helg

Вторник.Утро
"Все равно ничего не останется.
Все равно, день ли ночь на часах.
С каждым днем мне милее пьяницы,
с лихорадочным блеском в глазах.
Здесь под желтым солнцем ламп не гуляют облака,
...Сядем рядом, вместо нас, пусть шатаются дома"
           "Пикник", "Чужой" 2002 г.

I.
   Пыльный луч утреннего солнца протиснулся сквозь неплотно зашторенное окно, и замер, коснувшись мужского лица. Пространство, распластанное вокруг узкой кровати, напиталось писклявым звуком китайского будильника. Мужчина трепыхнул веками и приоткрыл один глаз. "Килобит твою материнскую маму, полседьмого. Надо, хоть как-то, привести себя в порядок, и успеть к машине..."
 Необдуманно резво дернувшись, мужчина разразился матом и тяжелым стоном. Секунду спустя, скользнув мутным взглядом по противоположной стене и, наткнувшись на календарь с обнаженной поп - звездой, он невнятно прошептал: "... так и есть... вторник ... 10 июня 1997 года..."
   Кто брякнул, что понедельник тяжелый день? Вторник, вот уже четвертый год был трудным днем для Олега – молодого человека 32- летнего возраста, разведенного уже второй раз, не имеющего детей, и не обремененного привычными обязательствами и ответственностью человеческого социума. Работал он на оптовой ликеро - водочной фирме, в должности, непонятно какой, но нормально оплачиваемой по меркам областного центра. Числился штатным компьютерщиком, а так как локальная сетка работала исправно, новенькие компьютеры не ломались, то за небольшую надбавку к зарплате, Олег исполнял указания приезжих директоров - кураторов, начиная от организации ремонта в помещениях офиса и склада , до вручения взяток чинушам и другим "кровососам" в виде пожарных, санэпидемстанций и тому подобных. Впрочем, деньги на все выделялись практически безоговорочно, под символическую отчетную бумажку, что служило в свою очередь неплохим дополнительным источником существования. Плюс организация презентаций и развернувшаяся партийная деятельность хозяев водочных заводов, позволяла относительно безбедно существовать и совершать периодические набеги на питейные и увеселительные заведения города.
    Внешность его была довольно заурядна, но пользовалась популярностью у стареющих дам, чей сексуальный тип мужчин сложился на образах советских артистов 70-х годов, чем он и пользовался в некоторых щекотливых ситуациях в кабинетах администрации города. Время от времени приходилось иметь интимные отношения с начальницей отдела областной налоговой - 40 - летней еврейкой, но количество водки при их встречах позволяло переносить это достаточно неплохо. Хорошим довеском к этим отношениям было то, что Олег пользовался сведениями налоговой компьютерной программы "Вендетта", чем зарабатывал неплохие баллы перед начальством.
   В 7 утра проезжал микроавтобус фирмы, на Олега были оформлен автопарк фирмы и возложен контроль за бензином, так что водитель старался быть пунктуальным и времени на сборы оставалось минимум, с учетом того, что пива в холодильнике, конечно же, не было и надо будет заскочить в магазин - благо он возле остановки.
 Выйдя из ванной и взглянув на себя в зеркало трюмо в прихожей, Олег покачал головой, но решив, что и так сойдет, потянулся за барсеткой. Открыв ее и пересчитав мятые купюры поморщил лоб, вспоминая куда ушли деньги...
 Момент для заработка на фирме сейчас был хороший, подвезли холодильники для летних площадок, и проявив некоторую смекалку можно было поиметь неплохую прибавку к зарплате, договорившись с хозяином заведения, плюс обзавестись всегда свободным столиком с минимальной закуской и парой бутылок спиртного. Риск был достаточно велик, необходимо было найти "левую" машину, оформить липовую накладную, но Олегу пока везло, и его будни обычно заканчивались в обществе менеджеров и проституток где-нибудь в сауне или баре. Опыт был приобретен в начале года, когда появились рекламные лайт-боксы. Тогда предприимчивые менеджеры "домутили" до того, что руководство, решив проехать по отчетным местам, потеряло челюсти, увидев в витрине заведения, принадлежащего некоему армянину, аж 7 штук чинно стоящих в ряд рекламных изделий. Как удалось менеджеру "приговорить" хозяина - осталось неизвестным, так как он, получив деньги на установку боксов, исчез в неизвестном направлении.
  Но основной задачей Олега все-таки оставалось держать себя в пристойном виде и окончательно не спиться. Руководство, будучи не в духе, прозрачно намекало на "кодировку", но Олегу удавалось избежать этого, оказывая услуги "липовыми" чеками на бензин для командировочных отчетов дирекции.
  А спиться было не трудно. Четыре склада с разнобойным спиртным и кладовщицами, благосклонно
относившимся к, собственно говоря, неплохому сотруднику, манили к себе из окон офиса с девяти часов утра.
 А как хорошо все начиналось...
 Олег устроился на маленькую частную фирму сборщиком компьютеров. Бизнес был предельно прост.
 Шеф гнал свою "восьмерку" в ближайший крупный город, забивал ее компьютерными запчастями, а
на месте продавал в собранном виде. Причем называл эти компьютеры "белой сборкой" – ведь
Олег был белокожий . Офис арендовали в издательстве и, за счет обслуживания компьютеров издательства, аренду с них не изымали. И жили б они, поживали, если бы не случайное знакомство шефа, и как результат, внимание со стороны Демократической партии на предмет создания областной организации.
  Приехали ребята на "Опелях", привезли деньги, помогли открыть склады. Правда, первую фуру экспедировать пришлось Олегу. Людей еще не набрали, а народ спал и видел дешевую водку на Новый Год. Выдали ему ящик водки для гаишников, и в добрый путь. Водитель ему попался разлихой. Съездили быстро, сэкономили водку, Олег заработал хорошую карму на работе и даже выдвинулся в руководство партийной ячейки...
 Но сегодня день не предвещал быть таким добычливым. Олег стоял у стойки магазина и приговаривал:
"... с каждым глотком пива наши глаза раскрываются все шире и шире". Машины не предвиделось...
"Придется пить вторую бутылку... Ленка-продавщица посоветовала купить "Жень-Шень", - какие-то красно-зеленые пилюли - отбивают запах лучше всяких "антиполицаев". Девчонки хлопочут, еще бы – на прошлой неделе приехал пьяный, разодел в рекламные футболки и кепки, а после смены погрузил их в тачку, и зарулили в погребок... Причем, ни к кому нагло и не приставал...»
  Летнее утро прибавляло в весе с каждой минутой. Работяги потащились к троллейбусной остановке. Взгляд Олега остановился. Такой прелестной девушки он давно не видел. Миниатюрная брюнетка с длинными каштановыми волосами аллюром неслась в направлении дороги.
"Студентка, - промелькнуло – не местная... Если я с ней сейчас не познакомлюсь..."
- Девушка, а пойдемте пить кофе... Я вам сварю, - «как-то жалостливо прозвучало», - стушевался Олег.
Она на секунду замялась, замедлила шаг, и вскинув свои длинные ресницы, игриво ответила:
- А где, в такую рань?
- А тут недалеко... поблизости… в двух шагах, - не веря в свою удачу и ушам, лепетал Олег.
- Ну, если не далеко...
Олег прикинул варианты. В 10 минутах ходьбы студенческий бар, там у него знакомый гардеробщик,
дед одного приятеля. Дедушка еще тот, бывший спортсмен - мотогонщик, награды из рук самого Жукова получал. Деду нравилось, что Олег приходя в бар уделял ему время и слушал его былины.
Так что дед выручит, организует кофе. Да, но как быть с машиной... Выручила бы мобилка, но на это
средство связи Олег все не решался раскошелиться, доходы-с не те... 
Воспользуемся дедовским методом.
- Ленка! Бус мой помнишь?
- Ага.
- Если приедет, маякнешь Игорьку, я на "Стрите".
- А что я с этого получу?
- Ох уж, барыга…С поэтом тебе познакомлю, не женатым...
- А когда?
- Сегодня вечером. Готовь закуску, спиртное с меня.
- Опять, не бойсь, водку притащишь?
- Нет, для твоей тонкой души слабоалкоголку. Вчера 2 фуры пришли. Теперь буду устраивать
презентации с бесплатной раздачей в студгородке под КВН. Да, еще одну надо будет сделать для
лучших клиентов, со стриптизом...
- Весело живете... - отозвалась незнакомка.
- Только здоровья не хватает, - ответил Олег, беря незнакомку под локоть.
- Олег... просто Олег – представился он незнакомке.
- Марина... Харьковская...
- Опа!
- Просто фамилия такая, рассмеялась брюнетка.
Пройдя несколько минут в неловком молчании, парочка подошла к местному очагу культуры, недавно
закрывшему свои двери по причине усталости студентов, расположившегося неподалеку местного университета.
Олег постучал в дверь, появился заспанный дед-гардеробщик.
- Доброе утро, Петрович!
- Доброе, – ответил дед, растягивая лицо улыбкой в надежде на щедрые чаевые.
- А мы к тебе, кофе пить…
- Ну, заходите... Там на баре Надька, сварит чего-то... И у меня к тебе разговор есть.
- Окей, Петрович
  Надька Олегу не нравилась, мало того что была похожа на его вторую жену, так и характер имела такой же сварливый. Как говорится, брак существует для решения проблем двух людей, которых по одиночке у них бы никогда не возникло. Развелся Олег из-за дикой ревности жены. А уж когда начались командировки, выносить насмешки сотрудников по поводу звонков жены директору и ее диких появлений в их офисе стало невыносимо, то за не имением детей, они тихо разбежались. Она осталась в их однокомнатной квартире, а он снял комнату в перестроенной общаге.
- Закрыто, - буркнула Надька, пытаясь скрыть свои припухшие глаза.
- Наденька, 2 черных ...
 Надя на конфликт настроена не была и молча принялась за приготовление напитка.
"Явно все мятые купюры из барсетки сегодня утром перекочуют в карманы Петровича и Надьки, - размышлял Олег. - Ну что ж, будем зарабатывать".
- Итак, девушка, продолжаем разговор... - произнес Олег, оборачиваясь к Марине и галантно усаживая ее за деревянный столик с выключенными "ночниками".
- Я студентка, учусь на первом курсе, не местная, снимаю квартиру вдвоем с подружкой.
       Будущий бухгалтер.
- Все предельно ясно. Но внешность у вас, девушка, явно не бухгалтерская.
- Бывает...
- А что, Мариночка, если нам немного пошалить и... я назначаю вам свидание сегодня вечером. Пишите адрес, я зайду за вами, – собрав всю свою наглость, Олег протянул записную книжку и ручку. "Говорят по почерку можно определить характер человека. Вот и посмотрим" – всплыло откуда-то однажды услышанное.
Надя принесла кофе. "Хорошо, что она вроде бы на виду, а то наверняка бы плюнула в кофе. А может, и плюнула"
- Чудный кофе, - одобрил Олег, отхлебывая местное пойло. Марина скромно помешивала варево в своей чашке.
"И чего там размешивать, сахара Надька все равно ни фига не положила. Ну и правильно. Сахар кофеин расщепляет", - умничал про себя Олег. - А интересно, ложечку из чашки уберет?»
 Раздался настойчивый стук в дверь бара.
- Олег, за тобой - провозгласил Петрович.
- Бус прирулил. А давайте, я вас подвезу! - ляпнул Олег, обращаясь к Марине.
- Ну, если это удобно, – заскромничала девушка.
- Ну, не очень удобно, все-таки грузовой бус, но с ветерком и в обществе двух мужественных
парней, - ответил Олег поднимаясь, и оставляя на столе мятую купюру.
- Пройдемте, гражданка, – ментовским тоном произнес Олег, направляясь к выходу.
У дверей Петрович наклонившись к уху Олега зачастил:
- Олежа, мне бы это... техосмотр пройти... "Москалик" старенький, а гаишники на эстакаду загоняют...
- Понял, понял Петрович, сделаю, мне как раз со своими решать надо, - перебил его Олег и сунул
старику в карман деньги.
У дверей кафе стоял белый "Фольсваген". Возле капота, покуривая сигарету, стоял высокий худощавый парень 35 лет.
- Знакомьтесь, Марина, это Игорь.
- Игорек, - осклабившись, как старый котяра, - ответил водитель.
"Ну все, поездка по городу на бешенной скорости обеспечена", - подумал Олег. Игорек любил полихачить, особенно при дамах, останавливаясь в миллиметрах от задних капотов машин, доводя слабый пол до визга, умудряясь при этом еще и щупать их за коленки.
- Так куда едем? – уточнил Олег, открывая двери и пропуская девушку на сиденье рядом с водителем.
- В РИМ.
- ???
- Региональный Институт Менеджмента, рассмеялась Марина.
- А где это?
 За последние годы различные институты появлялись как грибы после дождя. Одни переименовывались, другие становились университетами, третьи организовывали какие-то филиалы.
- В Старом городе.
- Отлично, нам по пути, - весело заявил Игорь и подмигнул Олегу.
- За счет заведения, - ответил Олег, поняв намек Игоря.

II.
     Юго-западная окраина города, где громоздились торговые базы и всевозможные склады города, наконец-то, продирала глаза после, наполненной самогоном и дешевыми шлюхами, ночи. Суетились охранники и дворники, мелкими ручейками стекался людской поток кладовщиков и грузчиков, лязгали засовы открываемых помещений. На узкой улице, ведущей к складам, образовалась пробка из разномастных машин. Но погода обещала быть по-летнему ласковой, и это как-то сглаживало все эти мелкие неприятности.
    Высадив у института, на глазах у изумленных сокурсников, Марину, "Фольц" одному ему известными "партизанскими" тропами двигался по направлению к базе. Проезжая мимо заправки Олег
заметил:
- Смотри Игорь, Сашка-молдаван "Исуцу" заправляет. Это ж мы его позавчера за долги забирали.
      Он же дизельный. А он бензин льет.
- Молдаван он и в Африке молдован - глубокомысленно произнес Игорь.
- На базе холодильник с мороженным поставили. С утра не пробьешься. Все гасят "пожар души".
- Ну ты поэт...
- Станешь тут с вами ездовой собакой... - флегматично заметил Игорь, подъезжая к офису.
Человек 10 менеджеров и торговых представителей фирмы уплетая ледяное мороженое готовились
к утренней планерке. А готовиться надо было. Менеджеры практиковали т.н. "гибкий" подход к клиенту - что в реальности означало то, что водка отдавалась клиенту под реализацию на две недели, но клиенту проще было немного заплатить менеджеру и отсрочить оплату на неопределенный срок,
а менеджеру, изобразив безутешное горе перед боссом и клятвенно заверив о возврате долгов и дальше наслаждаться ночной жизнью города.
- Привет, братва лихая, - поздоровался Олег.
- Здоровей видали, - ответил Вадик Голубенко - старший менеджер по слабоалкоголке.
Личностью на фирме он был, можно сказать, харизматичной. Свой "творческий" путь Вадим начинал как фронтмен рок-группы, но в один веселенький денек, по его рассказу, средь бела дня в него вцепилась какая-то экзальтированная особа и стала умолять, увидев его шикарные длинные волосы, стать парикмахерской моделью. Вадик по причине полного безденежья и обкуренности какой-то дурью, вяло кивнул, и тут же был загружен в автомобиль и доставлен в салон красоты, где был острижен, за что и получил 50 баксов аванса. А через неделю он стал призером конкурса и, получив еще сотку пропал на месяц со своими друзьями – КВН-щиками. Вообще-то человек он был интеллигентный, школьный преподаватель биологии и химии, но был изгнан из школы за варево во время летних каникул самогона в школьной химической лаборатории. В свободное время он графоманил, черкал матерные стишки и, приняв на грудь стаканчик "коктейля Молотова" от грузчиков, декламировал их на одном из складов для поддержки морального духа коллектива.
- Вадик, сегодня вечером обмываем твой сборник эротических стихов. Мы приглашены.
- Во как. Надо жене позвонить.
Вадик был женат. Жена – классическая учительница математики, терпела гуляку мужа из-за
малолетней дочери и иногда перепадавших каких-никаких деньжат.
- И закинь, пожалуйста, в "Фольц" пару ящиков слабоалкоголки.
- Будет исполнено, мой белый господин. Слышишь, я тут Пелевина почитал. Мощная штука, Кастанеда с его кактусами горько плачет, забившись в дальний угол. Короче, надо мухоморчиков попробовать, - заговорщицки зашептал Вадик.
Они были хорошие собутыльники. Олегу с Вадиком нравилось закатить вечером в сауну, где после парилки и ледяного бассейна, расположившись в удобных креслах поболтать о новомодном Кастанеде и старом добром Канте, упомянуть Ницше и под конец, нажравшись до свинячего визга, очухаться на крыше какой-то многоэтажки накурившимися "шмали".
 К входу подкатил синий "Опель" директора. Средних лет импозантный мужчина вышел из машины, и
кивнув присутствующим, произнес:
- Вадик, мало того, что у тебя фамилия Голубенко, так ты еще и мелировался.....Что за звонки мне из
администрации, сейчас же выписывай деньги и езжай на свой конкурс.
Олег вопросительно посмотрел на Вадима.
- Понимаешь, парикмахерша вцепилась ехать на конкурс, а я здесь за это время намного больше
денег подыму... Я ей говорил, что начальство не отпускает, так она видал что творит... - зашептал Вадим.
Ватага понурых менеджеров на почтительном расстоянии поплелась за директором на "летучку".

III.

   В свежеотремонтированном помещении директорской комнаты было прохладно и уютно. Олег с теплотой вспомнил увесистую пачку денег, заработанную им на этом ремонте и обустройстве кабинета. Помогли знакомые ребята, торгующие бытовой техникой. В углу комнаты красовался дорогой телевизор, музыкальный центр, с включенным радио, передавал последние новости города, а
дорогая сплит-система поддерживала нужный температурный режим.
- Итак, многоуважаемые сотрудники, - начал директор - на повестке дня у нас один вопрос.
Исчез наш сотрудник Сергей Медведев. И, конечно же, с деньгами клиентов.
   В кабинете наступило напряженное молчание. Исчезновение менеджера было не ново. Существовала схема, когда деньгами одного клиента по цепочке перекрывалась недостача денег, взятых в личное пользование, но она требовала тщательности и внимательности, чем Серега Медведев особо не отличался. Вообще-то человек он был со странностями. Имея 30 – летнюю жену и двоих малолетних дочерей, завел себе 16-летнюю спортсменку - штангистку и жили они все вместе в одной двухкомнатной квартире. Узнал об этом Олег случайно, во время подготовки к празднованию 30- летия супруги Сереги. Вадик организовывал салонную стрижку, Олег корпел над заказом ужина, а Серега, как в ни в чем не бывало, заявился с двумя своими пассиями в обнимку. Ну, у каждого свои маленькие недостатки, как говорилось в старой американской киноленте "В джазе только девушки".
И судя по всему Серега занервничал и решил свалить.
- Бухгалтер сейчас "пробивает" какую сумму он мог забрать - продолжил директор. Ваша задача выяснить его теперешнее местонахождение. Премия за сведения 200 баксов.
"Почему не 30 или 300?"-про себя съехидничал Олег.
- И где этот молдаван? – директор вопросительно обвел взглядом присутствовавших.
- На заправке его видел,- ответил Олег.
- Этот урод избил клиентку. Требовал с нее деньги. Бухгалтер проверила, она давно все деньги проплатила.
- Молдаван - внук сбитого немецкого летчика, - многозначительно заключил Голубенко.
- Тут еще вопрос...- начал Димка Куликов, недавно работающий торговый представитель - Вчера забрали у моего клиента легковушку за долги. Он мне утром звонил, умоляет вернуть машину.
Говорит, решил на маршрутке на работу добраться, так сел непонятно в какую и заехал к черту на кулички. Обещает все вернуть.
По комнате прошел мужской гогот.
- Ну, поедьте, заберите его. Везите сразу в банк. Пусть раскошеливается.

IV.
 
 В директорской приемной бодро стучала по клавишам новенькой клавиатуры секретарша Анечка.
- Ничто так не повышает скорость набора на клавиатуре, как общение в аське, - подковырнул девушку, выходящий из кабинета Олег. Та смутилась, и отлаженным движением руки свернула
окошко программы. Это миловидная особа была та еще штучка. Выглядела она старше, как выяснилось, своего нежного возраста. Месяц назад Олегу небходимо было очень срочно оформить у нотариуса кое-какие документы и, не застав в офисе никого, кроме Анечки, решил что и она для этого дела сгодится, доставил ее в нотариальную контору. Нотариус постоянно оказывал услуги Олегу , но как оказалось не без "задней" мысли. В последнюю их встречу он, возвращая оформленные документы, мило улыбнувшись, поинтересовался, чем Олег занят вечером и не хочет ли обсудить какие-то вопросы за ужином в квартире гостеприимного нотариуса. Олег, оправившись после минутного шока, что-то промычал и ретировался из кабинета. Поэтому в этот раз он решил прикрыться Анечкой. Но не тут-то было. На вопрос, предельно корректного нотариуса о паспорте, Анечка, мило хлопнув глазками заявила, что паспорт ей только через 2 месяца получать. В кабинете возникла немая сцена. И нотариус и Олег были в ступоре. Оставив свой паспорт у нотариуса, Олег пригласил Анечку в ближайшее кафе для выяснения обстоятельств. Анечка выложила, что она протеже главного бухгалтера, мама Анечки и главбух подружки, вот и пристроила малолетнюю дочь на работу для приобретения практики.
"Вот оно что, - размышлял Олег. - "В свой первый рабочий день Анечка попала на офисную вечеринку, и через час, порядочно приняв на свою грудь 3-го размера нового ликера, исчезла с супервайзером, а главбухша, как раненая чайка, стала метаться в ее поисках. И очень повезло мачо – супервайзеру, что она успела в последний момент вытащить Анечку с заднего сиденья его " Альфа-Ромео". Куча проблем ждала бы местного Казанову, если бы фишка в тот вечер упала по другому."
 Но, как говорится, все вытворяемое - к лучшему. Обед в кафе принял положительный оборот, так как Анечка, заглаживая свою вину перед Олегом, предложила свои услуги в оформлении документов. Она визировала кассовые чеки и расходные ордера у начальства и намекнула, что шеф их практически не проверяет, и что она совсем не против лишний раз посидеть с Олегом в кафешке за счет, таким образом, полученных денег. Тогда-то Олег и пообещал ей новую клавиатуру в знак заключения их договора.
  Возле Анечки вертелся опоздавший "полковник". Свою "погремуху" этот великовозрастный торговый представитель получил потому что, действительно был бывшим офицером. Правда, майором – замполитом в вертолетной части и, попав под сокращение из армии, решил себя попробовать на поприще перепродажи водки. "Полковник" потупил взгляд, увидев выходящих из кабинета начальства
Вадика и Олега. "Еще бы. Его как человека взяли с собой в сауну, просился как школьник: "Ребята возьмите меня, у меня жена в командировке!". Взяли, оплатили ему в долг минет, так он, нажравшись, полуголый стал бегать по бане в поисках местной "мамы", и требовать, что бы ему вернули деньги, так как он не "кончил". “Cрамота”, - подумал про себя Олег, с неприязнью глядя на полковника.
- Ребята, а у меня к вам предложение, от которого вы не сможете отказаться, - произнес оживший "полковник".
- Увидимся, - коротко обронил Олег. - «Я на "Европу Плюс", утвердить нашу рекламу», - негромко сказав Анечке кодовою фразу, он направился к выходу из офиса. Фраза эта означала, что Олега не будет в офисе долгое время, и что Анечка в случае чего придумает ему какую-нибудь отмазку.
"Вот и хорошо, что нет мобилы, а то бы замучили. Замечательно, что не наделили пейджером, как торгашей. Но на радио он действительно заедет. Надо проявить галантность перед новой знакомой и заказать какую-нибудь песенку. И что ж ей может нравиться? Понадеюсь на местных диджеев" – недолго думая, решил Олег. Совсем недавно фирма сотрудничала с "Русским Радио", но после того, как менеджеры фирмы привезли спиртное лишь под конец вечеринки по поводу 8-го Марта, да и то, после неоднократных напоминаний в эфире, на сотрудничестве был поставлен жирный крест.
   Но первым пунктом в ежедневнике Олега стояла сделка по "левому" шампанскому. Близилась пора выпускных вечеров, и неделю назад ему позвонили знакомые блатюки и намекнули что есть товар. Договорившись с кладовщицами, замазав им глаза зелеными бумажками, Олег разгреб укромное местечко под "шипучий" продукт. Учитывая, что со всеми придется делиться, доход от сделки будет минимальный. Но куда от бандюков денешься. "Лучше бы пустой бутылкой занялся", - корил себя Олег. На фирме эта тема называлась "пушниной". Действительно, подъем на таких сделках был, что на торговле мехами. Но для таких сделок нужны были деньги. А собрать определенную сумму Олегу не удавалось из-за постоянных пьянок.
- " Ладно, и на нашей улице перевернется "КАМАЗ" с печеньем"- утешал себя горемыка.
Впереди ожидался прекрасный вечер с очаровательной брюнеткой. Опять водка рекой, пьяный кураж,
веселье через край. Олег начинал уставать от такого образа жизни. Все это опостылело, надирался спиртным скорее от скуки, чем от радости. Да и гнетущее чувство, что могут выплыть наружу его аферы, не давало ему расслабиться.
  На небольшой площадке перед парадными дверями офиса расположились легковушки фирмы.
"99-ю оставим бухгалтерии во избежание конфликтов, - подумал Олег. -" Мы люди не гордые, и на шестерке покатаемся". Поздоровавшись с водителем, усердно натиравшим лобовое стекло, он сел в машину. Водитель забрался в машину и включил магнитолу. Из динамиков замурлыкала Патриция Каас. Со слов водителя, родители у него были из МИДа. Папа служил атташе где-то в Африке, мама с новым мужем некоторое время жила в Париже, куда и пробовала перетащить сына. Он даже некоторое время таксовал на парижских улицах, но по каким-то причинам вернулся на родину. Но видно великий город не отпускал водилу, о чем свидетельствовала гора кассет французских исполнителей. Кстати, шутники-менеджеры подшутили над Олегом в день его рождения, заказав на радио поздравление и песню Джо Дассена в русском переводе " Если б не было тебя..."
Сейчас была бы более уместна его любимая песенка "А я ушаночку поглубже натяну..." Плавно тронув с места, "шестерка" выехала с территории базы и скрылась за поворотом.
V.

 Заглянув в записную книжку, и увидев оставленную брюнеткой запись, Олег сообразил, что она проживает в 50 метрах от магазина, возле которого они познакомились, и на летней площадке которого предполагалась их пьянка с Голубенко и девицами.
"Расклад чудесный, сэкономим на доставке пьяных тел", - пытался поднять себе настроение Олег.
Рабочий день близился к концу и сегодня он выдался на удивление спокойным. Олег заехал к бандюкам, где по-быстрому обсудили последние детали сделки с "шампанским", по ходу заглянул на радиостанцию, и тамошний диджей обещал поставить вечером песню Татьяны Булановой для новой знакомой Олега. Сунулся было на центральный рынок, но услышав разносившийся над ним мотив
песни « Тополиный пух, жара, июнь…» - это означало, что рынок проверяет налоговая, решил пообедать. Водитель был почитателем курочек гриль, поэтому свой выбор они остановили на кафе со скромным названием "Птица". В кафе звучала развеселая песня Макаревича про охотников за синей птицей. "Очень символично", - подумал Олег. Заказав себе 2 по 100 и по пол - курицы они присели, за слегка протертый мокрой тряпкой стол.
- К полумерам не привык, - пробасил Олег, переливая содержимое одного стакана в другой, копируя
знаменитый персонаж из советской комедии. Выдохнув, он отправил порцию спиртного куда-то в недра своего организма. Слегка полегчало. Водила начал жаловаться на сексуальную маньячку-журналистку, которую он вчера привозил в офис.
- Представляешь, только случай помог, а то надругалась бы она надо мной, как крот над Дюймовочкой. Главбухше срочно понадобилось в банк ехать, а 99-я на шиномонтажку поехала, - доносилось до сознания Олега. Он был весь в мыслях о прелестях брюнетки. Чем-то зацепила его эта девица. "Прямо как в романе - пробежала искра, магнетизм и прочая электротехника", - мысленно подытожил Олег.
- Что- то ты сегодня какой-то не такой. Влюбился, что ли? - досаждал расспросами водила.
- Доза не та, - отшутился Олег. - Давай-ка на базу. Завтра докуем.
- На базу так на базу.
Наступал приятный летний вечер. В городских парках включили фонтаны, и молодежь подтягивалась
к летним пивным площадкам. "Шестерка" не спеша двигалась к своей цели. Навстречу ей двигалась
"Альфа-Ромео" супервайзера и замигала фарами, требуя остановиться. Машины остановились.
"И чего это я ему срочно понадобился",- задался вопросом Олег, вылезая из машины и направляясь к машине супервайзера. Тот уже вылез из своей машины и стоял, протягивая пачку " Парламента".
Супервайзер был не местный и любил почудить в командировке. Проказничал он и на местном конкурсе красавиц, который щедро спонсировала фирма. Конкурс проходил на берегу местного водохранилища. Назюзюкавшись халявной водки, супервайзер потребовал продолжения банкета. Олег мог ему предложить только катание на катамаране с двумя обкуренными красавицами. Отправив незадачливого гуляку в плавание, Олег вернулся в город. На следующее утро, встретившись в офисе, супервайзер, отозвал его в сторону и сообщил о своих злоключениях.
- Прикинь, сегодня утром проснулся от резкой боли в заднице. Начал вспоминать где был. Помню катамаран, курнули еще с девками, потом заплыли в какие-то колючки. Короче все утро, стоя перед зеркалом, колючки из задницы выковыривал, - сокрушался местный Казанова.
“По делом тебе котяра. И чего в этот раз запросила душа «супера»? - размышлял Олег.
- Я через 2 часа в командировку, а трахаться хочу аж зубы сводит. Ты ж местный, все знаешь, поехали со мной, хоть какую проститутку поможешь найти,- тараторил сотрудник.
- Блин, у меня планы, вечеринка....
- Да мы по-быстрому, я отблагодарю...
- Ладно, звони на офис, пускай Игорьку с "Фольца" передадут что я его с Голубенко вечером на площадке жду. Он знает...
- Уже звоню...
Отпустив "шестерку", Олег развалился на переднем сидении обширной машины "супера".
- Куда рулим?
- Давай к "Бизнес-центру", там к этому времени их целый выводок собирается.
Подъехав к перестроенному зданию бывшей гостиницы, Олег заметил на другой стороне улицы стайку девиц в боевой индейской раскраске.
- Давай к ним, сейчас "маму" найдем.
Но из машины выходить не пришлось. Заметив клиента девицы как солдаты выстроились по ранжиру.
Как из под земли выросла "мама" и стала расхваливать свой товар и тарифы. Сговорились что они заберут девицу на полчаса с доставкой обратно. Недалеко отъехав, машина остановилась в безлюдном месте.
- Ну, развлекайтесь, голубки, - выходя из машины, произнес Олег. Присев на бордюр он прикурил
сигарету. Прошло около 10 минут. Запыхавшийся "супер", стремительно выскочив из машины, заканючил:
- Не могу, видно жена "поделала", не могу, перед глазами она стоит и пальцем грозит: " Что ж ты, гад, делаешь!"
- Сто пудов "поделала", - ухмыльнувшись, поддакнул Олег.
- Ты хочешь? Не пропадать же деньгам!
- Не-а, братец, меня сегодня ждут великие дела
- Эх, тяжела жизнь подростка...
- Ты на дороге будь осторожней, думаешь хрен знает о чем. Больше о доме думай,- иронизировал
Олег.
- Поехали, подвезу тебя, - с кислой миной произнес "супер"
- Поехали.
Вернув на прежнее место ошарашенную путану, они мчались по центральной городской улице.
- Чуть не забыл. У меня ж для тебя подарочек из столицы нашей Родины. Открой бардачок.
Олег выудил оттуда кассету " Пикника" с новым концертом.
- Ну, вот это презент! – просиял польщенный Олег.
Из открытых окон машины зазвучала " Глаза очерчены углем и капля ртути возле рта..."
Лихо развернувшись возле летней площадки и попрощавшись с Олегом, незадачливый "супер" отбыл в командировку. Со стороны площадки донесся визгливый женский смех и обрывки, декламируемых
Голубенко, виршей:
                                            Люби меня по-собачьи,
                                      Раз это так неизбежно,
                                      А после выплюнь как жвачку,
                                      И растопчи меня нежно...

" Ну что ж, цирк на дроте в самом разгаре, - заметил про себя Олег. - Зайду, гляну как обстановка".
На небольшом пятачке асфальта, обнесенном сваренной железной арматурой в виде беседки, и увитой побегами винограда, были раставлены деревянные столы. За импровизированной барной стойкой мельтишили продавщицы. На столах красовалась фирменная слабоалкоголка. Вадик, безусловно, был центральной фигурой пьянки. Утренняя продавщица зачарованно смотрела на красавца - стихоплета.
"Вот оно, женское счастье... Ну, приврал я, приврал, что он не женат... Женат и дочка есть… - глядя на девушку мысленно оправдывался Олег.
- А Игорь помчался к своей беременной жене, – ввел в курс дела Вадик, подошедшего Олега.
- Я зайду за девушкой, и к вам.
- Заходите, к нам на огонек, - сладкоголосо кривляясь, ответил Голубенко, молниеносным движением отправляя себе в рот жирного кузнечика, оказавшегося на его белоснежной рубашке.
- Ну, ты гусар! - только и смог выдавить из себя Олег, наблюдая эту сцену.
- А, мелочь пузатая, - пренебрежительно ответил Вадик.
Направляясь к выходу, периферийным зрением Олег заметил чью-то промелькнувшую тень. Выйдя из освещенного уличным фонарем места, он почувствовал как кто-то тянет его за локоть:
- Я знал, где тебя всегда можно найти,- зашептал Медведев.
- Серега, тебя ищут... Бабки за твою “шкуру” дают.
- Да уж, дела. Меня "супер" подставил. Я снял квартиру, cижу без денег, а он все обещает.
- Он в Крым свалил в командировку.
- Блин, что делать?
- Возьми, - Олег протянул 20-долларовую бумажку. - Где ты сейчас живешь? Я зайду, там все и обсудим.
Медведев сунул в руку Олега листок бумаги и назвал адрес.
- Знаю этот дом. Скоро увидимся. А теперь, извини, я спешу.





VI .

  Квартира брюнетки оказалась на первом этаже. Олег позвонил в дверь, и только сейчас вспомнил, что не купил цветы. "Не хорошо, ну, еще не вечер...", - размышлял в ожидании незадачливый ухажер.
Дверь открыла симпатичная блондинка в шортах и мужской рубашке. "Опа! Может я еще и не ту выбрал", - промелькнула шальная мысль.
- Здравствуйте, мне нужна Марина.
- Привет! Вы Олег? Проходите, она у себя в комнате.
Олег вошел в квартиру, и по странной русской традиции снял обувь. Тапочек для гостей ему никто не предложил, и он в носках прошел за блондинкой на кухню.
Квартира была перестроена. Кухня расширена за счет сноса перегородки, и по-видимому, была основным местом общения квартирантов.
- Чай, кофе? - изображая гостеприимную хозяйку предложила блондинка.
- Капуччино, - автоматически ответил Олег
- Только растворимый, - в тон ему ответила хозяйка. – Я на рынке бакалеей торгую, так что этого добра хватает. Правда, просроченный немного...
- Давайте познакомимся. Меня, если помните, зовут Олег, а вас как?
- Ирина, - томно прикрыв серые глаза, произнесла блондинка.
Скрипнула дверь комнаты и на пороге кухни появилась Марина, одетая в джинсы и светлую блузку.
- Добрый вечер.
- Для меня особенно, – пытался быть обаятельным Олег.
- У нас джинсы одинаковой фирмы, - заметила брюнетка. Это знак.
- Да? Хороший или плохой? - съязвила Ирина.
- Замечательный, - нашелся Олег. «Все-таки, все женщины – соперницы», - всплыла где-то прочитанная фраза. – Мы на площадку, может, и Ирину с собой возьмем?
- Не получится. Скоро за мной хозяин точки заедет, а у него на меня другие планы
- Жаль, жаль... У нас там поэт-песенник как раз в раж вошел.
- Приятного вечера, – попрощалась блондинка и исчезла в соседней комнате.
- Извини, что без цветов, - начал оправдываться Олег.
- Я срезанные цветы не люблю, они же мертвые, цветами надо любоваться, когда они в травке растут, - по-детски непосредственно, объяснилась Марина.
- Как писал Артур Конан Дойль, цветы не нужны для человеческого выживания, и потому являются знаком божественности мира, - решив применить безотказную «домашнюю заготовку» из своего «джентльменского набора» произнес Олег, скромно глядя себе под ноги.
- Очень красиво, – откликнулась Марина, по-новому посмотрев на своего спутника.
Выйдя из квартиры, она взяла кавалера под руку, и слегка прижалась к нему. Олегу было приятно
ощущать молодое женское тело и вдыхать тонкий цитрусовый аромат ее духов. Пройдя несколько десятков метров в молчании, они услышали голос вдохновленного Голубенко.
- Кстати, у него псевдоним Блаженный, - нарушив молчание, произнес Олег.
- Первый раз, вот так, буду слушать стихи.
- Да еще и какие. Эротический сборник "Минет продолжается".
- Вот оно как. Я просто в шоке, - улыбаясь заметила Марина.
А тишину спального городского района прорезал баритон Блаженного:
                         
Ты отдалась за кружку пива
И за обоссаный "бычок"
Ты не умна и не красива
Но в этом ли от бабы прок?
Ты не ломаясь приоткрыла
Все свои створки предо мной
Сначала спереди и с тыла
А на закуску с лицевой
И после вежливо икая
Пошла, не ждя пока пошлют
Я тут же понял – ты святая
Как жаль, что мало ваших тут.

Раздались аплодисменты притихшей публики. Блаженный, устало махнув рукой, присел за ближайший столик. Вечеринка была в разгаре. Халявная слабоалкоголка делала свое дело. У мужчин развязывались языки, женщины все больше и больше обнажали свои тела.
Олег бросил взгляд на часы и подошел к барной стойке. Барменша добавила громкость на старенькой
китайской "мыльнице" и настроила магнитолу на "Европу Плюс". Пошло в эфир поздравление Олега и Буланова запела о своем сне.
- Потанцуем? – без всяких условностей обратился Олег к брюнетке.
- Потанцуем.
Они вышли на середину небольшого помещения и скромно начали танцевать. Олег не был хорошим
танцором, но страсть, с которой Марина отдавалась ритму, заводила его. Двигалась она очень красиво.
- Я в детстве занималась фигурным катанием, - как бы отвечая на немой вопрос Олега шепнула Марина.
- И почему прекратила?
- Травму получила, позвоночник повредила.
- Да уж, спорт никого до добра не доводил, - заметил Олег.
- Не будем вешать нос, такой замечательный вечер. Ты знаешь, я никогда не ела свежих ананасов, -
мило состроив грустную гримасу, тихо произнесла брюнетка.
- Сейчас решим эту проблему, – ответил Олег и направился к стойке. Переговорив с барменшей, он
вернулся к Марине.
- Здесь, к сожалению, ананасов нет. Но проблему решать надо, - изрек Олег и взял Марину за руку.
- Поедем, прокатимся. Такси уже под парами.
Действительно, зная что в этом месте можно хорошо заработать развозя пьяную публику, у площадки постоянно стояли две-три машины.
 Олег призывно махнул рукой, и к ним услужливо подкатила старенькая двадцатьчетвертая "Волга".
Пропустив девушку в машину, Олег окинул взглядом площадку. Действо продолжалось. Раздавался звон стаканов и бокалов, Блаженный яростно целовался с продавщицей, заблудшие на огонек, но уже родные для всех, какие-то два студента- индийца пьяными голосами подпевали песенке, несущейся из магнитолы - "Джимми, Джимми! Ача, ача!", парочка местных продавщиц-кореянок дополняла картину. "Полный интернационал, все люди братья, я обниму китайца", - подумал Олег, садясь в машину.
  А с ананасами была серьезная закавыка. Посетив несколько магазинов, парочка наслушалась в ответ:
" Есть только в банках" или "Только закончились". Оставался последний шанс получить такой, как оказалось, дефицитный плод.
- Едем на овощную, - скомандовал Олег таксисту, в надежде, что им повезет. У ворот базы собрались несколько припоздавших фур. Водители расслаблялись после долгого маршрута, собравшись возле импровизированного столика из тарных ящиков. Один из водителей рассказывал очередную дорожную байку, когда к ним подошел Олег.
- Привет, братва лихая!
- Здорово! И чего тебе надо? – насторожились водилы.
- Да мне бы парочку ананасов...
- Ну, у рыжего есть.
Рыжий водитель деловито махнул рукой Олегу и побрел к дальней машине. Открыв свой рефрижератор, пригласил Олега:
- Выбирай!
Олег забрался в машину и выбрал пару таких желанных Мариной плодов.
- Спасибо, братела, - поблагодарил Олег, и сунул купюру в карман рубашки водителя.
- Приходи еще...- ухмыльнулся рыжий.
Олег возвращался к такси как римский легионер из дальнего похода. Марина радовалась как ребенок, захлопав в ладоши от удовольствия.
- Поедем ко мне, - наклонившись к самому уху Олега, прошептала брюнетка.
- Едем, милая...
 Олег лежал на очень жесткой и узкой кровати в объятиях желанной брюнетки. Под матрасом была
доска. Это уменьшало боли в позвоночнике у бывшей фигуристки. Сейчас она как котенок свернулась на груди у Олега.
- Скажи мур
- Мур, мур, муррр, - замурлыкала женщина. Хочешь, расскажу тебе сказку?
- Страниц на 15?
- Наверно меньше... Но печальную...
Марина поведала ему историю о том, что недавно она вернулась из Москвы, где чудом вырвалась из лап сутенера.
- А куда было деваться? Не оставаться же в своем, богом забытом, шахтерском поселке. Вот и рванула на удачу. Сначала пивом торговала, потом менты наехали. Добрый дядя выкупил, но паспорт забрал. А потом наркотой накачал, и начались трудовые будни... А теперь он шантажирует меня, хочет, что бы я вернулась, иначе он видеокассету с моими шалостями родителям отошлет.
- Во, гад... А родители не поймут?
- Да вряд ли, у отца сердце больное, вообще как такое переживет...
- Что-то придумаем, Мариша, - ободряюще произнес Олег.
- Давай немного поспим. К тому же, кому-то сегодня еще и работать. Спокойной ночи!
- Спокойной ночи желают только старикам и детям, - уточнила брюнетка, обняв Олега.


VII.

    Олег нервно курил, сидя на лавочке у офиса. "Что-то не спокойно, что-то не так », – гнусавила его изредка просыпавшаяся интуиция. Но все вроде спокойно, ничего не предвещает каких-то катаклизмов. "Пойду-ка наверно на склад, - размышлял Олег, - залью эту ипохондрию... Что-то меня на такие словечки потянуло, не зря говорят, с Голубенко поведешься, таким и будешь". Но чем ближе он подходил к складам, тем яснее становилось его ощущение напряга. В дверях он столкнулся с запыхавшейся кладовщицей:
- Все, Олежа, домутились. С твоим шампанским фигня, клиенты возврат делают, паленое оно полностью. Один придурок дозвонился на мобилу директору, сейчас всем достанется. Олежа, возьми все на себя, - причитала женщина.
- Успокойся, знали с кем имеем дело. Но такой подставы я не ожидал. Уроды...
- Олежа, отмажь меня, а я тебе немного денежки дам
- Лучше налей
- Пойдем, родной
За складской перегородкой собрались грузчики. У Олега с ними были неплохие отношения, он все-таки как-то пытался улучшить условия их работы, то спецодежду каждому по размеру закажет, то роклу отвезет в ремонт. Конечно, он с этого тоже свою копеечку имел, но все стороны были довольны.
Увидев Олега грузчики примолкли.
- Да ладно, пацаны. Это только моя вина. Вы об этом ничего не знали, и знать не могли. Пойдем, своего коктейльчика мне плеснете.
У грузчиков всегда имелся свой запас спиртного, который пополнялся из разбитых бутылок при разгрузке. Сливалось в одну емкость все подряд, крепость напитка была сногсшибательна, "букет" неимоверный. Рецептом этого чудо - напитка не погнушался бы сам Остап Бендер.
Олег с грузчиком прошли в раздевалку, где под ворохом спецодежды хранилась заветная 20 –литровая фляга.
- Ну что, выпьем за успех нашего безуспешного дела, - предложил тост грузчик.
- Да пошли они все...- поддержал Олег, и опрокинул в свое нутро почти полную алюминиевую кружку гремучей смеси.
- Сейчас шеф тебя распинать будет, а ты скоро на ногах держаться не будешь
- Бог не выдаст, свинья не съест... Впрочем, какой-то дятел на меня настучал
- Главное здоровье, - глубокомысленно заметил грузчик
- Тебе, конечно, видней. А очень мудрая мысль... Наливай!
- Да ты сейчас заснешь здесь на складе после такой-то дозы
- Наливай! - требовал Олег, - И пойдем покурим
- Дело хозяйское. Наше дело предложить – ваше отказаться.
- Щаззз скажу, - заплетающимся языком выговаривал Олег, - "Не воспринимайте жизнь так серьезно, все равно - живым вам из нее не выбраться "
С округлившимися от испуга глазами, в раздевалку влетела кладовщица, протягивая Олегу трубку радиотелефона.
- Босс тебя разыскивает, звони, говори что сейчас подойдешь.
- Он уже мало, что внятно скажет, – ехидно заметил грузчик.
- А давай его в шкаф спрячем
- Он оттуда вывалиться
- Этт... то вы тут про кого сейчас? – икая, поинтересовался Олег
- Про тебя, про тебя, алкаш ты не кодированный, – причитала кладовщица
- Ребята, я вас всех так люблю, – заканючил пьянчужка.
- Шеф подъехал! – раздался чей-то крик снаружи.
- Прячь его в шкаф, - понизив голос, приказала кладовщица.
Вдвоем с грузчиком они потащили вяло брыкающего Олега к древнему шкафу советской эпохи.
- Сиди тихо! – зашипела напоследок женщина и закрыла дверцы шкафа навесным замком.
   Тем временем, в складе появился директор предприятия. Его глаза искали Олега, а выражение лица не обещало ничего хорошего всем присутствующим.
- Где этот ххххх, - зарычал руководитель.
- Понятия не имеем, заходил, потом пробухтел что в офис пойдет, - оправдывалась хранительница материальных ценностей.
- Ну, хорошо... К двум часам ко мне в кабинет придешь, поговорим серьезно, - стараясь сдержать
гнев произнес директор и направился к раздевалке. Распахнув дверь и оглядев помещение, крутанулся на месте, и раздраженный, направился к выходу. Дождавшись, когда послышался шум мотора отъезжающей машины, кладовщица пошла в раздевалку. Отперев шкаф, она застыла в изумлении.
Олег лежал свернувшись в уголочке шкафа, и мирно посапывал. Рядом с ним валялась пустая "чекушка" водки.
- Счастливые люди, эти алкоголики, ничего кроме бутылки не надо, - резюмировала женщина.
" Так легче будет на него всех собак повесить", - промелькнуло в ее голове.
- Вставай, вставай, счастливчик ты наш
Олег только буркнул что-то несвязное в ответ.
- Уши ему надо потереть, безотказный метод, - подсказал подошедший грузчик.
- Ну давай, разомнись, - ответила кладовщица.
- Там бус на загрузку подъехал, давай его туда положим, надо ж его как-то с базы вывозить.
 Предварительно выставив дозор, грузчики подхватили тело подмышки и потащили в " Фольц".
Игорь стоял открыв рот от изумления, наблюдая как в его машину укладывают Олега и аккуратно заставляют паками с водкой.
- Пока водку развезешь, он проспится, - мудро заметил один из грузчиков.
- А если раньше, то еще водочки накатит и опять отрубится.
- Это как фишка ляжет.
- Ладно, догружайте, как-то обойдется
Минут через двадцать, напоследок посигналив, микроавтобус выехал с территории базы, оставляя за собой пыльный след из опавшего тополиного пуха.

VIII.

    Очнулся Олег оттого, что кто-то яростно тормошил его за плечо.
- Вставай, двоечник, - приговаривал водитель "Фольца", продолжая трясти бедолагу.
- Во, блин... Мы где?
- На стоянке. Ты что-нибудь помнишь?
- Смутно..., - разминая затекшее тело ответил Олег.
- Сейчас будем тебя реанимировать, - сказал Игорь, протягивая пластиковый стаканчик.
- Это что?
- Похмеляться надо тем, чем упился – закон природы, - усмехнулся водитель.
За окном автомобиля сгущались сумерки. Теплый летний вечер накрывал затихающий город.
- Я уже и за закуской сбегал, возьми, зажуй, - суетился Игорь, заботливо протягивая какой-то базарный пирожок. Олег послушно глотнул обжигающую жидкость, и уже пережевывая, вдруг начал выбираться из машины.
- Игорь, который час?
- Семь вечера. А в чем случилось?
- Ты знаешь, что на этой стоянке наш шеф иногда машину ставит?
- Что? Когда? Ни фига себе...
- Поздно, батенька, пить боржоми, когда почки отвалились, - грустно заметил Олег, указывая на въезд стоянки. Там въезжал новенький "Опель" директора. Заметив микроавтобус, шеф посигналил и припарковался в нескольких метрах от них.
- Опять сдал кто-то, - понурив голову, прошептал Игорь
- Олег, иди-ка ко мне в машину, - раздался голос босса, с плохо подавляемыми нотками ярости.
- Пока, Игорек, может еще увидимся, - проронил Олег направляясь к авто руководителя.
- Ну что, Олег, у меня для тебя две новости: хорошая и плохая – с какой начинать? - издалека начал разговор шеф.
- Я так понял для меня сейчас все новости плохие.
- Правильно понял. Короче, я все практически знаю про эту сделку, нового ты мне ничего не расскажешь. Сейчас звонишь тому, кто тебе эту срань подсунул и говоришь, что бы завтра же они
все со склада вывезли, - протягивая Олегу трубку мобильного телефона процедил сквозь зубы директор.
- Но..., – начал было трезвеющий подчиненный
- Никаких "но", не вывезешь – пеняй на себя. Выходи из машины, - отрезал шеф.
Пока шеф возился с машиной, Олег набрал номер "бандюков" и договорился о завтрашней "стрелке".
- Завтра утром все решу, - возвращая телефон промычал бизнемен-неудачник.
- Олег! Хочешь знать вторую новость? Ты уволен! – отчеканил, улыбнувшись директор, и не спеша пошел к выходу.
- Чего и следовало ожидать,– заметил Игорь, подошедшему к нему Олегу.
- Наливай что ли... Гулять, так гулять, стрелять, так стрелять...



          Город плавно погружался в теплые волны летнего вечера. Где-то в вышине вспарывал брюхо вечерним облакам поздний самолет. “ Ну когда же заберет, меня маленький самолет…”- крутился обрывок шлягера в сломанном мозгу Олега. Попрощавшись с Игорем, он попытался привести в порядок свои мысли. Присев на лавочку автобусной остановки, он попытался озадачить свое серое вещество. То что его уволили с работы, особо его не взволновало. При всех раскладах ему надо было уходить, пока не выплыли его остальные шалости. А это было бы намного хуже. Хотя он и обеспечил себе более менее спокойную жизнь, уничтожив практически все левые документы, но оставалось несколько ниточек, благодаря которым можно было размотать весь клубок. Но другая проблема волновала Олега. Призрак финансовой катастрофы приобрел зримую форму. Рассчитывая на сделку по вину, он транжирил деньги на все стороны. Надо было что-то предпринять. Порывшись в барсетке в поисках каких-то денег, Олег нашел затрепанный листок бумаги. “Адрес Медведева”, - вспыхнуло в его голове, и внезапно, непонятно откуда возникший, рой мыслей сложился в сверкающий калейдоскоп. Олег напрягся, чтобы скорее его отогнать, но узор только сменился на еще более привлекательным. “Это же нехорошо, так нельзя поступать! - гневно возмущался голос в его воспаленном мозге ….Зато ты как-то решишь проблему – сладкоголосо шептал другой….Ну хорошо…Пивка для рывка…” - Олег все еще пытался оттянуть тот момент, когда надо было действовать, хотя он уже знал, какое решение принял.
 Зайдя в знакомый магазинчик, он направился к витрине со спиртным. Зная хитрости маркетологов, он никогда не смотрел в верхний правый угол, где выставлялась самая дорогая продукция. Скользнув взглядом по средней полке с разрекламированной и самой продаваемой вытяжке из зеленого змея, Олег стал пристально изучать нижнюю полку с недорогой и не всегда качественной выпивкой.
- Неужели деньги закончились, - ядовито поинтересовалась продавщица, следя за его взглядом.
- Нет, по заданию начальства изучаю вражеский ассортимент, и опыты на себе проводить будем, - отбил отпушенную шпильку Олег.
Протягивая мятые купюры продавщице, и забирая пакет с выпивкой, он вдруг услышал у себя за спиной незнакомый женский голос.
- А вот этот смелый молодой человек, мне определенно нравится.
Обернувшись, он вопросительно взглянул на незнакомую женщину лет тридцати пяти. Выглядела она благодаря хорошей косметике (мелькнул вытащенный из какого-то пыльного ящичка в голове слоган – « Милые женщины - мы 15 лет с Вами – программное обеспечение Photoshop!) значительно моложе, но слегка располневшая фигура, уверенность в себе, граничащая с наглостью выдавала, что перед ним далеко не невинная девушка.
- Мы знакомы?
- Как раз будет повод познакомится, если угостите девушку “Мартини”.
Олег на секунду задумался. Его финансы пели совсем душещипательные романсы, но интуитивно он чувствовал, что это не простое “динамо”. Помешкав еще секунду и глянув в верхний правый угол витрины Олег, наклонившись к продавщице шепнул: “Бутылку “Мартини”
на мой счет…пожалуйста “
- Какой счет, ты ж всегда деньги платил, - начала тараторить продавщица, но вдруг осеклась под испепеляющим взглядом незадачливого героя - любовника, и скрылась в подсобке в поисках бутылки. Незнакомка сделала вид, что не заметила этой сцены и мило улыбнулась Олегу. Неловкое молчание нарушила появившаяся из подсобки продавщица с бутылкой в картонной упаковке.
- Держи, – протягивая вермут, и одновременно глядя на женщину с плохо скрываемой завистью процедила торгашка.
Женщина без всяких условностей, взяла его под руку и потащила из магазина.
- А теперь куда? Где-то присядем? – поинтересовался мужчина
- А сейчас ко мне…Я тут недалеко…
То ли от всего выпитого, то ли от всех переживаний, перенесенных им сегодня, у Олега помутнело в глазах. Еле переставляя ноги, и практически волочимый энергичной незнакомкой, он время от времени встряхивал головой, пытаясь рассмотреть дорогу по которой они идут.
Но в конце концов, бросив эти безуспешные попытки, он высвободил руку и обнял спутницу за талию.
- Вот и пришли, - перезвоном серебристых колокольчиков донесся до него голос женщины.
Открыв железные двери подъезда и театрально протянув руку, она подтолкнула Олега к лифту.
Поднявшись в квартиру к незнакомке, Олег понемногу стал приходить в себя. Огромный кот, мирно спящий на импортном телевизоре, обилие цветов и хороший ремонт в квартире намекали,
что ее хозяйка далеко не простушка.
- Давай хоть познакомимся. Тебя как зовут? – для приличия выдавил из себя Олег.
- Светлана. Вот недавно из Греции вернулась, соскучилась по русским мужикам
“ А, наверно, Светка – гречанка”, - смутный обрывок какого пьяного разговора на летней площадке припомнился Олегу. Больше ничего, как он не старался, в памяти не появлялось.
- И что, у греков совсем не того?
- Глупый…Я там за стариками судна выносила, сиделкой работала
- Ну, наверно, все-таки, что-то заработала?
- Можно было бы и больше, да по другой теме, - намекнула Светлана.
- Ну так где присядем? - деловито поинтересовался Олег.
- Проходи в зал, на диван, а я сейчас…
Люксовый кожаный диван, огромные кресла и стеклянный журнальный столик - вся обстановка в комнате подтверждали то, что Светлане пришлось перетаскать тонны стариковского дерьма. Задернув помпезные шторы, заодно прикинув, что они где-то на восьмом этаже, Олег расположился у столика с небрежно разбросанными каталогами.
- Не заскучал?
Появившаяся Светлана, одетая в шелковый, то ли пеньюар, то ли вечернее платье, явно умела произвести впечатление. В руках она держала штопор и пузатые бокалы
- И не надо пока на меня так смотреть, - предостерегла она, заметив взгляд Олега, направленный на ее декольте.
Вспомнив о своих мужских обязанностях, Олег откупорил бутылку.
 Разлив напиток по бокалам, Олегу ничего не пришло в голову лучше, чем произнести банальность.
- Ну, за знакомство.
- Надеюсь, близкое, - игриво заметила Света и пригубила вино.
- Меня в Греции, один человек из Норвегии, научил гаданию по рунам. Хочешь тебе погадаю?
- Скажешь что было, что будет?
- Руны, это вообще-то, не карты… Но что будет попробую сказать…
Снова исчезнув в спальне, Светлана через минуту вернулась с белым полотняным мешочком в руках.
- Мне нужна пара минут, чтобы настроится, так что не скучай, – сообщила гадалка, замерев в медитативной позе на толстом ковре, покрывавшем пол комнаты.
“Да, случайностей точно не бывает. То, что мы логически не можем объяснить, называем случаем. А ведь мы не видим даже миллионной доли тех связей, которые ведут к тому или иному событию. Жизнь предоставляет столько возможностей, а они из-за нашей тупости дохнут, как мухи осенью ”, - размышлял Олег, пользуясь выдавшейся паузой.
- Для начала, я на сегодняшний день себе руну вытащу, - Света запустила руку в мешочек и извлекла предмет, смахивающий на костяшку домино с непонятным для Олега символом.
- Ну вот, Вунью – радость, успех, - улыбнулась женщина. - Все у нас будет замечательно. А теперь, сосредоточься на том, что волнует тебя и вытаскивай подряд три руны.
Олег добросовестно проделал весь ритуал и вопросительно посмотрел на доморощенного оракула. На лице у Светланы промелькнула тень замешательства.
- Руны на самом деле очень добры, - начала она издалека, но расклад у тебя неважный. Руна прошлого у тебя – Тейваз, руна приключений и действия, а вот настоящее – Хагалаз, разрушение всего, крушение надежд и иллюзий. А третья твоя руна – Верт – чистая. Твори что захочешь, - вяло улыбнувшись Света торопливо стала собирать руны в мешочек. У Олега, где-то в глубине его естества, зародилось и стала разрастаться какая-то безисходность.
- Ну избавишься ты от всего ненужного. Мы ведь голыми приходим в этот мир, голыми и уйдем. Не расстраивайся. Давай-ка еще выпьем, - пыталась его успокоить женщина. Хочешь рунный жребий раскинем или Знахарское колесо?
- Не верю я твоим камешкам, - промычал Олег и залпом выпил спиртное.
- А раз не веришь, значит будет так, как ты выберишь. Ты не тот, кто решает, ты тот кто выбирает.
- Какая ты умная, - искренне сделал комплимент Олег. – Да еще и красивая. Роковая женщина одним словом.
- Ну ты забыл еще одно мое достоинство. Я еще и очень сексуальна, - приблизившись к Олегу, женщина с грациозностью кошки расположилась у него на коленях.
- Так может, поговорим о Кастанеде? – удивляясь своей растерянности, пробормотал Олег.
- И о нем тоже… - промурлыкала женщина, всем телом прижимаясь к нему.
- А я знаю такое правило, как получай удовольствие здесь и сейчас, - вспоминая обрывки разговоров в сауне с Голубенко, прошептал Олег женщине на ухо.
- Так давай последуем этому правилу, - шепнула в ответ Светлана, и вампирически впилась в губы Олега.

X

 По привычке к ранним подъемам, Олег проснулся, едва за окном заиграли солнечные блики на стеклах домов напротив. Организм настоятельно требовал опохмелки. Как рассказывал ему один знакомый менеджер, переживший неоднократную кодировку, “…это пищевые клетки твоего мозга под действием алкоголя становяться наркоманами, вот почему алкоголики мало едят, но им нужна доза спиртного…” Осторожно высвободившись из объятий Светланы, он поплелся к холодильнику, надеясь что там что-то найдется. Открыв дверцу агрегата, он разочарованно вздохнул. Плестись на улицу в столь ранний час не хотелось. Плеснув пару раз на лицо и волосы холодной водой, Олег решил, что и так сойдет. Возвращяясь в спальню, чтобы одеться, он заметил несколько мелких купюр на тумбочке в прихожей. “Придется обобрать бедную женщину, впрочем, наверняка она не такая уж бедная”, - оправдывал себя Олег, комкая бумажки в карман. ”Я ей за это стихи напишу, для поднятия настроения ”. Вырвав лист бумаги из блокнота, лежащего на тумбочке, он, уже начинающей мелко дрожать от похмельного синдрома рукой, написал записку:
“Милая Света! Ночь была потрясающей. Надеюсь, тебе нравяться хайку: Уронила Света в реку мячик, громко плачет, но мячик почему-то не тонет… – надеюсь, я вызвал твою улыбку. До встречи!”
 Потихоньку открыв входную дверь, он прошмыгнул на лестничную клетку. Дождался лифта, и наученный горьким опытом, глубоко вдохнул и задержал дыхание, прежде чем войти в мобильное мочехранилище. Через минуту двери лифта благосклонно открылись на первом этаже и Олег , уже занеся ногу через порог лифтовой кабинки, вдруг остолбенел. В метре от него находилась Марина.
- И чего это ты, в такую рань тут делаешь? – вздумав изображать ревнивца, наскочил на нее Олег.
- Я живу в этом доме, - устало произнесла девушка. – А вот ты откуда, я догадываюсь.
Олег явственно увидел зеленый лед в глазах Марины и, надеясь не известно на что, залепетал:
- Извини Марина, я на работу спешу. Еще увидимся.
Протиснувшись в закрывавшуюся дверь подъезда, и выскочив на улицу, Олег ошарашено глянул на дом, из которого только что вышел и произнес слова знаменитого персонажа артиста Мягкова: «Надо меньше пить, пить надо меньше».
 За всеми этими событиями Олег совершенно забыл, что ему уже не надо идти на работу. «Пойду, Медведева навещу, может заодно, и здоровье поправлю, благо тут недалеко»,- решил он.
Звонок на входных дверях квартиры, где отсиживался Медведев, не работал, и Олегу пришлось долго тарабанить в хлипкую дверь.
- Кто там? - наконец-то отозвался тихий голос Медведева.
- Добрая фея, - мрачно ответил Олег, чувствуя нарастание внутренней дрожи.
- Привет. Ты чего в такую рань?
- Здорово. У тебя водка есть? – без всяких прелюдий спросил Олег.
- Этой отравы хватит. Проходи, я сейчас, - ответил Медведев, и скрылся за дверями единственной комнаты.
Пройдя на кухню, Олег первым делом направился к холодильнику и, открыв его облегченно выдохнул. Любимая продукция была представлена в широком ассортименте. Олег свернул пробку у плоской бутылки шнапса и прямо из горлышка сделал пару живительных глотков.
- Ну как, отпускает? - поинтересовался появившийся на кухне Сергей.
- Правду говорят, что немцу смерть, то русскому спасение, - оживился Олег.
- Ну и вид у тебя, ты где куролесил?
- Да так…Что у тебя, все по-прежнему?
- Все без изменений. Игорь трепал языком, что денег привезет, а сам пропал. Я квартиру снял, то да се по мелочи, бабки на исходе, чего делать не знаю, - печальный монолог Медведева прервал тихий, но настойчивый стук в дверь.
- Ты кого-то ждешь? – забеспокоился Олег.
- Да это штангистка моя, не волнуйся. Слышишь, стучит как – два длинных, три коротких. Наверно, поесть мне чего-то принесла, - откликнулся Медведев, направляясь к двери.
- Конспираторы, елы – палы…- ответил Олег и приложился к горлышку заветной бутылки.
На пороге комнаты появилась миловидная девушка лет 16, ширококостная и низкорослая. Слегка кривоватые ноги облегали велосипедки красного цвета, а грудь прикрывала укороченная желтая футболка. В руках у нее был небольшая плетеная корзинка, по-видимому, с какой-то снедью. «Картинка эпохи соцреализма – «Селянка приносит обед трактористу в поле», - злорадно внутренне усмехнулся Олег.
При виде этой юной особы Серега морально разлагался прямо на глазах. С силой притянув ее к себе, он обнял гостью, как показалось Олегу, с раздавшимся хрустом костей.
«Да уж, бабник этот Медведев»,- вспыхнула мелкой искрой ироничная мыслишка в голове у Олега.
- Ну, я пошел. Еще бутылочку возьму? – задал он риторический вопрос, на ходу запихивая в карман брюк плоскую емкость.

XI
 
 На пороге своей квартиры он услышал телефонный звонок. Разомлевший от выпитого и жары на улице, Олег не очень хотел с кем-то разговаривать, поэтому не спешил. Но звонок был настойчив.
- Алло! Внимательно… - начал было Олег свою фразу
- Привет, Олег! Узнал, это Фесенко. Сразу к делу – нам нужен Медведев, и мы знаем, что ты в курсе, где он. Выписываю тебе 200 баксов, отведешь нас к нему – как всегда кратко и деловито говорил замдиректора.
- Триста, - переварив информацию и приняв моментальное решение, ответил Олег. Та секунда, за которую он пришел к этому, показалась ему вечностью. Как в замедленном кино, в его воображении прокрутились картины его безденежья, безрадостного времяпрепровождения и скуки. К хорошему очень быстро привыкаешь, отвыкать очень тяжело.
- Через полчаса мы будем у тебя. Встретимся, уточним детали, - продолжал Фесенко.
- Деньги не забудь….- обронил Олег, но в телефонной трубке уже раздались короткие гудки.
Стоя под струей холодной воды, мучимый приступами совести, он размышлял: « Да Медведеву только лучше будет, если я его сдам. И работать оставят, точнее отрабатывать… А не сдам, дойдет до того, что его штангистка будет ему корзинки в СИЗО носить… «Супер» сам в бегах, Серега будет его ждать, пока аренда квартиры не закончится, а так все для него быстрее решится». На этой мысли включилось его чувство самосохранения – «… Серега и меня сдаст, правда, он не очень много знает о моих проделках, но руководству стоит только зацепиться …»
Раздираемый противоречивыми чувствами Олег вышел из ванной и посмотрел на часы. Прошло 20 минут. «Решу в процессе», - подвел он итог своим невеселым размышлениям, и стал одеваться.
Выйдя из подъезда на улицу и протягивая руку за пачкой сигарет, Олег заметил на углу дома красную 99 модель ВАЗа с тонированными стеклами. Сердце учащенно забилось. По пути к машине он еще успел сделать пару глотков из опустевшей бутылки и, открыв дверь машины, грузно сел сзади.
- Вадик, бабки засвети, - агрессивно начал он разговор с Фесенко.
- Без проблем, - ответил тот и показал тому две сто долларовые банкноты.
- Договаривались насчет трех сотен, - проронил Олег и потянулся к дверце машины.
- Да успокойся, как дело закончим, еще сотню получишь, – отрывисто произнес зам.
- Давай сюда сотку для начала, иначе я выхожу, - настаивал на своем Олег.
- Ладно, говори куда ехать, - ответил Фесенко и протянул ему новенькую банкноту.
Олег кратко объяснил водителю, как подъехать к нужному дому. За окном машины мелькали фигуры прохожих: пожилые женщины, возвращающие со своими складными столиками и нехитрым товаром с ближайшего стихийного рынка, пьяные заводские рабочие, неизвестно за что покупающие самогон на том же рынке, спортивного вида молодежь, обчищающая карманы и тех и других. Каждый из них решал свою проблему выживания как умел.
«Вот и я, решаю свою задачу выживания» - все пытался найти себе оправдание Олег.
- Притормози, - резко скомандовал он водителю, увидев выходящую из подъезда тяжелоатлетку.
- Это его любовница. Сейчас как раз подниметесь на 4 этаж и постучите: два длинных, три коротких.
- Так ты и пойдешь, бабки ж надо отрабатывать, - с ухмылкой произнес Фесенко.
Олега вдруг захлестнула волна стыда, страха и еще чего-то непонятного.
- Я на место вас привел, как договаривались.
- Бабки получишь, как его в машину запихнем, а то я тебя жулика знаю, - торговался Вадик.
- Разбирайтесь сами, я туда не пойду. Через час тебе перезвоню, - процедил сквозь зубы Олег и вышел из машины.
- Дело хозяйское, - ответил Фесенко и о чем-то стал переговариваться с водителем.
Того, что произойдет, Олег видеть не хотел. Уже переходя на другую сторону улицы, боковым зрением он заметил, как машина подъехала к нужному подъезду дома, и из нее вышел Фесенко с водителем.
 Добравшись в свою берлогу, Олег тут же забрался в душ. Выйдя из ванной, он сварил себе кофе, и попытался собраться со своими невеселыми мыслями. В ожидании дальнейшего развития событий он был не в состоянии думать о чем-то другом. Минуты, мелкими неторопливыми черепашками переползали из настоящего в прошлое, и Олегу казалось, что стрелки на циферблате его будильника никогда не замрут на нужных ему цифрах. Он судорожно накрутил диск, видавшего виды телефонного аппарата, и прислушился к гудкам. Было занято. Безрезультатно набрав номер еще несколько раз, он уже в отчании хотел бросить трубку телефона, когда вдруг услышал приветливый голос Анечки, оторвавшейся от переписки со своими виртуальными поклонниками.
- А скажи мне, милый ребенок, Фесенко в офисе? – торопливо перебил ее Олег.
- Ты знаешь, тут такое происходит. Они приехали с Медведевым и заперлись у себя в кабинете. Приказали, чтобы никто не беспокоил.
- Меня переключи, - твердо признес Олег
- Но…- попыталась сопротивляться секретарь, затем, все-таки подумав о чем-то своем, произнесла: “Переключаю…”
В телефонной трубке достаточно долго звучала бодренькая музыка тайваньского происхождения, пока не отозвалась мягкими интоннациями Фесенко.
- Алло, Фесенко на трубе
- Это Олег…Как с моими деньгами?
На том конце телефонного провода послышались обрывки негромкого разговора, а затем отозвались в голове у Олега негромкой фразой: «Приходи вечером к нам на квартиру, там все и решим». Раздались короткие гудки. В ярости Олег несколько раз стукнул телефонной трубкой по столу, но чувство, что его жестоко обманули не проходило. Для формальности сходить на квартиру следовало, может все-таки это как - то уладиться. Да и других вариантов своих действий он не видел. Детское чувство обиды захлестнуло его по дороге к холодильнику, где он
оставил охлаждаться шнапс. “Но ничего, я куплю лотерейный билет, и тогда, мне останется ждать так не долго…” – эта фраза из песни Высоцкого всегда успокоительно действовала на его психику. Сделав пару глотков охлажденного спиртного, он подошел к кровати, и растянулся на ней, уставившись в потолок. “ Мир – зеркало, отражающее тот образ, что я создаю перед ним”, - пытался разобраться в своих чувствах Олег. – “ Веду себя как бессмертное существо, а ведь смерть рядом с нами с первого вздоха в этом мире. Один раз я уже умер, когда родился. А я полжизни водку пил, с проститутками жил, жульничал, в милицию попадал, а оставшееся время так, дурака валял. И что я теперь от жизни хочу? Говорят окружающий мир это то, во что ты веришь. А во что верю я? ”

XII

   Подходя к дверям квартиры, которую снимало его руководство, Олег успокаивал себя и надеялся на хорошее завершение ситуации, которую он создал. Нажав кнопку звонока, он замер в томительном ожидании. Дверь открыл директор, одетый в спортивный костюм и китайские тапочки. Олег занес ногу через порог, но директор предупредительно преградил его движение. “ Дурной знак, раз в квартиру меня не приглашают”, - подумал Олег.
- Ты чего пришел, я ж тебя уволил? – с ходу наехал на него директор, накрыв Олега плотным облаком клубничного перегара.
- Должок за вами…
- А…ну, сейчас позову того кто тебе денег должен – ответил босс, и крикнул куда-то вглубь квартиры – Игорь, иди-ка сюда!
В дверном проеме показался “супер”. Он был бледен, как тень отца Гамлета, под глазом у него расплывался синевой свежий кровоподтек.
- Так ты, Игорек, еще и ему денег должен…Сколько? – продолжал директор, с издевкой глядя на Олега.
- Двести… - буркнул Олег, понимая всю клоунаду этой сцены.
- Ну вот, сначала Игорек нам все денежки отдаст, ну а потом и тебе, может быть…Если ты захочешь, - продолжал свою тираду директор.
Красные пятна ярости поплыли перед глазами Олега, но каким-то невероятным усилием он сдержал себя, рассудочно понимая, что дальнейшими своими действиями он только ухудшит свое незавидное положение. В полном молчании он развернулся спиной к бывшим коллегам и стал спускаться по лестнице.
 Выйдя на улицу, Олег мешком опустился на лавочку, и прикурил сигарету. Не ожидал он такого конца своей карьеры. Итоги были плачевны. Предательство мучило его душу. Он чувствовал себя Иудой, даже не получившим своих серебренников. Оставшиеся сто долларов еще как-то могли продлить его агонию. Необходимо срочно искать работу, но полнейшее отсутствие каких-то разумных мыслей по этому поводу, царило в его голове. А мысль о расстроенной сделке с блатными просто вводила его в ступор. Ему настоятельно требовалось спиртное. Вспомнив о близлежащей забегаловке, Олег, с трудом переставляя непослушные ноги, двинулся в ее направлении.
 ..." и ушастый Микки-Маус, будет прыгать не для нас..”, – донеслась из открытых дверей рюмочной знакомая ему строчка из песни «Пикника». « Для меня, он уже точно не попрыгает…» - с грустью заметил про себя Олег, и вошел в вертеп, расположенный в подвале какого-то здания. Нещадно давя барную стойку своей грудью немыслимого размера и, натянув гримасу улыбки на свое рыхлое лицо, ему подмигнула немолодая барменша, попавшая в эту реальность из эпохи самого лучшего в мире советского общепита по какой-то ошибке в безконечном пространстве вариантов.
- Что я могу вам предложить? Водочка, виски, мартини? А может коктейльчик?
Она явно веселилась, так как на прилавке, кроме двух пустых бутылок с плохо приклеенными этикетками и криво выведенной ценой за сто грамм ничего не было.
- А для особых клиентов у нас бонус, - загадочно проворковала общепитчица, и откуда-то материализовала поднос с подсохшими бутербродами.
- А лимончик, у вас есть? – задал наводящий вопрос Олег.
- О, я вижу, вы - особый клиент, я даже вам из своих личных запасов налью коньячку, - вовсю зарабатывала себе чаевые веселая продавщица.
- Сто пятьдесят…
- Вот… «Сленчев Брег», - общепитчица поставила пузатую рюмку на прилавок, и заботливо подвинула тарелку с нарезанным и слегка присыпанным сахаром лимоном.
Предварительно поморщившись и выдохнув, Олег вылил внутрь себя обжигающее спиртное. Тысячи мелких иголочек впились в его пищевод, выдавая в пойле подкрашенный самогон.
Закусив долькой лимона и скорчив кислую гримасу, он оставил на стойке мятые купюры, доставшиеся ему от Светланы, и кивнув на прощание тете-веселушке, вышел в объятия летнего вечера.
   Погода, голосом девушки из секс услуг по телефону, нашептывала о веселых приключениях, редкие фонари придавали интимность позднему летнему вечеру, а соперничающая с ними взошедшая полная луна добавляла ту приправу мистики, которую так обожают создатели фильмов – ужасов.
Олег на минуту погрузился в эту сладостную атмосферу, но противный голос рассудка напомнил ему, что его ждет завтра.
 “ Да пошло оно все...Я жив - здоров, голова руки на месте, как-то утрясется”, - успокаивал он себя. Махнув рукой проезжающему такси, и устраиваясь в притормозившей машине, Олег назвал адрес своего любимого ресторана. Заодно разменяв у таксиста доллары, он вышел у парадного входа заведения, подсвеченного неоном. Ресторан назывался “Черный кот”, и оправдывая это название, время от времени по залу вальяжно прохаживался холеный представитель семейства кошачих с золотой цепочкой на шее.
- Отмечаться будем? - осведомился охранник у входа.
- Будем, - вяло ответил Олег и протянул руку. Охранник устало шлепнул, чем-то похожим на штемпельный набор, в его раскрытую ладонь, и видимо, вспомнив о служебной инструкции, вполголоса добавил: «Отдыхайте, пожалуйста!»
Зайдя в помещение ресторана, Олег увидел все те же лица завсегдатаев кабака, несколько столов, составленных вместе, занимала веселая компания, скорее всего, банковских работников. Все было серо и уныло, но развлекало то, что здесь была “живая музыка”, воспризводимая компьютерной приставкой и умело открывающей рот потрепанной певичкой. Какой-то атлетически сложенный парень в спортивном костюме расчитывался с боссом исполнительцы и, по – видимому, не в первый раз заказал “Девочка пай, мальчик-жиган…” По залу прошел тяжкий вздох присутствовавших, но быть героем никто не хотел. Олег устроился в любимом углу и сосредоточенно начал изучать знакомое меню.
- Разрешите к вам присесть, - обратился к нему, вынырнувший из полутьмы мужской силуэт.
Олег оторвал взгляд от папки с картинками, и пригляделся к подошедшему. Был это мужчина лет 40, сухопарый и невысокий. Одет он был, по мнению Олега, как-то пестровато и приторно.
- Добрый вечер, меня зовут Павел
По слегка заплетающемуся языку и манере выговора, Олег сделал вывод, что его новый знакомый уже хорошо поразмялся спиртным.
- Я вижу, вы в одиночестве…Я тоже одинок… Уже…, - глотая слезы, запричитал представитель угнетенных меньшинств. – Я...вы…меня выслушаете?
- Я девушку ожидаю, так что, извини, - устало ответил Олег. Нехватало ему только беседы с пидаром, и как он тому, в спортивном костюме, не попался?
- А, понимаю…- театрально вздохнул педрила и, пошатываясь, направился в сторону дамских комнат.
 Появление незнакомца расшевелило, как кривая палка кучу осенних листьев, память Олега и мысленно вернуло к давнему разговору о педерастах. Проснувший рано утром в квартире Вадика под тяжелые ритмы великого Оззи Осборна, Олег ощутил на своем бедре мужскую руку.
- Вадик, а как мы очутились в одной постели? – задал глупый вопрос Олег, сбрасывая его ладонь.
- Так спать больше негде. Жена с дочкой уехала, закрыла все на замки, вот на этом диванчике
 и пришлось нам… - Вадик многозначительно замолчал.
- Ладно, хорош прикалываться, - пытался успокоить сам себя Олег, хотя совершенно не помнил, как он на этот диванчик попал.
- Однако замечу, - начав фразу со своих любимых слов, пустился в рассуждения Вадим, - по Фрейду, человек проходит 3 стадии своего сексуального развития. Сначала это оральное наслаждение от соска матери, затем удовольствие от дефекации, т.е. анальное, и, наконец, генитальное удовольствие. Получается, пидары, опущенные природой люди.
- А кто виноват? – задал нетленный вопрос Олег.
- Как всегда, евреи, - заключил Голубенко, и пару раз чихнув, растянул рот в кривой усмешке.
- Скажи еще комуняки, мафия и инопланетяне, - усмехнувшись ему в ответ, подвел черту Олег и, шлепая босыми ногами по паркету, направился в ванную.
Вадик несколько минут о чем-то задумался, но вскоре через неприкрытую дверь ванной комнаты до Олега донеслось:
- Я на днях пошел вечером дочке мороженое купить, ну, купил, но не донес. По дороге домой смотрю, а у меня на плече Микки Маус сидит, и жалобно мороженое просит. Ну, я ему пару пачек и скормил, а потом еще жена накричала, что все плечо в сперме. Короче, надо завязывать.
- Так вот ты какой, северный олень, белок на вас, алкашей, не хватает, - иронично произнес Олег, выходя из ванной.
- Моя, оказывается, к доктору ходила, хотела закодировать меня. Так доктор ей начал вопросы задавать, что да как, типа « он вам денег не дает или занавески пропивает?», а потом и говорит, « а вы не боитесь, что я его закодирую, а он посмотрит на вас трезвыми глазами, и через неделю мотанет куда глаза глядят?»
- Да, умный доктор попался, - задумчиво отозвался Олег, размышляя о превратностях жизни.
 Воспоминание слегка ободрило, но все же настроение грозилось перейти в модный сплин и, выйдя из-за стола, Олег направился к лабухам.
- Вот наш репертуар, - заискивающе протянул ему толстую тетрадь волосатый старший.
- Заведи на своей шарманке « А наш притончик, гонит самогончик…», - заказал Олег песню Шуфутинского, считавшейся на фирме неофициальным гимном. – Три раза повторишь, через заказ, - объяснил он, протягивая деньги.
- Все сделаем, в лучшем виде, - лебезил музыкант.
«Как, вот так, можно унижаться. Настолько не любить себя. Хотя, если у него пара сопливых детишек, да жена курица, станешь и не таким. Каждый делает свой выбор. А может, это его маска. И после работы он превращается в домашнего деспота. А еще и винит всех вокруг, не признанного гения изображает», - предавался Олег невеселым размышлениям. – «Да где ж эта официантка? Водки хочу».
  Возвращаясь к своему столику, он услышал первые звуки заказанной им песни, и обернулся к центру зала. Там, поддерживаемая хлопками сидящих за столиком, изображала какой-то аборигенский танец подвыпившая парочка. Мужчина то и дело конвульсивно взбрыкивал ногами, а женщина, почему-то с периодическим гиканьем, крутилась около него, с завидной прытью уклоняясь от коленок партнера. Смотреть на это можно было только залив глаза.
Наконец-то появившейся официантке, Олег заказал бутылку текилы, и с новым усердием погрузился в свой внутренний монолог. « Вот считается, что в человеческой жизни все заранее определено, и от человека ничего не зависит. А где же свободная воля, которую мы вроде бы получаем от Создателя? Я поступил так, как уже было давно решено? Я сделал так, как я хотел, сиюминутно решая свою проблему. А все проблемы от ума. Это наглое серое вещество решило, что оно повелитель человека, хотя в жизни оно ничего не понимает и его единственная задача подсчет сдачи в магазине. Наверно, все же человек сам творец своей жизни, а для Создателя жизнь человека не ценнее жизни какого-нибудь муравья. Это глупый человек занял трон лжецаря и с усердием принялся уничтожать все вокруг себя. А может смысл жизни в ощущениях, переживаниях, страданиях?».
   Олегу захотелось глотнуть свежего воздуха. Выйдя из дверей ресторана, он нос к носу столкнулся с клеевшим его голубым. Тот, ухватил его за локоть и, обдавая ухо волной теплого перегара, зашептал: « У меня есть папироска, пойдем со мной, мне так плохо, выслушайте меня»
 Поняв, что сегодня он от него не отделается, Олег потащил его к черному ходу ресторана. Среди груды какого-то хлама он отыскал пару целых ящиков и усадил своего нового знакомого.
- Ну, давай папироску
- Сейчас, сейчас, минутку, - засуетился мужчина и, порывшись в карманах, протянул Олегу
«беломорину», набитую коноплей.
Подкурив папиросу и глотнув дым в легкие, Олег задержал дыхание, и стал ждать прихода.
- Так что там у тебя случилось? – задал он вопрос, передавая папиросу гомику.
- Все банально. Мы любили друг друга, проводили вместе время, квартиру снимали. И вот, вчера, он мне говорит, что я стал стар для него, что я вымотал его своей ревностью.
Сделав еще затяжку, Олег срифмовал в уме « банально - анально». Видимо дурь была хорошая.
Безмятежность их задушевного разговора вдруг нарушила настежь распахнутая дверь черного входа. В свете дверного проема вырисовалась тень типа в спортивном костюме.
- Вот ты где! Я ж тебе говорил, не таскайся за мной! – раздался медвежий рык спортсмена и, не успев что- либо сообразить, Олег упал с ящика, задетый повисшим в воздухе педиком. Спортсмен, непрерывно матерясь, утащил свою безропотную жертву в темноту летней ночи.
« Никогда не говори никогда» – философски заметил Олег. Сидя в наступившей тишине, и время от времени, затягиваясь дымом, он залюбовался звездами. В памяти всплыло, когда-то давно прочитанное: « Все мы сидим в помойной яме, но при этом кто-то тянется к звездам».
«По крайней мере, тот, кто тянется к звездам, не зачерпнет грязи», - вспомнил он окончание цитаты и выбросил истлевшую в пальцах папиросу. Прошептав «contra spem sperо”/без надежды надеюсь/, Олег походкой моряка пошел к парадному входу. Предъявив охраннику ладонь с оттиском, он вошел в зал. Музыканты честно отрабатывали деньги. Звучал все тот же «Самогончик», та же парочка кривлялась на танцпятачке. Олегу стало до омерзения скучно. Налив текилы, он выполнил, предписанную процедуру потребления этого напитка и обвел взглядом зал ресторана. Ничего примечательного, пока он отсутвовал, не произошло, никого, кто мог привлечь его унылый взгляд, не появился. Неожиданно погас свет, и как чертенок из коробочки, в зале возникла полуодетая девушка. Такой стриптезерши Олег еще не видел. Девушка была ростом, как говорится, с сидячую собаку, анемичного телосложения, ее изможденные телеса врядли бы вытянули стрелку весов до 40 кг. «Наверно, какая-то бывшая балерина. Решила подхалтурить», - сделал вывод Олег. Все одеяние стриптизерши состояло из большого куска прозрачной красной ткани, едва наметившуюся грудь и бедра прикрывали тоненькие лоскутки ткани телесного цвета. Под звуки песенки «Секс-бомб» неувядающего Тома Джонса, она как будто бы изображала сексуальные движения, и зрители как будто бы ей верили. Вприпрыжку промчавшись между столиками, задев при этом Олега краем своей туники, она томно припала к шесту в углу зала. Подвыпившие мужчины вяло зааплодировали, в надежде увидеть крохотные грудки танцовщицы. Мужичок, до этого сидевший в компании банковских работников, опреметью кинулся к шесту. Цветные сполохи света выхватывали из темноты то балетные па танцовщицы, то перекошенное усердием лицо мужчины, пытавшимся крутится около шеста. Закончилась песенка, включился полный свет, и вместо хлопков одобрения исчезнувшей так же, как и появившейся, стриптизерше, в зале раздался смех. Только через несколько секунд Олег понял причину веселья. Мужик в лопнувших по шву брюках, в пьяном кураже все еще продолжал по инерции вращаться вокруг шеста, кидая при этом томные взгляды на посетителей ресторана. Затем, все-таки интуитивно уловив, что что-то с ним не так, остановил свое дикое выступление, почувствовал, что сзади поддувает, и стремглав метнулся к туалету. После такой сцены, вряд ли кто из присутствовавших в зале пожалел о вечере. Разрядил обстановку оркестр бродячих музыкантов, всем составом запевший бессмерную «Мурку».
«Шоу продолжается…» – прошептал Олег и опрокинул очередную рюмку текилы.
 Влитый в организм алкоголь вводил его во все более сумрачное настроение, врямя от времени волна раздражения полностью накрывала сознание и вконец удрученный Олег, расплативший по счету с официанткой и, прихватив с собой спиртное, нетрезвой походкой выбрался из недр вертепа. Недалеко от входа в ресторан, сгрудившись небольшой кучкой, стояли таксисты. Наугад Олег подошел к одному из них и мрачно спросил:
- На восток отвезешь?
- Пятнашка,- нагло завышая цену, ответил таксист.
- На двенадцати сойдемся, - положил конец торгу Олег, мысленно подсчитывая сдачу со счета
в кабаке.
Таксист утвердительно кивнул и, крутя на пальце ключи, неторопясь побрел к машине.
Как ни странно, старая «копейка» завелась с пол-оборота. Олег грузно повалился на сидение рядом с водителем.
- Если спешишь, можем через поселок проехать, - пытаясь наладить контакт с клиентом, разглагольствовал водитель.
Спешить Олегу было некуда, да и незачем. Он все никак не мог разрешить, мучивший его вопрос. Вернее определиться, как действовать. Машина медленно выехала на проезжую часть.
Таксист покрутил ручку настройки магнитолы и неловкую тишину нарушил сладкий голос госпожы Ветлицкой, весело напевающей песенку о море. Обрывок фразы «…но, не переплыть мне столько капель воды…» электрическим разрядом прошелся по пьяному серому веществу Олега.
- Слышь, мужик, а сколько возьмешь до Разгуляевки?
- Ну, наверно, сто пятьдесят…в это время оттуда я никого не зацеплю, - на всю катушку проявлял свою ушлость водитель.
Олег снял с безымянного пальца золотую печатку и отдал ее водителю.
- Не бойся, рыжье. Двигай к мосту. Знаешь?
- Знаю.
«Почему я такой, какой есть? Разве не сам я себя таким сделал? Вечный вопрос: кто виноват? Можно обвинить детский сад, школу, родителей. Все эти заведения лишь холодильник для несозревших исполнителей чужой воли, а родители учат лишь своему умению создавать ту общую примитивную реальность, которую они знают. Все это чужие мысли, а где же мои? На самом деле и нет у меня никаких своих мыслей, одни шаблоны и чужие переживания»
- Приехали, командир, - вернул его к действительности голос шофера.
Высадив Олега, таксист в нерешительности сидел в машине, а затем, спохватившись, коротко фафакнул сигналом и вышел из авто.
- Слышишь, братан, может, пиджачок подаришь?
В другой обстановке такое поведение взбесило бы Олега, но сейчас он только вяло усмехнулся пронырливости этой говорящей обезьяны и снял пиджак.
- Носи, на здоровье.
- Вот и славненько, вроде ж у ресторана работаю, - осклабился «халдей», примеряя обновку.
Не оборачиваясь, Олег побрел через узкий металлический мост, переброшенный через речушку.
До пляжа, на который он направлял свои неспешные шаги, было минут двадцать неспешной ходьбы.

ХIII.
  
 Лес, через который шел Олег, жил своей ночной жизнью. То и дело раздавалось встревоженное щебетание проснувшихся птиц, несколько раз дорогу пересек еж, спешащий по своим делам, какая-то бродячая собака похрустывала сухими ветками, на почтительном расстоянии плетясь за ним. “Многие разговаривают с животными, но немногие умеют их слушать”, - вынырнула из серых глубин памяти Олега чья-то чужая мысль.
 Ощущение живой природы захватило своей полнотой, на миг он почувствовал, что все его проблемы есть суета, все его городские ощущения поражали своей мелочностью и незначительностью. Но в следующую секунду рассудок уже ставил заезженную пластинку о деньгах, предательстве, никчемности и безвыходности ситуации. Невидимая собака жалобно завыла. Выйдя из леса, Олег остановился, завороженный красотой ночной реки, освещенной выглянувшей из ночных облаков полной луной. Тишина, нарушаемая только редкими всплесками ночной рыбы, поглотила все существо Олега. Сняв обувь он прошагал по теплому белому песку, когда-то бывшего здесь пляжа пионерского лагеря, к самой кромке воды. Дух времени коснулся и этого
места матушки-природы, материализовавшись в виде пивной палатки на берегу, с висящим на боку пионерским барабаном под пришпиленным куском ватмана с лаконичной надписью:
“ Хотите пива, стучите 2 раза! Хотите водки – 3 удара!”
Отойдя подальше от бесовского места, Олег сел на теплый песок и глотнул текилы. Он думал о том, что все вот так нелепо для него и закончилось, но и винить он мог только себя. Лица знакомых ему людей, как желтые осенние листья, пронеслись у него перед глазами. Олег поймал себя на чувстве безразличия к ним, и такого же безразличия к нему. “ А что дальше?” - задавал он себе вопрос, и находил лишь один ответ: одно и тоже, новая работа, новые безразличные лица, новые пьянки и мелкое жульничество. При удачной афере квартира получше, телевизор побольше, еда пожирнее, может жена посимпатичней. “Вторник, 12 августа, 23 - 00…” – вдруг всплыли в памяти цифры с дисплея электронных часов на торпеде подвозившего его такси. “Значит, уже 13 августа” – меланхолично заметил Олег, почему-то вспомнив, что у древних евреев число 13 изображалось тем же символом, что и слово смерть. Ночное небо долгими, смачными глотками пило речную воду. Осушив бутылку в два коротких глотка, он отбросил ее в сторону и вошел в реку. Теплый поток ласково обнял его ноги. В отдаленной части мозга Олега послышался тихий напев: “Зажав в руке последний рубль, идем туда, идем туда, где нам нальют стакан иллюзий и бросят льда, и бросят льда…” . Инстинктивно отдернув стопу от острого камня, он в следующее мгновение ощутил уходящее из под ног дно, и попытался расслабиться. Стремительное течение реки приняло его тело, и на миг Олегу показалось, что это и есть тот радужный поток, которым все мы были, есть и будем оставаться вечно.
Замечания

[Гарантированное прочтение]

Очень понравилось,последнюю строчку перечитывала раза 3-4...спасибо)

Оценка:  10
Anestezia  ⋅   9 лет назад   ⋅  >

[Гарантированное прочтение]
столько раз помянут был Иуда, что так и виделась в финале осинка с петлей)))
рассказ очень хорош, но, может, все-тки не надо было его убивать? Банально, а?
НЕ обижайтесь

Оценка:  9
СВЕТА БОРИСОВА  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

В общем-то, у всех у нас, конец банален...
Да и не умер герой...вот закончится конкурс и вторую часть выложу на сайте.
Благодарю за оценку.

helg  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

оппа! прошу прощения! ЖДУ!

СВЕТА БОРИСОВА  ⋅   10 лет назад   ⋅  >