ван Шонховен
Я бегал по парку в своём армячке,
мечом деревянным грозя господину.
И в белом от стужи моём кулачке
гремела замёрзшая ветка рябины.

Рубиново щёки горели до глаз -
как знать, от мороза, стыда ли, любови.
Ему я кричал: - Вот ужо я сейчас!..
И грозно насупливал детские брови.

Он в дом свой скрипучий меня зазывал,
сулил дать и щей, и горячего чая.
Я помню: глухая стояла зима,
но я отпирался от чая отчаянно.

Он пятился бедный, слегка обалдев
от странной угрозы пролития крови.
- Но кто вы?
- Дурак, я твой новый сосед.
Ты можешь меня величать ван Шонховен.