Я бегу человеческих громких речей...
Я бегу человеческих громких речей,
от железного лязга тупых их мечей,
кои чувств паутинку в тончайших лучах
разрубают, как гордиев узел, сплеча.

Я бегу их сарказмов, словесной игры,
они туги на сердце, на разум быстры.
Они знают, что было, что есть, что грядёт,
всё им ясно - о чём разговор ни зайдёт...

Им всё ясно, о чём ни зайдёт разговор -
словно с богом соседствуют сад их и двор.
И хотя они с Ним - по-соседски - "на ты",
в их немецких умах нет прекрасной мечты.

Пусть у них в палисадниках розы растут -
их пустые сердца никогда не цветут.
Ну а если цветут, то и цвет их - пустой.
Пустоцветы весь мир заглушат пустотой.

Дай им волю - ворвутся и в божьи сады,
пустят сорные корни мещанской среды...
Я ж хочу заслонить от их злобных речей
мой таинственный сад говорящих вещей.