дина романова

запомни меня красивой
    Утро…
- Муська, слезь с ног!
     Такое солнышко….. какой свежий воздух в форточку! Но что-то гложет, в первую секунду и не вспомнишь….

-Дина!

Ах ты, черт… точно...
         Я потягиваюсь, скидываю покрывало. Вообще то это бывшая штора, но во-первых под ней не жарко, а во вторых она такая длинная, что ноги никогда не вылезут наружу. Я ненавижу, когда ноги вылезают. Это холодно и страшно.

-Дина! Ну, зайди!

 Ничего, поорешь. Знаю я че тебе надо-живая вода кончилась. Сегодня уже третий день, значит, осталось еще пара дней этих воплей. Потом неделю будет стоять тишина.
         Брр,… какая ледяная вода. Я одним пальцем аккуратно протираю глаза и мокрая иду в свою комнату за СВОИМ полотенцем. В этом доме я пользуюсь только своими личными вещами. Брезгую.
        Скрипит дверь. Это она дотянулась до ворот своего склепа. Ладно, лучше сразу сказать мою коронную фразу и идти пить чай.

- Че тебе надо?

 Господи, вонища то какая. Постель заблевана, окурки, кругом, огрызки. Ну, ничего скоро проснется твоя вечная раба и все уберет.

-Че тебе надо?
- Ну, сходи, а?
- Не пойду.
- Сдохну, я

         Сколько себя помню, раз в месяц, на протяжении недели она обещает сдохнуть. Меня такой фигней не проймешь, конечно, но бабушка каждый раз пугается очень натурально. С давлением, слезами и остальными причиндалами горя.

-Не сдохнешь.
 -Ну, возьми у бабушки, у нее есть.
- Не пойду.

        Все. Чай пью я, конечно, у себя. Надо еще решить одну маленькую проблему. Уроки начнутся в одиннадцать, сейчас девять. Мне нужны колготки. Вчера с треском разошлась огромная стрелка по всей длине ноги. Нет, была бы вторая такая пара, проблем бы не было. Вы не знаете, как из двух дырявых колготок сделать одни целые? Я вам расскажу.

                                     Руководство по влачению нищеты.
Если у вас есть две пары дырявых капроновых колгот, каждая из которых имеет хотя бы один целый чулок, отрежьте нафиг от колготных шортиков дырявые чулки и смело одевайте получившиеся полуколготки друг на друга. По целому чулку на каждую ногу. Ура, с обновкой вас! И попе тепло!

      Да… только у меня нет второй пары дырявых колгот. У матери, наверное, есть, но ее полуколготы я не одену. Еще можно намазать ноги « балетом». Я пробовала. В помещении смотрится не плохо, но на солнце ноги с оранжевым отливом слишком привлекают внимание. Эх, были бы у меня джинсы. Они не рвутся через месяц носки. С джинсами можно быть счастливым человеком.
 Солнышко, хорошо, чистенько. Можно дверь закрыть на крючок. Блин, не успела.

-Диночка, ну зайди к ней?
-Зачем.
-Ну, ей же плохо пойди, поговори.
- Тебе нравится эта бредятина, которую она несет, сама и разговаривай.
-Она с тобой хочет. Ну вы же ее дети. Ну, зайди, а?

      Ладно. Я сегодня добрая.
О, мадам! Какое преображение! Выпросили у бабушки чекушку? Разговелись? Тазик с блевотиной кокетливо задвинут под стол. Лужи подтерты, окурки и всякий мусор убраны, даже бульончик вон дымится. Бабушка кудесница.
В отличие от меня, воспринимающей эти запои как блажь и личное оскорбление, моя бабушка считает, что ее ребенок просто болен. Каждый месяц она страдает и ухаживает за моей матерью, как если бы та валялась с гриппозной температурой.

 - Слушай, я ведь скоро умру!

        Какая поза! Моя тридцатипятилетняя мать стоит в клубах дыма сигарет « прима», наверно дедушка подкинул, надо стянуть парочку. Волосы, обычно уложенные в элегантный черный ежик, сейчас с одной стороны висят как обмазанные вареньем, с другой топорщатся во все стороны как у розеточной морской свинки. Опухшие глаза горят огнем недавнего возлияния. На груди огромная прореха в сексуальной комбинации, не вяжущейся с бабушкиным халатом, заботливо накинутым на плечи. Мама притоптывает ногой как застоявшаяся лошадь. Она облокотилась на электрический камин. Это ее единственное имущество оставшееся после четырех мужей и бесконечных разменов квартир.

-Ты меня никогда не любила, и вообще, рожать тебя, меня твой папа заставил, чтоб в армию не идти. Вот сын у меня мое, солнышко, меня понимает. Сдохну скоро, и хорошо. Такие женщины как я не должны стареть. Запомни меня молодой и красивой!

       А я смотрю на ее зубы лежащие на каминной столешнице. Сейчас заденет локтем и писец. Парафин он ведь такой хрупкий. Вы не знаете, как делать зубы из парафина? Моя мать занимается этим уже лет десять. Я вам расскажу.

                                     Руководство по влачению нищеты.
 Если у вас есть любая белая свеча, растопите ее в горячей воде, и когда парафин станет прозрачным, оставьте остывать, через несколько минут, собрав эту мутную пластичную массу, быстро сформируйте необходимую конструкцию и крепко прижмите к нуждающемуся месту. Когда масса застынет, можно детально обработать ее иголкой.
Зубки получаются - загляденье! Главное- не брать в рот ничего горячего. Они однодневные, но годятся для переработки.

       Я вышла в подъезд и долго курила. Крошки табака пощипывали язык. Вдруг всплыл образ – не известно придуманный мной, когда-то или существовавший на самом деле:
      Яркое солнце. Как сквозь вату слышится детский смех. У железного разноцветного бордюрчика стоит девушка. Странно – мне этот бордюр доходит до плеч, я могу укусить его не наклоняясь, а ей всего по колено. Солнце так ярко светит за спиной этой девушки, что я не могу разглядеть ее лицо, только черный силуэт. Длинные кудрявые волосы пляшут по плечам. Ветер развивает юбку легкого сарафана. Девушка улыбается и протягивает ко мне руки. Передо мной стоит добрая великанша.

           Я запомню тебя, мама, молодой и красивой.
 
Замечания

А ведь действительно так. Сколько бы горя ни причинили дорогие и родные люди, запоминаются они в итоге молодыми и красивыми.

Одесная  ⋅   7 лет назад   ⋅  >

блин....мадам,читать очень проблемно,т.к.надо прокручивать не только вниз,но еще и вбок... Frown

Алита А  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

ИксДэмаль Димамонд

нажмите наверху:
"Показать как текст (сложить длинные строчки)" и "твоя мечта осуществится..." Grin

ИксДэмаль Димамонд  ⋅   10 лет назад   ⋅  >