времени, ухающие вибрирующие звуки. С самого своего рождения ничего подобного не слышал он. А ведь он не всегда здесь жил.
   Несколько лет назад ему тогда еще малышу и родителям его пришлось оставить предыдущее свое гнездо и пуститься в бегство, спасаясь от объятого ядовитым дымом и языками пламени леса. Переплыв реку, разделяющую лес на три части они основали здесь, в этой части густых непролазных джунглей прекрасное просторное гнездо. За которое он конечно и сейчас еще очень благодарен родителям. Поэтому он повидал не так уж и мало в своей жизни. Приходилось ему и защищая свой родной дом. Драться с такими же как он, ловкими маленькими и очень злыми противниками. Но отстояли ведь, завоевали авторитет, определенный вес, в глазах соседей.
   Даже эти, которые сейчас лежат бездыханные в кустах. Даже они уважали меня. Может быть, они специально не съедали все мясо, оставляя немного мне - своему лучшему соседу. У него от таких грустных мыслей даже навернулась в уголке глаз слезы. Да ведь так и есть, они хоть и кровожадные были, по-своему воинственны и строги, но его никогда не пытались поймать или съесть. Мысль о том, что в нем просто было слишком много костей, почему-то не пришла ему в голову.
   Да уж если такие великие животные погибают, то куда тогда податься слабым не защищенным толстой шкурой или роговыми пластинками. Вот куда я теперь?
   Приводя свои расстроившиеся чувства и мысли в порядок, Пуузикс понял для себя, что в начале, как бы это ни было страшно, но ему все-таки придется узнать, что за звуки раздаются в северной части леса. Он должен понять, что же там происходит. И уже исходя из полученной им информации, решить для себя. Оставаться ли ему в своем родовом привычном и теплом гнезде или покинуть его и искать места безопасные и тихие. Определившись в своих дальнейших действиях, он даже немножечко повеселел. Черные тонкие губы его чуть обнажили розовые, маленькие как шильца клыки в неком подобии доброжелательной улыбки.
   Пуузикс довольно далеко уже ушел от своей поляны. Его маленькое поросшее короткой блестящей шерстью тело мощно и неукротимо, так, во всяком случае, ему казалось, разрезало высокую травяную поросль. Черная осока, неприятно холодя, скользила по его брюху. Он же старался не натыкаться на ветки, вовремя хватая и отводя их в сторону.
   Лес вокруг постепенно пустел. Это было странно.
   Но я все-таки дойду до конца, я должен узнать, в чем же все-таки дело. Любопытство было отрицательной чертой его и соплеменников, он это знал. Понимал что это его особенность, всегда доводила его до каких-то неприятных ситуаций. Но поделать со своей сущностью ничего не мог. В то время как другие животные трусливо поджав хвосты и спрятав уши, бегут в сторону противоположную раздающимся звукам. Он идет в другую сторону, как раз туда, откуда все бегут. И чем ближе он подходил к окраине леса, тем сильнее был внутренний зуд его. Нетерпение его достигло своих пределов. Что-то внутри его, в области груди примерно, отчаянно зудело и чесалось. Он уже не мог сдерживаться. Размахивая и крутя передними лапами, пытался он совладать со своими желаниями. Ему неудержимо хотелось, забыв об осторожности броситься во всю силу своих жилистых поджарых ног вперед. Выскочить из леса и бежать туда, где происходит что-то таинственное, невиданное. Необычное.
   Обработанные пеной деревья сразу, как намоченные и сделанные из бумаги проседали и, падая уже, превращались постепенно в желеобразную субстанцию - практически чистую целлюлозу, столь необходимую людям и нужную Земле. На протяжении уже нескольких столетий не имеющей лесов.
   Идущие следом за поливочными. Машины сгребали похожими на жвала жука механизмами манипуляторами целлюлозу. Они торопливо втягивали ее внутрь себя, фасуя и укладывая в контейнеры уже почти готовые к отправке на Землю кубы белесой стекловидной застывшей массы.
   Один из работников прочесывающих лес снял прозрачный колпак защитного шлема при приближении его товарища такого же, как он рабочего корпорации "Леса Криспа". Подошедший оказался Полем Былинским.
   - Ну, как там Поль, в лесу?
   - Да все тоже Михаил, что ты хочешь от леса. Дальше метров через четыреста придется попотеть. Идут большие стволы похожие на секвойи - были на Земле такие большие деревья, только кора у этих значительно рыхлее. Точно не помню, но, по-моему, в середине двадцать второго века на Земле срубили последнюю секвойю.
   Да еще живность лесная. Стоит на самой низшей эволюционной шкале, не знаю даже как определять виды, многие из них очень похожи на Земных зверей. Я сравнивал по каталогу Крымова. А некоторые неизвестные, с необычным сочетанием признаков. Но в целом небольшая потеря для животного фонда галактики. Плохо то, что некоторые животные попадают под струю распылителя. И распадая не полностью смешиваются с материалом, загрязняя конечный продукт на выходе. Первоначально по правильному если. - Надо было бы сначала уничтожить живность. А уж потом начинать спокойно работать.
   - Да, понимаю Поль. Знаю как по правильному надо. Но ты ведь не учитываешь, что времени на разработку выделили в обрез. Концессию, ограниченную - шеф выбил. Два сезона и все. Потом восстановление, стало быть, консервация планетки на лет пятьдесят, а то и больше. Так что поневоле приходиться поторапливаться.
   - Поль, а что это у тебя болтается у пояса вроде пушистое?
   - А да, совсем забыл. Смотри Михаил, какой прекрасный пушной образец я поймал. Похож на Земную обезьянку. Выбежал из леса прямо на меня, не поверишь. И ну волчком крутиться, бегать, из стороны в сторону прыгать. Как будто бешенный какой. Ну, я его и пристрелил. Ничего особенного - не редкий зверь. Обычная обезьянка. Там в лесу много таких прыгает по веткам. Этого я тебе принес показать. Поль кинул обмякшее с помутневшими, потерявшими осмысленность глазами, мертвое тельце Пуузикса в ноги Михаилу.
Полный текст книги с моими иллюстрациями можно скачать по адресам -
http://www.publicant.ru/book.aspx?idd=918201
http://www.npcshop.ru/info.php?idd=918202
http://www.plati.ru/asp/pay.asp?idd=918203
http://wmseller.net/goods-info.php?idd=918204
http://www.cyberseller.ru/wellcome/good_info.php?idd=918208
http://www.oplati.ru/index.php?idd=918211
http://www.wmcentre.net/des.php?idd=918229
http://www.oplata.info/asp/pay_inv.asp?id_d=918233&id_po=0&agent=&curr=WMZ&failpage=http%3A%2F%2Fwww%2Eoplata%2Einfo%2Fasp%2Fpay%5Fwm%2Easp%3Fid%5Fd%3D918233
Публикация

Опубликовано: 10 лет назад   ⋅   Последнее изменение: 8 лет назад   ⋅   Раздел: Разное

Эту публикацию прочитали 317 раз   ⋅   Последний раз: 4 дня назад   ⋅   Список читателей за последний месяц